Мудрый Юрист

Задаток как способ обеспечения исполнения предварительных договоров

Волкова Мария Александровна, доцент кафедры гражданского права и процесса Российского государственного социального университета, кандидат исторических наук, доцент.

Использование задатка как инструмента обеспечения исполнения обязательств является цивилизованным способом снижения предпринимательских рисков, использовать который возможно лишь при наличии высокой правовой культуры предпринимательского сообщества. В статье анализируются правовые вопросы использования задатка в качестве обеспечения исполнения предварительных договоров. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: договор, задаток, обязательство, арбитражный суд, Гражданский кодекс.

Deposit as a means of security of execution of preliminary contracts

M.A. Volkova

Use of deposit as an instrument of security of execution of obligations is a civilized means of reduction of entrepreneurial risks which can be used only in case of presence of high legal culture of entrepreneurial community. The article analyses legal issues of use of downpayment as a security of execution of preliminary contracts. The conclusions made in the article can be used in law-application practice.

Key words: contract, deposit, obligation, arbitrazh court, Civil Code.

Задаток как способ обеспечения исполнения обязательств был известен еще римскому праву. Он рассматривался как денежная сумма или иная ценность, передаваемая одной стороной другой стороне в момент заключения договора. Уже в этот период ему были присущи функции, отмеченные впоследствии советской и российской гражданско-правовой доктриной. Так, он выступал наглядным доказательством факта заключения договора, а также выполнял штрафную функцию, побуждая должника исполнить обязательство (arra poenalis). Последняя выражалась в определенных негативных последствиях для сторон, нарушивших обязательство, обеспеченное задатком: должник, не исполнивший обязательство, терял задаток, а кредитор, отказавшийся исполнить договор, должен был возвратить задаток в двойном размере.

В последние годы в литературе развернулась широкая дискуссия о возможности применять задаток для обеспечения предварительных договоров. Так, ряд авторов <1> считают, что включение задатка в качестве способа обеспечения в предварительный договор противоречит самой правовой природе задатка. Причем в обоснование своей позиции они приводят одинаковые доводы, подчеркивая платежную функцию задатка, из которой вытекает, что им могут обеспечиваться только денежные обязательства. Так, А. Мазавина делает вывод о том, что "предварительный договор порождает обязательство заключить основной договор. Гражданский кодекс не предусматривает обязательств платежа по предварительному договору. Это говорит о том, что соглашение сторон о задатке на этапе предварительного договора не отвечает требованиям параграфа 7 главы 23 Гражданского кодекса, а уплаченная сумма задатком не является" <2>. Схожая аргументация у Е.И. Мелихова и П.М. Пермяковой: "...предварительный договор не порождает имущественных, а тем более денежных обязательств. Следовательно, в рамках данного договора платежная функция задатка реализована быть не может. Указание на то, что сумма, переданная будущим покупателем будущему продавцу при совершении предварительного договора, засчитывается в счет платежей по основному договору, положения не меняет, ведь основной договор еще не заключен" <3>.

<1> Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. Вопросы теории и практики. М.: Статут, 2004; Мазавина А. Обеспечение предварительных договоренностей // Юридический справочник руководителя. 2007. N 11; Мелихов Е.И. Предварительный договор и задаток // Юрист. 2003. N 4; Пермякова П.М. Использование задатка как способа обеспечения исполнения обязательства по предварительному договору // Российское право в Интернете. 2005. N 3.
<2> Мазавина А. Указ. соч. С. 37.
<3> Мелихов Е.И. Указ. соч. С. 55.

Такая позиция частично подтверждается судебной практикой.

Так, ФАС Московского округа в Постановлении от 12 марта 2010 г. N КГ-А40/14547-09 пояснил, что применение задатка в качестве обеспечения исполнения обязательств по предварительному договору невозможно.

При этом ФАС указал, что задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения. Таким образом, из содержания указанной нормы следует, что задатком может обеспечиваться исполнение сторонами денежного обязательства по заключенному между ними договору, должником по которому является или будет являться сторона, передавшая задаток. Похожие доводы привел в своем Постановлении от 21 ноября 2006 г. по делу N Ф04-6926/2006(27635-А70-9) ФАС Западно-Сибирского округа. Суд указал, что в силу п. 1 ст. 380 ГК РФ задаток передается в счет причитающихся по договору платежей другой стороне, выполняет обеспечительную функцию в денежных обязательствах. В соответствии со ст. 429 ГК РФ предварительный договор порождает обязательство заключить основной договор в будущем и не порождает имущественных (денежных) обязательств. Исходя из соответствующего пункта предварительного договора, предусматривающего обязанность покупателя произвести оплату в счет причитающихся будущих платежей, суд признал наличие платежной функции, но не обеспечительной.

Однако и в научной литературе, и в правоприменительной практике существует противоположная точка зрения. Так, М.Ф. Ермошкина допускает применение задатка для обеспечения предварительных договоров. Правда, приведенная ею аргументация, на наш взгляд, представляется спорной - фактически она строится на отрицании существования у задатка доказательственной функции. Давая грамматическое толкование п. 1 ст. 380 ГК РФ, автор делает вывод о том, что задаток выдается:

а) в счет причитающихся платежей по договору;

б) в обеспечение исполнения договора <4>.

<4> Ермошкина М.Ф. Задаток: понятие, правовая квалификация, отдельные виды и сфера применения. М.: Статут, 2008. С. 142.

В то же время в данной норме указывается и на то, что задаток выдается в доказательство заключения договора.

Далее вышеприведенный автор задается вопросом: могут ли причитаться какие-либо платежи по договору, если заключение данного конкретного договора еще нужно доказать? По мнению М.Ф. Ермошкиной, ответ должен быть отрицательным.

На наш взгляд, заслуживает внимания аргументация, приведенная в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 июля 2008 г. N 53-В08-5 <5>. В резолютивной части было указано, что сторона соглашения, отказавшаяся от исполнения обязательства по заключению договора о передаче имущества, предусмотренного предварительным договором, обеспеченным задатком, обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

<5> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 1.

При этом суд пояснил, что доводы надзорной жалобы о том, что нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о задатке не могут быть применены к обязательствам, вытекающим из предварительного договора, так как договор купли-продажи квартиры сторонами заключен не был и основное обязательство денежного характера отсутствует, не основаны на законе.

Задатком в данном случае обеспечивалось возникшее из предварительного договора обязательство сторон, т.е. продавца и покупателя, заключить основной договор - договор купли-продажи конкретной квартиры на согласованных условиях в определенный срок. При этом денежным являлось одно из обязательств покупателя по основному договору купли-продажи квартиры, в зачет которого и поступила бы внесенная сумма задатка в случае его заключения. Таким образом, задаток выполнял и платежную функцию.

Такая позиция представляется нам более обоснованной. Действительно, п. 1 ст. 380 ГК РФ говорит о том, что задаток выдается в доказательство заключения договора и в счет причитающихся по договору платежей. Однако утверждать, что законодатель имел в виду лишь основные договоры, было бы неверным. Согласно ст. 429 ГК РФ предварительный договор является таким же соглашением, как и основной договор, к нему применяются все основные правила, установленные для гражданско-правовых договоров (за исключением специальных, установленных непосредственно в ст. 429 ГК РФ). Как справедливо указывает Е.А. Суханов, "предварительные договоры порождают конкретные гражданско-правовые обязательства и с этой точки зрения являются вполне "завершенными" и "окончательными" <6>.

<6> Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. II: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 143.

Нельзя согласиться с П.М. Пермяковой в том, что "сущность обязательств, порождаемых предварительным договором, заключается в их организационном характере" <7>. Предварительный договор порождает не просто обязанность заключить основной, но заключить его именно на таких условиях, которые указаны сторонами в предварительном соглашении. Фактически само его существование (независимо от включения условия о задатке) выполняет доказательственную функцию, являясь доказательством заключения будущего основного договора. Таким образом, стороны, включая в предварительный договор условие о будущих производимых платежах, указывают срок их возникновения либо осуществления.

<7> Пермякова П.М. Использование задатка как способа обеспечения исполнения обязательства по предварительному договору // Российское право в Интернете. 2005. N 3. С. 33.

Неизбежность возникновения основных обязательств подтверждается возможностью применить п. 4 ст. 445 ГК РФ при уклонении от заключения основного договора (а именно право в судебном порядке требовать заключения договора).

Косвенным подтверждением нашей позиции может служить и аргументация, положенная в основу Постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 4 февраля 2010 г. по делу N А41-8892/09. Суд указал, что требования о взыскании задатка по предварительному договору купли-продажи, процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворены, поскольку основной договор между истцом и ответчиком заключен не был, обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекратились, следовательно, при прекращении обязательства вследствие невозможности исполнения (ст. 416 ГК РФ) задаток должен быть возвращен. Таким образом, не оспаривая саму возможность применения задатка к предварительному договору, арбитражный суд определял его сумму, руководствуясь ст. 416 ГК РФ. Представляется, что такая ссылка будет обоснована лишь в том случае, если обязательства действительно исполнить невозможно. Если же такая возможность сохранилась, правильнее будет говорить о применении п. 4 ст. 445 либо взыскании двойной суммы задатка вследствие неисполнения договора (в данном случае - предварительного).