Мудрый Юрист

Понятие и формы эвтаназии * е. Туманова (алексанина)

<*> Tumanova (Aleksanina) E. Concept and forms of "euthanasia".

Туманова (Алексанина) Елена, оперуполномоченный УУР СКМ ГУВД СПб и ЛО, аспирант СПб филиала Академии Генеральной прокуратуры РФ.

В статье рассматриваются основные понятия, приводимые учеными в различных странах, их мнения, и на основании этого автором формулируется свое определение. Также автор рассматривает формы данного понятия и на основании социологических и статистических исследований делает выводы.

Ключевые слова: эвтаназия, формы и виды эвтаназии, понятие, историческая справка, отличие эвтаназии от других видов и форм, смерть, социологические аспекты, статистика, разделение понятий.

Considered in the paper the basic concepts given by scientists in different countries, and their views on the basis of the formulated its own definition. It is also the author considers the shape of this concept and, based on sociological and statistical researchconcludes.

Key words: euthanasia, forms and types of euthanasia, the concept, historical information, the difference between euthanasia from other types and forms, death, and sociological aspects, statistics, separation of concerns.

Подавляющее большинство материалов на тему эвтаназии начинается со слов: "Английский философ Фрэнсис Бэкон (1561 - 1626) для обозначения легкой безболезненной смерти ввел термин - "эвтаназия". Именно Фрэнсису Бэкону принадлежат слова: "Долг врача состоит не только в том, чтобы восстановить здоровье, но и в том, чтобы облегчить страдания и мучения, причиняемые болезнью, и это не только тогда, когда такое облегчение боли как опасного симптома может привести к выздоровлению, но и даже в том случае, когда уже нет совершенно никакой надежды на спасение и можно лишь сделать самую смерть более легкой и спокойной, потому что эвтаназия уже сама по себе является немалым счастьем" <1>. Эвтаназия (от греч. euthanasia, eu - "хорошо", thanatos - "смерть"), - хорошая, спокойная и легкая смерть, без мучений и страданий" <2>. Заметьте - хорошая смерть, но не легкая. Как правило, на этом экскурс в историю заканчивается, и начинаются горячие дискуссии о том, что можно, а что нельзя считать собственно эвтаназией и какими морально-этическими и правовыми нормами нужно руководствоваться для ее осуществления. Мало кому приходит в голову поинтересоваться, а почему в Древней Греции смерть была названа словом thanatos, откуда берет свое начало это понятие и можно ли считать абсолютно тождественными понятия "хорошая смерть" и "легкая смерть"?

<1> Деонтология в медицине. Т. 1. М., 1998. С. 280.
<2> Хорошая смерть" - правовой и моральный аспекты эвтаназии: специальное интервью И. Смирновой с д.м.н., проф. Ю. Сергеевым // Правозащитник. 1998. N 1.

Любопытно, что само понятие thanatos берет свое начало от слова Т(х)аналос - Тонал - Тональ (ассоциация со словом туннель), которое впервые встречается еще у древних греков-толтеков, и обозначает все то, что доступно нашему обычному сознанию и восприятию и что связано с нашим повседневным миром - тем миром, который кончается для человека вместе с физической смертью, т.е. миром, обреченным на смерть, или миром смертных. Именно поэтому thanatos означает бренность, смертность.

В отличие от бренного мира, по представлениям древних людей, существует другой мир (или миры), который недоступен нашему традиционному сознанию и восприятию и в котором оказывается человеческая сущность после смерти. Такой мир толтеки называли Нагуаль - темная и неизмеримо более емкая сторона нашей повседневной реальности, находящаяся за пределами восприятия традиционного мышления. Смерть рассматривалась ими как "переход" или своеобразный мост ("туннель") от мира Тоналя к мирам Нагуаля. Существовала даже целая культура осознанного "ухода" из мира Тоналя в мир Нагуаля. Возможно, что древние люди могли усилием воли сознательно "включать у себя программу смерти", т.е. иными словами, они умели умирать (уходить) по "собственному желанию" именно тогда, когда считали это необходимым.

Если рассматривать понятие "эвтаназия" с этой точки зрения, то "хорошая смерть" в своей изначальной сути есть именно "уход" (в смысле сохранения некой духовной целостности), а не "легкая смерть" и тем более не примитивное физическое умерщвление с целью избавления или прекращения страданий. Последнее же является, скорее, типичным "ноу-хау" эпохи рационализма и технократии.

Однако даже "хорошая смерть" все равно несколько нелепое словосочетание, поскольку сама смерть в принципе не может и не должна быть ни плохой, ни хорошей. Смерть - это слишком серьезно для того, чтобы нам судить о ней с точки зрения таких банальных и упрощенных понятий, как "хорошая" или "плохая". Можно лишь допустить, что под словом "хорошая смерть" скрывается нечто весьма сокровенное и неопределенное, что трудно описать словами, поскольку, скорее всего, это просто не поддается описанию с точки зрения нашего традиционного восприятия и синтаксиса.

В начале нашего столетия юрист Биндинг и психиатр Гохе предложили называть эвтаназией уничтожение так называемых неполноценных жизней. Такая чудовищная интерпретация понятия "эвтаназия" получила позже широкое распространение в фашистской Германии и в захваченных ею странах. Умерщвляли новорожденных с "неправильным развитием", душевнобольных, больных туберкулезом или злокачественными новообразованиями, инвалидов, стариков и др. Была создана специальная индустрия умерщвления в виде газовых камер, душегубок, крематориев и т.д. Международный военный трибунал в Нюрнберге квалифицировал эти действия как преступления против человечества. В 60-е годы нашего столетия проблема эвтаназии вновь была поднята перед обществом уже в совершенно ином аспекте. Надо сказать, что сам термин "эвтаназия" отличается крайней противоречивостью, что затрудняет однозначное толкование, вызывает терминологическую путаницу. В зависимости от определения термина меняется и подход к проблеме эвтаназии. Различают пассивную и активную эвтаназию. Пассивная эвтаназия (или, как ее еще называют, "метод отложенного шприца") выражается в том, что прекращается оказание направленной на продление жизни медицинской помощи, что ускоряет наступление естественной смерти - что на практике достаточно часто встречается и у нас в стране. Чаще всего, когда говорят об эвтаназии, имеют в виду активную эвтаназию. Под активной эвтаназией (или, как ее еще называют, "метод наполненного шприца") понимают введение умирающему каких-либо лекарственных или иных средств либо другие действия, влекущие за собой быстрое и безболезненное наступление смерти. Активная эвтаназия может выражаться в следующих формах:

  1. "убийство из милосердия" - происходит в тех случаях, когда врач, видя мучительные страдания безнадежно больного человека и будучи не в силах их устранить, например, вводит ему сверхдозу обезболивающего препарата, в результате чего наступает желанный смертельный исход;
  2. "самоубийство, ассистируемое врачом" - происходит, когда врач только помогает неизлечимо больному человеку покончить с жизнью;
  3. собственно активная эвтаназия - может происходить и без помощи врача. Пациент сам включает устройство, которое приводит его к быстрой и безболезненной смерти, как бы сам накладывает на себя руки. Таким образом, суть проблемы активной эвтаназии заключается в умышленном причинении врачом смерти больному из сострадания или по просьбе самого умирающего либо его близких. Такая активная эвтаназия резко и безоговорочно осуждается не только в нашей стране, но и в других государствах.

Американский врач и биоэтик Дж. Ландберг считает, что следует различать шесть основных форм эвтаназии:

<3> Петросян М.Е. Эвтаназия как моральная и правовая проблема // США - Канада. 2002. N 2.

Организация НОРЕ (англ. - "надежда") - Healthcare Opposed to Euthanasia (Борцы за здоровье против эвтаназии), определяет эвтаназию как "преднамеренное убийство или потеря человека, чью жизнь считают недостойной продолжения". Поэтому оно не включает следующее:

  1. Завершение или отказ от тщетного лечения. Некоторые способы лечения тщетны, так как страдания, которые они доставляют пациенту, превосходят их пользу. Но есть огромная разница между высказыванием: непригодное лечение (поэтому не стоящее применения) и высказыванием: непригодный пациент (и поэтому не стоящий излечивания).
  2. Соизмеримые боль и лечение симптомов с желанием не убить, а помочь (принцип двойного эффекта). Доктора Мура объявили невиновным в убийстве, так как суд присяжных объявил, что его намерением было убить боль пациента, а не самого пациента. Иногда сильные наркотики могут иметь побочный эффект укорачивания жизни пациента - хотя на практике такое случается реже, чем в одном случае из тысячи. Это принцип "двойного эффекта" - когда действие имеет одновременно положительный и отрицательный результат.
  3. Отказ пациента от лечения. Доктора не могут заставить пациентов пройти курс лечения против их воли. Если пациент, который в состоянии решать, отказывается от лечения, которое спасло бы ему жизнь, - тогда это не эвтаназия, так как врач не навязывает ее пациентам против их воли. С другой стороны, если пациент просит преждевременной смерти и доктор соглашается, тогда это эвтаназия. На наш взгляд, это наиболее верное и полное определение понятия "эвтаназия".

Вопрос о нравственной оправданности эвтаназии - безболезненного умерщвления безнадежных пациентов, обсуждается давно и всерьез, на эту тему не только говорят, но и пишут, как, например, профессор А.П. Зильбер в книге "Этика и закон в медицине критических состояний". Он предлагает ввести новый термин в медицину критических состояний - "ВПВС" - "врачебная помощь для выполнения самоубийства" и полагает, что "именно анестезиологам и реаниматологам, в силу специфики их профессии, скорее всего, придется взять на себя функции эвтаназиологов в надвигающемся светлом будущем, когда время эвтаназии - законной и безопасной как для больных, так и для врачей - придет" <4>.

<4> Зильберт А.П. Этика и закон в МКС. Петрозаводск, 1998. С. 158.

Обратимся к статистике и социологическим исследованиям отношения к эвтаназии врачей как способу решения медицинской проблемы. Согласно исследованию 1994 г., 51,5% и 44,8% российских врачей в возрасте соответственно 41 - 50 и 51 - 65 лет на вопрос "Считаете ли вы допустимой эвтаназию?" ответили: "Никогда об этом не думал". Но весьма показательным результатом исследования явилось то, что в возрастной группе от 21 года до 30 лет 49% врачей ответили на вопрос положительно <5>. За последние годы темп и направление происходящих изменений в профессиональном сознании не меняются. Согласно социологическому опросу, проведенному весной 2000 г. среди студентов Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, эвтаназию считают допустимой 78,4% опрошенных, недопустимой - 18,9%, затруднились с ответом - 2,7% <6>. Анонимное интервьюирование студентов медицинских вузов Санкт-Петербурга и врачей разных специальностей, проведенное нами в 2006 г., показало, что еще больший процент медиков (82%) считают применение эвтаназии допустимым, только 14% против применения эвтаназии. Что же определяет данную тенденцию? Множество факторов, но первый и, наверное, главный - общая секуляризация общества. Большинство современных молодых людей, избравших профессию врача, не считают самоубийство неисправимым злодеянием перед Богом или даже вовсе не верят ни в Бога, ни в загробную жизнь души. Естественно, что при этом они не видят никакого смысла в продолжении страданий больного и его близких.

<5> Быкова С., Юдин Б., Ясная Л. Эвтаназия: мнение врачей // Человек. 1994. N 2. С. 148.
<6> Кутепов С. Врач-терминатор // Химия и жизнь. 1994. N 2.

В апреле 2002 г. независимый исследовательский центр РОМИР провел очередной опрос по всероссийской репрезентативной выборке. Опрос проводился среди 1500 респондентов в 94 населенных пунктах РФ (160 точек опроса, 40 субъектов Федерации). В ходе исследования россиянам был задан вопрос, как они относятся к эвтаназии и самоубийству. Как показали данные опроса, 20% респондентов сказали, что эвтаназия неоправданна. Почти столько же опрошенных - 18,7% - считают это оправданным всегда. Неоправданной в большинстве случаев эвтаназию считают 12,5% граждан, в большинстве случаев оправданной - 20,4%. Затруднились с ответом 12,8% россиян. Остальные опрошенные полагают, что в определенных случаях эвтаназия оправданна, а в определенных - нет <7>.

<7> URL: www.temadnya.ru/ spravka/ 30apr2002/ 1291.htm.

В США при проведении опроса оказалось, что более половины американцев, в том числе и врачей, за эвтаназию - умерщвление врачом пациента, находящегося в последней стадии смертельного заболевания, причиняющего мучительные боли. Так, например, в марте 2005 г. служба Gallup задала вопрос гражданам США: представьте, что у вас есть ребенок, который находится в вегетативном состоянии и не имеет шансов на выздоровление. Вы предпочтете искусственно поддерживать его жизнь с помощью специальной аппаратуры или отключите аппаратуру? 56% американцев ответили, что выбрали бы второй вариант (за первый проголосовали 36%) <8>.

<8> Фокин Ю.Н. Возрождение союза церкви и медицины // Вместе против рака. N 4. 2005.

По данным опросов общественного мнения, 86% французов высказались за разрешение эвтаназии в случаях смертельных и тяжелых болезней. Как утверждается в отчете французской исследовательской организации BVA, которая провела опрос, лишь 11% респондентов считают, что врачи не имеют права прерывать человеческую жизнь по желанию пациента. Авторы доклада отмечают, что мнения разделились в соответствии с религиозными воззрениями опрошенных: за разрешение эвтаназии высказались 96% атеистов, в то время как аналогичный показатель среди лиц, считающих себя католиками и активно посещающих церковь, составил лишь 56% (опрос проводился 17 - 18 октября 2003 г.) <9>.

<9> URL: http:// www.utro.ru/ news/ 2003/ 10/ 23/ 243461.shtml.

Согласно проведенному в мае 2003 г. исследованию, почти 75% британских врачей заявили, что откажутся "помогать" пациентам, решившим добровольно уйти из жизни, даже если правительство легализует эвтаназию. Результаты опроса, проведенного лондонской организацией в защиту жизни, оглашенные 13 мая в ходе пресс-конференции в палате общин, свидетельствуют о том, что большинство врачей (56%) не уверены, что эвтаназию можно будет держать под контролем в случае ее легализации. В опросе участвовало 968 докторов, среди которых были специалисты в области психиатрии, гериатрии и раковых заболеваний. Член парламента и председатель парламентской группы в защиту жизни Джим Доббин с радостью воспринял результаты проведенного исследования. По его словам, они соответствуют цифрам, полученным при другом опросе, который показал, что 57% английских врачей против того, чтобы британское законодательство было изменено в пользу легализации эвтаназии <10>.

<10> URL: http://www.agnuz.info.

На вопрос: "Как вы считаете, пришла ли пора российскому законодательству признать эвтаназию правом человека?" - в декабре 2006 г. ответили более 5000 граждан РФ от 18 лет и старше: "да" - 48%, "нет" - 32%, "затрудняюсь ответить" - 20% <11>.

<11> URL: http://www.superjob.ru/research/articles/447.

Анонимное интервьюирование судей Санкт-Петербургского городского и районных судов, проведенное автором в 2006 г., показало, что 76,6% из них положительно относятся к применению эвтаназии, 20% отрицательно и 3,3% воздержались от ответа. Показательно, что только 6% из относящихся к применению эвтаназии положительно, против ее применения в нашем государстве. 88% из опрошенных отказались бы "помогать" пациентам, решившим уйти из жизни, если бы эвтаназия была легализована, только один (!) человек согласился бы сам помочь пациенту уйти из жизни. Надо отметить, что большинство опрошенных (72%), если проблема неизлечимого заболевания и невыносимой боли касается их близких или родственников, выбрали "продолжение лечения" и только 22% - применили бы эвтаназию. Идентичная картина сложилась и при интервьюировании следователей прокуратуры и следственного управления: 78% высказались за применение эвтаназии (4,5% за применение, но не в нашей стране), 18% против такого применения и 4% воздержались от ответа. 26% следователей готовы оказать помощь пациентам, решившим уйти из жизни, 70% отказались бы оказывать такую помощь. Также большинство опрошенных (62%) выбрали "продолжение лечения", в случае если неизлечимым заболеванием страдает близкий или родственник, 36% согласны на применение эвтаназии к их родным.

Все вышеуказанные цифры показывают нам опасную тенденцию к увеличению числа людей, лояльных к применению эвтаназии. Но "лояльных" - это еще не значит "готовых применять эвтаназию". Например, к легализации абортов большинство относятся положительно, но это совсем не значит, что кто-нибудь из них примет решение об аборте, даже если это необходимо по медицинским показателям. Так и с эвтаназией, теоретически (кто-то болеет, кому-то плохо, кто-то другой дает больному смертельную дозу лекарств), - "да, я за эвтаназию", а на практике получается нечто иное. Никто не хочет быть причастным к смерти, никто не хочет сам дать смертельную дозу, никто не хочет, чтобы за него решили - жить ему или умереть. Тем более что применительно к нашему государству можно с большой долей уверенности говорить о том, что в нынешних условиях применение эвтаназии будет незамедлительно превращено соответствующими людьми и структурами в весьма доходный "бизнес" и за каждыми двумя "хорошими смертями" будет стоять как минимум одна "плохая смерть". Единственный такой факт уже не дает оснований для применения и тем более широкого использования эвтаназии в настоящее время в нашем обществе.

Вместе с тем мы прекрасно понимаем, что именно поляризованность, бедность, жестокость нашего общества лишает сегодня многих тяжелобольных людей и их близких надежды на благополучный исход лечения, превращая тем самым в потенциальных убийц и самоубийц. Проблемы есть (новорожденные с серьезными пороками и отклонениями, некоторые формы онкологии, отдельные тяжелые заболевания и синдромы и т.д.), и от них нам никуда не деться. Это реальность сегодняшнего дня, но тем не менее люди должны оставаться людьми. В вопросах смерти сама по себе жалость, да еще сквозь призму меркантилизма, это самый худший помощник.

Именно поэтому проблема эвтаназии требует адекватного отражения в российском законодательстве; в ноябре 2006 г. этой теме были посвящены парламентские слушания, которые состоялись в Московской городской думе. Депутат Мосгордумы, председатель Комиссии по законодательству Александр Семенников на пресс-конференции, состоявшейся 30 ноября 2006 г. в медиацентре "Известия", рассказал журналистам, что статьи о запрете эвтаназии есть в законодательстве трех стран СНГ: Азербайджана, Молдавии, Грузии. Российское же законодательство об эвтаназии вообще умалчивает. В необходимости обсуждения этой темы с юридической точки зрения уверены и представители Генпрокуратуры, и московского департамента здравоохранения, поддержавшие слушания.

Все участники слушаний сошлись во мнении, что необходимо ввести новую специальную статью УК, предусматривающую ответственность за эвтаназию как за убийство. По мнению А. Семенникова, сейчас ни один из пунктов, касающихся разновидностей убийств (ст. 105), нельзя отнести к эвтаназии, так как это "особое убийство": оно мотивировано просьбой неизлечимо больного и состраданием к нему. "Должен ли человек, который не выдержал, поддался уговорам больного, отвечать так же, как серийный убийца или террорист? Безусловно, он должен отвечать, но по более мягкой норме", - отметил А. Семенников. Специалисты предлагают наказывать совершивших эвтаназию медиков ограничением свободы на срок до двух лет с лишением права заниматься определенной деятельностью, а других лиц лишать за это свободы на срок от 3 до 7 лет.

"Никто даже не знает, насколько это актуально", - искренне заявил депутат, отметив, что эвтаназия в России - это латентное, скрытое явление, которое нельзя "посчитать". Однако он привел данные недавнего опроса медиков Москвы, согласно которому 65% считают, что пассивная эвтаназия de facto осуществляется, а 24% отрицают этот факт. Наличие активной эвтаназии подтверждают 24%, а 66% опрошенных медиков о ней не слышали. 90% респондентов уверены, что надо ввести специальную норму юридической ответственности за эвтаназию; столько же юристов согласны с ними.

Завершая пресс-конференцию, А. Семенников отметил, что "с развитием медицины проблема эвтаназии будет все более актуальной", и предложил всесторонне ее изучать <12>.

<12> Лебедева Н. Смерть по собственному желанию // Российская газета. 01.12.2006. N 271.

Сегодня нам невозможно сравнивать себя с Голландией. По уровню культуры, общественной морали и нравственности мы отстаем от нее. И имеются в виду не высшие достижения культуры (которыми мы тоже можем гордиться), а степень интегрированности этих достижений в общественное сознание и общественную мораль на всех уровнях и прослойках общества (с точки зрения гармоничности, целостности и толерантности самого общественного сознания). Понятно, всем нам очень хочется и в этом вопросе (законной эвтаназии, косвенно подчеркивающей уровень общественной морали и нравственности) быть не хуже других, а может быть, и лучше, но, увы, это требует от общества очень высокого нравственного, духовного и культурного уровня, а кроме того, специальной подготовки (посвящения) сотрудников подобных учреждений.