Мудрый Юрист

Лишение официальных наград в наградном производстве и проблемы его законодательного регулирования

Трофимов Егор Викторович, доцент кафедры конституционного, административного и финансового права Хабаровской государственной академии экономики и права, кандидат юридических наук.

Статья посвящена коллизиям наградного права и уголовного закона, возникающим при лишении официальных наград за совершение порочащих поступков. Автор вскрывает противоречие действующего уголовного закона основам наградного дела, обосновывает исключение лишения государственных наград и почетных званий из перечня наказаний и регулирование соответствующих отношений исключительно наградным законодательством.

Ключевые слова: лишение официальных наград; наградное производство; государственные награды; почетные звания; уголовное наказание.

Deprivation of official awards procedure and problems of legislative regulation thereof

E.V. Trofimov

This article is devoted to collision premium law and criminal law arising in the deprivation of the official awards for misbehavior. The author reveals the contradiction of the criminal law basics of award case, justifies the exclusion of deprivation state awards and honorary degrees from the penalties and regulation of the relations solely the award law.

Key words: denial of official awards; rewarding production; state awards; honorary titles; criminal penalties.

Лишение награды реализуется на факультативной стадии наградного производства в случае выявления недостойного поведения награжденного лица.

Принятие решения об отмене награждения или о лишении награды производится награждающим субъектом и оформляется его правовым актом. Только награждающий субъект может отменить свой ранее изданный акт о награждении. Если награждение производилось по спискам от имени награждающего лица его агентом, то отменять награждение или лишать награды все равно может только сам награждающий субъект, а не его агент. Такие полномочия не принято делегировать агентам награждающего субъекта ввиду редкости и социальной значимости отмены награждения и лишения награды.

При разрешении вопроса об отмене награждения и лишении награды награждающий субъект наделен правом, а не обязанностью отменить ранее изданный им акт о награждении. Как и в случае решения вопроса о награждении, награждающий субъект не только исследует вопросы права и факта, но также решает вопрос целесообразности и справедливости отмены награждения или лишения награды с учетом всех обстоятельств.

Неоднозначность критериев, которые должны быть положены в основу решения вопроса об отмене награждения и лишении награды, явствует из недостаточной определенности соответствующих норм наградного законодательства, апеллирующих к "необоснованности представления", "недостоверности сведений", "порочащим проступкам" и прочим основаниям для отмены награждения и лишения наград. Кроме того, наблюдаются значительные различия в нормативных подходах к лишению наград: в одних случаях для этого требуется совершение тяжкого преступления, в других - умышленного преступления, в-третьих - преступления любой категории и формы вины и так далее вплоть до любого недостойного поступка. Поэтому вопрос об отмене награждения и о лишении награды разрешается строго индивидуально.

Однако в законодательстве встречается и принципиально другое правовое регулирование лишения наград, вызванное непродуманными нормами уголовного и уголовно-исполнительного законов. Согласно статье 48 Уголовного кодекса Российской Федерации <1> при осуждении за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учетом личности виновного суд может лишить его почетного звания и государственных наград. Статья 61 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации <2> предусматривает, что суд, вынесший приговор о лишении осужденного почетного звания и государственных наград, после вступления его в законную силу направляет копию приговора должностному лицу, присвоившему осужденному звание или наградившему его государственной наградой. Должностное лицо в установленном порядке вносит в соответствующие документы запись о лишении осужденного почетного звания или государственных наград, а также принимает меры по лишению его прав и льгот, предусмотренных для лиц, имеющих соответствующие звания или награды. Копия приговора суда в отношении военнослужащего запаса направляется в военный комиссариат по месту воинского учета. Должностное лицо в течение одного месяца со дня получения копии приговора сообщает в суд, вынесший приговор, о его исполнении.

<1> Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.
<2> Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. N 1-ФЗ // СЗ РФ. 1997. N 2. Ст. 198.

Названные нормы уголовного закона с большей или меньшей степенью точности изредка воспроизводятся в актах наградного законодательства. Однако буквальное исполнение таких норм невозможно.

Во-первых, статья 48 Уголовного кодекса Российской Федерации вынуждает суд вторгаться в сферу целесообразности. По сложившейся судебной практике судам вменяется в обязанность приходить к обоснованному выводу о возможности, необходимости и целесообразности применения этого наказания, т.е. мотивировать, почему виновный не достоин сохранять за собой те или иные звания, государственные награды <3>. О решении судом вопроса целесообразности при назначении данного вида наказания уже давно говорится и в юридической литературе <4>.

<3> См., например: информация Приморского краевого суда и Управления судебного департамента в Приморском крае "О практике назначения наказаний Владивостокским гарнизонным военным судом при рассмотрении уголовных дел в первом полугодии 2006 года" // Бюллетень судебной практики. 2006. N 2.
<4> См.: Журавлев М.П., Никулин С.И., Романов А.К. Наказания, не связанные с мерами исправительно-трудового воздействия на осужденных, и их исполнение. М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 53, 55; Курс советского уголовного права: В 6 т. Т. 3. М.: Наука, 1970. С. 107 (автор главы - Н.А. Стручков); Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. М.: Спарк, 2000. С. 303 (автор главы - С.И. Никулин).

Однако суд не вправе входить в обсуждение вопроса целесообразности, он не может упразднять своим внутренним убеждением итоговую оценку личности награжденного лица со стороны награждающего субъекта, необходимую для применения награды и дальнейшего ее сохранения либо лишения. Такую оценку вправе давать только награждающий субъект в силу присущей ему наградной автономии. Разрешение вопросов целесообразности не входит в компетенцию суда, иначе суд подменял бы собой органы законодательной и исполнительной власти. Суд не может разрешать вопрос о целесообразности сохранения почетного звания и государственной награды осужденному лицу или лишения его этого звания или награды, поскольку суд решает исключительно вопросы права и факта.

Важно заметить, что решение вопроса о лишении награды - это вопрос не только учета личности виновного. Учет личности - это одно из средств индивидуализации наказания, которое состоит в оценке свойств личности до, во время и после совершения преступления, а именно: социально-демографических характеристик, социальных функций (ролей) личности, психофизиологических данных и нравственно-психологических характеристик <5>. Однако мерилом при лишении награды могут быть только публичные интересы, а вовсе не личность виновного. Суд вынужден решать, насколько целесообразно с социальной точки зрения сохранять награды за преступником, не вызовет ли это попущение негативных социальных последствий. Но данный вопрос выходит за рамки права и факта, а относится к прагматической оценке, давать которую суд не компетентен и не приспособлен.

<5> См.: Непомнящая Т. Учет судами общих начал назначения наказания // Уголовное право. 2001. N 3. С. 31; Полный курс уголовного права: В 5 т. / Под ред. А.И. Коробеева. Т. 1. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2008. С. 783; Рагимов Р.А. Проблемы назначения наказания (по материалам Республики Дагестан): Дис. ... канд. юрид. наук. Махачкала, 2002. С. 43 - 53.

Это затруднение неизбежно возникает в судебной практике, чем отчасти и вызвано крайне редкое назначение судом данного вида дополнительного наказания (включающего не только лишение государственных наград и почетных званий, но и более распространенное лишение воинских и специальных званий и классных чинов). За десятилетие, с 1989 до 1999 г., назначение этого вида наказания сократилось в 21,5 раза <6>. Впрочем, российские суды вообще стремятся не назначать дополнительные наказания (не только лишение государственных наград и почетных званий), даже при наличии достаточных к тому оснований <7>.

<6> См.: Михлин А., Яковлева Л. Специальная перепись осужденных // Российская юстиция. 2001. N 4. С. 67.
<7> См.: Минязева Т.Ф. Правовой статус личности осужденных в Российской Федерации. М.: Норма, 2001. С. 238 - 239.

Во-вторых, уголовный и уголовно-исполнительный законы содержат нормы, касающиеся "государственных наград", а не государственных наград Российской Федерации, т.е. буквально распространяются и на государственные награды субъектов Российской Федерации. Однако наградное дело субъектов Российской Федерации относится к их исключительному ведению. Вопрос лишения государственных наград субъектов Российской Федерации не должен регулироваться федеральным законом в силу части 4 статьи 76 Конституции Российской Федерации. В любом случае, часть 6 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам ведения субъектов Российской Федерации отдает приоритет законам и иным нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации, а не федеральному закону. В уголовно-правовой литературе, кстати, отмечалось, что судам целесообразно ставить вопрос только о лишении почетных званий Российской Федерации и СССР <8>, хотя нормативная аргументация этого вывода не приводилась.

<8> См.: Лемперт И.Н., Савельева Ю.И. Исполнение наказаний, не связанных с лишением свободы. Абакан: Изд-во Хакасск. ун-та, 2008. С. 48 - 49.

В-третьих, приговор должен направляться на исполнение должностным лицам, присвоившим почетное звание или наградившим государственной наградой. Однако при этом уголовно-исполнительный закон не учитывает распространенные случаи присуждения государственных наград органами законодательной власти и высшими органами исполнительной власти (правительствами) субъектов Российской Федерации. Строго по букве закона в этих случаях отсутствует наградившее должностное лицо, что делает невозможным исполнение закона, поскольку применение уголовно-исполнительного законодательства по аналогии не предусмотрено.

В-четвертых, должностному лицу, наградившему осужденного, предписывается в установленном порядке внести в соответствующие документы запись о лишении осужденного почетного звания или государственных наград. Но это требование закона бессмысленно: нельзя же просто надписать, скажем, на указе Президента Российской Федерации о награждении государственной наградой, что лицо лишено данной награды по приговору суда. Никакого порядка "внесения записи о лишении" в распорядительные акты о награждении действующее законодательство никогда не устанавливает. Речь может идти только о самостоятельном правовом акте, который отменяет ранее изданный акт о награждении или вносит в него соответствующие изменения (если этот акт заключал в себе награждение нескольких лиц).

Грубые противоречия уголовного закона основам наградного дела отмечались в научной литературе. В частности, Е.В. Сердобинцева указала, что конституционно-правовая ответственность в форме лишения конституционного статуса награжденного государственной наградой реализуется де-факто под "личиной" уголовно-правовой ответственности, что представляется нелогичным. Функция суда в процедуре лишения государственных наград гипертрофирована, поэтому целесообразно изъять из перечня видов уголовных наказаний дополнительный вид наказания "лишение почетного звания, государственных наград" и возложить на суд обязанность выносить определение о направлении в Управление Президента Российской Федерации по государственным наградам уведомления о вынесении приговора в отношении награжденного государственными наградами <9>.

<9> См.: Сердобинцева Е.В. К вопросу о конституционно-правовой ответственности в сфере государственных наград // Государственная власть и местное самоуправление. 2010. N 8. С. 36.

Еще одно мнение о недочетах в институте лишения наград высказано О.М. Киселевой, которая отчасти развивает ранее высказанную мысль В.И. Никитинского <10>. Соглашаясь с необходимостью лишения государственных наград, она предложила, чтобы суд вносил представление о лишении государственных наград за совершение умышленного преступления любой степени тяжести, чтобы лица, удостоенные государственных наград за боевые заслуги, не лишались их даже за умышленные преступления, а также чтобы никто не лишался государственных наград за неосторожные преступления <11>. Автор не раскрывает мотивы, по которым предлагается решать вопросы лишения наград именно таким образом, хотя сформулированное предложение не самоочевидно. Основанием для лишения награды является недостойное поведение, и производится такое лишение для того, чтобы прекратить роль опороченного награжденного лица как примера для членов общества и ориентира в социальном поведении. И не имеет никакого значения, за какие заслуги лицо ранее было награждено и каким именно деянием оно себя опорочило перед обществом и государством.

<10> См.: Никитинский В.И. О повышении эффективности государственных наград за особые трудовые заслуги // Советское государство и право. 1985. N 12. С. 28 - 29.
<11> См.: Киселева О.М. Наградная политика // Правовая политика России: теория и практика / Под ред. А.В. Малько и Н.И. Матузова. М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2006. С. 595 - 596.

Предложение назначать данное наказание не только за тяжкие, но и вообще за любые преступления уже давно высказано в науке уголовного права <12>. Ведь применение данного наказания возможно в тех случаях, когда виновный недостоин носить почетные звания или обладать государственными наградами <13>. В свете сказанного неясно, почему умышленное преступление средней или небольшой тяжести (грабеж, вымогательство, истязание, развратные действия) или неосторожное преступление, унесшее множество жизней или причинившее огромный имущественный или экологический вред, презюмируются законодателем как деяния, которые не могут свидетельствовать о недостойности награжденного лица. Правда, в уголовно-правовой литературе выражено мнение, что в таких случаях суд имеет возможность вынести частное определение, информировав соответствующий орган о факте осуждения <14>.

<12> См.: Колосов А.С. Ответственность за уклонение от отбывания наказаний, не связанных с изоляцией осужденного от общества: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 13; Михлин А.С. Понятие наказания в виде лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград и его исполнение // Российский следователь. 2001. N 3. С. 25; Шупленков В.П. Лишение воинских и других званий, а также орденов, медалей и почетных званий // Наказания, не связанные с лишением свободы. М.: Юрид. лит., 1972. С. 85 - 87.
<13> См.: Кулешова Н.Н. Дополнительные виды наказаний: уголовно-правовой и уголовно-исполнительный аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук. Рязань, 2006. С. 18 - 19; Становский М.Н. Назначение наказания. СПб.: Юридический центр "Пресс", 1999. С. 63.
<14> См.: Гальперин И.М., Мельникова Ю.Б. Дополнительные наказания. М.: Юрид. лит., 1981. С. 69; Изосимов С.В. Лишение специального, воинского или почетного звания, классных чинов и государственных наград как вид уголовного наказания // Актуальные проблемы экономики и права. 2007. N 3. С. 149.

Однако возникает вопрос: к чему дифференцировать процессуальное регулирование для тяжких и нетяжких преступлений? Следует исключить лишение государственных наград и почетных званий как вид наказания из Уголовного кодекса Российской Федерации (пункт "в" статьи 44, статья 48), Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (часть 3 статьи 16, часть 3 статьи 20, части 1 и 2 статьи 61) и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (часть 2 статьи 138, пункт 14 части 1 статьи 299). Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации нужно дополнить новыми статьями, обязывающими суд, следователя и дознавателя в случае прекращения уголовного дела и уголовного преследования (кроме прекращения по реабилитирующим основаниям), а также суд при постановлении обвинительного приговора направлять копию постановления, определения или приговора в органы или должностным лицам, уполномоченным лишать официальных наград или почетных званий.

Реализация этого организационно-процессуального механизма позволит: 1) установить единый порядок лишения всех официальных наград, а не только государственных наград Российской Федерации; 2) снять необоснованное ограничение на лишение наград только случаями осуждения за тяжкие и особо тяжкие преступления; 3) устранить противоречия между буквой уголовного и уголовно-исполнительного законов, с одной стороны, и буквой, смыслом и практикой применения наградного законодательства - с другой; 4) обеспечить информирование награждающего субъекта не только об обвинительных приговорах суда, но также о постановлениях и определениях, которыми прекращены уголовное дело или уголовное преследование в отношении награжденного лица по нереабилитирующим основаниям, с тем чтобы собранные по уголовному делу доказательства могли быть положены в основу лишения награды за недостойное поведение; 5) исключить учет личности виновного как обстоятельство, определяющее лишение наград, поскольку единственным ориентиром при лишении награды является социальная целесообразность, а частные интересы лица, лишаемого наград, во внимание не принимаются.