Мудрый Юрист

Проблема параллельного судопроизводства в международном праве

Смбатян Анаит Сергеевна - кандидат юридических наук, директор департамента открытого акционерного общества "Мечел", соискатель кафедры международного права Российского университета дружбы народов (Москва).

Статья посвящена параллельному судопроизводству и вынесению органами международного правосудия противоречащих друг другу решений по тождественным спорам. В международном публичном праве отсутствуют императивные нормы и принципы, регулирующие проблемы в области конкуренции юрисдикций. Существуют лишь принципы ограниченного действия, такие как принцип судейской вежливости, lis pendens и forum non conveniens.

Ключевые слова: международное право, международные суды, конфликт юрисдикций, параллельное судопроизводство, судейская вежливость, lis pendens, forum non conveniens, судейское усмотрение, допустимость рассмотрения иска.

Parallel judicial proceedings problem in international law

A.S. Smbatyan

The article is devoted to parallel judicial proceedings and as a consequence contradictory judgments of international judicial bodies on identical disputes. In the public international law there are no imperative norms and principles regulating problems of competitive jurisdiction. There are only principles of limited implementation, such as principles of judicial comity, lis pendens and forum non conveniens.

Key words: international law, dispute international courts, conflict of jurisdictions, parallel legal proceedings, judicial comity, lis pendens, forum non conveniens, judicial discretion, admissibility of claim.

Повышение авторитета и всестороннее развитие международного права, расширение его предметного и субъектного охвата ведет к увеличению числа органов международного правосудия. Ввиду специфики международного публичного права, обусловленной, в частности, взаимосвязью норм и принципов его различных отраслей, а также отсутствием иерархии системы органов международного правосудия, увеличение числа международных судов и трибуналов создает определенные риски. Так, появляются возможности для выбора "удобного суда", проведения параллельного судопроизводства, вынесения не совпадающих, а то и противоречащих друг другу решений. Рассматривая, по сути, один и тот же спор, различные суды могут прийти к разным выводам относительно одних и тех же правовых норм и (или) фактов.

Вынесение органами международного правосудия несогласованных решений в какой-то степени подрывает сам принцип мирного урегулирования международных споров, поскольку несогласованные решения оставляют спор неразрешенным. Более того, вынесение подобного рода решений вызывает неопределенность правового регулирования, ставит под угрозу стабильность и легитимность системы международного права, поскольку органы международного правосудия, вынесшие такие решения, созданы данной системой и осуществляют деятельность по ее правилам.

Пока преждевременно говорить о том, что проблема конфликта юрисдикций и параллельного судопроизводства приобрела системный характер. Однако "симптомы" очевидны, уже необходимо создавать механизмы предотвращения таких ситуаций. Тем более что есть все основания предполагать дальнейшее увеличение числа органов международного правосудия.

В международном праве отсутствуют общепризнанные, императивные нормы и принципы, регулирующие вопросы конкуренции юрисдикций. Есть лишь принципы ограниченного применения, способные в некоторой степени регулировать либо, скорее, смягчать конфликт юрисдикций и решать проблему параллельного судопроизводства. Речь идет о принципах судебной вежливости, lis pendens и forum non conveniens.

В одном из решений Международного центра по урегулированию инвестиционных споров говорится: "Когда юрисдикции двух не связанных между собой и независимых судов распространяются на тождественный спор, в международном праве не существует правовой нормы, создающей какому-либо из таких судов препятствия в осуществлении юрисдикции. Тем не менее в интересах поддержания международного правопорядка любой из таких судов может сугубо в рамках присущих ему полномочий и в порядке судейской вежливости принять решение о приостановлении реализации своей юрисдикции, дожидаясь принятия решения по спору, находящемуся на рассмотрении другого суда" <1>.

<1> SPP v. Egypt. Decision on Jurisdiction I. 1985. 27 Nov.

Вежливость может проявляться в приостановлении процедуры судопроизводства до принятия решения другим органом правосудия; в использовании в процессе судопроизводства выводов и заключений, сделанных другими органами правосудия; в отклонении своей юрисдикции на основании принципа допустимости принятия иска к рассмотрению. Принцип вежливости достаточно распространен в сфере международного частного права и в государствах с федеративным устройством.

В решении Верховного суда США "Hilton v. Guyot" <2> было дано определение вежливости: "В юридическом смысле вежливость не является ни предметом абсолютного обязательства, ни простой учтивостью и доброй волей. Но она представляет собой признание, которое одно государство дарует на своей территории законодательным, исполнительным либо судебным актам другого государства, учитывая при этом как международные обязательства и удобство, так и права его собственных граждан и других лиц, находящихся под защитой его законов" <3>. Что же касается международного публичного права, то "существует ограниченная прецедентная практика применения принципа вежливости в качестве основания уступки юрисдикции одним международным судом другому" <4>.

<2> 159 US. 113 (1895).
<3> Burd G. M. Comity in Cases Involving Russian Element // The Russian-American Symposium on Private International Law (Москва, 29 июня 2004 г.); URL: http:// www.abanet.org/ intlaw/ committees/ disputes/ litigation/ Comity.pdf.P.4.
<4> Bjorklund A. K. Private Rights and Public International Law: Why Competition Among International Economic Law Tribunals Is Not Working // Hastings Law Journal. 2007. Vol. 2. P. 304 - 305.

Среди немногочисленных примеров можно назвать решение "MOX Plant", в котором Международный трибунал по морскому праву приостановил собственную процедуру, "принимая во внимание соображения взаимного уважения и вежливости, которые должны иметь приоритетное значение между судебными органами, к каждому из которых можно апеллировать при установлении прав и обязанностей в отношениях между двумя государствами" <5>.

<5> The MOX Plant Case (Ireland v. U. K.) // URL: http:// www.pca-cpa.org/ showpage.asp?pag_id=1148.

Возникает вопрос: имеют ли органы международного правосудия полномочия приостанавливать процедуры рассмотрения спора на основании принципа судейской вежливости в ожидании вынесения решения другим судом? Положительный ответ на данный вопрос вызывает ряд других: каким должно быть отношение суда, приостановившего собственную процедуру судопроизводства, к такому решению, должно ли такое решение приниматься безоговорочно или суд вправе провести собственный анализ обоснованности его вынесения, а при несогласии с таким решением возобновить приостановленную процедуру и, не исключено, прийти к противоположным выводам?

На наш взгляд, в международном публичном праве существуют причины, препятствующие широкому применению принципа судейской вежливости.

Во-первых, споры, вытекающие из двух и более международных соглашений, могут быть тождественны по сути. Следовательно, право на обжалование вопроса может быть предусмотрено различными международными соглашениями, и лицо, которому такое право предоставлено, должно обладать возможностью его реализации. В одном из решений Международного центра по урегулированию инвестиционных споров справедливо отмечено: "Центр прилагает все усилия к тому, чтобы избежать множественности судов и юрисдикций, однако лишать инвесторов прав, которыми они обладают в соответствии с различными соглашениями, не представляется возможным" <6>.

<6> CMS Gas Transmission Company v. The Republic of Argentina. ICSID Case N ARB/01/8. Decision of the Tribunal on Objections to Jurisdiction. Par. 86 // URL: http:// ita.law.uvic.ca/ documents/ cms-argentina_000.pdf.

Во-вторых, подобная вежливость - проявление доброй воли конкретного судьи (суда) в границах судейского усмотрения. Невозможно на нормативном уровне закрепить необходимость реализации данного принципа. Это означает, что принцип вежливости не будет способствовать предсказуемости разрешения ситуаций, когда имеет место конфликт юрисдикций, ввиду необязательности его применения, следовательно, формирование единообразной судебной практики в рассматриваемой области будет затруднено.

Рассмотрим далее возможности принципов lis pendens и forum non conveniens по урегулированию проблемы параллельного судопроизводства.

Принцип lis pendens призван способствовать начатому судопроизводству, исключая до его завершения возможность параллельного рассмотрения того же спора в другом суде и соответственно вынесение по нему двух различных решений. Элементами принципа являются: 1) тождественность сторон (persona); 2) тождественность объекта спора (petitum); 3) тождественность оснований спора (causa petendi); 4) параллельность рассмотрения тождественных споров.

Профессор международного права Университета Ноттингема Джеймс Фаусетт (James Fawcett) в докладе Международной академии сравнительного права "Отказ от юрисдикции в международном частном праве" (1994 г.) описывал lis pendens в контексте его действия в области международного частного права как "ситуацию, при которой параллельные слушания с участием одних и тех же сторон и с одним и тем же основанием иска ведутся в двух разных странах и в одно и то же время" <7>.

<7> Sheppard A. International Commercial Arbitration Final Report on Lis Pendens and Arbitration // International Law Association Conference. Toronto, 2006. P. 2. Par. 1.2 (Цит. по: Declining Jurisdiction in Private International Law (Report to the XIVth Congress of the International Academy of Comparative Law. Athens, 1994) / Ed. by J. Fawcett. Oxford, 1995. P. 27).

Дж. Фаусетт выделяет четыре варианта разрешения судом ситуации lis pendens: а) суд может отказаться от юрисдикции или временно прекратить (либо приостановить) собственное производство по делу; б) суд может добиваться запрещения рассмотрения дела в рамках иностранной процедуры судопроизводства; в) продолжаются оба производства по делу с условием применения норм res judicata для недопущения вынесения двух решений; и (или) г) разрабатываются механизмы, побуждающие стороны принять решение о рассмотрении дела каким-либо одним судебным органом <8>. Предлагаемые меры в большей степени касаются сферы международного частного права, поэтому не все они могут быть реализованы в системе международного публичного права. Наиболее эффективна среди них, на наш взгляд, идея разработки механизмов, стимулирующих одну из сторон отказаться от рассмотрения спора в одном суде и сконцентрироваться на защите своей позиции в другом.

<8> Ibid. Par. 1.3.

С принципом lis pendens непосредственно связан широко распространенный в системах общего права принцип forum non conveniens. "...Доктрина forum non conveniens в том виде, в котором мы ее знаем, появилась в судах Шотландии в 1800-х гг. Анализ ранних шотландских дел показывает, что, уступая свою юрисдикцию иностранным судам, суды Шотландии руководствовались принципами судебной вежливости, а не своими полномочиями, предоставленными им статутным правом" <9>.

<9> Calamita N.J. Rethinking Comity: Towards a Coherent Treatment of International Parallel Proceedings // University of Pennsylvania Journal of International Economic Law. 2006. Vol. 27. Issue 3. P. 632.

Принцип forum non conveniens предоставляет судам широкие полномочия в вопросах приостановления процедуры судопроизводства. Он "позволяет суду, обладающему юрисдикцией, приостановить слушание или отказать в рассмотрении дела в случае, если ему становится известно о существовании более уместного альтернативного форума" <10>. Таким образом, использование принципа forum non conveniens целиком зависит от усмотрения суда. Именно поэтому данный принцип не может применяться в рамках системы международного судопроизводства. Профессор Калифорнийского университета Андреа Бьерклунд (Andrea K. Bjorklund) отмечает, что "применимость [принципа] forum non conveniens к международным судам является сомнительной. Основной вопрос заключается в том, обладает ли другой суд юрисдикцией в отношении данного спора. А поскольку международные суды обладают юрисдикцией только при признании ее спорящими сторонами, ответчику будет сложно утверждать, что в целях справедливого отправления правосудия спор должен рассматриваться в одном, а не в другом суде" <11>.

<10> Loy G.A. Declining Jurisdiction in a Future International Convention on Jurisdiction and Judgments. How Can We Benefit from Past Experiences in Conciliating the Two Doctrines of Forum Non Conveniens and Lis Pendens? // L. A. Int'l & Comp. L. Rev. 2005. Vol. 27. P. 328.
<11> Bjorklund A.K. Op. cit. P. 305.

К указанным аргументам следует добавить, что подача иска в орган международного правосудия, юрисдикция которого была признана соответствующим государством, выступает формой реализации законного права на судебное рассмотрение спора. Такой суд не может по своему "усмотрению" отклонять иск ввиду того, что иной орган правосудия, по его мнению, является более подходящим форумом для рассмотрения и урегулирования возникшего спора. По этой причине приводимое ниже мнение справедливо и в отношении международных судов и трибуналов: "...после того, как закон наделяет суд определенной юрисдикцией, он не может отказаться от юрисдикции по причине неудобства или неуместности. Эта глубоко укоренившаяся черта французской системы объясняет, почему доктрина forum non conveniens не была принята во Франции. Судья, отказывающийся принимать дело к рассмотрению, будет нарушать закон посредством отказа в правосудии" <12>.

<12> Loy G.A. Op. cit. P. 330 - 331.

Подход континентальной правовой системы к рассматриваемому вопросу гораздо ближе международному праву, нежели подход системы общего права. Представляется, что одного лишь факта рассмотрения аналогичного спора в ином международном суде недостаточно для отклонения иска, поданного в другой орган международного правосудия чуть позже. Временной фактор не может и не должен иметь решающего значения при определении допустимости либо недопустимости рассмотрения иска.

Практика урегулирования международных споров наглядно показывает, что международные суды и арбитражи весьма неохотно и достаточно редко отклоняют свою юрисдикцию. Так, в решении "Certain German Interests" Постоянная палата международного правосудия подтвердила наличие собственной юрисдикции, ссылаясь на отсутствие условий применения принципа lis pendens ввиду того, что параллельная процедура в рамках Смешанного арбитражного трибунала касалась иных аспектов и правовых вопросов <13>. В некоторых других решениях Постоянной палаты принцип lis pendens применялся, но частично.

<13> Certain German Interests in Polish Upper Silesia // PCIJ. Series A. N 6 (Jurisdiction). 1925.

В международном праве существует серьезное ограничение: "Применение принципа lis pendens в рассматриваемом контексте подразумевает, что процедуры параллельного судопроизводства проводятся в судах, обладающих равным статусом. Lis pendens не применяется в отношениях между наднациональными и внутригосударственными судебными органами... Когда суд либо арбитраж учреждается на основе межгосударственного договора, международный суд воспринимается в качестве суда, стоящего по иерархии выше любого национального суда либо третейского суда (обычно международный состав третейского суда не затрагивает этот статус). Такие наднациональные суды, как правило, устанавливают, что их юрисдикция обладает превосходством, и принцип litispendence на нее не может распространяться" <14>.

<14> Sheppard A. Op. cit. P. 13. Par. 3.2.

Проблема применимости принципа lis pendens в области международного публичного права выходит за рамки юридического статуса соответствующих международных судов. Подавляющее большинство органов международного правосудия создано на основе международных договоров, а с юридической точки зрения статус международных судов и трибуналов одинаков, за исключением судов первой инстанции (например, Суд первой инстанции ЕС либо третейские группы Органа по разрешению споров Всемирной торговой организации). Теоретически принцип lis pendens мог бы применяться в отношениях между равнозначными, а не равными по статусу органами правосудия. Равнозначность в этом контексте включает такие критерии, как юридический статус, фактическое место международных судов и трибуналов в системе международного судопроизводства, сопоставимость механизмов назначения (избрания) судей, специализация, эффективность, наличие механизмов принудительного исполнения принятых решений. Однако на практике найти хотя бы два равнозначных органа международного правосудия чрезвычайно сложно. Сопоставимы ли Европейский суд по правам человека и Межамериканский суд по правам человека; органы правосудия, созданные в рамках региональных интеграционных объединений: Суд ЕС и арбитраж в рамках НАФТА; а также Международный уголовный трибунал и Международный суд, Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии и Международный уголовный трибунал по Руанде? Каждый из упомянутых органов международного правосудия обладает уникальными характеристиками.

В то же время практика показывает, что принцип lis pendens может успешно применяться в рамках отдельных договорно-правовых режимов и региональных интеграционных объединений, где создано подобие системы административных и судебных органов по разрешению споров. Многие международно-правовые документы, регулирующие порядок рассмотрения споров в рамках договорных режимов и интеграционных объединений, включают положения о применении принципа допустимости рассмотрения исков. Согласно п. 2 ст. 35 Европейской конвенции о защите прав человека "Суд не принимает к рассмотрению никакую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, если она... b) является по существу аналогичной той, которая уже была рассмотрена Судом, или уже является предметом другой процедуры международного разбирательства или урегулирования, и если она не содержит новых относящихся к делу фактов". В данной статье есть норма о недопустимости рассмотрения иска (п. 3): "Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии со статьей 34, если сочтет ее не совместимой с положениями настоящей Конвенции или Протоколов к ней, явно необоснованной или злоупотреблением правом подачи жалобы" <15>.

<15> URL: http:// www.echr.ru/ documents/ doc/ 2440800/ 2440800-003.htm.

В силу ч. 2 ст. 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах действующий под его эгидой Комитет по правам человека "не рассматривает никаких сообщений от лиц, пока не удостоверится в том, что: а) этот же вопрос не рассматривается в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования; b) данное лицо исчерпало все доступные внутренние средства правовой защиты. Это правило не действует в тех случаях, когда применение таких средств неоправданно затягивается" <16>.

<16> URL: http:// www.un.org/ ru/ documents/ decl_conv/ conventions/ pactpro1.shtml.

По ст. 14(3)(а) Североамериканского соглашения о сотрудничестве в области экологии Секретариат должен быть проинформирован о том, является ли поставленный вопрос предметом рассмотрения судебным либо административным органом и если да, то дальнейшие действия не предпринимаются <17>.

<17> North American Agreement on Environmental Cooperation. 1993 // International Legal Materials. 1993. Vol. 32.

Приведенные правила реализации принципа lis pendens существуют не только на бумаге. Эти положения действительно предотвращают параллельное судопроизводство и, следовательно, вынесение противоречащих друг другу решений. Секрет прост: органы правосудия, созданные в рамках одного договорно-правового режима, осуществляют деятельность по единым нормам и принципам, обладающим обязательной юридической силой.

Итак, формальное внедрение принципа lis pendens в систему международного публичного права представляется бесполезным, поскольку условия, дающие основания для его применения в международном публичном праве, отсутствуют, а механическое использование данного принципа не отвечает интересам правосудия.

Было бы весьма опрометчиво рассматривать проблему параллельного судопроизводства в международном праве без учета такого фактора, как судейское усмотрение. То, каким образом конкретный судья (состав судей) разрешает ситуацию выбора "удобного суда" и параллельного судопроизводства, отражает его профессиональное мировоззрение, т.е. то, как он воспринимает систему международного права и в чем видит задачу отправления международного правосудия (восприятие может варьироваться от строго консервативного до весьма либерального).

Так, один судья может видеть свою задачу лишь в урегулировании конкретного спора между сторонами. В этом случае он не учитывает ранее принятые решения по аналогичным вопросам и игнорирует фактор влияния его решения на последующую судебную практику. В данном контексте хрестоматийным является решение Стокгольмского арбитража "CME Czech Republic B. V. v. The Czech Republic" <18>, поддержанное Апелляционным судом Швеции <19>. Несмотря на то что на момент рассмотрения спора Стокгольмским арбитражем по подобному спору в Великобритании было принято решение в пользу ответчика, суды Швеции вынесли решение об ответственности последнего. В обоих случаях полностью совпадали предмет иска и фактические обстоятельства, истцы принадлежали к одной группе (в первом случае истец - основной акционер, во втором - сама компания), основанием иска стали идентичные по содержанию инвестиционные договоры, заключенные Чехией с США и Нидерландами соответственно.

<18> Final Award.2003.14 March.Par.436//URL: http://ita.law.uvic.ca.
<19> CME v. Czech Republic B. V. Case N T8735-01. Svea Court of Appeal. 2003. 15 May. P. 95 // URL: http:// ita.law.uvic.ca/ documents/ CME2003- SveaCourtofAppeal_ 001.pdf.

В понимании другого судьи функция отправления международного правосудия может заключаться не только в урегулировании конкретного спора, но и в обеспечении последовательной прецедентной практики, учитывающей принятые ранее решения по аналогичным вопросам. Примером предсказуемого и последовательного урегулирования споров выступают многие решения Органа по разрешению споров ВТО (ОРС ВТО), Европейского суда. Сказанное касается отнюдь не только органов правосудия, осуществляющих деятельность в рамках одного правового режима. Прецеденты, включая решения иных органов правосудия по процедурным вопросам, как правило, учитываются Международным судом (как ранее Постоянной палатой международного правосудия), международными уголовными трибуналами. Тем не менее в практике многих международных органов правосудия можно выявить случаи игнорирования (порой намеренного) отдельных, весьма значимых прецедентов в рассматриваемых областях.

Третий же судья видит свою задачу не только в урегулировании конкретного спора и обеспечении последовательности судебной практики, он будет учитывать тот факт, что принимаемое им решение оказывает влияние на формирование прецедентной практики, а следовательно, на развитие международного права. Такой подход в наибольшей степени отвечает интересам международного правосудия. Например, в развитие международного торгового права неоценимый вклад внесли решения третейских групп ГАТТ и ОРС ВТО <20>; общее международное право невозможно представить без решений Постоянной палаты международного правосудия, особенно принятых на заре ее деятельности.

<20> См., например: Japan - Trade in Semi-Conductors. Report of the Panel adopted on 4 May 1988 (L/6309-35S/116); United States - Import Prohibition of Certain Shrimp and Shrimp Products. WT/DS58/ AB/R 12 October 1998; United States - Tax Treatment for "Foreign Sales Corporations" AB-1999-9 WT/ DS108/AB/R 24 February 2000; и др.

Следует отметить, что международная судебная практика в области урегулирования конфликта юрисдикций и параллельного судопроизводства только формируется. В этом процессе большое значение будет иметь фактор единообразия, достижение которого весьма затрудняется ввиду неопределенности избираемой судом стратегии, что ведет к неопределенности правового регулирования и сужению возможностей объективного решения вопроса в каждом отдельном случае.

Если судья воспринимает международное право в контексте фрагментации ("судья-фрагменталист"), то при рассмотрении "комплексного" спора, затрагивающего нормы нескольких отраслей международного права и договорных режимов, он, скорее всего, использует технику расщепления спора, будет строго применять нормы договорно-правового режима, в рамках которого осуществляет деятельность соответствующий орган международного правосудия. Вопросы, подпадающие под юрисдикцию другого суда, останутся за рамками выносимого решения. Кроме того, при определении подсудности в случаях конфликта юрисдикций судья-фрагменталист будет ссылаться только на процессуальные нормы, непосредственно согласованные сторонами в рамках рассматриваемого договорно-правового режима. По нашему мнению, подобная чрезмерная осторожность не отвечает интересам правосудия.

Если международное право воспринимается судьей в контексте целостной правовой системы ("судья-интеграционист"), то он проявит более широкий, многовекторный подход: попытается применить не только согласованные сторонами нормы в рамках международно-правового режима, где осуществляет деятельность соответствующий международный суд (lex fori), но и процессуальные нормы, согласованные сторонами вне этого режима (например, иные нормы о выборе удобного суда, коллизионные нормы). Такой судья может пойти еще дальше и применить процессуальные нормы общего международного права, в интересах правосудия он не станет расщеплять спор, а использует метод консолидации.

Таким образом, выбор стратегии при возникновении конфликта юрисдикций - расщепление спора путем вычленения и рассмотрения вопросов, однозначно подпадающих под юрисдикцию органа международного правосудия, или же консолидация вопросов с целью их комплексного рассмотрения (в границах предоставленной юрисдикции, разумеется) - зависит от судейского усмотрения. Этот вопрос нормами международного права не регламентирован.

Последствия неопределенности судейского усмотрения можно значительно смягчить посредством универсальных правил, руководствуясь которыми судьи будут разрешать ситуации параллельного судопроизводства. Такие правила могут быть выработаны, например, на основании принципа допустимости рассмотрения исков. Известно, что подсудность спора и допустимость рассмотрения иска имеют различные юридические основания. Если в первом случае подразумевается наличие у органа правосудия юрисдикции по рассмотрению спора и вынесению решения, то во втором - наличие условий, регулирующих порядок применения процессуальных норм конкретным судом по спору. Эти условия оказывают непосредственное влияние на легитимность рассмотрения спора даже при наличии должным образом установленной юрисдикции.

Правила, определяющие допустимость рассмотрения исков, могли бы оказать судьям помощь при принятии ими решений в изучаемой области и, что немаловажно, способствовали бы формированию единообразной судебной практики. Отнюдь не обязательно, чтобы такие правила имели силу договорных норм. Они могут быть выработаны, например, Комиссией по международному праву и, конечно же, будут считаться рекомендациями. Однако их последовательное претворение в жизнь позволило бы создать единообразную судебную практику. Со временем такие нормы наверняка обрели бы юридическую силу обычных норм международного права.