Мудрый Юрист

Проблемы законодательного обеспечения деятельности по взысканию просроченной задолженности (из комиссии по законодательству о финансовых рынках ассоциации юристов России *)

<*> Решением Президиума Ассоциации юристов России от 21.10.2011 Комиссия по законодательству в сфере деятельности кредитных организаций и финансовых рынков была переименована в Комиссию по законодательству о финансовых рынках (выписка из протокола N 28 от 21.10.2011).

Сергеев Валерий Васильевич, ответственный секретарь Комиссии по законодательству о финансовых рынках Ассоциации юристов России, доктор юридических наук, профессор.

Статья посвящена рассмотрению разработанного Министерством экономического развития РФ проекта Федерального закона "О деятельности по взысканию просроченной задолженности" Комиссией по законодательству о финансовых рынках Ассоциации юристов России. В приложении содержатся подготовленные комиссией по итогам обсуждения предложения по доработке законопроекта.

Ключевые слова: кредитная деятельность, деятельность по взысканию просроченной задолженности, коллекторская деятельность, коллекторские агентства.

Problems of legislative provision of activity with regard to recovering of overdue amount (from commission of legislation on financial markets of the association of lawyers of Russia)

V.V. Sergeev

The article is devoted to consideration of draft federal law "On Activity with Regard to Recovering of Overdue Amounts" worked out by the Ministry of Economic Development by the Commission of Legislation on Financial Markets of the Association of Lawyers of Russia. The appendix contains proposals on amendments to the draft law prepared by the Commission.

Key words: credit activity, activity with regard to recovering of overdue debt, collection indebtness, collection agencies.

Интенсивное развитие рынка потребительского кредитования, сопровождаемое увеличением объемов просроченной задолженности по финансовым обязательствам, побуждает банки привлекать организации, специализирующиеся на обеспечении взыскания с должников сумм выданных им кредитов и процентов, срок возврата которых должниками пропущен. В финансовом сообществе такие организации именуют "коллекторские агентства" (далее также - коллекторы).

Вместе с тем на сегодняшний день коллекторские агентства в качестве субъекта соответствующих общественных отношений законом не институируются. Их деятельность не лицензируется и не поднадзорна ни одному государственному органу. Это приводит к появлению на рынке недобросовестных коллекторов и нарушению прав как кредиторов, так и заемщиков.

Проблема создания в России законодательной основы для осуществления деятельности по взысканию просроченной задолженности обсуждалась на состоявшемся в Москве под председательством генерального директора Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" д.ю.н. А.В. Турбанова заседании Комиссии по законодательству о финансовых рынках Ассоциации юристов России (далее - Комиссия). В основу был положен анализ разработанного Министерством экономического развития РФ проекта Федерального закона "О деятельности по взысканию просроченной задолженности" (далее - Законопроект).

В заседании приняли участие депутаты Государственной Думы РФ, представители Министерства финансов РФ, Министерства экономического развития РФ, Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (далее - Роспотребнадзор), Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" (далее - Агентство), Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (далее - НАПКА), Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики", Международного союза (содружества) адвокатов, автономной некоммерческой организации "Научно-методический центр медиации и права", представители средств массовой информации.

С докладом выступил заместитель директора Департамента инновационного развития и корпоративного управления Министерства экономического развития РФ Д.В. Скрипичников.

Докладчик отметил, что современные темпы развития рынка потребительского кредитования обусловили интенсивный рост коллекторского бизнеса. Во всех развитых странах коллекторские агентства уже давно стали неотъемлемой частью делового сообщества, их услугами пользуются большинство субъектов хозяйственной деятельности. Сегодня можно констатировать, что рынок коллекторских услуг фактически сформирован и в России. Но до сих пор данная сфера деятельности испытывает тотальный дефицит в правовой регламентации соответствующих отношений. Подобный правовой вакуум создает определенные риски для стабильности рынка коллекторских услуг. Коллекторские агентства никем не контролируются. Не регламентированы важные особенности взаимодействия коллекторов с кредиторами и заемщиками, вопросы получения ими необходимой для работы информации и многое другое.

Поэтому, подчеркнул докладчик, стала очевидной острая потребность в принятии закона, призванного на федеральном уровне урегулировать отношения, связанные с созданием и деятельностью лиц (юридических или физических, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей), оказывающих услуги по взысканию просроченной задолженности, отношения, складывающиеся между кредиторами и должниками, между кредиторами и взыскателями, определить конкретные и понятные основания взыскания, повысить прозрачность деятельности коллекторских агентств, обеспечить их реальную ответственность за нарушения законодательства.

Исходя из этого в качестве конкретных задач Законопроекта как правовой базы для деятельности по взысканию просроченной задолженности Д.В. Скрипичников выделил: 1) раскрытие содержания понятий "деятельность по взысканию просроченной задолженности" и "коллекторская деятельность" как вида специфической профессиональной деятельности; 2) определение полномочий, порядка, способов и принципов взыскания просроченной задолженности; 3) определение субъектов деятельности по взысканию просроченной задолженности; 4) определение основных элементов правоотношений между кредиторами и взыскателями; 5) установление требований к субъектам коллекторской деятельности (лица, специализирующиеся на взыскании просроченной задолженности и являющиеся членами одной из саморегулируемых организаций коллекторов (далее - СРО)); 6) закрепление прав и обязанностей участников деятельности по взысканию просроченной задолженности; 7) установление механизмов защиты должников, кредиторов и третьих лиц от возможного причинения им убытков в ходе осуществления коллекторской деятельности (страхование профессиональной ответственности, компенсационный фонд СРО).

Далее докладчик отметил, что проблемы взыскания просроченной задолженности могут иметь место в различных сферах экономической деятельности, где существуют товарно-денежные отношения, и на всех этапах процесса взыскания, предусмотренного законодательством: от досудебного добровольного исполнения должником своих обязательств до исполнительного производства. При этом деятельность взыскателя, в том числе коллектора, не подменяет действия судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных решений.

Законопроект определяет перечень лиц, которые вправе осуществлять взыскание просроченной задолженности, а также основные требования к правовому положению взыскателей. Учитывая, что субъекты коллекторской деятельности являются профессиональными взыскателями, он предусматривает для них дополнительные требования. В частности, они обязательно должны быть членами соответствующих СРО, разрабатывающих и утверждающих стандарты профессиональной деятельности своих членов.

Особое внимание в Законопроекте уделено обеспечению защиты прав и законных интересов добросовестных участников процесса взыскания просроченной задолженности. Так, серьезное внимание в нем уделяется обеспечению контроля за законностью деятельности коллекторов. Эта задача возлагается на СРО коллекторов, надзор за которыми, в свою очередь, будет осуществлять орган, выбранный для этого Правительством РФ. Докладчик подчеркнул, что аналогичная система контроля уже применяется в России по отношению к арбитражным управляющим и микрофинансовым организациям.

Закрепляя механизмы защиты должников, кредиторов и третьих лиц от возможного причинения им убытков в ходе осуществления коллекторской деятельности, Законопроект предусматривает страхование профессиональной ответственности ее субъектов, формирование компенсационного фонда СРО, а также компенсацию, которую должник вправе потребовать от взыскателя в случае разглашения им сведений, составляющих охраняемую законом тайну.

В связи с этим Д.В. Скрипичников особо подчеркнул, что эффективное исполнение коллекторами своих функций невозможно без передачи им кредиторами необходимых для работы сведений: о размере и структуре подлежащей взысканию задолженности (сумма основного долга, комиссии, проценты, пени, штрафы и другие платежи, составляющие общую сумму задолженности), об основаниях ее возникновения и др. Подобная информация нередко составляет тайну, охраняемую законом. Поэтому ст. 8 и 13 Законопроекта предусматривают, что субъекты коллекторской деятельности не вправе передавать сведения и документы, составляющие охраняемую законом тайну, третьим лицам либо разглашать эти сведения и содержание документов без предварительного письменного согласия кредитора и должника.

За разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну, субъект коллекторской деятельности, СРО коллекторов несут ответственность. Предусмотренная Законопроектом величина компенсации за это нарушение определяется судом в размере от 1 тыс. до 100 тыс. руб. в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Поскольку на практике трудно определить размер убытков, полученных в результате разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну, суды неохотно рассматривают подобные иски. Но одна лишь угроза выплаты компенсации будет способствовать более четкому соблюдению требований законодательства.

Таким образом, заключил докладчик, принятие Федерального закона "О деятельности по взысканию просроченной задолженности" станет ключевым условием становления в Российской Федерации дополнительного организационно-правового института единой системы обеспечения добросовестного исполнения обязательств, укрепления финансовой дисциплины в стране, повышения уровня правовой защиты участников гражданского оборота.

Выступление докладчика вызвало активную дискуссию среди участников заседания.

Председатель Подкомитета по банковскому законодательству Комитета по финансовому рынку Государственной Думы РФ д.э.н. проф. П.А. Медведев в своем выступлении остановился на некоторых нормах Законопроекта, регламентирующих объем правоспособности коллекторов как взыскателей просроченной задолженности. В частности, он выразил сомнение в четкости формулировки нормы, предоставляющей им право запрашивать и получать информацию (справки, характеристики и иные документы) у органов государственной власти и иных организаций, в том числе у Банка России. П.А. Медведев заметил, что предложенная в Законопроекте правовая конструкция предоставляет коллекторам больше прав по сравнению с кредиторами, которые не обладают правом на обращение в государственные органы с целью получения сведений о должниках.

Доцент кафедры предпринимательского права Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" д.ю.н. А.Я. Курбатов высказал мнение о том, что серьезным недостатком Законопроекта является отсутствие четкой концепции. По сути, коллектор, выступая от имени кредитора фактически и юридически, является его представителем, действующим по доверенности. Но правоотношения представительства давно урегулированы нормами Гражданского кодекса РФ. По мнению А.Я. Курбатова, взыскание задолженности, осуществляемое коллекторами, не является самостоятельным видом деятельности, так как коллекторы не выполняют публичную функцию самостоятельно. В этой связи она не нуждается в специальном правовом регулировании.

Кроме того, положения Законопроекта создают условия для серьезных злоупотреблений со стороны коллекторов по отношению к заемщикам. Так, ст. 5 Законопроекта установлено, что правовым основанием для взыскания просроченной задолженности являются условия договора и (или) требование закона. Таким образом, коллектору для осуществления взыскания, в отличие от судебного пристава-исполнителя, не требуется выданный судом или иным предусмотренным законом органом исполнительный документ.

Наконец, коллектор может продолжать осуществлять деятельность по взысканию просроченной задолженности и после принятия Законопроекта, не вступая в СРО коллекторов, а действуя как представитель кредитора. При этом он не будет нести ответственность, предусмотренную Законопроектом для коллекторов.

Главный редактор правового интернет-портала Zakon.ru О.П. Плешанова, согласившись с А.Я. Курбатовым, отметила, что в Законопроекте необходимо более четко определить предмет деятельности взыскателей. Это, в свою очередь, позволит полнее обеспечить защиту прав и законных интересов должников от неправомерных действий коллекторов. Необходимо также подумать о введении уголовной ответственности коллекторов за общественно опасные правонарушения, а также об увеличении размера компенсации, выплачиваемой коллекторами за разглашение сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Кроме того, О.П. Плешанова отметила, что для защиты прав заемщиков от злоупотребления со стороны коллекторов в Законопроекте необходимо дать исчерпывающий перечень сведений о должнике, которые могут предоставляться коллекторам. И четко определить, какая информация является действительно необходимой взыскателю для нормальной работы, аргументировав это практическими примерами в пояснительной записке к Законопроекту.

Представитель Межрегиональной общественной организации потребителей на рынке финансовых услуг "Союз потребителей финансовых услуг" Е.Ю. Родионова отметила, что в целях защиты прав должников в Законопроекте следует предусмотреть норму, запрещающую кредитору обращаться за помощью к коллекторам, если им уже подан иск к должнику о взыскании задолженности.

Вице-президент Международного союза адвокатов к.ю.н. П.Д. Баренбойм в своем выступлении отметил, что подготовка предложенного для обсуждения Законопроекта обусловлена потребностями практики, нуждающейся в дополняющих судебную систему механизмах взыскания просроченной задолженности. Но положенная в основу Законопроекта концепция вызывает серьезные сомнения.

Во-первых, многочисленность и сложность организационно-правовых проблем, связанных с коллекторской деятельностью, обусловливает потребность в более глубоком обосновании практической целесообразности именно этой формы взыскания и убежденности в необходимости ее самостоятельного правового регулирования. Разработчикам Законопроекта следует в пояснительной записке более полно раскрыть сущность указанной деятельности, ее актуальность и важность для финансового рынка России, привести примеры ее применения в зарубежных юрисдикциях и в отечественных условиях, подкрепив их статистическими данными.

Во-вторых, требуется оценить Законопроект в свете норм Конституции РФ. В частности, это особенно необходимо для правильного определения правового статуса всех участников отношений по взысканию просроченной задолженности, закрепления в законе эффективного механизма защиты их прав и законных интересов. Представляется, что такой механизм в Законопроекте продуман слабо. Нет четкого баланса объема их прав и обязанностей. Законопроект написан в интересах кредиторов и коллекторов, должник же защищен им недостаточно. Кроме прочего, это обстоятельство может обесценить практическое значение будущего закона, поскольку должник всегда вправе отказаться от общения с коллекторами и обратиться за разрешением спора с кредитором в суд.

Президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (далее - Ассоциация) А.В. Морозов посвятил свое выступление практике работы коллекторов. Он сообщил, что первые коллекторские агентства появились в 20-х годах XX в. в США, а закон, регулирующий их деятельность, - там же спустя 50 лет.

В России коллекторские агентства создаются с 2004 г. Их появление было вызвано интенсивным развитием рынка потребительского кредитования (в настоящее время его ежегодный рост составляет 20 - 25%) и соответствующим увеличением числа невозвращенных заемщиками кредитов.

Практика убедительно показала, что часто привлечение коллекторов является для кредитора более приемлемой процедурой, чем взыскание задолженности через суд. Во многом это связано с загруженностью судебной системы, развитие которой требует серьезных бюджетных вливаний.

Далее А.В. Морозов рассказал о процедуре взыскания просроченной задолженности. Взыскание может осуществляться коллекторами как по поручению кредитора, так и самостоятельно в случае уступки кредитором коллектору права требования к должнику. При этом самостоятельно коллекторы осуществляют взыскание задолженности, только если находится инвестор, спонсирующий выкуп проблемных кредитов.

Важным условием эффективности работы коллекторских агентств стало постоянное взаимодействие Ассоциации с Росфинмониторингом и Финпотребсоюзом.

А.В. Морозов согласился с мнением участников дискуссии о необходимости доработки Законопроекта в части обеспечения баланса и равной защиты интересов кредиторов, должников и коллекторов. В целом же принятие данного Закона станет решающим фактором повышения эффективности и укрепления законности в коллекторской деятельности. К сожалению, другие законодательные акты, регламентирующие внесудебные процедуры разрешения имущественных споров, не обеспечивают должного решения указанной задачи. Это, в частности, относится к Федеральному закону "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)". Из-за больших объемов невозвращенных кредитов привлечение медиаторов является для кредиторов более дорогостоящей процедурой, нежели привлечение коллекторов.

Итоги заседания подвел председатель комиссии д.ю.н. А.В. Турбанов. Он отметил важность коллекторской деятельности для дальнейшего развития финансового рынка в целом и банковской системы в частности. Ее появление вызвано реальными потребностями рынка, который нуждается в эффективных способах решения проблемы взыскания не возвращенных вовремя кредитов. Привлечение коллекторов является альтернативой обращению в суд. При этом коллекторская деятельность обладает рядом преимуществ: быстротой возврата задолженности, меньшей по сравнению с обращением в суд стоимостью и др. Поэтому принятие закона, регламентирующего деятельность по взысканию просроченной задолженности, вполне отвечает потребностям российского финансового рынка и банковской системы.

Остановившись далее на концепции Законопроекта, А.В. Турбанов отметил, что она не вызвала у него принципиальных замечаний. Но в ряде важных вопросов Законопроект требует серьезной доработки.

Прежде всего это отмеченная участниками дискуссии проблема обеспечения равной защиты прав и законных интересов субъектов данных правоотношений. Это касается не только должников и коллекторов, но и кредиторов, для которых невозврат кредитных средств в сроки, предусмотренные договором, чреват дестабилизацией их финансового положения.

Нуждается в ограничении и конкретизации круг вопросов, по которым коллекторам предоставляется право запрашивать информацию. Особенно это важно применительно к Банку России.

Большие сомнения вызывают положения Законопроекта, призванные регулировать правовой статус и роль СРО в правоотношениях в сфере коллекторской деятельности. Практика свидетельствует, что эффективность уже созданных СРО весьма незначительна. Вместе с тем, по мнению А.В. Турбанова, применительно к коллекторской деятельности не видно каких-либо существенных проблем в части информации, составляющей, например, банковскую тайну. Передача кредитором такой информации коллектору является вполне естественной и правомерной. Без нее указанные правоотношения становятся бессмысленными. Она нужна коллектору для успешного решения поставленной перед ним задачи.

Наконец, здесь, как и при законодательном регулировании других вопросов, необходим системный подход. Он означает, что требуется одновременное принятие законов о потребительском кредитовании, о банкротстве физических лиц, внесение изменений в Гражданский кодекс РФ и др.

По итогам обсуждения комиссия подготовила и направила в Министерство экономического развития РФ предложения по доработке Законопроекта (прилагаются).

Предложения Комиссии по законодательству о финансовых рынках по доработке проекта Федерального закона "О деятельности по взысканию просроченной задолженности" (далее - Законопроект)

1. Законопроект распространяется как на взыскателей, действующих на профессиональной основе, так и на "непрофессиональных" взыскателей - самих кредиторов. Такое объединение представляется необоснованным.

В соответствии со ст. 2 Законопроекта взыскателем может быть кредитор, действующий от своего имени, или лицо, осуществляющее взыскание задолженности от имени и (или) в интересах кредитора на основании закона и (или) гражданско-правового договора (уполномоченное кредитором лицо), в том числе субъект коллекторской деятельности.

Объединяя взыскателей, действующих на профессиональной и на непрофессиональной основе, Законопроект тем самым устанавливает единые требования к ним. Между тем права и обязанности данных категорий взыскателей принципиально отличаются. В настоящее время назрела потребность защитить граждан от недобросовестных действий именно профессиональных взыскателей - коллекторов путем законодательного установления требований к ним и ограничений в области методов взыскания, а также введения государственного и/или общественного контроля за их деятельностью.

Учитывая изложенное, сферой регулирования законопроекта должна быть только деятельность профессиональных взыскателей - коллекторов. Действия же самих кредиторов, осуществляющих взыскание просроченной задолженности на непрофессиональной основе, может осуществляться на основании действующего гражданского законодательства, в которое при необходимости могут быть внесены соответствующие дополнения.

2. Представляется недостаточным перечень требований к индивидуальным предпринимателям (далее - ИП) и руководителям юридических лиц, получающих статус субъекта коллекторской деятельности.

Законопроектом (ст. 2) предусмотрено, что субъектом коллекторской деятельности может быть ИП или юридическое лицо любой организационно-правовой формы, за исключением государственного или муниципального унитарного предприятия. В соответствии с п. 3 ст. 11 Законопроекта они обязаны быть членом одной из СРО коллекторов.

Статьей 22 Законопроекта установлены требования для вступления в члены СРО. Однако их недостаточно для недопущения прихода в коллекторский бизнес некомпетентных или недобросовестных лиц. Поэтому представляется необходимым установить дополнительные требования к ИП и руководителям коллекторских агентств. В их числе в первую очередь должны быть полная дееспособность ИП или руководителя агентства, наличие высшего (юридического или экономического) образования, отсутствие у них судимости или наложенного административного взыскания за правонарушения в финансовой сфере.

3. Законопроектом не в полной мере решена задача по защите прав должников (физических лиц) от неправомерных действий коллекторов.

Практика работы некоторых юридически фиктивных "коллекторских агентств" показала, что должники (физические лица) больше всего страдают от неправомерных действий таких "коллекторов", выражающихся в частых звонках должникам, угрозах причинения или фактическом причинении им или их близким насилия и т.п.

Законопроект содержит ряд статей (пп. 1, 6, 7 ст. 6, ст. 8, ст. 9, ст. 10), направленных на устранение или воспрепятствование подобного рода действиям со стороны недобросовестных взыскателей. Предусмотрено, что должник имеет право на пресечение действий коллектора, нарушающих или создающих угрозу нарушения его прав (ч. 2 ст. 10). Однако механизм реализации указанного права должника в Законопроекте не прописан. В частности, не определено, кто и каким образом будет обеспечивать недопущение действий коллектора, нарушающих или создающих угрозу нарушения прав должника.

Возможно, будет целесообразно возложить такую обязанность на саморегулируемые организации коллекторов (далее - СРО).

Не соответствует требованию обеспечения защиты прав и законных интересов должников от неправомерных действий коллекторов предусмотренное Законопроектом время, в течение которого коллектор вправе взаимодействовать с должником и (или) его представителем. Звонки, визиты и т.п. в ранее утреннее время (начиная с 6 часов утра) могут нарушить его право на тишину и покой. При этом следует также учитывать, что вместе с должником могут проживать малолетние дети, люди пожилого возраста, имеющие проблемы со здоровьем, чьи права будут также серьезно нарушены.

Поэтому для взаимодействия коллектора с должником (его представителем) целесообразно установить в Законопроекте следующий временной промежуток - с 9 часов утра до 21 часа вечера (за исключением выходных и праздничных дней) по времени места нахождения должника. Если место нахождения должника неизвестно, коллектор вправе взаимодействовать с должником (его представителем) в вышеуказанное время по времени места нахождения коллектора.

В этой связи Законопроект необходимо дополнить нормой о том, что юридические или физические лица, не являющиеся взыскателями в соответствии с его нормами, а также нормами Федерального закона "Об исполнительном производстве", или кредиторами, осуществляющие действия, направленные на погашение должником задолженности, несут предусмотренную российским законодательством гражданскую, уголовную и административную ответственность в зависимости от степени общественной опасности совершенного ими деяния. Например, внести изменения в Кодекс РФ об административных правонарушениях, установив административный штраф за неправомерное осуществление подобных действий для физических лиц в размере от 5 до 10 тысяч рублей; для юридических лиц - от 10 до 20 тысяч рублей.

4. Нуждаются в доработке нормы Законопроекта, устанавливающие право субъектов коллекторской деятельности запрашивать у государственных органов и иных организаций сведения о должнике.

Законопроектом (пп. 2, 3 ст. 6, ст. 12) установлена возможность коллектора получать сведения о должнике как от самого кредитора, так и от государственных органов и иных организаций. Соответственно, у последних возникает обязанность предоставлять такие сведения.

Но наделение законом коллекторов столь широкими полномочиями по допуску к информации о должниках создает дополнительные риски причинения им убытков в случае разглашения коллекторами сведений о должнике, являющихся охраняемой законом тайной, их персональных данных и т.п.

Кроме того, указанными нормами коллектор наделяется большими правами, чем кредитор, которому возможность получения сведений о должнике в государственных органах и иных организациях законодательством не предоставлена. Это не соответствует правовому статусу коллектора, по сути являющемуся представителем кредитора, действующим по его поручению (на основании заключенного договора) и в его интересе. При этом деятельность коллектора, как она регламентируется Законопроектом, не предполагает, в отличие от деятельности судебного пристава-исполнителя в рамках исполнительного производства, принудительного взыскания имущества должника. Для решения же других задач, право реализации которых Законопроект предоставляет коллектору в целях защиты нарушенных имущественных прав кредиторов, перечень сведений, закрепленный в п. 2 ст. 6 Законопроекта, представляется вполне достаточным.

5. Представляется необходимым предусмотреть в Законопроекте запрет для кредитора обращаться за услугами к коллектору, если им уже подан иск в суд.

Одновременная подача кредитором иска в суд и обращение к коллектору могут быть расценены как ущемляющие права должника вследствие оказания на него необоснованного дополнительного психологического давления. Поэтому целесообразно включить в Законопроект норму, устанавливающую запрет для кредитора обращаться к коллектору в случае, если к этому моменту он уже подал аналогичный по содержанию судебный иск.

Вместе с тем следует исключить п. 6 ст. 6 Законопроекта, несовершенная редакция которого позволяет истолковать содержащуюся в нем норму как ограничивающую кредитору возможность обращения в суд, если он уже заключил соответствующий договор с коллектором. Это очевидно противоречит п. 1 ст. 46 Конституции РФ, ст. 168 Гражданского кодекса РФ и п. 2 ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ, устанавливающим, что отказ от права на обращение в суд недействителен в какой бы то ни было форме.

6. Недостаточно обоснованными в свете требований защиты прав и интересов должников, кредиторов и коллекторов выглядят нормы Законопроекта, предоставляющие коллектору (в том числе с согласия кредитора) право принимать денежные средства, поступающие от должника или иных лиц в целях погашения задолженности, на свой банковский счет и (или) в наличной форме.

Перечисление должником денежных средств на счет коллектора, а также предоставление ему денег в наличной форме (п. 3 ст. 11) создает ничем не обоснованные серьезные риски не только для кредитора, но и для должника и коллектора и слабо оправдано в практическом аспекте.

При перечислении денежных средств на счет коллектора, которому кредитор не уступил права требования к должнику по просроченной задолженности, а также при принятии таким коллектором денежных средств от должника в наличной форме могут возникнуть риски неисполнения обязательств у должника и кредитора в случае совершения коллектором хищения денег. При этом если похищена значительная сумма, размера страхового возмещения по договору страхования ответственности коллектора, а также средств компенсационного фонда СРО коллекторов может оказаться недостаточно для покрытия убытков кредитора и должника.

Кроме того, коллектор во всех случаях получает реальную возможность умышленно задержать перечисление кредитору поступивших от должника средств, используя их в личных интересах.

Также на практике реализация этой нормы, чтобы избежать ненужных коллизий в отношениях кредитора, коллектора и должника, неизбежно приведет к дополнительным трудностям технико-юридического характера: потребует включения в кредитный договор положения, позволяющего кредитору называть иные счета для перевода долга (как правило, на момент заключения договора он меньше всего думает о коллекторах, необходимо документальное оформление обязанности должника перевести долг на новый счет и т.п.).

В этой связи норму п. 3 ст. 11 Законопроекта следовало бы заменить нормой, предусматривающей обязательное зачисление безналичных и наличных средств, поступающих от должника в погашение просроченной задолженности, только на счет кредитора.