Мудрый Юрист

Квалификация преступлений против собственности, совершаемых с использованием электронных платежных систем *

<*> Chekunov I.G. Qualification of crimes againts ownership committed with use of electronic payment system.

Чекунов Игорь Геннадьевич, заместитель генерального директора ЗАО "Лаборатория Касперского".

В статье рассматриваются вопросы уголовно-правовой квалификации преступлений против собственности, совершаемых с использованием электронных платежных систем. Особенное внимание уделяется совершению мошеннических действий в этой сфере.

Ключевые слова: мошенничество, электронная платежная система, квалификация, преступления против собственности.

The article discusses the legal classification of criminal offenses against property, committed with the use of electronic payment systems. Particular attention is paid to commit fraud in this area.

Key words: fraud, electronic payment system, qualification, crimes against property.

Со времени появления Интернета развитие электронной торговли происходит семимильными шагами. По прогнозам ассоциации "Электронные деньги", объем пополнений электронных кошельков с прошлогодних 70 млрд. руб. может увеличиться в этом году до 140 млрд., количество активных пользователей кошельков уже превысило 30 млн. человек <1>. Но несмотря на то, что с момента появления платежных систем прошло достаточно много времени и они прочно вошли в бытовую жизнь миллионов людей, общепризнанного понятия электронных денег все еще не существует.

<1> Чуриков Л. Реальный выбор виртуальных денег // URL: http:// www.supergu.ru/ news/ news_ comments.php?n_ id= 229315.

Наиболее полная и точная дефиниция понятия электронных денег содержится в Директиве Европейского парламента и Совета Европейского союза от 18 сентября 2000 г. 2000/46/ЕС "Об учреждении и деятельности организаций, эмитирующих электронные деньги, и о пруденциальном надзоре за их деятельностью". Согласно данному документу, электронные деньги - это "денежная стоимость, представляющая собой требование к эмитенту, которая:

Но указанное определение интересует нас лишь теоретически, поскольку устанавливающая его директива не действует на территории Российской Федерации.

В российском же законодательстве до недавнего времени отсутствовало определение электронных денег. В Конституции РФ установлено, что "денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются" (ст. 75). Данные положения воспроизводятся в Федеральном законе от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", в соответствии с которым Банк России монопольно осуществляет эмиссию наличных денег и организует наличное денежное обращение (п. 2 ст. 4). Также в данном Законе закреплено, что официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль и введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются (ст. 27).

Исходя из данных положений, уже можно сделать вывод о том, что электронные деньги не являются в подлинном смысле деньгами.

Но следует также заметить, что, согласно ст. 140 ГК, платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов. При этом в отношении безналичной формы употребляется не слово "деньги", а "денежные средства", что сделано для разграничения данных понятий.

С технической точки зрения электронные деньги представляют собой "информацию о деньгах, содержащуюся в платежных интернет-системах, которые могут работать, не обращаясь за услугами в банковский сектор" <2>, поэтому их нельзя отнести ни к наличным деньгам, ни к безналичным денежным средствам в том смысле, в котором данные понятия используются в российском законодательстве.

<2> Сацункевич Е. Интернет-кошелек // "Эж-Юрист". 2007. N 4. Январь.

Правовой пробел, касающийся определения природы и регулирования обращения электронных денег, был частично решен указанием от 03.07.1998 N 277-У "О порядке выдачи регистрационных свидетельств кредитным организациям-резидентам на осуществление эмиссии предоплаченных финансовых продуктов", в соответствии с которым под предоплаченными финансовыми продуктами понимались денежные обязательства кредитной организации, заменяющие в процессе их обращения требования юридических и/или физических лиц по оплате товаров или услуг, и в том числе денежные обязательства, составленные в электронной форме.

В то же время проблема так и не была решена. Во-первых, указания Банка России не имеют достаточной юридической силы для формулирования фундаментальных правовых категорий. Во-вторых, именно понятие электронных денег в данном указании так и не было дано. И в-третьих, Положением Банка России от 24.12.2004 N 266-П "Об эмиссии банковских карт и об операциях, совершаемых с использованием платежных карт" данное указание было признано утратившим силу.

При этом в юридической доктрине также не содержалось единого подхода к пониманию электронных денег, и различными авторами предлагались различные определения понятия электронных денег. Например, высказывалось мнение, что "фактически цифровая наличность - это электронное средство учета каких-либо активов, прав требования и имущества. Поэтому электронные деньги правильно называть электронными средствами учета или просто электронными средствами" <3>. Или авторами делались выводы о том, что "электронные деньги представляют собой платежный инструмент, обладающий в зависимости от схемы реализации свойствами как традиционных наличных денег, так и традиционных платежных инструментов (банковских карт, чеков и т.д.). С наличными деньгами их роднит возможность проведения расчетов, минуя банковскую систему, с традиционными платежными инструментами - возможность проведения расчетов в безналичном порядке через счета, открытые в кредитных организациях" <4>.

<3> Кузнецова М.С. Расчеты электронными деньгами // Российский налоговый курьер. 2008. N 18. Сентябрь.
<4> Калистратов Н.В., Кузнецов В.А., Пухов А.В. Банковский розничный бизнес. М.: БДЦ-пресс, 2006.

Таким образом, давно назрела необходимость в принятии законодательства, регулирующего оборот электронных денег.

Таким законом стал Федеральный закон от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ "О национальной платежной системе". Этот Закон устанавливает правовые и организационные основы НПС, регулирует порядок оказания платежных услуг, в том числе осуществления перевода денежных средств, использования электронных средств платежа, деятельность субъектов НПС. Также он определяет требования к организации и функционированию платежных систем, порядок осуществления надзора и наблюдения в НПС.

Согласно данному Закону, электронные денежные средства - это денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счета (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа.

Таким образом, законодатель приравнял электронные денежные средства к особому роду безналичных денежных средств. При этом особенности осуществления перевода электронных денежных средств закреплены в этом же законе. Если учесть, что Закон существенным образом реформирует отношения, связанные с оборотом электронных денежных средств (в частности, обязывает операторов по переводу денежных средств получать лицензию на осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов и связанных с ними иных банковских операций), то следует согласиться с позицией законодателя относительно определения электронных денежных средств.

Следует заметить, что одновременно с развитием оборота электронных денег увеличивается и количество преступлений против собственности, совершаемых в Интернете с использованием электронных платежных систем.

В основном к данным преступлениям относятся мошенничества. Обман может заключаться в эксклюзивных предложениях, которые содержатся в сообщениях на различных форумах, размещаемых мошенниками. М. Зингер описывает такой интересный пример подобного сообщения: "Хочу рассказать вам, как меня обманули на 150 WMZ. Нашел я в Сети где-то статью приблизительно такого содержания: "Есть в системе WebMoney волшебный кошелек, и все, что вы на него пошлете, вернется вам в утроенном размере! Любая сумма! Пошлете тысячу - получите три тысячи" и т.д.

Я не поверил, но для теста послал 1 доллар. Через 5 часов проверил свой WMZ-кошелек и обнаружил перевод в 3 доллара! Я удивился. Послал потом еще доллар - опять то же самое. Потом послал 5 долларов, и мне пришло 15. Осмелев окончательно, послал все, что у меня было, - около 150 WMZ... Что было дальше, думаю, вы уже поняли. Никаких 450 WMZ мне никто не прислал, да и мои 150 тоже исчезли навсегда" <5>.

<5> Зингер М. Лохнесс: халява в виртуальной мышеловке. СПб.: Вектор, 2006. С. 56.

В данном случае расчет мошенников на то, что прочитавший это сообщение человек захочет утроить хотя бы небольшую сумму денег и отправит на указанные кошельки по 1 - 5 долл.

В то же время при квалификации данных деяний возникают определенные трудности, в особенности это касается квалификации по такому признаку, как предмет преступления. Изложенное выше, относительно правовой природы электронных денег, вызывает вопрос, можно ли назвать электронные деньги предметом преступлений против собственности.

Для большинства преступлений против собственности характерен такой предмет, как имущество (вещи). В то же время электронные деньги не являются вещами, а значит, они не могут выступать в качестве предмета большинства преступлений против собственности (кражи, присвоения и растраты, грабежа, уничтожения или повреждения имущества).

Следует согласиться с А.А. Тарасовым в том, что "до момента выполнения банком требования виновного хищение нельзя считать оконченным: денежные средства находятся в собственности банка, а значит, у виновного отсутствует реальная возможность распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению или пользоваться ими как своими собственными. Определить момент окончания хищения ("обналичивание" похищенных денежных средств либо их перечисление на иной счет) в этом случае становится практически невозможным, потому что находящиеся на счете безналичные денежные средства носят обезличенный характер и их невозможно разделить на похищенные и полученные законным путем" <6>.

<6> Тарасов А.А. Безналичные денежные средства как предмет хищений в сфере финансовой деятельности воинских частей // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 10. Октябрь.

В то же время данные деяния, при наличии соответствующих доказательств, можно, на наш взгляд, квалифицировать как покушение на хищение.

Кроме того, следует иметь в виду, что предметом некоторых преступлений против собственности могут выступать не только вещи, но также и имущественные права. Это характерно для таких преступлений против собственности, как мошенничество в форме приобретения права на чужое имущества, а также вымогательство.

Для определения момента окончания данного преступления следует обратиться к положениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате". Согласно п. 12 данного Постановления, "с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного".

Поскольку, согласно современному законодательству о платежных системах, электронные деньги практически приравниваются к безналичным денежным средствам, представляется возможным распространять вышеизложенные правила квалификации также и на мошенничества и вымогательства с электронными деньгами.

Несомненно, принятие Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ "О национальной платежной системе" существенно снизит уровень криминала в электронных платежных системах Интернета.

Так, до принятия данного Закона, когда правовой статус электронных денег еще не был определен, в Интернете орудовали мошенники, называвшие себя "виртуальными банкирами". Они привлекали "вклады" электронными деньгами. Согласно действовавшему тогда законодательству, совершение таких операций было невозможно. Также достаточно трудно было доказать наличие в данных действиях состава преступления, в части установления признака предмета преступления.

В настоящее время с упорядочиванием на уровне закона порядка оказания платежных услуг деятельность мошенников существенно осложнится. Так, в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 27 июня 2011 г. N 161-ФЗ "О национальной платежной системе", использование электронного средства платежа клиентом - юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем осуществляется с проведением его идентификации оператором электронных денежных средств. А в соответствии с п. 5 данной статьи общая сумма переводимых электронных денежных средств с использованием одного неперсонифицированного электронного средства платежа не может превышать 40 тыс. руб. в течение календарного месяца.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что принятие нового закона существенно увеличит безопасность гражданского оборота в Интернете и снизит уровень имущественной преступности, совершаемой с использованием платежных систем.