Мудрый Юрист

Уважение гражданина и его прав в политико-правовых представлениях мыслителей античности *

<*> Mamedov M.N. Respect of citizen and the rights thereof in policy-law ideas of scientists of ancient societies.

Мамедов Мурад Нариманович, преподаватель кафедры теории и истории государства и права Саратовского юридического института МВД России.

В статье рассматриваются вопросы, связанные с зарождением в правовых учениях уважения прав человека как принципа правового государства. Данный процесс связан с развитием взаимоотношений власти и человека - определяющими факторами любой общественной формации.

Ключевые слова: права человека, уважение прав человека, уважение гражданина, правовое государство, принципы правового государства, древний полис.

In article the questions connected with origin in legal doctrines of respect of human rights as a principle of a lawful state are considered. The given process is connected with development of mutual relations of the power and the person - defining factors of any public formation.

Key words: human rights, respect of human rights, respect of the citizen, a lawful state, lawful state principles, the ancient policy.

Проблеме прав человека сегодня уделяют внимание многие ученые; определенные достижения в этой сфере политико-правовой мысли, конечно же, имеются, но уважение прав человека в качестве принципа правового государства исследовано недостаточно. Это отражается на качестве правотворческой и правоприменительной практики, на уровне правовой культуры и правосознания государственных служащих, всех граждан.

Как известно, суть концепции правового государства - в любом ее варианте - состоит в том, что власть государственных структур ограничивается правом. Немногие исследователи социально-правовой проблематики серьезно возражают против концептуального стержня теории правового государства <1> - оптимального соотношения государственной власти и индивидуальной свободы, универсальным регулятором которого должно выступать право. Теорию правового государства не случайно системно связывают с понятиями "государство" и "право", поскольку словосочетание "правовое государство" претендует на статус не просто логического, а именно концептуального соединения указанных терминов.

<1> К их числу можно отнести классических представителей анархизма, в принципе отрицающих возможность государственности, отвечающей народным интересам. См., напр.: Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика. М., 1989; Кропоткин П.А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М., 1990.

История зарождения и развития учений, занятых поиском социально приемлемых (справедливых) механизмов соблюдения баланса интересов государства, общества и личности, свидетельствует о том, что такого рода попытки всегда осуществлялись на основе собственных представлений конкретного мыслителя о том, что такое государство, право, власть и каково их соотношение с личностью и гражданским обществом. Не является исключением и концепция принципов правового государства, к числу которых относится уважение прав человека.

Автор считает, что осмысление идей о правовом государстве, принципе уважения прав человека, следует рассматривать конкретно-исторически, т.е. с учетом реальной среды, в которой они возникли, получили распространение и развитие <2>. Обозначенный аспект важен еще и потому, что, во-первых, при всем многообразии взглядов на сущность правового государства он имеет общую синтезирующую основу - базирующееся на законе справедливое общественное устройство, в эпицентре которого находится высоконравственная, уважаемая личность. Во-вторых, правовое государство - это не только научная идея, но и реальная социальная практика, реализация которой связана с процессом переосмысления многих фундаментальных идеологических ценностей современного мира. В их числе соответствие провозглашенных на конституционном уровне принципов правового государства тому, что имеется в реальной действительности.

<2> См.: Новгородцев П.И. Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве. СПб., 2000. С. 34.

Данное утверждение позволяет нам не только по-новому осмыслить проблемы правовой государственности, но и обозначить источники формирования общественной идеологии, способной на конструктивно-критический анализ эффективности их функционирования <3>. Это означает, что в определенные исторические периоды развития общества и, следовательно, на соответствующем этим периодам уровне социально-политических и философско-правовых исследований происходят диалектически закономерные процессы уточнения и даже переоценки устоявшихся теоретических воззрений.

<3> См., напр.: Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 2. Зарубежная политическая мысль XX века; Берман Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1998; Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М., 2000; Баймаханов М.Т., Вайсберг Л.М. и др. Взаимодействие правового сознания с моралью и нравственностью в обществе переходного периода. Алматы, 1995; Матюхин А.А. Государство в сфере права: институциональный подход. Алматы, 2000; Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. М., 2001; Керимов Д.А. Методология права. М., 2001; Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2001; Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001; Лейст О.Э. Сущность права. М., 2002; Ковлер А.И. Антропология права. М., 2002; Раянов Ф.М. Правовое государство - судьба России. Уфа, 2007; Соколов А.Ф. Справочник по правам человека: основные понятия и институты. М., 2006; Вестов Ф.А. Эволюция понятия правового государства // Правовая политика и правовая жизнь. 2008. N 3. С. 16 - 20; Рыбаков О.Ю. Право, отчуждение и согласие в современном Российском государстве. М., 2009; и др.

Современный уровень представлений о государстве, обществе и праве является именно той точкой роста, из которой развивается новая концепция реального социального устройства, опирающаяся на объективные (а не идеальные) общественно-политические, экономические и, что немаловажно, социокультурные параметры общества. Из этого следует, что в настоящее время в большинстве государств, объявивших себя правовыми, имеется определенный разрыв между предлагаемыми и постулируемыми идеологическими установками, порождающими определенные социальные иллюзии, и действительностью, обнажающей несоответствие реальной практике многих провозглашенных (а подчас даже получивших нормативное закрепление) идей и принципов.

История становления и развития уважения прав человека как принципа правового государства связана с развитием взаимоотношений власти и человека, которые всегда являлись стержневыми, определяющими факторами любой общественной формации. На ранних этапах развития государственности в зависимости от социально-классовой принадлежности человек либо получал возможность воздействия на власть, либо выступал в качестве бесправного лица, несущего лишь бремя обязанностей. Неравенство юридических позиций индивида было свидетельством ограниченности свободы, отсутствия демократии и в конечном итоге неразвитости государственности, низкого уровня правовой культуры общества. Установление формального правового равенства явилось важнейшим историческим прорывом к свободе, праву, новому этапу развития государственности - правовому государству.

История становления идей уважения прав человека как принципа правового государства насчитывает многие тысячелетия. Уважение прав человека в рассматриваемом контексте включает в себя прогрессивные представления о цивилизованном государстве, несовместимом с произволом и насилием. Оно стало формироваться еще в античном мире, в древних государствах-полисах, достигших в тот период (V - IV вв. до н.э.) достаточно высокого уровня политического и культурного развития. В своем исследовании истории правовой государственности В.С. Нерсесянц правильно отмечает: "В содержательном смысле ряд идей правовой государственности появился уже в античном мире, а теоретически развитые концепции и доктрины правового государства были сформулированы в условиях перехода от феодализма к капитализму и возникновения нового социально-политического строя" <4>.

<4> Нерсесянц В.С. История идей правовой государственности. М., 1993. С. 3.

Следовательно, принципы правовой государственности, включая уважение прав человека, явились той основой, которая определяла концепцию развития и становления правового государства.

Уважение прав человека как принцип правового государства, прежде всего, базировалось на идее о гражданине, который наделен определенным комплексом прав, свобод и обязанностей. Возникновение этой идеи было связано с теми регионами мира, где сформировалась наиболее высокая духовная культура - политическая мысль, формы государственной организации, искусство, литература и т.д. Речь идет об античных полисах, в частности об Афинах и Риме.

Полис - первая в истории человечества форма сообщества, которую можно определить как гражданский коллектив. Один из наиболее глубоких исследователей истории древнего полиса, С.Л. Утченко, отмечает: "Благодаря именно этим своим особенностям полис сумел выработать и затем передать в наследство грядущим поколениям огромное духовное богатство, идеи гражданства, демократии, республиканизма" <5>. Еще Аристотель в своих трудах обращал внимание на организацию полиса. По его мнению, именно полис является той формой государственного образования, в которой созданы все необходимые условия для развития гражданского общества <6>.

<5> Утченко С.Л. Политические учения Древнего Рима. М., 1977. С. 41.
<6> См.: Аристотель. Сочинения: В 4 т. М., 1984. Т. 4. С. 200 - 375.

Вполне понятно, что идеи глубокого уважения к свободной личности, сложившиеся в условиях древнего полиса и нашедшие отражение в институте гражданства, претерпели существенную трансформацию за более чем двухтысячелетнюю историю своего существования и развития. Разумеется, работающие в этой области авторы не идеализируют древние государства, даже опиравшиеся на демократические традиции, поскольку они в большей степени подчиняли индивида, чем последующие.

Вопрос о причинах этого представляет особый интерес в плане нашего исследования.

Известно, что в условиях древних полисов правами гражданина не были наделены не только рабы, составляющие подавляющее большинство в этих государствах, но и некоторые категории свободных людей. Институт гражданства знал градации - граждане по рождению и лица, получившие гражданство. Кроме того, институт гражданства носил замкнутый, классово ограниченный характер. Гражданин полиса должен был жить для государства. Частная жизнь, обеспеченная рабством, служила ему только средством исполнения гражданских обязанностей. По Аристотелю, человек только в государстве, под управлением правды и закона, становится в истинном смысле человеком. Поэтому человек по природе своей есть "животное политическое" <7>. По мнению древнего мыслителя, поведение человека можно изменить, только живя в государстве, где правят мудрецы-правители, издающие нужные законы для развития человека в обществе. Одними из первых (важнейших) пожеланий Аристотеля при решении вопроса об основании полиса были выбор удобного местоположения и определенное количество граждан (так как, по его мнению, то и другое было главной проблемой, особенно на Востоке) <8>.

<7> Цит. по: Нерсесянц В.С. Политические учения Древней Греции. М., 1979. С. 77.
<8> См.: Аристотель. Указ. соч. С. 48.

Взгляды Аристотеля по изучаемым вопросам находятся в тесной связи с его идеалами общественного и государственного устройства. Идеальный государственный строй, описываемый в "Политике", в целом близок к тому, который в предыдущем изложении назван аристократическим. Согласно Аристотелю, полноправные граждане ведут в таком полисе образ жизни, способствующий развитию добродетели и, следовательно, обеспечивающий государству счастливую жизнь <9>.

<9> Там же.

Таким образом, в своем первичном, изначальном звучании утверждение гражданина как носителя определенных прав было крупным шагом в области развития духовной культуры человечества на пути познания свободы. При всей классовой ограниченности рабовладельческого государства, институт гражданства был реальным нравственно-юридическим выражением уважения к человеку, доверия к нему. Проявлялось это, прежде всего, через возможности участия в решении общегосударственных и иных дел.

Уважение гражданина в политико-правовой и философской концепции античной цивилизации неотделимо от идей равноправия, приоритетности и уважения закона в обществе. Примечательно в этой связи высказывание Демосфена в речи "Против Лептина": "Закон устраняет все противоречащее ему, чтобы относительно каждого (обстоятельства) среди существующих имелся один закон, чтобы закон не приводил в смущение рядовых граждан и чтобы они не оказывались в невыгодном положении сравнительно с тем, кто знает все законы. Закон должен быть таким, чтобы давать одно и то же ясное и полное знание о том, что является правом" <10>.

<10> Цит. по: Бергер А.К. Политическая мысль древнегреческой демократии. М., 1966. С. 337, 338.

Равенство перед законом в античном мире не отделялось от служебных обязанностей, нравственного долга перед государством. Так, Демокрит полагал, что гражданин должен проявлять заботу о благополучии полиса. Он считал, что связь между гражданами и полисом коренится в этических, а не правовых началах, носит характер нравственного, а не правового отношения <11>.

<11> См.: Нерсесянц В.С. Политические учения Древней Греции. С. 78.

Поэтому нельзя не согласиться с Демокритом в том, что именно нравственные основы определяют идеи о долге, уважении к закону, к праву, к государству. Аналогичная мысль просматривается и у Гераклита, который выразил идею, связанную с незыблемостью закона в обществе, следующим образом: "Народ должен сражаться за закон, как за свои стены" <12>. Анализируя концепцию Гераклита, которая явилась предтечей развитой системы естественно-правового воззрения и соответствующей доктрины, В.С. Нерсесянц пишет: "Можно сказать, что к гераклитовской концепции восходят все те естественно-правовые доктрины античности и нового времени, которые под естественным правом понимают некое разумное начало (норму всеобщего разума), подлежащее выражению в позитивном законе" <13>.

<12> Цит. по: Там же. С. 79.
<13> Там же. С. 80.

Таким образом, в древних полисах представления об уважении, не исключая классового характера, были неотделимы от гражданства, верховенства закона, нравственного долга гражданина, его права на решение государственных дел (например, участие в правосудии и др.). При всей замкнутости и ограниченности древних полисов исследуемый принцип мог быть порожден лишь высоким уровнем культуры, выступая в то же время как условие развития и функционирования этой культуры, ее дальнейшего обогащения.

Разумеется, развитие идей о правовом государстве, включая уважение, не ограничивается античной цивилизацией. В регионах мира с иным культурным полем имели место свои представления о взаимоотношениях человека и власти. В частности, имели место воззрения, основанные на полном подчинении индивида государственной власти. Примером могут служить политические и правовые взгляды одного из виднейших древнекитайских легистов, Шан Яна 390 - 338 гг. до н.э.). Как замечает в этой связи В.С. Нерсесянц, легисты обосновывали абсолютизацию царской власти, установление тотального контроля над личностью, способы превращения подданных в слепые орудия царей, средства унификации мышления и всеобщего оглупления народа как обязательного направления государственной деятельности <14>. Подобные доктрины, являющиеся антиподом уважения человека, были характерны и для других деспотических государственных режимов древности, органично вытекая из общего строя их экономических отношений и характера культуры.

<14> См.: Там же. С. 63.

Таким образом, история становления и развития принципа уважения прав человека связана с развитием взаимоотношений власти и человека, которые всегда являлись стержневыми, определяющими факторами любой общественной формации. Принципы правовой государственности, включая уважение прав человека, явились той основой, которая определяла концепцию развития и становления правового государства.

Список литературы

  1. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001.
  2. Антология мировой политической мысли. М., 1997. Т. 2: Зарубежная политическая мысль XX века.
  3. Аристотель. Сочинения: В 4 т. М., 1984. Т. 4.
  4. Баймаханов М.Т., Вайсберг Л.М. и др. Взаимодействие правового сознания с моралью и нравственностью в обществе переходного периода. Алматы, 1995.
  5. Бакунин М.А. Философия. Социология. Политика. М., 1989.
  6. Бергер А.К. Политическая мысль древнегреческой демократии. М., 1966.
  7. Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М., 2000.
  8. Берман Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. М., 1998.
  9. Керимов Д.А. Методология права. М., 2001.
  10. Ковлер А.И. Антропология права. М., 2002.
  11. Кропоткин П.А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М., 1990.
  12. Лейст О.Э. Сущность права. М., 2002.
  13. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права. М., 2001.
  14. Матюхин А.А. Государство в сфере права: институциональный подход. Алматы, 2000.
  15. Нерсесянц В.С. История идей правовой государственности. М., 1993.
  16. Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства. М., 2001.
  17. Нерсесянц В.С. Политические учения Древней Греции. М., 1979.
  18. Новгородцев П.И. Кант и Гегель в их учениях о праве и государстве. СПб., 2000.
  19. Раянов Ф.М. Правовое государство - судьба России. Уфа, 2007.
  20. Рыбаков О.Ю. Право, отчуждение и согласие в современном Российском государстве. М., 2009.
  21. Соколов А.Ф. Справочник по правам человека: основные понятия и институты. М., 2006; Вестов Ф.А. Эволюция понятия правового государства // Правовая политика и правовая жизнь. 2008. N 3.
  22. Утченко С.Л. Политические учения Древнего Рима. М., 1977.