Мудрый Юрист

Власть как объект теоретико-правового исследования

Нарыкова Светлана Павловна, кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории права и государства Краснодарского университета МВД России.

В статье исследуется роль и место права в формирующейся системе государственной власти в условиях динамических изменений в общественно-политическом устройстве.

Ключевые слова: власть, теория права, государственная система власти.

In article is researched role and place of the right in forming system state authorities in condition of the dynamic changes to public-political device.

Key words: power, theory of the right, state system authorities.

Парадокс власти, способной оборачиваться для человека одновременно и целесообразной силой, и злой волей, во все времена занимал умы философов и писателей. Аристотель и Шекспир, Гете и Гегель, Ницше и Достоевский, Фуко и Кафка в философских категориях или в художественных образах пытались приоткрыть завесу над этим далеко еще не познанным феноменом жизни общества и человека. Человечество имеет давнюю традицию разрешения коллизии власти и права, государства и личности. Первые попытки разобраться в парадоксах и механизмах власти были предприняты еще в ранний период политической истории Индии, Китая и Греции.

Уже античные мыслители полагали, что власть (прежде всего государственная) должна основываться на праве, а право, по Аристотелю, есть олицетворение справедливости. Любая власть, отрицающая право, это власть, не знающая меры, и поэтому власть произвольная, деспотическая. Ведь только право может дать меру власти и меру подчинения ей. Государство, не основанное на праве и законе, - извращенная неправильная форма, даже если в этом государстве правит большинство народа. "Там, где отсутствует власть закона, нет и государственного устройства" [1], - считал Аристотель.

Античные идеи получили развитие в эпоху средневековья, и особенно в новое время, когда молодая буржуазия боролась против феодального абсолютистского государства. Тогда были заложены основы многих политико-правовых представлений, которые без колебаний следует отнести к общечеловеческим ценностям. Это идеи о народе как источнике власти, о необходимости правового ее характера, о неотчуждаемых правах и свободах личности и разделении властей как условии для их обеспечения, о независимой правоохранительной роли суда.

Развитие западной правовой культуры показало, что характерной ее чертой всегда было всеобщее уважение к закону. Историческое развитие России шло своим путем, отличным от западного. В стране традиционно сложилось иное представление о задачах и возможностях государственной власти, иное правопонимание. Для этого было много причин. Одной из них явилась та, что Русское государство на протяжении многих веков было единственным гарантом выживания нации и главным инструментом создания империи. Поэтому гипертрофированная государственность, окруженная ореолом святости, требующая от человека слепого подчинения власти, выполнения любого приказа, являлась особенностью российского политического развития. В системе отношений такого рода праву просто не оставалось места. Хотя несомненно и то, что в той или иной форме представления о необходимости ограничения великокняжеской, царской, императорской власти существовали всегда, но они не могли получить широкого распространения, стать элементом массового сознания.

В своей истории Россия неоднократно сталкивалась с действием как созидательных, так и разрушительных сил власти. Недавнее прошлое нашего Отечества прекрасно иллюстрирует всю двойственность этого феномена. Вопрос о том, кому принадлежала, да и реально принадлежит власть в нашей стране, до сих пор вызывает острые философские и политико-правовые дискуссии. Однако любой осмысленный разговор о проблеме власти будет возможен только при учете концептуальных попыток ее разрешения в истории философской и правовой мысли.

Философско-правовое размышление о власти сложилось уже в античности как весьма развитое, глубокое учение о сущностях. О его последующем развитии (в отличие от многих иных философских и научных дисциплин) неверно и неточно было бы говорить как о смене устаревших и отмирающих идей и замене их новыми, более развитыми концепциями и теориями. Философию права классического античного периода, скорее, можно представить себе как завершенное строение, здание, покоящееся на прочном фундаменте значительных идей и открытий, пригодное для жилья и населенное сменявшими друг друга крупнейшими мыслителями, такими как Платон, Аристотель, Цицерон и многие другие. Здание это никогда и никем не разрушалось, но расширялось новыми этажами и пристройками, а главное - заселялось все новыми крупнейшими фигурами: Оккам, Макиавелли, Гоббс, Локк, Спиноза, Лейбниц, Монтескье, Руссо, Кант, Гегель, Сен-Симон, Фурье, Бакунин, Герцен, Чичерин, Новгородцев и многие др.

Тема власти, сохранившая все ее основные проблемные сюжеты со времен Платона и Аристотеля (формы власти и их классификации, доступ к власти и функции правящих лиц и т.п.), пройдя через средневековые трактовки разделения светской и духовной власти и оппозиции власти и народа, развилась в период новейшего времени в универсалистские концепции власти как общественной сущности (Жюльен Френд, Никос Пуланзас) и в постклассическую идею власти как всеобщего общественного начала ("микровласть" Мишеля Фуко) как общественное отношение (Макс Вебер) и т.п. обобщения.

Одновременно формировались концептуальные основы крупнейших политических идеологий: либерализма (от Гоббса, Локка, Гумбольдта и далее, к современному неолиберализму), индивидуализма, консерватизма от Берка, Де Местра, Росмини - к неоконсерватизму XX в.), утопического и научного социализма, анархизма и множества других, более поздних и менее значительных течений.

В Новейшее время развивались обобщающие, универсалистские концепции права и власти как всеобщих общественных начал. Сформированы в основном концепции политических режимов, "общего блага", которое получило не только политико-этическое, гуманистическое, но и фундаментальное социологическое и экономическое обоснование [2]. Современная философия права и теория права имеют на своем счету и ряд новых открытий, связанных с исследованием правового сознания и его знаковых выражений в языке, речи, правовом творчестве, в специфической символике и т.п. Новыми стали исследования соотношения рационального и иррационального начал правового сознания, социально-политической патологии сознания - массовых и индивидуальных неврозов и психозов [3].

XX в. стал для философии и теории права, скорее, эпохой глубокого, проникающего анализа и объяснения правовых явлений и осмысления ее мирового опыта и классического наследства, чем нового крупного конструирования.

Еще одну возможность более глубокого постижения феноменов власти и права и их скрытых сущностных основ открывает новый синтез философского и теоретико-правового знания на обновленной автономной основе, образовавшейся после их взаимной дифференциации.

Помимо того, теоретико-правовое размышление о феномене власти формируется вместе с философским исследованием других, политических и неполитических явлений и сущностей - исторических, этических, моральных, идеологических, научных, экономических феноменов сознания и поведения. Поэтому теория права, включенная в это совокупное знание, представляет собой значительный феномен культуры человечества и каждого общества, которое владеет таким достоянием.

Система представлений о теоретико-правовом исследовании, его целях и функциях представляется в виде нескольких функциональных рядов.

Познавательный философско-правовой ряд. Его основу составляет то, что априори присуще теоретико-правовому исследованию - познание сущностей правовых явлений, самого права и ее духовных и материальных воплощений (идей, теорий, правовой культуры, деятельности субъектов права, государства и т.д.). Различные эпохи в истории общества и самой теории права могут отличаться и выбором ее субстанциональных основ. Проблема общего блага, занимавшая мыслителей начиная от античных истоков политико-правовой мысли вплоть до нашего времени могла дополняться или даже вытесняться проблемой насилия, либо власти как социального зла (у Н. Макиавелли или у Т. Гоббса); исследование проблемы естественного получало ряд сменявших друг друга обоснований - природное, космическое у древних, трансцендентальное, сверхъестественное в теологических концепциях, рациональное в Новое время, утилитарное и практическое в наши дни.

С определения сущностных основ права только начинается реализация ведущей познавательной функции теории права, включающая и ее самопонимание: определение ею собственных задач и целей. Следующий ее шаг - выбор субстанции более конкретного, предметного исследования, его ведущей парадигмы, инвариантной темы, устойчивой проблемы, определяющей сюжет и предметную область исследования. Ею могут стать не только повторяющиеся явления, свойства или события, но и типичные оппозиции (какие-либо устойчивые отношения, ориентации, такие как: противостояние власти и народа, правоотношения государства, общества и личности, сочетание и противостояние рационального и иррационального в правовой жизни и др.). Проблема свободы, например, может быть избрана в качестве центральной темы анализа и политических режимов, и более общих отношений власти и общества, права и политики и т.п.

Сложные проблемы правопонимания в теории права порождают ее многофункциональность.

Некоторые исследователи полагают, что теория права деонтологична, так как, рассматривая, к примеру проблемы должного поведения, связана с этическими и нравственными началами общественных отношений. Деонтологическая оценка теории права может быть подсказана ее связью с социально-утопической мыслью - не только невольной, но иногда и необходимой, поскольку и деонтология, и утопия призваны идеализировать некий образ лучшего, более совершенного устройства общества, вывести из критики действительности универсальные критерии оценки реальной правовой жизни и построить проект ее преобразования.

Второй ряд функций теоретико-правовых воззрений на сущность власти составляют общественные функции: 1) просветительская, критическая и воспитательная функции подготовили общества к пониманию его проблем и задач, к восприятию новых идей; 2) прогностическая и конструктивная, формирующая практически ориентированную теорию нового устройства механизма власти или просто отдельных нововведений.

Давние и тесные отношения связывают теорию права и философию права, область исследования власти и закона, правовых, политических и гражданских отношений, прав человека, власти и порядка, конституционализма как философско-правовой проблемы единства, правовых основ политических режимов, юридических форм политической жизни общества и государства и др.

Человечество перешагнуло рубеж столетий в ситуации углубления кризиса старых форм мышления и действия, блокирующих способность людей понять прошлое, овладеть настоящим и предвидеть последствия своей деятельности в будущем. Угроза полной потери связей с миром и его будущим вызывает серьезное беспокойство у активной и сознательной части общества, усиливает стремление понять причины поражения политики и идеологии XX века. Цена этого банкротства - огромные человеческие жертвы, обесценение жизни, разрушение как внешней окружающей среды, так и деградация внутренних основ социального бытия.

Жизнь подтвердила правоту известной мысли о том, что до сих пор прогресс человечества был подобен тому отвратительному языческому идолу, который не может пить нектар иначе, чем из черепов убитых. Отсюда и весьма пессимистические настроения в обществе, и многие апокалипсические пророчества.

Действительно ли человечество обречено и уже не способно разрешить те сложные проблемы, которые выдвигаются жизнью? Неужели оно так и не сможет преодолеть загадку истории, заключающуюся в том, что люди ставят перед собой одни цели, а результаты зачастую получаются прямо противоположные?

Один из главных принципов системного подхода подводит нас к пониманию того, что основные проблемы социальной системы неразрешимы, если оставаться только в рамках этой системы, не выходя за ее границы, не меняя способа ее движения. Следовательно, для того чтобы преодолеть вызовы истории, надо идти в "другую" систему, менять способ мышления и действия.

К сожалению, история человечества чрезвычайно богата примерами насильственных способов разрешения проблем общественно-политической жизни. Традиционная логика общественного развития была такова, что в большинстве случаев только разнообразные проявления социального насилия сокрушали одни системы и создавали основы становления других, свергали одни системы государственной власти и утверждали другие, оказывали противоречивое, но достаточно сильное влияние на содержание и весь ход как международных, так и внутригосударственных процессов.

Такое широкое применение средств насилия в достижении политических целей рождало ложное представление о том, что насилие (как имманентное свойство власти) - неизбежный и определяющий фактор общественного развития, а силовые структуры как главное и наиболее эффективное средство насилия - важнейший инструмент государственной власти, обеспечения стабильности функционирования как государственных институтов, так и общества в целом.

Применение силы, длительное время выступавшей одним из самых существенных факторов международной и внутренней политики, ныне не только теряет свою привлекательность и все более обнаруживает свою ограниченность из-за невозможности устранить причины конфликтов, но и становится ненадежным и весьма обременительным как для общества, так и для правящей элиты. Все более обнаруживается и утверждается тенденция перемещения приоритетов в использовании средств реализации политических целей, коренных интересов различных социальных слоев и групп с силовых на несиловые - правовые, экономические, политические, дипломатические, культурные и прочие. Это главное, что в настоящее время характеризует суть только складывающейся принципиально новой модели общественного развития, функционирования общества, теоретическое осмысление которой интенсивно продолжается научной мыслью.

Поиск и выбор определенного комплекса средств и методов осуществления государственной власти, безусловно, наряду с другими факторами, во многом определяется характером и остротой тех общественных проблем, с которыми сталкивается система власти. В России - это проблемы сложного и болезненного процесса коренного реформирования общества, социально-экономическая и политическая модель которого оказалась нежизнеспособной и исторически бесперспективной. Результаты этого реформирования, к сожалению, еще не стали факторами надежной социальной и политической стабильности.

Отсюда понятен все возрастающий научный и практико-политический интерес к исследованию роли и места права в формирующейся системе государственной власти в условиях динамичных изменений в общественно-политическом устройстве. Существует настоятельная необходимость все более глубокого и обстоятельного отражения в теоретико-правовой мысли реальной общественной практики. Наиболее полно и последовательно это должно решаться в теоретико-правовых, философско-правовых, социологических и социально-философских исследованиях, опирающихся на познание объективных закономерностей функционирования правовых, экономических и социально-политических систем и процессов, а потому способных раскрывать на макро- и микроуровне конкретные тенденции развития общественно-политической и правовой жизни, становления и развития различных систем государственной власти, особенности складывания и функционирования механизма осуществления власти - политического режима.

Это обусловливает необходимость уточнения и развития научного категориального аппарата науки, разработки в ее рамках общей теории, частных концепций, систематизации накопляемых теоретико-правовых, политологических и социально-философских знаний, совершенствования методики и техники анализа и обобщения получаемой социальной информации. В последнее время в науке растет стремление вырабатывать практические рекомендации, которые содействовали бы повышению эффективности государственной власти, политического управления, механизмов социального регулирования конфликтов и отношений. Широкое распространение получило эмпирическое изучение неформальных и социологических аспектов общественно-политической и правовой жизни. Эти исследования во многом стимулировали развитие различных гуманитарных наук. Вместе с тем наблюдается явный недостаток теоретических обобщений, теоретико-правового, социально-философского и философско-политологического анализа различных аспектов правовой, политической, духовной жизни общества, политических и правовых институтов, их структуры, состава, функциональных особенностей. Характерно это и для проблем исследования государственной власти. Постараться в какой-то мере восполнить этот недостаток и призвана исследовательская деятельность научного направления по изучению феномена государственной власти, теории политических режимов.

Литература

  1. Трынкин В.В. Архитектоника власти или о том, как избежать государственной близорукости. Нижний Новгород, 1993. С. 50.
  2. Кравченко И.И. Концепция обновленной современной цивилизации в западной социальной философии // Перспективы мирового развития. М., 1990. Ч. 1. С. 6.
  3. Подорога В.А. Бессознательное власти. М., 1991. С. 52.