Мудрый Юрист

Аксиологический анализ работы п.и. Новгородцева "восстановление святынь" *

<*> Shirmanov I.A. Axiological analysis of work of P.I. Novgorodtsev "Rebellion of Sanctities".

Ширманов Игорь Александрович, ведущий юрисконсульт, ГОУ ВПО "Югорский государственный университет".

В статье анализируются духовные и правовые ценности, сформулированные в одной из последних работ выдающегося российского философа права Павла Ивановича Новгородцева. Значение его творчества выходит далеко за рамки русской философии и культуры XX в.

Ключевые слова: русская эмиграция в Праге, последняя работа П.И. Новгородцева, "Восстановление святынь", публикация в журнале "Путь".

The article analyses moral and legal values formulated in one of the latest works of an outstanding Russian philosopher of law Pavel Ivanovich N ovgorodtsev. The importance of his creative works is beyond the frames of Russian philosophy and culture of the XX century.

Key words: Russian emigration in Prague, the last work of P.I. Novgorodtsev, "Rebellion of Sanctities", publication in journal "Put'".

Глава московской школы философии права, теоретик неолиберализма и один из руководителей партии конституционных демократов дореволюционного периода, П.И. Новгородцев в годы Гражданской войны и эмиграции переосмыслил многое из ранее им проповедуемого и защищаемого. Это утверждение не означает, что философ отказался от либерального мировоззрения и правовых ценностей, а лишь указывает на его естественную переоценку некоторых аспектов теории и практики правового регулирования после революции 1917 г. и кровопролитной Гражданской войны.

П.И. Новгородцев относится к числу тех философов, чье значение выходит за рамки русской философии и культуры XX в., поэтому исследование его трудов и личности, философско-правовых взглядов представляется весьма интересным.

Особенно знаменателен, на наш взгляд, был "пражский период" его творчества. Этим словосочетанием мы обозначаем последние годы жизни и творчества П.И. Новгородцева в Праге (1921 - 1924 гг.). Некоторые исследователи полагают, что это были годы "второго" идейного периода его творчества <1>.

<1> Кацапова И.А., Баженов С.И. Философское мировоззрение П.И. Новгородцева. М., 2007. С. 5.

Создав и возглавив русский юридический факультет в Карловом университете, он продолжал публицистическую и научную деятельность, активно участвовал в религиозной жизни российской эмиграции. Напомним, что в 1922 г. он организовал в Праге Религиозно-философское общество им. В.С. Соловьева, в 1923 г. выступил одним из создателей "Братства Святой Софии" в Праге.

В.В. Зеньковский указывал: "Незадолго до смерти Новгородцев написал для сборника "Православие и культура" статью о русском религиозном сознании - что весьма характеризует идейную эволюцию Новгородцева от защиты "естественного права" и метафизики к прямому исповеданию религиозных начал" <2>.

<2> Зеньковский В.В. История русской философии: В 2 т. Ростов-на-Дону: Феникс, 1999. Т. 2. С. 416.

Свидетельство о религиозности П.И. Новгородцева в конце его жизненного пути ярко выражено в письме О. С. Булгакова, адресованном в апреле 1924 г. Г.Н. Трубецкому. "Умирал П.И. в духовном смысле, можно сказать, на моих руках, и я счастлив засвидетельствовать, что если не считать неизбежных аномалий болезненности, его кончина была христианским подвигом веры, надежды и любви. Он смотрел прямо в лицо смерти и принимал ее с верой и покорностью как переход в лучший мир" <3>.

<3> Братство Святой Софии: Материалы и документы. 1923 - 1939. М.-Париж: Русский путь; YMCA-PRESS, 2000. С. 207.

Одна из последних работ "Пражского периода" - "Восстановление святынь" - первоначально была обнародована П.И. Новгородцевым как речь, посвященная памяти В.Д. Набокова <4>. В литературе высказано мнение, что это было публичное обращение к молодежной аудитории (возможно, в Религиозно-философском обществе им. Вл. Соловьева в Праге) <5>.

<4> Владимир Дмитриевич Набоков (1869 - 1922) - выдающийся российский юрист, видный деятель партии конституционных демократов и заместитель председателя ее ЦК, издатель и редактор кадетских органов "Речь" и "Вестник партии народной свободы", в эмиграции с 1919 г., в Берлине вместе с И.В. Гессеном издавал газету "Руль". 13 марта 1922 г. в Берлине, в момент покушения на П.Н. Милюкова, устроенного монархистами, погиб, закрыв собой Милюкова.
<5> Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М.: ПРЕССА, 1991. С. 632.

В 1926 г. эта речь как статья была впервые опубликована в парижском журнале "Путь" N 4. В примечании редактора Н.А. Бердяев указывал: "Редакция охотно публикует посмертную статью П.И. Новгородцева, ценную по своим мыслям, хотя и несколько устаревшую по своему настроению" <6>. Подготовка к публикации этого материала в СССР началась еще в 1990 г., но сборник работ П.И. Новгородцева "Об общественном идеале", в котором публиковалась и статья "Восстановление святынь", увидел свет уже в постсоветской России в 1992 г. <7>.

<6> Путь. 1926. N 4. С. 54.
<7> В выходных данных указано, что книга сдана в набор 18 октября 1990 г., а подписана в печать 27 января 1992 г.

"Восстановление святынь" необходимо рассматривать в комплексе с другими работами П.И. Новгородцева периода эмиграции, и в первую очередь с такими как "Православная церковь в ее отношении к духовной жизни новой России" <8>, "Существо русского православного сознания" <9>, "О своеобразных элементах русской философии права" <10>", "Демократия на распутье" <11>.

<8> Русская мысль. 1922. N 1 - 2.
<9> Православие и культура / Под ред. В.В. Зеньковского. Берлин, 1923.
<10> Русская философия права: философия веры и нравственности: Антология. СПб., 1997.
<11> София. Проблемы духовной культуры и религиозной философии / Под ред. Н.А. Бердяева. Берлин: Обелиск, 1923; Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М.: ПРЕССА, 1991. С. 540 - 558.

Анализ текста "Восстановление святынь" позволяет выделить то, что в конце своего творческого и жизненного пути П.И. Новгородцев считал ценностями: Россию и нацию как единое целое; свободу личности и правовой порядок; православную веру и русскую культуру.

Он указал, что "чувство оскудения демократической идеи, это яркое и живое сознание, что нам нужно какое-то совершенно новое ощущение и жизни, и России, и наших задач, и составляет ту основу, на которой осуществляется сейчас пересмотр старых верований и взглядов" <12>. "Демократия, как и всякая другая форма, может быть лучше или хуже в зависимости от духовного содержания, которое вкладывает в нее народ, и что при известных условиях она может стать и полным извращением всякой справедливости" <13>.

<12> Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М.: ПРЕССА, 1991. С. 560.
<13> Там же. С. 578.

П.И. Новгородцев в 1923 г. полагал, что важно "общее государственное единство" и "общее единство жизни целого" <14>.

<14> Там же. С. 562 - 563.

Приведя два исторических примера - русской Смуты XVII в. и истомившейся от потрясений и раздоров революционного времени Франции XVIII в., соглашаясь с лозунгом "нация прежде всего", он писал: "Эти два примера - наш и чужой - как нельзя лучше показывают, какое значение имеет национальное начало как символ собирания и восстановления народной силы и государственного единства" <15>. "Великими жертвами, невыразимыми страданиями покупает и сейчас Россия свое национальное сознание. Тяжелым, тернистым путем приходим мы к убеждению, что Россия и русская культура выше партий и политических догм" <16>.

<15> Там же. С. 572 - 573.
<16> Там же. С. 573.

Связывая в одно целое национальное сознание, Россию и русскую культуру, духовную связь между человеком и государством, поясняя, что он понимает под святынями, П.И. Новгородцев писал: "Русская культура национальна и своеобразна, органически связанная со своим историческим прошлым, и в этом историческом и национальном своеобразии своем она должна быть для всех нас святыней, перед которой должен склоняться всякий партийный догматизм" <17>. Высказывая протест не только против интернационализма, но и против антинационализма и сверхнационализма всяческих видов и оттенков, против покушений на права достоинства и жизненных интересов России, философ считал, что "все живущие в России, выросшие в колыбели русской культуры и под сенью русского государства, и могут, и должны объединяться и еще одним высшим началом, прочнее всего связывающим, а именно - преданностью русской культуре и русскому народу. В идеальном смысле своем это и есть именно высшая духовная связь" <18>.

<17> Там же. С. 573.
<18> Там же. С. 574.

Напомним, что, являясь убежденным сторонником правового государства, П.И. Новгородцев считал, что его фундаментом являются институты демократии, права и свободы личности. Основанием для обеспечения права личности являются естественные и неотчуждаемые права. Нарушение таких прав со стороны государства приводит (рано или поздно) к разложению и гибели самого государства. Исчезновение в начале XX в. империй России, Австро-Венгрии, Германии, Турции, крах тоталитарных государств Италии и Третьего рейха после Второй мировой войны, распад СССР в 1991 г. подтверждает этот вывод выдающегося правоведа и философа.

В течение многих лет полагая анархизм и безвластие (а также слабую и бездеятельную власть) бедствием для народа и государства, П.И. Новгородцев считал, что "свобода в государстве утверждается на почве законного порядка, охраняемого властью. Эту мысль об органической связи политической свободы с твердостью закона и власти в свое время тщетно пытался привить русскому сознанию Б.Н. Чичерин. Политическое миросозерцание русской интеллигенции сложилось не под влиянием государственного либерализма Чичерина, а под воздействием народнического анархизма Бакунина. Определяющим началом было здесь не уважение к историческим задачам власти и государства, а вера в созидательную силу революции и в творчество народных масс" <19>.

<19> Там же. С. 566.

Призывая прежде всего спасти Родину, государство русское и веру православную, спасти Россию как целое, П.И. Новгородцев считал необходимым изменение сознания. "Надо раз и навсегда признать, что путь "завоеваний" революции пройден до конца и что теперь предстоит другой путь - "собирания русской земли и восстановления русского государства". Когда русские демократические партии писали в старое время свои программы, они имели своей целью сделать Россию из несвободной страны свободной. Теперь пред всеми русскими людьми стоит задача неизмеримо более тяжкая и настоятельная - сделать родину нашу из умирающей - живою. И для этой новой задачи нужен и совершенно новый дух, нужен коренной поворот политического сознания, нужно решительное изменение нашего отношения к нашей родине-матери. Идти на ее восстановление под знаменем "завоеваний революции", радеть о ее спасении и собирании с духом революционных и классовых вожделений - это значит не понимать, не чувствовать, в какое страшное время мы живем, какая великая ответственность на нас лежит. Воссоздание России может быть совершено только подвигом и порывом общего национального объединения, только духом связанности высшими началами и святынями, сознанием ответственности перед целым. Дух классовых разделений и революционных требований должен при этом замолкнуть и замереть. Все миросозерцание, все устремление, весь строй душевной жизни должны коренным образом измениться" <20>.

<20> Там же. С. 570.

Подводя итоги, П.И. Новгородцев писал: "В той задаче "восстановления святынь", которая предстоит сейчас русским людям, особенно важно понять, что речь идет тут не о воскрешении каких-либо внешних форм жизни или быта, а о возрождении душ, о религиозно-нравственном возрождении. Необходимо понять, что для создания новой России нужны новые духовные силы, нужны воспрянувшие к новому свету души.

Русскому человеку в грядущие годы потребуются героические, подвижнические усилия для того, чтобы жить и действовать в разрушенной и откинутой на несколько веков назад стране. Ему придется жить не только среди величайших материальных опустошений своей родины, но и среди ужасного развала всех ее культурных, общественных и бытовых основ. Революция оставит за собой глубочайшие разрушения не только во внешних условиях, но и в человеческих душах. Среди этого всеобщего разрушения лишь с великим трудом будут пробиваться всходы новой жизни, не уничтоженные сокрушительным вихрем жестоких испытаний" <21>.

<21> Там же. С. 576 - 577.

В конце статьи "Восстановление святынь" философ указывал, что "не механические какие-либо выборы и не какие-либо внешние формы власти выведут наш народ из величайшей бездны его падения, а лишь новый поворот общего сознания. Дело не в том, чтобы власть была устроена непременно на каких-то самых передовых началах, а в том, чтобы эта власть взирала на свою задачу как на дело Божие и чтобы народ принимал ее как благословенную Богом на подвиг государственного служения. Необходимо, чтобы замолкли инстинкты революционных домогательств и проснулся дух жертвенной готовности служить общему и целому" <22>.

<22> Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М.: ПРЕССА, 1991. С. 580.

К антиценностям можно отнести упоминаемые П.Н. Новгородцевым "революционное правотворчество снизу", "саморазнуздание больного правосознания", интернационализм, антинационализм и сверхнационализм. Таков краткий аксиологический анализ взглядов П.И. Новгородцева в последний период его философско-правового творчества.