Мудрый Юрист

Принцип сочетания индивидуальных и общественных интересов в правоотношениях культурно-зрелищного предпринимательства

Савчук Людмила Федоровна - кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права факультета информационных технологий, экономики и права филиала Российского государственного социального университета в Анапе (Анапа).

Статья посвящена изучению принципа сочетания индивидуальных и общественных интересов, его роли в совершенствовании гражданского законодательства.

Ключевые слова: Гражданский кодекс, гражданское законодательство, культурно-зрелищное предпринимательство, принцип сочетания индивидуальных и общественных интересов.

The principle of connection of individual and public interests in the legal relations of cultural and entertainment business

L.F. Savchuk

The article is devoted to the principle of a connection of individual and public interests for the civil legislation improvement.

Key words: the Civil Code, civil legislation, cultural and entertainment business, principle of connection of individual and public interests.

Должны ли действия представителей современного российского шоу-бизнеса согласовываться с моралью или достаточно того, чтобы они не противоречили закону? На этот далеко не праздный вопрос можно ответить словами В.А. Рясенцева: "В тех случаях, когда формально закон не нарушен, но действия лица не согласуются с моральными принципами общества, общественными интересами, должно быть признано, что право осуществляется в противоречии со своим назначением" <1>.

<1> Рясенцев В.А. Условия и юридические последствия отказа в защите гражданских прав // Сов. юстиция. 1962. N 9. С. 8.

Принцип сочетания индивидуальных и общественных интересов был предложен науке советского гражданского права О.Н. Садиковым <2>. Данный принцип отражал идеологию социалистического общества, что не означает неприменимости его к современному праву. Более того, высокое нравственное содержание этого принципа делает его пригодным для права демократического общества. Содержание принципа сочетания индивидуальных интересов с общественными заключается в идее служения людям, о чем выразительно писал русский философ Н.Н. Алексеев, характеризуя правовое понятие "публичность": "В более узком и специальном значении понятие "публичный" применяется для обозначения того, что не погружено в себя... связано с "другим", заинтересовано в нем, живет его жизнью. Отсюда идея "публичности" указывает на связь с "обществом", предполагает отношение к обществу как к целому... Все, что несет печать "публичности", включая и права, обозначает некоторую принадлежность к общественному целому. Можно сказать, что в отличие от партикулярного эгоизма проявления "публичности" совпадают с тем, что называется "жертвенностью"... служением людям, обществу, общественному целому" <3>.

<2> Садиков О.Н. Принципы нового гражданского законодательства СССР // Сов. государство и право. 1991. N 10. С. 20 - 29.
<3> Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999. С. 216 - 217.

Отсутствие в нормах гражданского законодательства идеологических посылок там, где они необходимы, способно привести к нежелательным последствиям для всего общества. Например, провозглашение в Гражданском кодексе РФ единственной целью предпринимательской деятельности получение прибыли без требования социальной полезности такой деятельности в определенной мере способствовало превращению приватизированного государственного сектора промышленности в частнособственническую вакханалию перепродаж, немыслимых посреднических отношений, к засилью различных мошеннических услуг. Принцип сочетания индивидуальных и общественных интересов должен быть возрожден к жизни теперь, когда, несмотря на провозглашение нашего государства социальным, общественные интересы подверглись забвению. По справедливому замечанию В.С. Белых, Россия - государство переходного периода и пока не соответствует потребностям и характеристикам социального государства с развитой рыночной экономикой <4>.

<4> Белых В.С. Основные направления совершенствования части первой Гражданского кодекса Российской Федерации // Предпринимательское право. 2010. N 1. С. 16.

Об интересах общества не заботится крупный торговый бизнес, предлагая некачественный, а порой и негодный товар. Культурно-зрелищное предпринимательство предлагает обществу безнравственные зрелища под видом произведений искусства. Не заботятся об общественных интересах и лица, создающие по заказу шоу-бизнеса материалы (не заслуживающие названия "произведения" в связи с отсутствием духовности) для общественного потребления.

И. Кант, говоря о должном и недолжном в социальных отношениях, призывал: "Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству" <5>. Для многих представителей современного российского шоу-бизнеса зритель - всего лишь средство собственного обогащения, а никак не цель, требующая духовно-нравственной отдачи.

<5> Кант И. Соч. М., 1964. Т. 4. Ч. 1. С. 270.

Есть мнение, что принцип сочетания индивидуальных и общественных интересов может быть включен в требование недопущения злоупотребления правом. Но выделение его в самостоятельный принцип поможет решать задачи правового регулирования во многих отношениях гражданского права.

В культурно-зрелищном предпринимательстве принцип сочетания индивидуальных и общественных интересов означает требование служения обществу в сфере создания и использования художественного продукта с тем, чтобы его потребление способствовало прогрессивному социальному развитию. Ибо, по словам Н.Н. Алексеева, "внутреннее преображение необходимо ведет за собою преображение внешнее. И, в частности, всякая ступень достигнутой духовности не может не отразиться на отношениях человека к человеку и не может не вести к преображению общественных отношений" <6>.

<6> Алексеев Н.Н. Указ. соч. С. 207 - 208.

Создание экономических и социальных условий для свободы предпринимательства, для обеспечения нравственного благополучия общества - важная задача современного права, в том числе гражданского. Гражданское право регулирует имущественные отношения, связанные с приобретением и потреблением материальных благ, эти отношения должны опираться на духовно-нравственную основу. Не менее значимо соблюдение нравственных начал в регулировании гражданским правом личных неимущественных отношений.

Духовность правового регулирования - качество, противоположное техницизму как увлечению технической стороной нормотворчества в ущерб его сущности. Техницизм сейчас присущ созданию правовых норм и делает их недоступными для понимания людьми, не имеющими юридического образования, а порой и юристами.

Сравнивая содержание понятий духовности и права, мы видим поначалу их явное различие. В основе духовности лежит нравственный закон, опирающийся на признание общечеловеческих ценностей, выработанных и сохраненных человечеством на протяжении тысячелетий его существования и наиболее строго сформулированных в религиозных постулатах. Право, понимаемое как право положительное, объективное, опирается на писаные законы, исходящие от государства. Однако близость духовности и права в том, что положительное право реализует "естественное" право, имеющее религиозно-нравственные основания, в конкретной социальной среде, обеспечивая поддержание в обществе состояния духовности. Ввиду того что часть норм юридических и нравственных имеют общее содержание, между духовностью и правом "невозможно провести резкую и точную границу раз и навсегда" <7>.

<7> Михайловский И.В. О религиозно-нравственных основаниях права // Русская философия права (антология) / Сост. А.П. Альбов, Д.В. Масленников, М.В. Сальников. СПб., 1999. С. 277.

Конституция РФ содержит ряд положений, относящихся к обеспечению материального и духовного благополучия граждан. Необходимая экономическая свобода способна дать свободу человеку, но излишняя приверженность человека к материальным благам делает его несвободным. Сосредоточенность на материальной стороне жизни, наиболее далекой от свободы, ведет к тому, что в ней начинают видеть не средства, а цель жизни. Для создания такого представления о свободе, когда на первый план выдвигается ее духовное содержание, и только потом - материальное, государство помимо экономических условий создает социально-правовые условия воспитания духовности человека и этим обеспечивает нравственное благополучие личности.

В вопросе о необходимости отражения духовности правового регулирования в содержании принципов гражданского права мы исходим из того, что при формировании нравственных правил в повседневном общении людей, в их быту, в их имущественных и личных неимущественных связях гражданское право взаимодействует с моральными основами. Указание в нормах права на соблюдение моральных норм не только не противоречит основам законотворчества, но и придает праву духовно-нравственный характер.

Совершенствование норм в гражданском праве должно опираться на философско-правовые и духовные основы нравственности, которые объективно являются основными началами гражданско-правового регулирования в целом и отношений, связанных с культурно-зрелищным предпринимательством, в частности.

Принципы, приобретающие духовное содержание, способны стать действительно основными началами отрасли гражданского права в том смысле, какой придавался основным началам теоретиками дореволюционного частного права.

Цивилисты дореволюционного периода понимали категорию "начала права" и в онтологическом, и в гносеологическом смысле. В зависимости от методологических ориентаций ученого начала права рассматривались и как объективные факторы правообразования, и как руководящие идеи, нашедшие закрепление в позитивном праве. В послереволюционный период категория понималась только в гносеологическом смысле, а начала гражданского права исчерпывались "отправными, руководящими началами" позитивного права, т.е. принципами гражданского законодательства <8>.

<8> Асланян Н.П. Основные начала российского частного права: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2002. С. 28.

Роль основного начала гражданского права в онтологическом смысле в советский период играла экономика, в постсоветский - рыночная экономика. Это чисто материалистическое понимание сужает и упрощает картину образования права. Необходимо рассматривать право как феномен культуры, особую сферу духовной жизни, вневременную ценность. Именно культура, духовная жизнь людей и есть объективные факторы правообразования, но такая онтология права все еще остается за пределами научного познания.

Придание принципам гражданского права духовно-нравственного содержания есть то, что можно назвать возвратом к философскому осмыслению истоков гражданского права, сближению и слиянию понятий "основные начала" и "принципы" гражданского права.

В общелингвистическом смысле термин "принцип" понимается как основное, исходное положение какой-нибудь теории; убеждение, взгляд на вещи либо основная особенность в устройстве чего-нибудь <9>. Под правовыми же принципами подразумеваются наиболее общие положения права, имеющие в силу их законодательного закрепления общеобязательный характер.

<9> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. 20-е изд. М., 1998. С. 597.

Необходимо выделить существенные признаки, присущие любому из правовых принципов. К их числу традиционно относят: объективно присущие праву качества (подобно тому, как каждой личности свойственны внутренние убеждения), идеи права, а также обязательное нормативное закрепление, в силу чего их выполнение считается обязательным <10>.

<10> Танага А.Н. Принцип свободы договора в гражданском праве России. СПб., 2003. С. 29.

По нашему мнению, нормативное закрепление наименования принципа - мера недостаточная. Необходимо легально определить и содержание конкретного принципа, его идеологическую сущность, разъясненную в норме права в доступной для восприятия форме.

Из многих определений понятия "принципы права" нам представляется духовно содержательной дефиниция, предложенная О.А. Красавчиковым. Под правовым принципом он понимал "определенное начало, руководящую идею, в соответствии с которой осуществляется правовое регулирование общественных отношений... принципы являются идеологическим отражением потребностей общественного развития" <11>.

<11> Советское гражданское право: Учеб. / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1968. Т. 1. С. 24.

Самостоятельный выбор участником гражданского правоотношения варианта поведения предполагает осмысленное и свободное действие субъекта права как духовно организованного человека (а не как "абстрактной точки приложения прав и обязанностей", по образному выражению И.А. Ильина <12>).

<12> Ильин И.А. Основные задачи правоведения в России. М., 1922. Кн. VIII - XII. С. 181.

Но полагаем, что предпосылкой такого осознанного поведения индивида, его "путеводителем" в сфере гражданского права должно стать воспитательное воздействие законодателя с помощью закрепления в законе достаточно четких и понятных принципов через критерии их идеологического содержания. Законодатель должен оказаться в роли воспитателя, восстанавливая согласие человека с самим собой, с его разумной природой, с другими людьми и помогая ему сформироваться как субъекту права. Заметим, что идея воспитательной функции законодателя не нова: она сложилась еще во времена французского Просвещения (Ш.-Л. Монтескье, Д. Дидро, Ж.-Ж. Руссо и др.).

Провозгласив духовно-нравственные принципы гражданского права и разместив их определения в начале Гражданского кодекса РФ, законодатель подготовит индивида как свободную личность и субъекта права к восприятию ценности и глубинного смысла взаимодействия с другими субъектами прав во всех правоотношениях гражданского права. Иными словами, дефиниции принципов гражданского права должны выполнять воспитательную функцию и содержать положения, адаптирующие человека к социально и духовно осмысленной деятельности в качестве субъекта гражданского права.

Одним из таких принципов гражданского права, имеющим духовно-нравственное содержание, является принцип сочетания индивидуальных и общественных интересов, определить который можно так: "Принцип сочетания индивидуальных и общественных интересов означает требование о направленности воли субъектов гражданских правоотношений на служение всеобщему благу наравне со своим личным благом".

Требует корректировки и определение предпринимательской деятельности. Во-первых, присоединяемся к мнению В.С. Белых, что предпринимательская деятельность - это экономическая деятельность, направленная на систематическое извлечение не только прибыли, но и дохода <13>. Во-вторых, предлагаем внести в качестве идеологической посылки (на основе признания правового принципа сочетания индивидуальных интересов с общественными) указание на социальную полезность как важный признак предпринимательской деятельности. Сформулируем определение: "Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск социально полезная экономическая деятельность, направленная на систематическое получение прибыли (дохода) от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке".

<13> Белых В.С. Основные направления совершенствования части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. С. 18; Он же. О концептуальных подходах в правовом регулировании предпринимательской деятельности // Предпринимательское право. 2010. N 4. С. 6.

Bibliography

Alekseev N.N. Osnovy filosofii prava. SPb., 1999.

Aslanjan N.P. Osnovnye nachala rossijskogo chastnogo prava: Avtoref. dis. ... d-ra jurid. nauk. M., 2002.

Belyh V.S. O konceptual'nyh podhodah v pravovom regulirovanii predprinimatel'skoj dejatel'nosti // Predprinimatel'skoe pravo. 2010. N 4.

Belyh V.S. Osnovnye napravlenija sovershenstvovanija chasti pervoj Grazhdanskogo kodeksa Rossijskoj Federacii // Predprinimatel'skoe pravo. 2010. N 1.

Il'in I.A. Osnovnye zadachi pravovedenija v Rossii. M., 1922. Kn. VIII - XII.

Kant I. Soch. M., 1964. T. 4. Ch. 1.

Mihajlovskij I.V. O religiozno-nravstvennyh osnovanijah prava // Russkaja filosofija prava (antologija) / sost. A.P. Al'bov, D.V. Maslennikov, M.V. Sal'nikov. SPb., 1999.

Ozhegov S.I., Shvedova N.Ju. Tolkovyj slovar' russkogo jazyka. 20-e izd. M., 1998.

Rjasencev V.A. Uslovija i juridicheskie posledstvija otkaza v zashhite grazhdanskih prav // Sov. justicija. 1962. N 9.

Sadikov O.N. Principy novogo grazhdanskogo zakonodatel'stva SSSR // Sov. gosudarstvo i pravo. 1991. N 10.

Sovetskoe grazhdanskoe pravo: Ucheb. / Pod red. O.A. Krasavchikova. M., 1968. T. 1.

Tanaga A.N. Princip svobody dogovora v grazhdanskom prave Rossii. SPb., 2003.