Мудрый Юрист

Подсудность гражданских дел военным судам, дислоцирующимся за пределами Российской Федерации

Цой В.И., аспирант Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина.

При дислокации российских воинских формирований в иностранных государствах для осуществления правосудия на их территории могут создаваться военные суды Российской Федерации (далее - военные суды). В этом случае военные суды могут рассматривать гражданско-правовые споры, возникающие между органами военного управления, воинскими должностными лицами и военнослужащими, проходящими военную службу в составе российских воинских формирований и членами их семей, а также между другими гражданами Российской Федерации.

В настоящее время 6 гарнизонных военных судов дислоцируются за пределами Российской Федерации: 26-й и 40-й гарнизонные военные суды в Республике Казахстан, 109-й гарнизонный военный суд в Республике Таджикистан, 5-й гарнизонный военный суд в Республике Армения, а также 80-й гарнизонный военный суд в Республике Молдавия. Кроме того, на территории Украины функционирует 2-й судебный состав Новороссийского гарнизонного военного суда.

Подсудность гражданских дел военным судам, расположенным за пределами России, регулируется Федеральным конституционным законом от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации", Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной Советом глав государств СНГ в Минске 22 января 1993 г., а также отдельными международными соглашениями по вопросам юрисдикции и взаимной правовой помощи, заключенными между Российской Федерацией и странами, на территории которых дислоцируются российские воинские формирования.

В целях исследования подсудности гражданских дел военным судам, дислоцирующимся за пределами Российской Федерации, обратимся к ее законодательному регулированию.

Прежде всего необходимо обратить внимание на законодательное регулирование судоустройства военных судов и судопроизводства в них.

Согласно ст. 22 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" военные суды создаются по территориальному принципу по месту дислокации войск и флотов и осуществляют судебную власть в войсках, органах и формированиях, где федеральным законом предусмотрена военная служба.

На основании ст. 1 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" военные суды относятся к федеральным судам общей юрисдикции.

Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах Российской Федерации" (далее - Закон) закрепляет систему военных судов, которую образуют окружные (флотские) и гарнизонные военные суды.

Непосредственно вышестоящей судебной инстанцией по отношению к окружным (флотским) военным судам является Военная коллегия, которая действует в составе Верховного Суда Российской Федерации.

Согласно ст. 21 Закона основным звеном указанной системы являются гарнизонные военные суды, которые действует на территории дислокации одного или нескольких военных гарнизонов.

Как следует из ст. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), в случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, гражданские дела рассматриваются военными и иными специализированными судами.

Таким образом, военные суды, расположенные за пределами России, функционируют в соответствии с общими положениями действующего законодательства о судоустройстве и судопроизводстве в Российской Федерации.

Поскольку ст. 25 ГПК РФ относит все военные суды к специализированным судам, то необходимо обратить внимание на правовую природу подсудности гражданских дел военным судам в целом.

В юридической литературе высказывается мнение, согласно которому военные суды, дислоцирующиеся на территории Российской Федерации, обладают специализированной подсудностью. Подсудность же гражданских дел военным судам, расположенным за пределами России, регулируется нормами территориальной подсудности, поскольку "указанные суды осуществляют правосудие в соответствии с международным договором, по сути, не как военные, а как федеральные суды общей юрисдикции России на территории другого государства" <1>.

<1> Воронов А.Ф. О специализированной подсудности гражданских дел // Законодательство. 2011. N 4. С. 60 - 71.

Так как институт подсудности гражданских дел каких-либо специализированных процессуальных норм не содержит, вышеуказанная позиция представляется неверной.

Считаем необходимым первоначально рассмотреть особенности процессуальных норм, регулирующих подсудность гражданских дел специализированным военным судам, расположенным на территории России. В соответствии с полученными результатами исследовать процессуальные нормы, устанавливающие подсудность гражданских дел военным судам, дислоцирующимся за пределами Российской Федерации.

В юридической науке при исследовании процессуальных норм применяют различные классификации, используя их разнообразные свойства и признаки. Одним из основных видов классификации является деление всех процессуальных норм по объему их действия на общие и специальные. Классификация процессуальных норм по этому признаку имеет важное теоретическое и практическое значение, в частности, для познания особенностей их содержания и взаимосвязи с системой гражданского процессуального права.

Следует согласиться с В.М. Шерстюком, что "любой уровень системы гражданского процессуального права содержит как общие, так и специальные нормы, при этом деление процессуальных норм на общие и специальные вообще, безотносительно к конкретному уровню системы, вряд ли может иметь какую-либо ценность для познания системных свойств этих норм и гражданского процессуального права в целом" <2>.

<2> Шерстюк В.М. Система советского гражданского процессуального права. М., 1989. С. 38.

Исходя из этой позиции, общими следует считать процессуальные нормы, устанавливающие подсудность гражданских дел ординарным (общим) судам <3>, специальными же будут являться нормы, регулирующие подсудность гражданских дел военным судам, поскольку указанные процессуальные нормы в своей совокупности находятся на одном исследуемом уровне системы гражданского процессуального права.

<3> Для целей настоящего исследования под ординарными (общими) судами следует понимать: мировые суды, районные суды, суды субъектов Российской Федерации, а также Верховный Суд Российской Федерации за исключением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Таким образом, процессуальные нормы, регулирующие подсудность гражданских дел военным судам, являются специальными по отношению к нормам, устанавливающим подсудность гражданских дел ординарным (общим) судам.

Кроме того, в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений.

В Постановлении от 10 апреля 2001 г. N 5-П Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой военная служба, посредством прохождения которой военнослужащие реализуют право на труд, представляет собой особый вид федеральной государственной службы, непосредственно связанной с защитой Отечества, обеспечением обороны и безопасности государства. Этим обусловливается правовой статус военнослужащих, специфический характер воинской дисциплины, необходимость некоторых ограничений прав и свобод, устанавливаемых федеральным законодательством в отношении военнослужащих.

Поскольку военная служба предполагает осуществление полномочий государства по обеспечению своего суверенитета и иных важнейших государственных интересов, а военнослужащие являются носителями публичной власти, то правоотношения, связанные с исполнением военнослужащими своих служебных обязанностей, являются публично-правовыми.

Следовательно, военные суды должны рассматривать гражданские дела лишь по спорам, возникшим из публичных правоотношений, одной из сторон которых является, соответственно, орган военного управления и воинские должностные лица.

Вместе с тем п. 4 ст. 7 Закона расширяет подсудность гражданских дел военным судам, расположенным за пределами территории России, таким судам подсудны все гражданские дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции.

Поскольку названная выше норма расширяет подсудность военных судов, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, то именно эта особенность придает исключительный характер правовой природе подсудности гражданских дел указанным судам.

Учитывая изложенное, необходимо признать, что п. 4 ст. 7 Закона представляет собой исключительную процессуальную норму, поскольку ее действие направлено на расширение подсудности специализированных военных судов. Эта процессуальная норма находится на одном исследуемом уровне системы гражданского процессуального права вместе со специальными нормами, регулирующими подсудность гражданских дел военным судам, располагающимся на территории России.

Таким образом, военные суды, дислоцирующиеся за пределами Российской Федерации, являются специализированными судами общей юрисдикции, подсудность им гражданских дел регулируется исключительной процессуальной нормой.

Обращаем внимание на то, что исследуемый уровень системы гражданского процессуального права содержит общие, специальные и исключительные процессуальные нормы, которые позволяют определить, суд какого уровня системы судов общей юрисдикции должен принять гражданское дело к производству по первой инстанции.

Учитывая изложенное, необходимо согласиться с мнением тех авторов, которые полагают, что разграничение подсудности между военными судами и ординарными (общими) судами осуществляется процессуальными нормами родовой подсудности <4>.

<4> Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М.: Норма, 2008. С. 470; Кузнецова Е.В. Институт подсудности в гражданском процессуальном праве Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук Кузнецова Е.В. М., 2004. С. 12.

При таких обстоятельствах утверждение А.Ф. Воронова, что подсудность гражданских дел военным судам, расположенным за пределами России, регулируется нормами территориальной подсудности <5>, также представляется неверным.

<5> Воронов А.Ф. Там же. С. 62.

Еще одной проблемой является разрешение возникающих коллизий подсудности гражданских дел между военными судами, дислоцирующимися за пределами Российской Федерации, и иными судами общей юрисдикции.

Как уже отмечалось, основным звеном системы военных судов являются гарнизонные военные суды. Они действуют в качестве судов первой инстанции и рассматривают наибольшее количество гражданских дел, за исключением тех, что подсудны вышестоящим окружным (флотским) военным судам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Окружным (флотским) военным судам подсудны по первой инстанции гражданские дела, связанные с государственной тайной, и дела по заявлениям о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

На основании ст. 13 Закона окружной (флотский) военный суд действует на определенных федеральным законом территориях одного или нескольких субъектов Российской Федерации, на которых дислоцируются воинские части и учреждения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов.

Поскольку в соответствии с положениями Закона они функционируют только на территории нескольких субъектов Российской Федерации, то образование указанных судов за пределами России согласно положениям действующего законодательства недопустимо.

Кроме того, как совершенно справедливо указывает В.С. Авдонкин, "очевидно, что потребности в создании военных судов на территории иностранного государства нет в случае, если количество военнослужащих, воинских формирований невелико и размещаются они там на относительно небольшой срок" <6>.

<6> Авдонкин В.С. Подсудность уголовных дел военным судам России, дислоцирующимся за пределами ее территории // Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального законодательства в современных условиях: Материалы практической конференции. М.: Юркнига, 2006. С. 57.

Поскольку срок пребывания воинских формирований за пределами Российской Федерации всегда ограничен, то там создаются только гарнизонные военные суды, образование же окружных (флотских) судов просто нецелесообразно.

На основании ч. 3 ст. 9 Закона Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации рассматривает в первой инстанции:

  1. дела об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, Министерства обороны Российской Федерации, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы;
  2. дела по заявлениям о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок по делам, подсудным окружным (флотским) военным судам.

Следует отметить, что определить подсудность гражданских дел военным судам, расположенным за пределами России, по первой инстанции иногда бывает весьма затруднительно, поскольку законодательное разграничение подсудности гражданских дел по первой инстанции между названными судами и иными судами общей юрисдикции отсутствует.

Военные суды, дислоцирующиеся за пределами Российской Федерации, являются прежде всего гарнизонными военными судами. И, на первый взгляд, им неподсудны гражданские дела, рассматриваемые окружными (флотскими) военными судами и Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации.

Однако указанное утверждение опровергается международным соглашением, заключенным Российской Федерацией с Республикой Казахстан.

Как следует из ст. 20 указанного международного соглашения, если в ходе гражданского, уголовного или иного разбирательства могут быть разглашены сведения, способные нанести ущерб безопасности одной или обеих сторон, то суд или иной компетентный орган должен запросить соответствующие компетентные органы, составляют ли данные сведения государственную, военную или служебную тайну. В случае подтверждения запроса, разбирательство осуществляется в закрытом заседании, при этом конституционные права лиц, участвующих в процессе, не должны быть ущемлены <7>.

<7> Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о статусе воинских формирований Российской Федерации, временно находящихся на территории Республики Казахстан (Москва, 20 января 1995 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2004. N 28. Ст. 2807.

Отсюда напрашивается вывод, что гарнизонным военным судам, дислоцирующимся за пределами Российской Федерации, подсудны гражданские дела, связанные с государственной тайной, которые в соответствии с Законом подсудны окружным (флотским) военным судам.

Поскольку процессуальная норма п. 4 ст. 7 Закона является исключительной, то на первый взгляд она отменяет действие процессуальных норм, устанавливающих родовую подсудность гражданских дел окружным (флотским) военным судам.

В этом случае возникает вопрос: могут ли военные суды, располагающиеся за пределами России, рассматривать гражданские дела, подсудность которых отнесена к Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Разрешение данной проблемы, на наш взгляд, тесно связано с применением военными судами международных договоров при осуществлении правосудия.

Как следует из ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации", международные соглашения в Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью ее правовой системы.

В соответствии с п. "а" ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" под международным договором Российской Федерации надлежит понимать международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования.

Международные договоры Российской Федерации могут заключаться от имени Российской Федерации (межгосударственные договоры), от имени Правительства Российской Федерации (межправительственные договоры) и от имени федеральных органов исполнительной власти (межведомственные договоры).

На основании п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации":

Следует отметить, что международные соглашения, заключаемые Российской Федерацией и странами, на территории которых дислоцируются российские воинские формирования, подлежат процедуре обязательной ратификации путем принятия соответствующих федеральных законов.

Подсудность гражданских дел окружным (флотским) военным судам и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, рассматриваемых ими по первой инстанции, определена Федеральным конституционным законом.

В таком случае, если отдельные положения международных соглашений противоречат нормам действующего законодательства Российской Федерации о судоустройстве военных судов и родовой подсудности гражданских дел указанным судам, то военные суды, дислоцирующиеся за пределами Российской Федерации, должны руководствоваться только нормами Российского законодательства. Поскольку Федеральные конституционные законы, регулирующие судоустройство военных судов и подсудность гражданских дел указанным судам, имеют большую юридическую силу по сравнению с Федеральными законами, ратифицирующими международные соглашения.

Теперь обратимся к вопросу подсудности гражданских дел, рассматриваемых ординарными (общими) судами по первой инстанции.

Прежде всего необходимо отметить, что военные суды, расположенные за пределами России, являются федеральными судами. В связи с этим им не подсудны гражданские дела, рассматриваемые мировыми судьями.

Мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции гражданские дела, предусмотренные ст. 23 ГПК РФ:

  1. дела о выдаче судебного приказа;
  2. дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях;
  3. дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;
  4. иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка, других дел по спорам о детях и дел о признании брака недействительным;
  5. дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей;
  6. дела об определении порядка пользования имуществом.

Касательно остальных ординарных (общих) судов здесь необходимо провести аналогию с вышеприведенной позицией относительно подсудности гражданских дел военным судам, поскольку судоустройство федеральных ординарных (общих) судов, а также их родовая подсудность регулируется, в частности, Федеральным конституционным законом от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации".

Необходимо упомянуть еще об одной проблеме. Согласно положениям Закона, для всех гарнизонных военных судов вышестоящими инстанциями являются соответствующие окружные (флотские) военные суды, действующие на территории одного или нескольких субъектов Российской Федерации, на которой дислоцируются воинские части и учреждения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов. Закон четко устанавливает, что окружные военные суды действуют только на территории Российской Федерации, и совершенно логично напрашивается вопрос об инстанционной подсудности гражданских дел. Поскольку определить, какие именно окружные (флотские) военные суды являются вышестоящими инстанциями для гарнизонных военных судов, расположенных за пределами России, весьма непросто.

В настоящее время вышестоящей инстанцией для гарнизонных военных судов, расположенных за пределами России, являются окружные (флотские) военные суды, находящиеся на территории Российской Федерации.

Как следует из ч. 2 ст. 1 Закона, военные суды создаются по территориальному принципу по месту дислокации воинских частей и учреждений Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов. В связи с этим совершенно справедливо в юридической литературе обсуждается вопрос о том, "можно ли говорить о применении территориального принципа при определении окружных судов как непосредственных вышестоящих инстанций для гарнизонных военных судов, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации?" <8>.

<8> Федулова М.Н. Актуальные вопросы организации и деятельности военных судов в аспекте защиты прав и свобод военнослужащих, проходящих военную службу за пределами территории России // Право в вооруженных силах. 2006. N 10. С. 48.

По мнению М.Н. Федуловой, территориальный принцип следует рассматривать с точки зрения удобства и наибольшего приближения гарнизонного военного суда, расположенного за пределами России и окружного (флотского) военного суда, находящегося на территории Российской Федерации <9>. В настоящее время такова сложившаяся практика, позволяющая определить вышестоящую инстанцию для гарнизонных военных судов, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации.

<9> Там же. С. 48.

Вместе с тем законодательного закрепления инстанционной подсудности до недавнего времени не существовало и по отношению к военным судам, расположенным на территории России.

Единственным положением, указывающим на инстанционную подсудность, была норма ч. 1 ст. 10 Закона, согласно которой Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации является непосредственно вышестоящей судебной инстанцией по отношению к окружным (флотским) военным судам. Относительно окружных (флотских) военных судов и гарнизонных военных судов подобной правовой нормы до недавнего времени не имелось.

Данный пробел частично устранил принятый в 2009 году Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. N 345-ФЗ "О территориальной юрисдикции окружных (флотских) военных судов". Однако военные суды, располагающиеся за пределами России, в указанном нормативном акте даже не упоминаются.

Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах все равны перед законом и судом; каждый при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, имеет право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 3 июля 2007 г. N 623-О-П, право каждого на судебную защиту, обеспечиваемое путем рассмотрения его дела законным, независимым и беспристрастным судом, означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным судом; признание же суда законно установленным требует, чтобы его компетенция по рассмотрению данного дела определялась законом.

С учетом изложенного полагаем необходимым внести изменения в действующее законодательство Российской Федерации. Дабы устранить указанный пробел, необходимо предусмотреть в Законе специальную статью, в которой раскрывался бы порядок определения инстанционной подсудности гражданских дел военным судам, дислоцирующимся за пределами Российской Федерации.