Мудрый Юрист

Процессуальные особенности доказательственной процедуры и предмета доказывания в суде с участием присяжных заседателей *

<*> Ilyukhov A.A. Remedial features of evidentiary procedure and subject in court with participation of jurymen.

Ильюхов Алексей Александрович, докторант кафедры управления органами расследования преступлений Академии управления МВД России, кандидат юридических наук, подполковник милиции.

В статье исследуются процессуальные особенности доказательственной процедуры и предмета доказывания суда с участием присяжных заседателей, раскрывается порядок исследования доказательств в суде присяжных и вопросы, возникающие в процессе исследования доказательств, признанных судом недопустимыми.

Ключевые слова: уголовный процесс, присяжные заседатели, судебное следствие, предмет доказывания, доказательственная процедура.

In article remedial features of evidentiary procedure and a subject vessels with participation of jurymen reveal, the order of research of proofs in a jury and the questions arising in process research of proofs, recognised as court the inadmissible reveals.

Key words: criminal trial, jurymen, judicial examination, a subject evidentiary procedure.

Говоря о предмете доказывания в суде присяжных, необходимо указать, что в теории уголовного процесса доказывание определяется как деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию <1>.

<1> Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С. 14; Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном доказывании // Советское государство и право. 1964. N 8. С. 106 - 123; Якубович Н.А. Понятие доказывания в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1965. N 7. С. 113; Лупинская П.А. Уголовный процесс: Учебник. М., 1995. С. 146, 221; Божьев В.П. Уголовный процесс. Общая часть: Учебник. М., 1997. С. 123.

Статья 73 УПК РФ устанавливает общий для всех уголовных дел предмет доказывания. Однако по отдельным категориям уголовных дел, связанных, в том числе в отношении несовершеннолетних, по применению принудительных мер медицинского характера, предмет доказывания в сравнении с другими категориями рассматриваемых уголовных дел расширен.

В суде присяжных, наоборот, предмет доказывания несколько сужен, что обусловлено, по утверждению С.А. Насонова и Е.Ю. Львова, разделением полномочий между профессиональным судьей и коллегией присяжных заседателей <2>.

<2> Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юрист, 2000. С. 209.

Это обусловлено тем, что в судебном следствии присяжными не исследуются такие обстоятельства, входящие в общий по уголовному делу предмет доказывания, как связанные с прежней судимостью подсудимого, связанные с заявлением гражданского иска, а также обстоятельства, влияющие на оценку доказательств с точки зрения их допустимости. Причем исходя из специфики судебного следствия в ходе его устанавливается главный факт, содержащий сведения о преступлении, а также доказательственные, или промежуточные, факты, т.е. те, которые сами по себе не имеют правового значения, а лишь служат для установления других, конечных фактов, имеющих такое значение <3>. При этом, по мнению И.Б. Михайловской, в действующем законодательстве содержание главного факта отражено в трех вопросах, на которые должны ответить присяжные: 1) доказано ли, что деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый, имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния (п. п. 1 - 3 ч. 1 ст. 339 УПК РФ) <4>.

<3> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. С. 63.
<4> Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2006. С. 78.

При определении промежуточных фактов необходимо учитывать положения ч. 3 ст. 339 УПК РФ, посредством которых выявляются обстоятельства, влияющие на степень виновности либо изменяющие ее характер, либо влекущие за собой освобождение подсудимого от уголовной ответственности.

Поэтому, говоря о судебном следствии в суде с участием присяжных заседателей, необходимо указать на то, что в нем подлежат доказыванию: событие преступления (место, время, способ совершения преступления), совершение данного деяния подсудимым, виновность подсудимого в совершении данного деяния, мотивы его совершения.

Таким образом, можно констатировать, что УПК РФ не содержит отдельной нормы об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей. Однако в теории уголовного процесса предмет доказывания в суде с участием присяжных представляет собой совокупность обстоятельств (фактов), подлежащих обязательному установлению по делу, указанных в ст. 73 УПК РФ, таких как место, время совершения преступления, виновность лица в совершении преступления и др. <5>.

<5> Моисеева Т.В. Вступительное заявление сторон - условие, обеспечивающее объективность присяжных заседателей // Российская юстиция. 2009. N 10. С. 50 - 52.

Н.Г. Кемпф под предметом доказывания в суде с участием присяжных заседателей понимает подлежащие доказыванию в условиях особой организации и компетенции непрофессиональной коллегии судей и особых принципов ее взаимодействия с "коронным" судьей, а также с учетом характера принимаемых ею решений, событие преступления и вину лица, его совершившего <6>.

<6> Кемпф Н.Г. Проблемные вопросы исследования фактических обстоятельств дела в суде с участием присяжных заседателей: Дис. ... к.ю.н. Барнаул, 2006. С. 54.

Как нам представляется, данные утверждения справедливы. В то же время, исходя из специфики судебного следствия, проводимого в суде присяжных, целесообразно было бы указать, что в особенности процесса доказывания для установления отдельных признаков состава преступления, хотя частично и в меньшем объеме, но входит изучение данных о личности подсудимого (ч. 8 ст. 335 УПК РФ). Этот вывод основывается на том, что нередко принятие присяжными решения формируется исходя из субъективных факторов, таких как внешний вид, пол, возраст, поведение в суде, семейное положение, пристрастие к алкоголю и т.д. Поэтому исследование личности подсудимого в ходе судебного разбирательства имеет место вне зависимости от содержащегося в УПК РФ запрета и тем самым оказывает определенное влияние на принятие присяжными того или иного решения.

Исследуя структуру судебного следствия в суде присяжных, стоит указать, что она начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника, в которых государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения и предлагает порядок исследования представленных им доказательств, а защитник высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представляемых им стороной защиты доказательств (ч. ч. 1 - 2 ст. 335 УПК РФ).

Это, в свою очередь, обусловлено тем, что, во-первых, исходя из принципа состязательности сторон, судья должен предоставить максимальную возможность сторонам самим регулировать порядок исследования доказательств, во-вторых, исследуя в первую очередь доказательства обвинения, а затем защиты, только в такой последовательности можно обеспечить соблюдение принципа презумпции невиновности. Указанный порядок исследования доказательств, отмечает А.П. Шурыгин, заместитель председателя Верховного Суда РФ в отставке, соответствует конституционному положению о презумпции невиновности и о недопустимости возложения на обвиняемого обязанности доказывать свою невиновность (ст. 49 Конституции РФ), а также общим положениям УПК РФ <7>. Указанный порядок способствует также восприятию присяжными заседателями представленных им сторонами доказательств, исходя из основного критерия - доказано или нет предъявленное обвинение. Причем, как отмечают В.В. Золотых и Н.П. Кириллова, порядок исследования доказательств может оказать существенное влияние на формирование убеждения у присяжных заседателей <8>.

<7> Шурыгин А.П. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей // Научно-практическое пособие по применению УПК РФ. М., 1995. С. 62.
<8> Золотых В.В., Кириллова Н.П. Суд присяжных в России и мировой опыт. СПб., 1998. С. 18.

Своей точки зрения по данному вопросу придерживается С. Хрулев, который отмечает: "Порядок рассмотрения доказательств в суде прямо влияет на убеждение людей, изучающих уголовное дело, и поэтому в большей или меньшей степени определяет их мнение по нему. Если производить судебное следствие без всякой системы, допрашивать свидетелей и прочитывать документы как попало, то в итоге получится совсем не такое ясное целостное впечатление, какое получится, если судебное следствие будет производиться систематично. Иногда даже впечатление меняется - ослабляется или усиливается - только от того, что одни доказательства разрабатываются прежде или после других, их отменяющих и тем дающих им известное освещение. Поэтому порядок рассмотрения доказательств в суде, то есть управление ходом судебного следствия, несомненно, может оказать влияние на силу, а в некоторых случаях даже на характер впечатления доказательств" <9>.

<9> Хрулев С. Суд присяжных. Очерк деятельности судов и судебных порядков. СПб., 1886. С. 128.

По справедливому замечанию Т.В. Моисеевой, порядок исследования доказательств по делу создает условия для объективного исследования присяжными заседателями обстоятельств уголовного дела, формированию у них определенных убеждений и представлений об обстоятельствах исследуемого события. При этом председательствующий, по ее мнению, должен осторожно подходить к решению вопроса об изменении первоначально установленного порядка исследования доказательств. В некоторых случаях, пишет она, лучше объявить перерыв в судебном заседании, чем изменить порядок исследования доказательств, например, не допросив всех свидетелей обвинения, приступить к исследованию доказательств, представленных стороной защиты <10>.

<10> Моисеева Т.В. Вступительное заявление сторон - условие, обеспечивающее объективность присяжных заседателей // Российская юстиция. 2009. N 10. С. 50 - 52.

Таким образом, процессуальные особенности доказательственной процедуры в суде присяжных включают в себя элементы состязательности, что требует от профессиональных судей, стороны защиты и стороны обвинения не только знания права, но и владения методикой представления доказательств для их исследования. Это же, в свою очередь, способствует пониманию присяжными значения представляемых доказательств, их взаимосвязи и отношения к предмету доказывания. Ошибки, допущенные в ходе осуществления процесса доказывания, могут повлечь за собой не только вынесение присяжными оправдательного либо обвинительного приговора, но и его отмену. Поэтому среди основных причин отмены приговоров называют в том числе и нарушение правил порядка исследования доказательств судом присяжных, регламентированного главой 37 УПК РФ.

Сказанное подтверждается специальным докладом, сделанным Уполномоченным по правам человека в РФ, в котором говорится, что "нарушение органами дознания и следователями требований уголовно-процессуального закона, связанного с порядком собирания доказательств, является главной причиной вынесения судами присяжных значительного количества оправдательных вердиктов" <11>.

<11> Российская газета. 14.10.2004. С. 4.

Одной из разновидностей нарушения доказательственной процедуры в суде с участием присяжных заседателей является исследование тех фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых не устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Следует учитывать и то, что в соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия" <12> указано, что недопустимо использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также нарушение требований УПК РФ, в силу которых доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинения. Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

<12> Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия" // Законность. 1996. N 4. С. 21.

Таким образом, следует констатировать, что в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Что касается доказательств, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства, то судья по собственной инициативе, а также по ходатайству сторон в отсутствие присяжных заседателей исключает их из материалов уголовного дела. При обсуждении вопроса об исключении недопустимых доказательств судья выясняет у другой стороны, имеются ли у нее возражения против данного ходатайства. При отсутствии возражений судья удовлетворяет заявленное ходатайство (ч. 5 ст. 234 УПК РФ, ч. ч. 5, 6 ст. 335 УПК РФ). При наличии возражений после выслушивания мнения сторон, судья принимает решение об исключении доказательства, признанного им недопустимым (ч. 5 ст. 335 УПК РФ). Таковыми доказательства могут быть признаны как в ходе предварительного слушания (ч. 5 ст. 234, ч. 4 ст. 236 УПК РФ), так и в ходе судебного следствия (ч. ч. 5 - 6 ст. 335 УПК РФ). Поэтому нередко в судебной практике встречаются случаи, когда вопрос о допустимости того или иного доказательства правильнее решить в судебном заседании. Однако эти требования закона соблюдаются не всегда.

Так, по уголовному делу в отношении Морозова, который был осужден Ивановским областным судом присяжных по п. "б" ч. 2 ст. 213 УК РФ и оправдан по п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ, приговор был отменен. При кассационном рассмотрении дела было установлено, что в присутствии присяжных заседателей рассматривались вопросы, касающиеся проверки законности расследования, которые должны были разрешаться единолично председательствующим судьей, без участия присяжных заседателей. В частности, перед присяжными заседателями оглашалось ходатайство, являющееся, по существу, жалобой на действия следователя и не относящееся к числу доказательств, подлежащих исследованию в судебном заседании. В присутствии присяжных заседателей был допрошен в качестве свидетеля следователь по поводу собранных им доказательств <13>.

<13> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 7. С. 7 - 8.

Решение вопроса о недопустимости доказательств - компетенция судьи, однако инициатором исключения такого рода доказательств из материалов уголовного дела может быть не только судья, но и представители любой стороны, мнение которых он выслушивает, принимая самостоятельное решение. При этом при рассмотрении ходатайства стороны защиты об исключении доказательства, как полученного с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных защитой, лежит на государственном обвинителе. Если же об этом ходатайствует любой иной участник процесса, бремя доказывания недопустимости лежит на нем.

Говоря о недопустимости доказательств, следует исходить из того, что согласно ч. 1 ст. 381 УПК РФ к нарушениям уголовно-процессуального закона относятся нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора.

К числу таких нарушений относятся следующие: отсутствие разъяснения ст. 51 Конституции РФ; получение признания обвиняемого в отсутствие защитника, когда его участие было обязательно; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; обыск без участия лица, у которого он производился, когда присутствие последнего могло быть обеспечено и т.д.

В то же время на практике возникают ситуации, когда по ряду уголовных дел суды не принимают мер к исключению недопустимых доказательств либо, наоборот, полученные с соблюдением требований закона доказательства признают недопустимыми. В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей" дал следующие разъяснения: "Одним из оснований отмены приговоров является ошибочное исключение из разбирательства допустимых доказательств, поскольку такое нарушение ограничивает гарантированные законом права участников уголовного судопроизводства на предоставление доказательств и может повлиять на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них". В ч. 2 п. 23 данного Постановления Пленума Верховного Суда РФ также указано, что исключение из разбирательства дела доказательств должно производиться по постановлению председательствующего судьи с обязательным указанием мотивов принятого решения <14>.

<14> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2005 г. N 23 "О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных" // Законность. 2006. N 2. С. 52 - 57; Российская газета. 02.12.2005. С. 2.

Так, Ф. обвинялась в должностных подлогах и вымогательстве взяток с использованием служебного положения. Судом с участием присяжных заседателей Ф. была оправдана за отсутствием события преступления. Кассационная палата приговор оставила без изменения. На результат принятого решения повлияло постановление судьи об исключении из числа доказательств данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности (аудиозапись и видеосъемка), в которых была зафиксирована передача А. взятки Ф. Решение мотивировано тем, что данные доказательства получены до возбуждения уголовного дела, т.е. с нарушением требований действующего УПК РФ. По тем же основаниям судья отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о просмотре и прослушивании в судебном заседании видео- и аудиокассет по факту получения взятки.

Решение судьи об исключении из числа доказательств данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности, повлекло необоснованное постановление оправдательного приговора. Президиум Верховного Суда РФ приговор и определение кассационной палаты отменил, дело направил на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства <15>.

<15> Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 31.05.1995 // СПС "КонсультантПлюс".

Другим примером может послужить уголовное дело в отношении М. и А., которые по приговору суда присяжных Ставропольского краевого суда были признаны виновными в создании вооруженной группы для нападения на занимающихся частным извозом водителей, разработке преступных планов, с распределением ролей, нападением на граждан и убийствами. Отменяя приговор, Кассационная палата указала следующее. Согласно действующему УПК РФ доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств по делу. Судом же в нарушение этих требований исследованы недопустимые доказательства, которые могли повлиять на исход дела.

Так, в судебном заседании с участием присяжных заседателей были допрошены в качестве свидетелей оперативный работник уголовного розыска и заместитель начальника отдела прокуратуры края. Они показали, что в ходе бесед с задержанными М. и А. последние признались в совершенных нападениях на водителей и рассказали об обстоятельствах убийства потерпевших, однако процессуально их показания не оформлялись.

При таких данных доводы жалобы адвоката Н. были признаны обоснованными. Так называемые беседы с задержанными являлись не чем иным, как незаконным допросом, который производился в отсутствие адвокатов, без разъяснения задержанным положений ст. 51 Конституции РФ. Эти показания в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ и ст. 75 УПК РФ не должны были использоваться в суде в качестве доказательства.

В судебном заседании были исследованы и другие недопустимые доказательства, которые могли оказать воздействие на присяжных при вынесении ими обоснованного вердикта. Так, в подготовительной части судебного заседания были признаны недопустимыми доказательствами протоколы осмотра мест происшествия с участием подозреваемого М. в части его показаний. Однако в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей были допрошены свидетели Д. и К., которые присутствовали при осмотре мест происшествия с участием М. и при составлении протокола.

Кроме того, с участием присяжных заседателей исследовался протокол выемки куртки. После оглашения государственным обвинителем данного протокола председательствующий удалил присяжных из зала суда. Обсудив названный документ и приняв решение о недопустимости этого доказательства, суд исключил его из числа доказательств. По возвращении присяжных в зал судебного заседания председательствующий не объявил им об исключении протокола из числа доказательств и не разъяснил, что состоявшееся его исследование недействительно. Кассационная палата направила дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии предварительного слушания <16>.

<16> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5. С. 3 - 5.

Приведенные выше примеры указывают, что профессиональная деятельность судей не всегда отвечает требованиям их надлежащей квалификации и подготовки, которые предъявляются Федеральным законом "О статусе судей". Именно ошибки, допущенные судом при решении вопроса о допустимости доказательств, приводимых в суде с участием присяжных заседателей, могут в конечном счете свести на нет весь судебный процесс.

Помимо доказательств, полученных с нарушением закона, ч. 2 ст. 75 УПК РФ устанавливает иные основания признания доказательств недопустимыми. Ими являются: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего кодекса.

Таким образом, в судебном заседании с участием присяжных исследуются лишь оставшиеся, собранные в точном соответствии с законом доказательства, которых порой бывает недостаточно для принятия решения о виновности подсудимого. Это лишний раз указывает на необходимость осуществления качественного сбора, проверки и оценки доказательств не только в ходе судебного разбирательства, но и в процессе предварительного следствия. Отсюда и неоднократные решения присяжных о недоказанности отдельных, наиболее тяжких эпизодов или преступлений, в совершении которых обвиняются подсудимые. Порой это приводит к тому, что в совещательной комнате при заполнении вопросного листа присяжные заседатели попросту "отметают" инкриминируемые подсудимому эпизоды преступного деяния, что влечет за собой смягчение окончательного приговора суда.

Список литературы

  1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 ноября 2005 г. N 23 "О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных" // Законность. 2006. N 2. С. 52 - 57; Российская газета. 02.12.2005. С. 2.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия" // Законность. 1996. N 4. С. 21.
  3. Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 31.05.1995 // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5. С. 3 - 5.
  5. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 7. С. 7 - 8.
  6. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С. 14, 123.
  7. Божьев В.П. Уголовный процесс. Общая часть: Учебник. М., 1997. С. 123.
  8. Золотых В.В., Кирилова Н.П. Суд присяжных в России и мировой опыт. СПб., 1998. С. 18.
  9. Кемпф Н.Г. Проблемные вопросы исследования фактических обстоятельств дела в суде с участием присяжных заседателей: Дис. ... к.ю.н. Барнаул, 2006. С. 54.
  10. Лупинская П.А. Уголовный процесс: Учебник. М., 1995. С. 146, 221.
  11. Михайловская И.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2006. С. 78.
  12. Моисеева Т.В. Вступительное заявление сторон - условие, обеспечивающее объективность присяжных заседателей // Российская юстиция. 2009. N 10. С. 50 - 52.
  13. Ратинов А.Р. Вопросы познания в судебном доказывании // Советское государство и право. 1964. N 8. С. 106 - 123.
  14. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. С. 63.
  15. Хрулев С. Суд присяжных. Очерк деятельности судов и судебных порядков. СПб., 1886. С. 128.
  16. Шурыгин А.П. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей // Научно-практическое пособие по применению УПК РФ. М., 1995. С. 62.
  17. Якубович Н.А. Понятие доказывания в советском уголовном процессе // Советское государство и право. 1965. N 7. С. 113.
  18. Доказывание в уголовном процессе: традиции и современность / Под ред. В.А. Власихина. М.: Юрист, 2000. С. 209.
  19. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Юрист, 2004. С. 212.
  20. Российская газета. 14.10.2004. С. 4.