Мудрый Юрист

Ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности некоммерческих организаций

Блошенко Максим Валерьевич, кандидат экономических наук, преподаватель кафедры гражданского права Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия.

Статья посвящена ограничениям права некоммерческих организаций на осуществление предпринимательской деятельности. В статье раскрываются особенности гражданской правосубъектности некоммерческих организаций, рассмотрены отдельные вопросы контроля за деятельностью коммерческих организаций и их коммерциализацией.

Ключевые слова: ограничение права, некоммерческие организации, предпринимательская деятельность, коммерциализация, коммерческие организации, благотворительная деятельность.

The article is dedicated to restrictions of the right nonprofit organization on realization of business activity. The particularities civil lawsubjectivity not commercial organization open In article, are considered separate questions of the checking for activity commercial organization and their commercialization.

Key words: restriction of the right, nonprofit organizations, business activity, commercialization, commercial organizations, charitable activity.

Закрепляя за некоммерческой организацией в соответствии с п. 1. ст. 49 ГК РФ специальную правоспособность, законодатель исходит из того, что предпринимательская деятельность не может являться основной деятельностью некоммерческих организаций. Они создаются, в первую очередь, для общественно полезных целей, отодвигая коммерческие интересы на второй план. В противном случае это поставит под угрозу интересы учредителей, а также нормальное течение гражданского оборота. Многие некоммерческие организации не приспособлены для серьезной предпринимательской деятельности. Они не имеют для этого ни организационных, ни материальных предпосылок. Здесь прежде всего речь идет о наличии уставного капитала (фонда), гарантирующего удовлетворение требований кредиторов, а также соответствующих органов с четким разделением их полномочий и квалифицированного персонала. Если предпринимательская деятельность из вспомогательной превращается в основную деятельность, то мы сталкиваемся с превращением некоммерческой организации в коммерческую.

С целью урегулирования гражданского оборота российское законодательство предъявляет два дополнительных условия к предпринимательской деятельности некоммерческих организаций. Так, в соответствии с п. 3 ст. 50 ГК РФ некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана, соответствует этим целям.

Вызывает некоторое недоумение непоследовательность законодателя при регулировании предпринимательской деятельности отдельных разновидностей некоммерческих организаций. Например, для некоммерческих партнерств (п. 2 ст. 8 ФЗ "О некоммерческих организациях"), автономных некоммерческих объединений (п. 2 ст. 10 ФЗ "О некоммерческих организациях") не указывается, что их предпринимательская деятельность должна служить достижению целей, ради которых они созданы.

Некоммерческая организация не распределяет полученную прибыль между участниками. Такое ограничение способствует формированию имущественной базы некоммерческой организации и использованию прибыли для реализации основной цели деятельности. Некоммерческая организация создается для достижения общественно полезных целей. Поэтому и предпринимательская деятельность должна выполнять исключительно вспомогательную функцию, т.е. быть подчинена уставным целям. Можно вести речь о "служении" предпринимательской деятельности основной цели деятельности некоммерческой организации, если прибыль, получаемая от предпринимательской деятельности, направляется непосредственно на достижение этих целей.

Л.И. Якобсон совершенно правомерно указывает на "эластичность" условия о необходимости служения предпринимательской деятельности некоммерческой организации ее основной цели деятельности. При этом он делает ссылку на свободу некоммерческой организации при определении целей своей деятельности. Л.И. Якобсон не исключает "возможность регистрации коммерчески ориентированного кооператива в качестве общественного объединения, особенно если его деятельность в той или иной мере связана с образованием, здравоохранением и т.п., а рентабельные проекты в какой-то степени дополняются благотворительными. Естественно, в этом случае распределение прибыли будет оформляться как выплата премий, вознаграждений за участие в руководящих органах и проводимых им мероприятий, предоставление услуг членам (участникам) и др." [1].

Подчеркивая неопределенность требований, предъявляемых к предпринимательской деятельности некоммерческой организации, В.А. Рахмилович считает, "что следовало бы говорить не о характере предпринимательской деятельности, а об ограничении свободы распоряжаться полученной прибылью и праве использовать ее только в соответствии с уставными целями некоммерческой организации" [2].

Для прояснения данного вопроса целесообразно, на наш взгляд, обратиться к западноевропейскому опыту. Например, в законодательстве ФРГ отсутствуют четкие указания по поводу определения верхнего предела допустимых расходов на оплату труда и подбор персонала некоммерческой организации. При этом широко используется принцип разумности и целесообразности расходов для каждого конкретного случая. По мнению немецких правоведов, следует исходить из того, что в большинстве случаев основная часть средств должна эффективно расходоваться непосредственно на достижение общественно полезной цели. Необходимо учитывать и стадию развития самой некоммерческой организации. Если речь идет о становлении ее деятельности, то в данном случае, как правило, не избежать повышенных расходов на оплату труда и подбор персонала. Конкретные величины, а также процентные соотношения для допустимых размеров отчислений не устанавливаются на законодательном уровне, потому что некоммерческие организации отличаются разнообразием организационно-правовых форм и широким диапазоном стоящих перед ними общественно полезных целей. При этом суд выносит решение об обоснованности конкретной выплаты для каждого отдельного случая. Наложение судебных взысканий возможно лишь при умышленном использовании дохода не в соответствии с общественно полезными целями некоммерческой организации [3].

Оценивая целесообразность такого подхода, отметим, что не совсем ясно, почему о возможности повышенных расходов на оплату труда и подбор персонала речь заходит только на этапе становления некоммерческой организации. В реальной действительности мы нередко сталкиваемся с некоммерческими организациями, постоянно расширяющими свою деятельность, что подразумевает большие капитальные вложения, в том числе и на оплату труда работников некоммерческих организаций и подбор персонала. Попытка урегулировать вопрос оплаты труда была предпринята в ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях". Благотворительная организация [4] не вправе использовать на оплату труда административно-управленческого персонала более 20% финансовых средств, расходуемых этой организацией за финансовый год. Данное ограничение не распространяется на оплату труда лиц, участвующих в реализации благотворительных программ (п. 3 ст. 16 ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях"). Кроме того, имущество благотворительной организации не может быть передано (в формах продажи, оплаты товаров, работ, услуг и в других формах) учредителям (членам) этой организации на более выгодных для них условиях, чем для других лиц (п. 5 ст. 16 ФЗ "О благотворительной деятельности и благотворительных организациях"). Но и такой подход порождает на практике спорные ситуации, дает возможность обойти закон. Поэтому можно только согласиться с тем, что первостепенную роль здесь играет индивидуальный анализ каждого конкретного случая.

Продолжая начатые рассуждения, необходимо подчеркнуть, что и само понятие "служить" значительно шире, чем просто выступать в качестве одного из возможных источников формирования имущества некоммерческой организации, что, конечно же, способствует реализации общественно полезных целей. Это и возможность трудоустройства, обучения, повышения квалификации, а, следовательно, и социальной реинтеграции тех категорий лиц, которые не имеют такой возможности в условиях жесткой конкуренции на рынке труда. Достаточно вспомнить деятельность многочисленных общественных организаций, предоставляющих рабочие места несовершеннолетним, а также людям с физическими и психическими отклонениями.

Но нельзя забывать, что в ситуации экономической нестабильности предпринимательская деятельность некоммерческих организаций стала удобным прикрытием для ведения теневого бизнеса. Это компрометирует добросовестных участников экономического оборота, резко снижает доверие к ним со стороны государства и населения.

Российское законодательство вместо создания эффективной системы контроля и поддержки деятельности некоммерческих организаций пошло по пути выравнивания налогов для коммерческих и некоммерческих организаций. Например, в отличие от прежнего налогового законодательства с 1 января 2001 г. плательщиками налога на добавленную стоимость стали любые организации и индивидуальные предприниматели, включая некоммерческие организации, независимо от характера их деятельности. А с 1 января 2002 г. в соответствии с гл. 25 Налогового кодекса РФ "Налог на прибыль организаций" некоммерческие организации наряду с коммерческими объявлены плательщиками налога на прибыль. Согласно п. 2 ст. 251 НК РФ из налогооблагаемой базы исключаются только целевые поступления из бюджета бюджетополучателям и целевые поступления на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности, поступившие безвозмездно от других организаций и (или) физических лиц, использованных указанными получателями по назначению. По мнению некоторых авторов, проблему коммерциализации некоммерческих организаций можно частично решить на законодательном уровне посредством политики выравнивания налоговых льгот [5].

На наш взгляд, такой подход трудно признать целесообразным и обоснованным. Достаточно обратиться к многолетнему опыту стран с развитой рыночной экономикой, где некоммерческим организациям предоставляется действенная поддержка со стороны государства и в первую очередь в виде налоговых и иных льгот. Экономисты Ю. Фама и М. Дженсен разработали теорию субсидий, в соответствии с которой в большинстве сфер экономики, где действуют некоммерческие организации, им "предоставляются явные и скрытые субсидии" в виде льготного налогообложения, освобождения от налогов на федеральном и местном уровне, использования льгот в оплате почтовых услуг, а также арендных и коммунальных платежей и т.д. [6].

Поэтому на современном этапе в условиях переходной экономики с низким уровнем этических норм поведения в бизнесе, да и в обществе в целом, как никогда важно на государственном уровне разработать механизм не только поддержки, но и контроля за предпринимательской деятельностью некоммерческих организаций.

Нельзя забывать, что многие некоммерческие организации принимают активное участие в политической жизни общества. Такую тенденцию можно наблюдать и в большинстве стран с развитой экономикой. Нередко это ведет к манипуляции мнением общественности. Соответственно, данная деятельность некоммерческих организаций требует не только поддержки, но и разумного контроля как со стороны государства, так и со стороны независимых общественных экспертов.

На наш взгляд, в первую очередь контроль необходим за деятельностью трех групп некоммерческих организаций:

а) некоммерческих организаций, активно занимающихся предпринимательской деятельностью;

б) некоммерческих организаций, существующих за счет пожертвований со стороны общественности или за счет материальной помощи со стороны государства;

в) некоммерческих организаций, принимающих активное участие в политической жизни общества.

Но при этом нельзя впадать и в другую крайность, в частности, использовать методы полицейского государства в процессе контроля за деятельностью некоммерческих организаций.

Во-вторых, предпринимательская деятельность должна соответствовать основной цели деятельности некоммерческой организации.

Некоммерческие организации могут быть практически полноправными участниками рыночных отношений, получая прибыль за счет продажи товаров, оказания услуг и выполнения работ за определенную плату. В связи с чем очень важно сохранить основной профиль их деятельности. Извлечение прибыли не должно превратиться в самоцель. С этой точки зрения данное условие играет первостепенную роль.

Некоторые авторы раскрывают это требование через конкретные примеры. Например, Е.А. Суханов считает правомерным осуществление общественной организацией издательской деятельности, приносящей прибыль, но недопустимой торгово-посредническую деятельность [7]. Вместе с тем, как указывает И.В. Елисеев, "важно разграничивать предмет уставной деятельности и конкретные правомочия по осуществлению этой деятельности" [8]. Действительно, торгово-посредническая деятельность не входит в предмет деятельности общественной организации. Но это не значит, что та же общественная организация не имеет права закупать различные товары для дальнейшего возмездного предоставления их участникам (членам).

Интересную трактовку предлагает О.А. Чернега. Под соответствием предпринимательской деятельности некоммерческой организации тем целям, ради которых она создана, О.А. Чернега предлагает понимать "отсутствие противоречия между характером предпринимательской деятельности и существом преследуемых организацией целей" [9]. На наш взгляд, такой подход необоснованно расширяет допустимые пределы осуществления предпринимательской деятельности, поскольку само понятие "не противоречащая" шире понятия "соответствующая". Аналогичные возражения можно привести и в отношении точки зрения И.С. Шиткиной, говорящей о необходимости "соответствовать уставным целям организации и не выходить за рамки ее уставной правоспособности" [10].

Кроме того, необходимо вести речь о соответствии как по характеру деятельности (т.е. по ее функциональной направленности), так и по объему. Данный вопрос будет рассмотрен нами более подробно при анализе допустимых пределов предпринимательской деятельности, осуществляемой некоммерческими организациями.

Не решает проблему и точка зрения, в соответствии с которой перечень видов деятельности должен быть исчерпывающе определен в уставе [11].

Подобный подход противоречит самой сути некоммерческой организации, основная цель деятельности которой имеет общественно полезную направленность. Разрешение некоммерческим организациям осуществлять любой вид деятельности, указанный в учредительных документах, ведет к увеличению вероятности ее коммерциализации. Кроме того, законодательство наделяет некоммерческие организации специальной правоспособностью. А это означает, что они вправе осуществлять те виды деятельности, включая и предпринимательскую, которые соответствуют их целям деятельности, указанным в учредительных документах, и не запрещены законом.

Литература

  1. Якобсон Л.И. Некоммерческий сектор экономики: проблемы правового регулирования // Государство и право. 1992. N 3. С. 44.
  2. Рахмилович В.А. О достижениях и просчетах нового Гражданского кодекса Российской Федерации // Государство и право. 1996. N 4. С. 123.
  3. Ивкова О.В. Участие некоммерческих организаций в предпринимательской деятельности: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2004. С. 92 - 93.
  4. Подробнее о правовом статусе благотворительных организаций см.: Абросимова Е.А. Благотворительные организации в Российской Федерации (гражданско-правовые аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1994.
  5. См., например: Лапаева В.В. Закон об общественных объединениях нуждается в совершенствовании // Журнал российского права. 1997. N 4. С. 97.
  6. Ивкова О.В. Указ. соч. С. 94.
  7. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М., 1998. Т. I. С. 182.
  8. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. 6-е изд. М., 2002. С. 153.
  9. Чернега О.А. Правовая модель благотворительности и благотворительных организаций: гражданско-правовой и социологический аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 160.
  10. Шиткина И.С. Предпринимательская деятельность некоммерческих организаций // Гражданин и право. 2002. N 4 (22). С. 60.
  11. Дрокин О.Г. Указ. соч. С. 23.