Мудрый Юрист

Понятие шантажа в уголовном праве

Ганченко Олег Игоревич, преподаватель кафедры криминологии Краснодарского университета МВД России.

В статье рассматриваются сложившиеся теоретические подходы к определению понятия "шантаж" в уголовном праве и формулируется авторское видение данного понятия.

Ключевые слова: уголовная ответственность, преступление, шантаж, вымогательство, психическая безопасность, угроза.

In article are considered established theoretical approaches to determination of the notion "blackmail" in criminal right and is formulated author's vision given notions.

Key words: criminal responsiblity, crime, blackmail, extortion, psychic safety, threat.

В действующем российском уголовном законодательстве термин "шантаж" используется в шести случаях: п. "г" ч. 2 ст. 127.2, ст. 133, ч. 2 ст. 185.5, ч. 1 ст. 302, ст. 304, ч. 2 ст. 309 УК РФ. При этом определение данного понятия в уголовном законе отсутствует, не предлагаются официальные разъяснения данного термина и на уровне Пленума Верховного Суда РФ. Применение же метода систематического толкования уголовного закона также не позволяет сделать однозначные выводы о существе понятия шантажа.

В свою очередь, уголовно-правовая доктрина в контексте изучения шантажа характеризуется порой кардинально различающимися точками зрения. Так, зачастую шантаж определяется как "угроза разоблачения, разглашения позорящих, компрометирующих сведений (истинных или ложных) о потерпевшем (потерпевшей)" [1]. Как пишет Р.Д. Шарапов, "шантаж в самом полном виде определен в составе вымогательства (ст. 163 УК РФ) - угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких" [2].

Вместе с тем закономерно возникает вопрос о предпосылках для подобных выводов, ведь в тексте диспозиции ч. 1 ст. 163 УК РФ отсутствует указание о том, что в данной уголовно-правовой норме описываются признаки шантажа. Как правило, авторы не углубляются в существо вопроса, априори идентифицируя шантаж как вымогательство в смысле ст. 163 УК РФ. При этом, безусловно, основания для утверждения о том, что шантаж - это вымогательство, имеются. Дело в том, что о таком понимании шантажа свидетельствуют результаты применения историко-правового метода исследования и соответствующего приема толкования уголовного закона. Однако, на наш взгляд, самого по себе факта сложившейся исторической традиции понимания шантажа как вымогательства еще недостаточно для такого вывода в современных условиях развития науки уголовного права и практики ее применения.

Стоит отметить, что отдельные авторы, анализировавшие уголовно-правовое понятие шантажа, вносят определенные коррективы в сложившееся понимание этого термина. Так, в юридической литературе нередко подчеркивается, что при шантаже соответствующие сведения могут и не иметь характер позорящих, главное состоит в нежелательности огласки таких сведений [3]. Например, И.Ю. Бунева предлагает следующее определение шантажа применительно к составу принуждения к даче показаний (ст. 302 УК РФ): "шантаж - это угроза распространения информации, которую потерпевший или близкие ему лица желают сохранить в тайне" [4].

В то же время подобные воззрения на шантаж, по нашему мнению, могут быть подвержены определенной критике. В частности, в приведенной формулировке незаслуженно отсутствует указание о том, что шантаж имеет такую характеристику, как требование о чем-либо. Думается, что это свойство шантажа является бесспорным. Хотя в теории уголовного права это признается не всеми. Так, Д.Ю. Жданухин считает, что "специфика шантажа как уголовно-правового явления не связана с требованием, которое является обязательной структурной частью психического принуждения". И далее автор пишет, что "вместе с тем нельзя отрицать, что шантаж как явление, требующее уголовно-правового регулирования, появляется только в связи с принуждением, т.к. шантаж используется для воздействия на волю лица, а не его здоровье, честь и достоинство, что имело бы место при угрозе распространения сведений, не связанной с какими-либо целями виновного" [5].

Полагаем, что подобные высказывания являются в определенной степени противоречивыми. Как свидетельствуют результаты проведенного нами исследования, неотъемлемым свойством шантажа является тот факт, что он предполагает конкретное требование виновного. Более того, основной целью шантажа выступает именно стремление виновного добиться от потерпевшего выгодного для себя поведения.

Кроме того, данные рассуждения оставляют вне поля зрения вопрос об обоснованности признания шантажа лишь деянием, при совершении которого субъект угрожает распространить нежелательную к огласке информацию.

В связи с тем что уголовно-правовой наукой шантаж изучается преимущественно в контексте какого-либо состава преступления, где шантаж выполняет функцию лишь одного из признаков состава преступления, в теории формулируются соответствующие разъяснения. Так, А.Г. Уфаловым предлагается определение понятия имущественного шантажа: "это требование противоправной безвозмездной передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера, не носящих признаков сделки, под угрозой распространения заведомо ложных сведений, позорящих потерпевшего или его близких, а равно иных сведений личного характера, которые могут причинить вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких" [6].

Представляется, что подобные трактовки шантажа могут быть приемлемыми для отдельных составов преступлений, но, учитывая распространенность термина "шантаж" за пределами какой-либо одной главы и даже раздела отечественного уголовного закона, возникает потребность разработки универсального определения рассматриваемого уголовно-правового понятия.

Анализ юридической литературы показывает, что такие решения предлагаются в доктрине уголовного права. Например, А.И. Чучаев утверждает, что шантаж представляет собой одну из форм угрозы, состоящей в запугивании потерпевшего, для создания обстановки, вынуждающей совершить определенные действия [7].

Как видно, А.И. Чучаев не ограничивает понимание шантажа исключительно фактом угрозы распространения нежелательных к огласке сведений. Однако справедливости ради стоит отметить, что такое толкование термина "шантаж" некоторые авторы считают чрезмерно широким. Так, А.А. Калашникова в обоснование своего мнения пишет, что "любая угроза, как обещание причинения зла, неприятностей, при наличии оснований опасаться ее осуществления, запугивает и преследует те же цели" [8]. Критикуя обозначенную точку зрения, Э.В. Зеренков указывает на то, что "это расширительное толкование не соответствует понятию шантажа как угрозе разоблачения, разглашения компрометирующих сведений" [9].

Вместе с тем имеются основания полагать, что такая критика базируется на догматичном восприятии понятия "шантаж", не основана на положениях действующего уголовного закона.

Думается, что многие авторы упускают из виду этимологию слова "шантаж". Слово "шантаж" означает "запугивание, угроза разглашения позорящих, компрометирующих сведений (действительных или ложных) с целью вымогательства или с какой-нибудь иной целью" [10]. Аналогичным образом разъясняется этот термин и в толковом словаре русского языка: шантаж - это "неблаговидные действия, угроза разоблачения, разглашения компрометирующих сведений с целью вымогательства, а также вообще угроза, запугивание чем-нибудь с целью создать выгодную для себя обстановку" [11].

Вполне очевидно, что грамматическое значение термина "шантаж" включает в себя угрозу распространения каких-либо компрометирующих сведений. Но в то же время прямо указывается и на то, что шантаж может быть представлен "запугиванием", "неблаговидными действиями", "запугиванием чем-нибудь", т.е. не только угрозой распространения нежелательных к огласке сведений.

Показателен и тот факт, что на уровне обыденного правосознания шантаж имеет объяснение, значительно отличающееся от укоренившегося в теории уголовного права. По этому поводу Д.Ю. Жданухин весьма метко замечает, что шантаж "в обыденной речи обозначает и любую угрозу, а также основанное на ней принуждение и отдельную разновидность угрозы либо принуждения, связанных с распространением компрометирующих сведений" [12].

В этой связи мы считаем, что термин "шантаж" должен пониматься в уголовном законе в его соответствующем филологическом значении, согласовывающимся с пониманием шантажа на уровне обыденного правосознания. С учетом изложенного под шантажом в уголовном праве предлагается понимать одну из форм угрозы, ориентированную на создание обстановки, вынуждающей потерпевшего совершить выгодное виновному деяние.

Литература

  1. Курс уголовного права: Учебник: В 5 т. / Под ред. Борзенкова Г.Н., Комиссарова В.С. М.: Зерцало-М, 2002. Т. 3. С. 325.
  2. Шарапов Р.Д. Преступное насилие. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 195. См. также: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: Авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 176; Третьяк М.И. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика вымогательства. Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2002. С. 33; Бриллиантов А.В., Косевич Н.Р. Настольная книга судьи: преступления против правосудия. М.: ТК "Велби"; Проспект, 2008. С. 236.
  3. Сафонов В.Н. Организованное вымогательство: уголовно-правовой и криминологический анализ. СПб., 2000. С. 61; Владимиров В.А. Квалификация преступлений против личной собственности. М., 1968. С. 112; Противодействие торговле людьми и использованию рабского труда: Научно-практическое пособие / Под общ. ред. д.ю.н., проф. Т.В. Пинкевич. Ставрополь: СФ КрУ МВД России, 2008. С. 105; Горелик А.С., Лобанова Л.В. Преступления против правосудия. СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. С. 332.
  4. Бунева И.Ю. Уголовная ответственность за принуждение к даче показаний: Дис. ... канд. юрид. наук. Красноярск, 2000. С. 78.
  5. Жданухин Д.Ю. Уголовно-правовая характеристика шантажа: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 42.
  6. Уфалов А.Г Проблемы совершенствования уголовно-правового регулирования ответственности за вымогательство и шантаж: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 9.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (отв. ред. В.И. Радченко, научн. ред. А.С. Михлин, В.А. Казакова) включен в информационный банк согласно публикации - Проспект, 2008 (2-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Чучаев А.И. Преступления против правосудия: Научно-практический комментарий. Ульяновск, 1997. С. 34. См. также: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 2000. С. 744.
  2. Калашникова А.А. Принуждение к даче показаний (уголовно-правовой аспект): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 79.
  3. Зеренков Э.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты подкупа и принуждения к лжесвидетельству и уклонению от дачи показаний: Дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 1999. С. 34. См. также: Райгородский В.В. Уголовно-правовая характеристика подкупа или принуждения к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2009. С. 115.
  4. Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. М.: Эксмо, 2005. С. 881.
  5. Ожегов С.И. Словарь русского языка: ок. 53000 слов / Под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. 24-е изд., испр. М.: Оникс; Мир и Образование, 2007. С. 622.
  6. Жданухин Д.Ю. Уголовно-правовая характеристика шантажа: Дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 42.