Мудрый Юрист

Проблемы регламентации понятий "потерпевший" и "гражданский истец" в современном уголовном процессе

Секретарева Т.М., помощник судьи Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл.

Категориальный аппарат является первоосновой каждой отрасли права и подлежит четкой регламентации. Автор статьи исследует центральную фигуру стороны обвинения в уголовном процессе - потерпевшего. Им обращается внимание на тот факт, что при изменении сущности категории "потерпевший" необходимо соответствующее преобразование содержания понятия непосредственно связанного с ним субъекта - гражданского истца.

Ключевые слова: категория, потерпевший, гражданский истец, преступление, деяние.

Categorical apparatus is the base of law. It must be strictly regulated. The author of the article researches the central figure of the side of charge in criminal procedure - victim. The author of the article says that when we change the notion of a victim it is rationally to change the notion of a plaintiff.

Признание прав и свобод человека и гражданина, равно как их соблюдение и защита, - это обязанность государства. Право быть признанным потерпевшим, когда вред человеку причиняется в результате совершения общественно опасного посягательства, запрещенного Уголовным кодексом РФ, имеет особенное значение и требует законодательного регулирования.

Согласно определению понятия "потерпевший", закрепленному в ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса РФ, им является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

В ст. 52 Конституции Российской Федерации закреплено, что Российское государство обеспечивает защиту граждан от преступных посягательств и устанавливает возможность получения ими компенсации за причиненный ущерб <1>. Данное конституционное предписание реализуется через такое правомочие, как право на признание пострадавшей личности гражданским истцом в уголовном процессе.

<1> Конституция РФ: принята 12 декабря 1993 г. М.: Новая волна, 1997. 62 с.

Согласно ч. 1 ст. 44 УПК РФ, гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Исходя из приведенных понятий потерпевшего и гражданского истца видно, что они тождественны, единственное различие между ними состоит в том, что гражданский истец и есть потерпевший, но только тот, который непосредственно при производстве по уголовному делу заявил иск о компенсации ущерба. Таким образом, с момента начала предъявления исковых требований он преобразуется в новую фигуру в уголовном процессе - гражданского истца. Данные субъекты также имеют практически сходные объемы прав и обязанностей, как следует из положений ст. ст. 42, 44 УПК РФ. Следовательно, целесообразно одинаковое закрепление как в законе, так и в судебной практике содержательного характера рассматриваемых дефиниций.

Отметим, что в трактовку понятий "потерпевший", "гражданский истец" личности, пострадавшие от общественно опасных деяний невменяемых лиц, не включены.

Таким образом, законодатель установил узкий круг субъектов, которым незаконными преступными деяниями причиняется вред, и не дает остальным лицам право быть признанными потерпевшими и гражданскими истцами в уголовных делах.

Однако разнообразных проявлений противозаконных действий, незаконного бездействия в реальной действительности довольно много. К ним, к примеру, относятся общественно опасные деяния невменяемых, не относящиеся в соответствии с действующим законодательством к преступлениям, но носящие преступный характер, за совершение которых к невменяемым лицам применяется не наказание, а принудительное лечение, а также преступные деяния лиц, психическое состояние которых на момент совершения преступного деяния не определяется.

Общепринятого мнения относительно возможности появления потерпевших от общественно опасных деяний невменяемых у исследователей не сложилось. Так, по утверждению Д.Б. Булгакова, потерпевшим считается лицо, которому вред причинен не преступлением, а общественно опасным деянием <2>.

<2> Булгаков Д.Б. Потерпевший в уголовном праве и его криминологическая характеристика. Ставрополь, 2000. С. 39 - 40.

А.В. Наумов полагает: совершение преступления является далеко не единственным юридическим фактом, влекущим возникновение охранительного уголовно-правового отношения, ибо для применения принудительных мер медицинского характера требуется факт совершения общественно опасного деяния <3>.

<3> Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М.: БЕК, 1996. С. 252.

Рассматривая круг уголовно-правовых деяний, влекущих появление потерпевшего, А.В. Сумачев считает: нарушение прав лица возможно не только в результате противоправного деяния, но и вследствие социально положительного, дозволенного уголовным законом поведения, а факт причинения уголовно-значимого вреда интересам человека предполагает безусловное следствие - появление пострадавшего в уголовном праве <4>. Уголовно-процессуальное определение потерпевшего, по мнению Л.В. Брусницына, должно содержать указание на то, что вред лицу может быть причинен "преступлением либо запрещенным Уголовным кодексом РФ деянием" <5>. Существует также суждение, что потерпевшим следует признавать лицо, которому не только причинен фактический вред в виде физического, психического, морального вреда и имущественного ущерба, а также нарушения политических, личных прав и свобод, но и когда существовала угроза его причинения <6>.

<4> Сумачев А.В. Потерпевший как субъект уголовного правоотношения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 1997. С. 13 - 14.
<5> Брусницын Л.В. Проблемы защиты жертв преступлений в свете действующего и проектируемого законодательства // РС. 2000. N 6. С. 9.
<6> Винокуров В. Содержание признаков потерпевшего и формы их закрепления в уголовном законе // Уголовное право. 2009. N 1. С. 10 - 16.

Вместе с тем имеются и примеры противоположных точек зрения. По мнению С.В. Анощенковой, потерпевший появляется там, где нарушитель действует виновно. Его виновность определяет юридические последствия - уголовную ответственность. На этом основании он приобретает определенные права, которые реализуются именно в рамках уголовных правоотношений ответственности. Пострадавший от деяний лиц, не относящихся к субъектам уголовной ответственности, не обладает теми правами и обязанностями, коими наделяется потерпевший: он не имеет права требовать привлечения причинителя вреда к уголовной ответственности, примиряться с ним. С точки зрения уголовного права, по ее мнению, лицо, в отношении которого совершено не преступление, а иное деяние, предусмотренное уголовным законом, не может рассматриваться как потерпевший <7>. П.С. Дагель, в свою очередь, полагает, что говорить о "потерпевшем" при причинении смерти невменяемым в результате акта необходимой обороны или ситуации субъективного случая (казуса) можно лишь условно <8>.

<7> Анощенкова С.В. Уголовно-правовое учение о потерпевшем // СПС "Гарант".
<8> Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве // Потерпевший от преступления (Тематический сборник). Владивосток, 1974. С. 20.

В то же время отметим, что на законодательном уровне в некоторых государствах лица, которым личные, имущественные потери были причинены в результате общественно опасного деяния, совершенного невменяемым лицом, признаны потерпевшими.

Приведем соответствующие примеры. В соответствии со ст. 54 УПК Республики Узбекистан при наличии доказательств, дающих основание полагать, что преступлением, а равно общественно опасным деянием невменяемого причинен моральный, физический или имущественный вред лицу, оно признается потерпевшим <9>. Согласно ч. 1 ст. 49 УПК республики Беларусь потерпевшим признается физическое лицо, которому предусмотренным уголовным законом общественно опасным деянием причинен физический, имущественный или моральный вред и в отношении которого орган, ведущий уголовный процесс, вынес Постановление (определение) о признании его потерпевшим <10>.

<9> Воронин В. Производство по делам частного обвинения в государствах содружества // Российская юстиция. 2002. N 1.
<10> Мытник П.В. Поддержание потерпевшим обвинения: право или обязанность // Медицинское право. 2006. N 1.

На наш взгляд, совершенно очевидно, что лица, пострадавшие от противоправных посягательств невменяемых также претерпевают лишения, становятся жертвами и испытывают на себе негативные последствия от этих посягательств, им также причиняется ущерб, который необходимо возмещать, как и тем субъектам, кому вред причиняется в результате преступлений.

Следует отметить, что в соответствии со ст. 7 Уголовного кодекса РФ уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека. Законодатель, таким образом, соблюдая положения Конституции РФ, взял под защиту всех лиц, не разграничивая объем и степень их защиты в зависимости от категории совершенного в отношении них преступного посягательства. В ст. 2 Уголовного кодекса РФ говорится, что его задачи - охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств.

В законе целенаправленно употреблено понятие "преступное посягательство", то есть какое-либо посягательство, носящее преступный характер, а не преступление. Оно имеет более широкое значение, в это понятие законодателем включены и общественно опасные деяния любых граждан: вменяемых, невменяемых и субъектов, не относящихся в силу определенных закономерных причин ни к тем, ни к другим.

Конституционный Суд РФ отметил следующее: "гарантируемые Конституцией Российской Федерации права и свободы человека и гражданина должны обеспечиваться лицу в уголовном судопроизводстве независимо от формального признания его участником производства по уголовному делу, исходя из наличия определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права" <11>. Применительно к пострадавшим гражданам Конституционный Суд РФ также отдельно указывает на то, что правовой статус потерпевшего определяется исходя из фактического положения независимо от формального признания его таковым <12>.

<11> Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. N 5-П // СЗ РФ. 1999. N 14. Ст. 1749.
<12> Определение Конституционного Суда РФ от 18.01.2005 N 131-О // Справочно-правовая система "Гарант" (дата обращения: 02.02.2011).

Действительно, права и свободы являются непосредственного действующими и должны реально принадлежать человеку независимо от того, конкретизированы они в законодательстве или нет. Тем не менее данный факт не исключает того, что права человека для своей беспрепятственной и эффективной реализации на практике нуждаются в констатации их государством и в регламентации их в нормах правовых актов, гарантирующих их существование, осуществление, соблюдение и защиту от нарушения.

Учитывая вышесказанное, российская судебная практика совершенно справедливо расширила понятие потерпевшего в отличии от того, которое нежели имеется в Уголовно-процессуальном кодексе РФ.

Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" <13> указал: лицо, пострадавшее от преступления, признается потерпевшим независимо от его гражданства, возраста, физического или психического состояния и иных данных о его личности, а также независимо от того, установлены ли все лица, причастные к совершению преступления. Судам следует иметь в виду, что вред потерпевшему может быть причинен как преступлением, так и запрещенным уголовным законом деянием, совершенным лицом в состоянии невменяемости. Если совершенное преступление являлось неоконченным (приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению или покушение на преступление), суду при решении вопроса о признании лица потерпевшим следует установить, в чем выразился причиненный ему вред. При этом не исключается возможность причинения морального вреда в случаях, когда неоконченное преступление было направлено против конкретного лица.

<13> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" // БВС РФ. 2010. N 9.

Несомненно, преобразование сущности, содержательного характера дефиниции "потерпевший" имеет важное юридическое значение, поскольку учитывает реалии судебной практики, которая требует комплексного подхода при констатации факта наличия преступного деяния и установлении субъектов правоотношений, возникающих вследствие совершения данного деяния и причинения какого-либо вреда.

Данное нововведение с положительной стороны характеризует происходящие изменения в сфере защиты прав пострадавшего человека, но такие "коренные" нововведения, по нашему мнению, должны вноситься именно в сам закон, подлежащий применению в уголовных правоотношениях, а не разъясняться судебной практикой, поскольку, несмотря на указанное разъяснение Верховного Суда РФ, исследуемые нами нормы УПК РФ находятся в противоречии с положениями Конституции РФ, которая берет под защиту всех пострадавших от любых незаконных деяний (ст. 52 Конституции РФ).

Отметим также следующее. В судебной практике в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 г. N 6 "О практике применения судами принудительных мер медицинского характера" <14> впервые заострено внимание на лицах, психическое состояние которых на момент совершения преступного посягательства эксперты определить не имеют возможности. Невозможность точного установления их психического состояния может вытекать из кратковременности расстройства психики, тяжести клинической картины, других обстоятельств. В п. 9 указанного Постановления определено, что если в ходе судебного разбирательства при проведении судебно-психиатрической экспертизы будет установлено, что у подсудимого наступило временное психическое расстройство, при котором не представляется возможным дать заключение о его психическом состоянии во время совершения общественно опасного деяния, то производство по делу подлежит приостановлению в соответствии с ч. 3 ст. 253 УПК РФ. Вопрос об освобождении такого лица от уголовной ответственности или наказания в этих случаях не решается.

<14> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 7 апреля 2011 г. N 6 "О практике применения судами принудительных мер медицинского характера" // Российская газета. 20 апреля 2011 г. N 84.

Данное указание появилось вследствие того, что до истинного утверждения врачами-экспертами факта психической полноценности (неполноценности) человека невозможно судить однозначно о противоправности его поступка и квалифицировать его как преступление или общественно опасное деяние.

Однако соответствующего внимания лицам, пострадавшим от таких субъектов, не уделено. Они не относятся к потерпевшим ни в законе, ни в судебной практике, хотя априори очевидно, что все граждане должны быть защищены независимо от душевного состояния причинителя вреда и должны быть взяты под охрану, несмотря на то, будет он впоследствии признан невменяемым и освобожден от уголовной ответственности и наказания либо таковых последствий не наступит в связи с его вменяемостью.

Мы считаем, что понятие "потерпевший", установленное в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, должно нести более расширительный характер, поскольку закрепление понятия "потерпевший" в трактовке, в которой оно содержится в настоящее время в Уголовно-процессуальном кодексе РФ, влечет неоправданное ущемление гражданских, социальных и иных прав человека, пострадавшего от общественно опасного деяния лица, находившегося при его совершении в состоянии невменяемости, а также лица, чье психическое состояние в момент совершения преступного посягательства не определяется.

При этом в понятие "потерпевший" следует включать всех пострадавших граждан, не ставя их в зависимость от того, совершил преступное посягательство вменяемый, невменяемый либо субъект, которого нельзя отнести ни к тем, ни к другим.

В этой связи полагаем, что необходимо прямое законодательное разрешение данной проблемы в УПК РФ.

Можно предложить переформулировать часть первую ст. 42 УПК РФ. Предполагается, что новая дефиниция должна выглядеть следующим образом: "Потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением (общественно опасным деянием) причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации".

Несмотря на положительные изменения в законодательстве в отношении потерпевших, процессуальное положение личностей, пострадавших от невменяемых субъектов, а также от лиц, чье психическое состояние эксперты точно определить не могут, как гражданских истцов осталось неоднозначным. Как видно из исследуемого нами Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве", формулировка категории "гражданский истец" осталась прежней, тождественной установленной в уголовно-процессуальном законодательстве. Согласно п. 20 данного Постановления в силу положений ч. 1 ст. 44 УПК РФ, потерпевший, предъявивший требование о возмещении имущественного вреда, а также о компенсации причиненного преступлением морального вреда, должен быть признан гражданским истцом. Решение о признании гражданским истцом может быть принято до окончания судебного следствия и оформляется постановлением судьи или определением суда.

Вышеприведенные нормы позволяют автору утверждать, что при расширении в судебной практике категории "потерпевший" одновременного расширения непосредственно связанной с ним дефиниции "гражданский истец" не произошло.

Считаем, что это неправильно, поскольку данные понятия глубоко взаимосвязаны между собой и при изменении одного из указанных понятий совершенно нерациональным является оставление без аналогичного видоизменения другого.

Данная неточность может быть преодолена изменением ст. 44 УПК РФ. При этом определение в законе статуса граждан, предъявивших исковые требования к невменяемым личностям либо субъектам с неустановленным психическим состоянием, как гражданских истцов будет гарантировать получение ими дополнительной возможности реально защитить свои права.

Таким образом, приходим к выводу, что в число гражданских истцов подлежат включению следующие группы пострадавших, заявивших при производстве по уголовным делам иски о компенсации ущерба: это 1) жертвы преступлений, 2) потерпевшие от общественно опасных деяний невменяемых граждан, 3) потерпевшие от субъектов, психическое состояние которых на момент совершения преступного посягательства неизвестно.

В связи с этим часть первую ст. 44 УПК РФ, дающей понятие гражданского истца, рекомендуем изложить в следующей редакции:

"Гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (общественно опасным деянием).