Мудрый Юрист

Проблема осуществления естественных прав человека *

<*> Voyde E.G. The problem implementation of the natural human rights.

Войде Екатерина Георгиевна, адъюнкт кафедры теории государства и права Московского университета МВД России.

В статье исследуются особенности осуществления естественных прав человека, связь этого процесса с действием механизмов юридического права; обосновывается тезис, что естественные права реализуются только опосредованным образом.

Ключевые слова: человек, естественное право, предоставляемые права, реализация прав, моральное право, признание.

This article examines the characteristics of natural human rights, the relationship of this process with the action mechanisms of legal rights; based on the thesis that natural rights are only indirectly.

Key words: the man, a natural right, provided by law, the realization of rights, moral right, recognition.

Идея естественного права всегда составляла одну из отправных точек мышления о праве, в той или иной степени определяла правопонимание. И сегодня проблема естественных прав человека является одной из центральных в теории государства и права, ее решение положено в основу формирования теории прав человека. Однако если, например, в философии древних греков естественное право служило глубинной сакральной основой действующего права, признания его неотъемлемости в жизни людей, то сегодня следует констатировать, что обращение к естественным правам человека чаще всего оказывается лишь идеологическим средством манипулирования правосознанием масс. Сегодня естественное право для человека становится не непосредственной опорой для притязаний, а заманчивой абстракцией, далеко отстоящей от реальности. Неслучайно поэтому, что в отечественной правовой литературе естественно-правовой подход к пониманию прав человека подвергается критике. Так, В.Е. Чиркин <1> вообще отрицает его, как, в сущности, и Л.С. Мамут <2>, предложивший использовать к правам человека подход, который можно выразить в высказывании "права приобретаются". Право в такой интерпретации - возможность субъектов иметь определенное жизненное благо и пользоваться им, появляющаяся у них благодаря их участию в социальном взаимодействии, в социальном порядке определенного типа.

<1> См.: Чиркин В.Е. Общечеловеческие ценности и современное государство // Государство и право. 2002. N 2. С. 8 - 9.
<2> См.: Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права // Государство и право. 2001. N 7. С. 9.

Но так или иначе признание естественных прав за человеком является само собой разумеющимся для всех современных государств, естественными правами как общепризнанными ценностями общество меряет свою цивилизованность, правовую культуру, демократичность, гуманизированность государства. Естественные права для государства - одно из главных условий легализации и легитимации его юридической практики и политики; для гражданского общества в целом признание и отстаивание естественных прав человека позволяют обретать и поддерживать его самоидентичность; для отдельного человека естественные права составляют глубинное содержание его правового достоинства.

Однако признание за человеком естественных прав - это одно, а их осуществление - совсем другое; хоть естественные права и мыслятся как присущие человеку по его социальной природе, тем не менее, без определенных активных действий, предполагающих приложение усилий и проявление воли, любое право, даже естественное, остается пустой декларацией, формальной возможностью, далеко отстоящей от действительности. Но это - с одной стороны. С другой стороны, в обществе (государстве) должна не только культивироваться идеология прав человека, но и должны существовать реальные условия для их осуществления. Тогда активность личности будет продуктивной.

Иными словами, проблема реализации естественных прав человека является первостепенной. В ее контексте, в сущности, неважно, о каких конкретно правах идет речь, важен лишь их, так сказать, естественный характер.

Прежде чем перейти к рассмотрению основного вопроса настоящей статьи, вкратце охарактеризуем права человека с точки зрения их естественности.

Что такое "естественное" в обычном представлении, с которым теория обязательно должна сообразовываться, потому что не с изощренными теоретическими объяснениями, а именно с самыми ясными и простыми значениями этого понятия связываются надежды людей на то, что естественное право способно обеспечивать, защищать, гарантировать их достойную жизнь? В самом обычном значении "естественное" - это само собой разумеющееся, очевидное, существующее всегда, не подвластное разрушению или уничтожению, постоянное, присущее каждому независимо от желаний и усилий, наиболее разумное, целесообразное и т.д.

Содержание понятия естественного права в ходе истории постепенно изменялось, что хорошо изучено и достаточно представлено в научной литературе, поэтому нет нужды останавливаться на этом моменте. Скажем лишь, что сегодня естественное право вполне освобождено от религиозного контекста и понимается как складывающееся объективно, закономерно, в стихийно-массовой практике. Оно - и результат солидарной борьбы людей за свое достойное правовое положение в современном обществе. Естественные права человека - культурный минимум современного общества, один из критериев демократичности государства и его правового характера.

Мысль о естественных правах и естественном праве вообще составляет базовое содержание правосознания. В ней концентрируются представление и убеждение в подлинности права, в оправданности притязаний человека и их неразрывной связи с правом. В своей совокупности естественные права составляют моральное право человека, поскольку являются проявлением, по сути, нравственных начал жизни людей <3>.

<3> См.: Рудинский Ф.М. Наука прав человека и проблемы конституционного права. М.: МИР, 2006. С. 34.

Естественные права можно рассматривать как сущность по отношению ко всей совокупности прав человека, признанных и предоставляемых обществом.

Если ставить вопрос о реализации естественных прав, то какова она? Такова же, как и реализация любого предоставленного человеку и закрепленного юридического права? Одинаков ли механизм их осуществления? Или в реализации естественных прав есть свои особенности? Ответы на эти вопросы непросты.

Права человека в наиболее распространенном их понимании представляют собой область дозволенной человеку самостоятельности <4>. Однако в юридических координатах естественные права трудно отнести к субъективному праву, т.е. считать их мерой возможного поведения, определяемой самим человеком (свободно), и тем более - считать их мерой возможного поведения в рамках дозволенного (определенных объективным правом). Естественные права по своей природе не имеют меры и не связаны с определенным поведением, они - общие (неконкретные) ценностные ориентиры. И конечно, естественные права не могут считаться дозволенными человеку. Кроме того, они - не из области человеческой свободы, а являются правовой данностью, неизбежностью, необходимостью для человека, неустранимостью в нем, пока он - человек.

<4> См.: Малахов В.П. Права человека и гражданское общество: международная научно-практическая конференция. М.: Московский университет МВД России, 2005. С. 19.

Сказанное позволяет утверждать, что реализация естественных прав не может быть аналогичной реализации иных типов прав человека. Непосредственно она исчерпывается самим фактом их предъявления обществу, государству, но не конкретному человеку или даже определенной группе. Но этого явно недостаточно; человеку важно, чтобы реализация его естественных прав была не идейной, не простым признанием его правоты, а практической, как и реализация любого конкретного, юридически определенного права. Однако так реализовать естественные права невозможно, т.е. их реализация не является непосредственной. Значит, существует проблема нахождения опосредующего механизма для осуществления естественных прав, и он должен быть найден в действующем праве.

Механизм реализации естественных прав человека состоит в дифференциации их содержания до такой степени, которая позволяет достаточно определенно связать их с конкретными действиями, их совокупностью, а значит, придать им юридическую форму, т.е. выразить их в виде правового требования, предписания, правила, связать их с определенными нормами. Иными словами, данный механизм можно представить как процесс трансформации (превращения) естественных прав в предоставляемые.

Предоставляемые права присущи человеку в рамках конкретного общества, конкретной социальной ситуации. Они являются "представителями" естественных прав в реальной правовой жизни людей, закрепляются политическими и юридическими средствами, в общем и целом немыслимы без механизмов своего осуществления <5>. Можно сказать, что предоставляемые права, в сущности, не содержат в себе ничего помимо механизмов своей реализации.

<5> См.: Там же.

Предоставляемые права, безусловно, распространяются на всех членов общества и предполагают высокую вероятность их осуществления посредством усилий и воли.

Итак, предоставляемые права конкретизируют естественные права, это форма проявления и существования последних. Это значит, что по отношению к предоставляемым естественные права носят общеустановочный, ценностно-ориентирующий характер.

Здесь, однако, возникает новая проблема. На наш взгляд, было бы ошибочным считать, что перевод естественных прав в предоставляемые - полностью рациональная процедура, исключающая, так сказать, разрыв (зазор) между ними, неподконтрольный (неподвластный) юридическому праву и оставляющий некоторую неопределенность в соответствии предоставляемых прав естественным. Такой подход создает иллюзию, что естественные права полностью могут находиться в юридическом поле, а их реализация возможна исключительно правовыми средствами. Яркий пример - проблема осуществления права на жизнь. В рамках этой проблемы предпринимаются непрерывно, но, в общем-то, малоуспешно, попытки определить бесспорную, очевидную правовую позицию относительно эвтаназии, абортов, смертной казни и т.д. Каждая из этих проблем связана с правом на жизнь весьма относительно, условно; более того, они вообще не совсем (не только) правовые, поэтому их решение постоянно выходит за пределы права.

Указанный зазор (полоса неопределенности), однако, неизбежен и неустраним, поскольку между общими установками и абсолютными правовыми ценностями, заложенными в естественных правах, и поведенческо-процессуальными средствами их реализации связь принципиально не может быть строгой, однозначной; она всегда приблизительна, относительна, не всегда достаточно устойчива. Это, кстати, позволяет ассоциировать естественные права с какими угодно предоставляемыми правами, что может создавать ситуацию произвольности, лишь видимости адекватной связи естественных и предоставляемых прав. Этот зазор заполняется или произволом, волей, властью государства (в лице законодателя и правоприменителя), либо гражданским обществом, его правом, более органично связанным с естественным правом, нежели юридическое право.

Выявленный зазор образуется еще и тем, что даже при самой значительной конкретизации естественных прав, тем не менее, множество воплощающих их предоставляемых прав принципиально открытое, неполное, т.е. осуществление естественного права всегда остается проблемой, решаемой лишь частично. Данный факт имеет и позитивный смысл - он свидетельствует о потенциале правового развития общества, его правовой системы, и негативный смысл - он способствует формированию в массовом правосознании склонности считать, что общепризнанные права человека государством ущемляются, не принимаются достаточно ответственно, свободы неоправданно ограничиваются и т.д.

Наконец, проблема осуществления естественных прав человека имеет еще один важный аспект. В юридической теории весь объем естественных прав ассоциируется на самом деле лишь с его частью, а именно с той, которую общество (и государство) согласно взять на свою ответственность, которая не может быть реализована иначе, чем при содействии общества (государства). Эта часть естественных прав нашла свое юридическое воплощение в конституциях современных государств. Однако и в правовой теории, и в философии права предметом размышлений является гораздо более широкий круг прав, конституционно же закрепляемые нередко подвергаются жесткой критике. В качестве примера приведем некоторые высказывания французского философа Ж. Бодрийяра: "Право на жизнь заставляет трепетать все набожные души до того момента, пока из него не выводят логически право на смерть, после чего его абсурдность становится очевидной. Потому что смерть, как и жизнь, есть судьба, фатальность... но отнюдь не право" <6>. "По жесткой иронии мы дожили до права на труд. До права на безработицу! До права на забастовку! Никто уже даже не замечает сюрреалистического юмора таких вещей" <7>. "Главные, основные права - право на несчастный случай, право на преступление, право на ошибку, право на зло, право на самое худшее, а не только на самое лучшее: и это в гораздо большей степени, чем право на счастье, делает нас человеком, достойным этого имени" <8>.

<6> Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. М.: Добросвет, КДУ, 2006. С. 128.
<7> Там же. С. 129.
<8> Там же. С. 130.

Не вдаваясь в дискуссию по поводу столь радикальной позиции, отметим лишь, что не охваченные юридическим правом естественные права реализуются исключительно за счет индивидуальных усилий человека не только без поддержки общества, но чаще всего при его противодействии.

Указанная группа естественных прав не является совершенно несвязанной с юридически обеспеченными правами; ее наличие так или иначе сказывается на общей практике по осуществлению естественных прав человека.

Проблема осуществления естественных прав человека решается и обществом, и государством посредством связывания их с механизмами реализации предоставляемых прав, посредством сопровождения этого процесса юридическими гарантиями.