Мудрый Юрист

Понимание и соотношение категорий "система финансового права", "структура финансового права" и "система финансового законодательства" в современный период

Пиликин Георгий Геннадиевич - кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права Уральской государственной юридической академии (Екатеринбург).

На основе анализа современной правовой доктрины и законодательства РФ представлено авторское понимание соотношения категорий "система финансового права", "структура финансового права", "система финансового законодательства". Сформулированы их понятия, обозначены основные характеристики, отмечены направления развития.

Ключевые слова: система финансового права, структура финансового права, система финансового законодательства.

Understanding and relationship of categories "system of financial law", "structure of financial law" and "system of financial legislation" in the modern period

G.G. Pilikin

The article based on an analysis of contemporary legal doctrine and legislation of the Russian Federation represents the author's understanding of the relation of the categories "system of financial law", "structure of financial law" and "system of financial legislation". Their notion is formulated, key features are noted and their lines of development are marked.

Key words: system of financial law, structure of financial law, system of financial legislation.

По И. Канту, "право - это совокупность условий, при которых произвол одного (лица) совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы" <1>. Финансовое право, будучи неотъемлемой составной частью российской правовой системы, представляет собой действующую и развивающуюся систему. В юридической литературе указывается, что "системность общественных отношений наделяет право соответствующими качествами, предопределяет его структурное построение" <2>.

<1> Кант И. Критика практического разума. СПб., 1995. С. 285.
<2> Орлюк Е.П. Финансовое право как многогранное правовое явление // Современная теория финансового права: Сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. М., 2010. С. 93.

В философии система понимается как множество элементов, находящихся в отношениях и связях между собой, которое образует определенную целостность, единство <3>. Вместе с тем система как целостное образование не является лишь некой совокупностью взаимосвязанных элементов, поскольку, по утверждению Аристотеля, целое больше суммы его частей. Под структурой (лат. structura - строение) понимается строение и внутренняя форма организации системы, выступающая как единство устойчивых взаимосвязей между ее элементами <4>. Сам по себе переход от описания к объяснению, от явлений к сущности совпадает с познанием структуры исследуемой системы и (или) процесса.

<3> Философский словарь / Под ред. М.М. Розенталя. 3-е изд. М., 1975. С. 365.
<4> Там же. С. 395.

В юридической науке категории "система" (правовая система, система права) и "структура" применяют издавна <5>. Обращение к научным трудам ученых-правоведов XX в. и начала XXI в. показывает, что в названные категории вкладывается разное содержание <6>. По мнению В.И. Леушина, в "теории права существует лингвистический парадокс, когда термины "система права" и "правовая система" означают существенно различные понятия о праве. Однако никто не различает термины "норма права" и "правовая норма" или "применение права" и "правоприменение" и т.п." <7>.

<5> Барон Юлиус. Система римского гражданского права. СПб., 2005; Хвостов В.М. Система римского права: Учеб. М., 1996.
<6> Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 25 - 55 и др.; Алексеев С.С. Общая теория права: Учеб. 2-е изд. М., 2008. С. 167 - 179, 444 - 453; Малько А.В., Нырков В.В., Шундиков К.В. Теория государства и права. Элементарный курс: Учеб. пособие. 4-е изд. М., 2011. С. 77 - 183; Запольский С.В. Теория финансового права. Научные очерки. М., 2010. С. 296 - 321; и др.
<7> Леушин В.И. Система права и правовая система: сходство и различие // Бизнес, менеджмент, право. 2011. N 1. С. 74.

"Советский энциклопедический словарь" определяет систему права как совокупность отраслей действующего права данного государства <8>. В "Большом юридическом словаре" система права трактуется как строение национального права, заключающееся в разделении единых по назначению в обществе внутренне согласованных норм на группы, называемые отраслями и институтами <9>. В "Толковом словаре русского языка" указано, что система - это нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей. Структура - это строение, внутреннее устройство <10>.

<8> Советский энциклопедический словарь. 3-е изд. М., 1984. С. 1209.
<9> Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева. 3-е изд. М., 2009. С. 682.
<10> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 715, 775.

В приведенных словарях в отличие от научных трудов не содержится определения категории "структура права". А.Д. Селюков отмечает, что "для финансового права, как и для других направлений в праве, в качестве системы методологических оснований исследовательской деятельности выступает теория государства и права, поскольку она в комплексе содержит достаточный инструментарий адаптированных подходов к анализу финансово-правовых явлений. В свою очередь, методологией теории государства и права является система общенаучных методов познания, разработанных философией. Роль теории государства и права для целей развития науки и отрасли финансового права, наряду с прочими моментами, заключается в том, что она обеспечивает включение финансового права как подсистемы в общую систему национального права" <11>.

<11> Селюков А.Д. Вопросы методологии в теории финансового права // Современная теория финансового права. С. 37.

Вслед за философской наукой и общей теорией права будем исходить из того, что система - это целое, состоящее из взаимосвязанных частей, а структура - это строение, взаиморасположение элементов в системе. С этой точки зрения российская правовая система включает системы конституционного, административного, гражданского, финансового и других отраслей права. Представляется, что структура финансового права выступает внутренней формой системы финансового права, последняя взаимодействует с внешней формой (системой финансового законодательства), охватывает ряд элементов общего порядка, к которым относятся, в частности, финансовая политика, финансовая система, и находится в жесткой взаимосвязи с факторами конкретной экономической действительности (финансы, собственность, промышленное производство, рост ВВП и др.).

Известно, что для любой отрасли права (системы права) существенное значение имеет фактор стабильности. Для системы финансового права упомянутый фактор весьма важен. Вместе с тем определяющее влияние оказывают индикаторы реальной экономической действительности. При их изменении не может не изменяться регулятивное воздействие финансово-правового регулирования. Действие ряда предписаний приостанавливается, другие отменяются, вводятся иные положения и т.д. Отчетливо указанная специфика системы финансового права проявилась в период мирового финансово-экономического кризиса 2008 - 2011 гг. Эта специфика требует, чтобы система финансового права наряду со стабильностью обладала динамичностью в смысле оперативной реакции на изменившиеся финансовые отношения. Следует иметь в виду, что речь идет не просто о "замене" одной финансово-правовой нормы другой либо аннулировании той или иной финансово-правовой нормы, а о применении мер, связанных с "переналадкой" отдельных частей либо крупных блоков финансово-правового механизма при одновременной гармонизации с предписаниями иных отраслей права.

Структура финансового права представляет собой внутреннее строение единой и самостоятельной отрасли российского права и включает последовательно сменяющие друг друга элементы: финансовые правовые нормы (их элементы); группы норм (ассоциации); субинституты; институты; подотрасли. Перечисленные элементы структуры финансового права объединены общим целеполаганием и предметом регулирования. Очевидно, что структура финансового права основана на догме права, положения которой фундаментальны с теоретико-методологической позиции и с точки зрения правоприменения. Конечно, структура финансового права не может не учитывать современные требования и возможности (информационные технологии), не отвечать на вызовы времени. Основополагающее значение структуры (внутренней формы) права подтверждено практикой и объективно обусловлено, ибо сама по себе финансово-правовая норма (если таковой она действительно является) - это объективная реальность, поскольку регулирует фактически сложившиеся и существующие финансовые отношения. Поэтому учет законодателем современных требований при создании финансово-правовой нормы, финансового нормативного акта не освобождает его от воздействия закономерностей, связанных со структурой финансового права.

Финансовое право, будучи элементом правовой системы, само выступает системным образованием, его основные инструменты (нормы, институты, подотрасли) достигают ожидаемого результата благодаря системному воздействию на регулируемые отношения. С этой точки зрения существенно понимание соотношения структуры финансового права и системы финансового законодательства.

Структура финансового права сама по себе - построение элементов, внутренняя форма финансового права. Вместе с тем в философском смысле структура финансового права - содержание, а система финансового законодательства, будучи внешней формой финансового права, есть форма финансового права. Известны суждения Г.В.Ф. Гегеля о том, что содержание и форма в одинаковой степени важны, нельзя считать содержание существенным и самостоятельным, а форму - несущественной и лишенной самостоятельности, не может быть содержания без формы <12>.

<12> Гегель Г.В.Ф. Наука логики: В 3 т. М., 1971. Т. 2. С. 83 - 84.

Отсюда следует, что импликация структуры финансового права и системы финансового законодательства носит объективный характер. Само собой, интересы общества и государства требуют единства финансового права, ясности и определенности, а также интеллигибельности (понятности) его содержания. При этом очевидно и то, что теория финансового права обусловливает правильное руководство практической деятельностью: процессами правотворчества, правопонимания и правоприменения, в том числе судебной практикой и правовой деятельностью в сфере финансов.

Мощным стимулом для развития науки финансового права и формирования нового финансового законодательства явилось изменение в России системы экономических отношений. С.В. Запольский справедливо отмечает, что "система финансового права, сложившаяся в сороковые - пятидесятые годы (XX века), более не выдерживает критики не потому, что не верна концепция предмета, но потому, что вследствие изменения предмета претерпела изменение сама материя финансово-правового регулирования, что повлекло перераспределение функций между отдельными финансовыми инструментами, появление новых институтов, смещение юридических акцентов, что в конечном счете кардинально повлияло на систему финансового права. Нет сомнений, что и в дальнейшем эти процессы продолжатся, а систему финансового права будут сотрясать тектонические сдвиги, отражающие ход юридического развития общества" <13>. По мнению С.В. Мирошника, "финансовое право прошло в своем историческом развитии длительный путь, результатом которого стало превращение отдельных разрозненных нормативных предписаний в суперотрасль, положение которой в системе российского права обусловлено значимостью регулируемых общественных отношений" <14>.

<13> Запольский С.В. Указ. соч. С. 297 - 298.
<14> Мирошник С.В. Дискуссионные вопросы теории финансового права // Современная теория финансового права. С. 165.

С 1992 г. наблюдается бурное развитие финансово-правовой научной мысли (защищено более сорока докторских и несколько сотен кандидатских диссертаций, опубликовано значительное количество монографий, учебников, учебных пособий, научных и методических работ, во многих вузах созданы кафедры финансового права, регулярно проводятся международные, общероссийские, региональные конференции и совещания, посвященные проблемам теории и практики финансового права, учреждена и функционирует Международная ассоциация финансового права и др.).

Вместе с тем развитие науки финансового права и достигнутые результаты не получили должного отражения в финансовом законодательстве. Ряд авторов отмечают: "Нередко создается впечатление, что законодатель вообще не ощущает единства финансового права и ведет противоречивую деятельность "поинститутно" <15>; "сложившиеся представления о предмете и системе финансового права по значительному количеству позиций не стыкуются со сложившейся системой отечественного законодательства. Порою возникает ощущение, что финансово-правовая наука и законодательство развиваются параллельно и независимо друг от друга" <16>. С приведенными суждениями нельзя не согласиться. Представляется, что нужно выяснить причины несовпадения или разнонаправленности научных исследований и действий законодателя: непонимание, неясность рекомендаций финансовой науки либо неиспользование их; отсутствие эффективных форм взаимодействия между властью и наукой и позиционирования науки финансового права во властных структурах федерального, окружного, регионального и местного уровней; ненужность законодателю рекомендаций, предложений науки финансового права для решения задач финансово-правового урегулирования; воздействие на финансовые власти эффекта "закрытости", известного практике регулирования финансовых отношений. Очевидно, что указанная проблема нуждается в самостоятельном рассмотрении и последующем разрешении. Однако можно утверждать, что если изложенную ситуацию не изменить, то разнонаправленность деятельности науки финансового права и законодателя не может продолжаться сколь угодно долго, она в конечном счете вызовет негативные последствия <17>.

<15> Запольский С.В. Указ. соч. С. 299.
<16> Винницкий Д.В. Российское финансовое право: перспективы формирования новой модели развития его общей части в свете практики Конституционного Суда РФ // Современная теория финансового права. С. 108.
<17> В науке финансового права имеются, в частности, предложения, относящиеся к методике формирования законопроектов о налогах, а также к методике юридической оптимизации юридических конструкций действующих налогов (Иванова В.Н. Юридическая конструкция налога как фактор совершенствования налогового законодательства: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Воронеж, 2010. С. 24).

На текущем этапе развития отечественной науки финансового права имеется ряд обсуждаемых, но не решенных пока проблем, одной из особо актуальных и фундаментальных является системное формирование общей и особенной частей современного финансового права, адекватных современным требованиям и полностью инструментопригодных с позиции догмы права. Представляется, что в решении приведенной задачи науке финансового права следует двигаться целенаправленно и последовательно, избегая "революционных взрывов", "скачков" и т.п.

Отметим, что структура финансового права и система финансового законодательства тесно взаимосвязаны, если структура финансового права страдает недостатками, то система финансового законодательства в полной мере испытывает на себе их воздействие, что в итоге наносит ущерб не только балансу общего и частного интересов, но и каждому из них в отдельности, выходя за пределы сферы финансов.

Полагаем, что сама по себе структура финансового права не только обеспечивает определенность в праве, но и является константой и доминантой, безусловно способствующей систематизации финансового законодательства как важнейшему этапу научного познания объективной правовой реальности и правоприменительной практики. Кроме того, исследование структуры современного финансового права позволит понять действующий громадный финансово-правовой массив и повысить эффективность его регулятивного воздействия на финансовые отношения, а также обеспечить правопонимание финансово-правовой реальности <18>.

<18> Ивлиева М.Ф. Состояние современного налогового права в контексте современного правопонимания // Актуальные проблемы финансового права Республики Беларусь, России, Украины / Отв. ред. Д.В. Винницкий. СПб., 2006. С. 100, 103.

В юридической науке, в том числе науке финансового права, высказаны различные суждения относительно сущности, природы и содержания системы финансового права и законодательства.

В общей теории права "система права" понимается по-разному. Например, В.М. Хвостов пишет, что "системой права называется приведение всего юридического материала в такой вид, чтобы он представлял собою стройное логическое целое, а не беспорядочные агрегаты разнородных юридических определений" <19>. Система права предполагает, во-первых, анализ норм права, подразделяемых на нормы общего (абстрактного) значения и нормы местного (специального) значения; во-вторых, открытие общих руководящих принципов права, по отношению к которым отдельные нормы представляются лишь частными выводами; в-третьих, использование приема юридической конструкции для определения природы конкретного правоотношения; в-четвертых, формирование общих понятий, благодаря которым нормы права группируются в институты и другие крупные подразделения. Общие понятия выстраиваются в порядке, соответствующем их взаимному отношению. Так получается система права <20>.

<19> Хвостов В.М. Общая теория права. Элементарный очерк. 4-е изд. СПб.; М.; Варшава; Вильно, 1908. С. 111.
<20> Там же. С. 111 - 113.

С точки зрения А.В. Малько, А.С. Шабурова, П.Т. Васькова и ряда других авторов, система права - это структура права, состоящая из взаимосогласованных норм, субинститутов, институтов, подотраслей и отраслей права. Законодательство, как и право, имеет свою систему, под которой понимается его внутреннее строение. Система права выступает содержанием, а система законодательства - формой. Система права складывается объективно в зависимости от существующих общественных отношений. Система законодательства преимущественно субъективна, ибо зависит от законодателя <21>.

<21> Малько А.В. Нырков В.В., Шундиков К.В. Указ. соч. С. 177, 182 - 183; Теория государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 1985. С. 276, 288 (авторы главы - А.С. Шабуров, П.Т. Васьков).

С позиции С.Д. Цыпкина, под системой финансового права следует подразумевать единство, взаимосвязь и дифференциацию финансово-правовых норм по разделам <22>, институтам с учетом особенностей содержания регулируемых ими общественных отношений <23>. По мнению Л.К. Вороновой, система финансового права - это внутреннее распределение норм по отдельным финансово-правовым институтам в соответствии с особенностями финансовых отношений, регулируемых этими нормами <24>.

<22> Под термином "раздел отрасли" следует понимать, по мнению С.Д. Цыпкина, крупное правообразование; используется вместо термина "подотрасль".
<23> Советское финансовое право: Учеб. / Отв. ред. В.В. Бесчеревных, С.Д. Цыпкин. М., 1982. С. 55 - 56.
<24> Воронова Л.К., Мартьянов И.В. Советское финансовое право. Киев, 1983. С. 26.

Е.Ю. Грачева и О.Н. Горбунова отмечают, что система финансового права как совокупность нормативных установлений государства включает две части: общую и особенную, имеющие свою архитектонику и содержание <25>.

<25> Финансовое право: Учеб. / Отв. ред. Е.Ю. Грачева, Г.П. Толстопятенко. 2-е изд. М., 2009. С. 27 - 28.

Е.М. Ашмарина, рассматривая структуру финансового права, перечисляет вопросы Общей части и останавливается на проблемах, относящихся к Особенной части, имея в виду традиционные подотрасли и отраслевые институты, а также учетное право <26>.

<26> Ашмарина Е.М. Структура финансового права РФ на современном этапе // Государство и право. 2004. N 9. С. 89 - 96.

Система финансового права, полагает М.В. Карасева, должна строиться с учетом двух критериев: экономического и правового. Экономическим критерием формирования системы финансового права являются существующая финансовая система и обслуживающие ее движение финансовые потоки. Правовым критерием систематизации финансового права служит правовая классификация имущественных отношений <27>.

<27> Карасева М.В. Современные проблемы построения системы финансового права // Правоведение. 2006. N 3. С. 94 - 99.

С точки зрения И.Н. Барцица и Г.В. Петровой, в системе финансового права отражается объективно существующая система государства, единство финансовой системы проявляется в общем построении системы норм и принципов финансового регулирования <28>.

<28> Барциц И.Н., Петрова Г.В. Финансовое право: Учеб. М., 2010. С. 23.

По мнению А.А. Пилипенко, финансовое право - динамично развивающаяся отрасль права и сложное правовое образование, включающее большое количество правовых норм, что вызывает потребность во внутреннем его структурировании, т.е. существовании в виде определенной системы. Система финансового права - это его внутреннее строение, объединение финансово-правовых норм в некоторой последовательности, обусловленной системой общественных отношений, складывающихся в сфере финансовой деятельности государства <29>.

<29> Пилипенко А.А. Финансовое право: Учеб. пособие. Минск, 2007. С. 64 и далее.

В.А. Парыгина и А.А. Тедеев считают, что "бюджетное право, являясь самостоятельной группой правовых норм финансово-правовых отраслей, обладает сложной структурой и выступает в качестве подсистемы этих отраслей. Бюджетное право входит в единую систему права и является системой более низкого уровня, т.е. само представляет собой систему последовательно расположенных и взаимно увязанных правовых норм, объединенных внутренним единством целей, задач, предмета регулирования, принципов и методов такого регулирования" <30>. Используя схемы, В.А. Парыгина и А.А. Тедеев показывают структуру системы финансового права; структуру общей и особенной частей финансового права <31>.

<30> Парыгина В.А., Тедеев А.А. Бюджетное право и процесс: Учеб. М., 2005. С. 28 - 30.
<31> Парыгина В.А., Тедеев А.А. Финансовое право в схемах с комментариями: Учеб. пособие. М., 2005. С. 22 - 25.

Н.И. Химичева указывает, что финансовое право как отрасль права состоит из множества финансово-правовых норм, совокупность которых выражается в сложной целостной системе. Внутри этой единой системы финансово-правовые нормы в определенной последовательности и взаимосвязи группируются в различные институты и более крупные подразделения. Группировка финансово-правовых норм зависит от особенностей и взаимодействия регулируемых ими финансовых отношений, т.е. имеет объективную основу. Однако право не только воспринимает общественные отношения; его предназначение - регулировать и активно воздействовать на них. Поэтому на построение системы финансового права, группировку его норм, формирование институтов оказывают влияние и потребности практики. Система российского финансового права - это объективно обусловленное системой общественных финансовых отношений внутреннее его строение, объединение и расположение финансово-правовых норм в определенной последовательности. В системе финансового права выделяются части, разделы, подотрасли, институты. Наиболее крупные подразделения российского финансового права: общая и особенная части. Обоснование их выделения в финансовом праве и закрепление содержания каждой из них относится к важным достижениям отечественной правовой науки <32>.

<32> Финансовое право: Учеб. / Отв. ред. Н.И. Химичева. 3-е изд. М., 2003. С. 50 - 51; Химичева Н.И., Покачалова Е.В. Финансовое право: Учеб.-метод. комплекс. М., 2005. С. 129 - 130.

А.Н. Костюков полагает, что система финансового права представляет собой совокупность частей и элементов финансового права, характеризующих его внутреннее строение и обособляющих его от иных отраслей права. Система финансового права выражается в объединении единых по юридической природе элементов в структурно упорядоченное целостное единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчивостью, автономностью и порядком взаимодействия с внешней средой <33>.

<33> Костюков А.Н. Дискуссионные вопросы предмета и системы российского финансового права: Учеб. пособие. Омск, 2002. С. 27 - 28.

По мнению Н.М. Казанцева, система финансового права - это сетевая структура, в которой может быть вычленено множество различных иерархических подсистем. Структура финансового права не может быть сведена к древовидной <34>.

<34> Институты финансового права / Под ред. Н.М. Казанцева. М., 2009. С. 31.

С точки зрения Д.В. Винницкого, обеспечение дальнейшего развития системы финансового регулирования как самостоятельной сферы, координирующей и управляющей системами налогового, бюджетного, банковского и иных видов регулирования, нуждается в неординарных подходах. По словам автора, один из возможных путей реализации регулятивного потенциала единого финансового права в современных условиях - развитие его как макроотрасли, содержащей элементы коллизионного права, отнесенного Конституцией к исключительному ведению Федерации <35>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Д.В. Винницкого "Финансовое право в современных условиях: традиции и инновации" включена в информационный банк согласно публикации - "Финансовое право", 2006, N 8.

<35> Винницкий Д.В. Финансовое право в современных условиях: традиции и инновации // Актуальные проблемы финансового права Республики Беларусь, России, Украины. С. 28; Винницкий Д.В. Российское финансовое право: перспективы формирования новой модели развития его общей части в свете практики Конституционного Суда РФ. С. 125.

К.С. Бельский считает, что система финансового права - это такое распределение норм финансового права по группам и их построение в определенной последовательности, которые позволяют наглядно увидеть эти группы в их единстве. Система финансового права есть научно организованная совокупность, распределенность по подотраслям и правовым институтам, образующим отрасль - финансовое право <36>.

<36> Финансовое право: Учеб. / Под ред. С.В. Запольского. М., 2006. С. 46 (автор главы - К.С. Бельский).

Т.В. Конюхова, опираясь на позиции известных ученых С.С. Алексеева, А.С. Пиголкина, В.М. Сырых, приходит к выводу, что система права, как и система законодательства, не является застывшей. Они находятся в постоянном изменении в связи с быстрым развитием общественных отношений. Некоторые правовые институты изменяются, ликвидируются, другие создаются или преобразуются в подотрасли. В составе институтов возникают небольшие субинституты и даже мини-институты, содержание которых существенно меняется. Отметим, что Т.В. Конюхова отождествляет систему финансового права и структуру финансового права, рассматривая указанные категории как однопорядковые <37>.

<37> Конюхова Т.В. О предмете, методе, системе и учебной дисциплине финансового права // Современная теория финансового права. С. 228 - 231.

Относительно понимания категории "система финансового законодательства" в современной науке финансового права существует общность позиций: указанная категория рассматривается в качестве источников финансового права (В.В. Бесчеревных, О.Н. Горбунова, С.В. Запольский, Е.Ю. Грачева, В.В. Гриценко, К.С. Бельский, Л.К. Воронова, Д.В. Винницкий, М.В. Карасева, Ю.А. Крохина, С.В. Мирошник, В.А. Парыгина, Г.В. Петрова, Е.В. Покачалова, А.А. Пилипенко, А.Д. Селюков, Э.Д. Соколова, А.А. Тедеев, Н.И. Химичева, А.И. Худяков, С.Д. Цыпкин, И.А. Цинделиани и др.). Отметим, что значительная совокупность финансовых нормативных правовых актов сама по себе является системообразующим фактором отрасли финансового права. Представляется, что система финансового законодательства должна была бы отождествляться с совокупностью финансовых законов. Однако правовая реальность показывает, что современная система финансового законодательства - это совокупность финансовых нормативных правовых актов, принятых в установленном порядке.

Обзор мнений, предлагаемых в науке финансового права, дает основания сделать следующие выводы.

Во-первых, рассматриваемые категории имеют не только теоретико-методологическое значение, но и практическую ценность.

Во-вторых, проведенные исследования финансово-правовой материи в рассматриваемом аспекте делают очевидной необходимость создания фундаментальной основы, которая позволит понять природу элементов финансового права, осуществить анализ финансово-правового массива и выполнять научные разработки как в текущий момент, так и в средне- или долгосрочной перспективе (формирование научного задела).

В-третьих, фундаментальное изменение экономических отношений, происшедшее в 1991 г., в настоящее время требует перехода от "блокового" и "точечного" создания финансово-правового массива к концептуальному уровню построения системы финансового законодательства. Надо признать справедливой позицию ряда ученых-правоведов о необходимости принятия основополагающего финансового нормативного правового акта. Представляется, что это должен быть федеральный закон "Основы финансового законодательства в Российской Федерации". Его архитектоника и содержание, полагаем, существенно воздействовали бы на гармоничное совершенствование общей части финансового права.

Анализ финансового законодательства и его применения позволяет предположить, что система финансового права, охватывая внутреннюю форму (структуру финансового права), не ограничивается внутренним строением и включает такие элементы, как финансовая система, финансовая политика, отражает взаимосвязь и воздействие ряда факторов экономической действительности, к числу которых относятся финансы, собственность, промышленное производство, национальное богатство России; а также судебная, арбитражная практика и практика Конституционного Суда РФ. Мощное воздействие на систему финансового права оказывают и будут оказывать факторы, относящиеся к ведению международного финансового права, являющегося подотраслью финансового права (создание в России Международного финансового центра, участие в "Большой восьмерке", "Большой двадцатке", деятельность Таможенного союза Республики Беларусь, Казахстана и России, иных международных и межгосударственных структур, институтов и организаций).

Система финансового законодательства, по сути, находит отражение в особенной части финансового права. В науке финансового права неоднократно приводились суждения, касающиеся архитектоники и последовательности распределения крупных подразделений финансового права, а также иных правообразований, подпадающих с позиции науки финансового права под финансово-правовое воздействие.

Bibliography

Alekseev S.S. Obshhaja teorija prava: Ucheb. 2-e izd. M., 2008.

Ashmarina E.M. Struktura finansovogo prava RF na sovremennom jetape // Gosudarstvo i pravo. 2004. N 9.

Barcic I.N, Petrova G.V. Finansovoe pravo: ucheb. M., 2010.

Baron Julius. Sistema rimskogo grazhdanskogo prava. SPb., 2005.

Bol'shoj juridicheskij slovar'. 3-e izd. / Pod red. A.Ja. Suhareva. M., 2009.

David R. Osnovnye pravovye sistemy sovremennosti. M., 1988.

Filosofskij slovar' / Pod red. M.M. Rozentalja. 3-e izd. M., 1975.

Finansovoe pravo: Ucheb. / Pod Red. S.V. Zapol'skogo. M., 2006.

Finansovoe pravo: Ucheb. 2-e izd. / Otv. red. E.Ju. Gracheva, G.P. Tolstopjatenko. M., 2009.

Finansovoe pravo: Ucheb. 3-e izd. / Otv. red. N.I. Himicheva. M., 2003.

Gegel' G.V.F. Nauka logiki: V 3 t. M., 1971. T. 2.

Himicheva N.I., Pokachalova E.V. Finansovoe pravo: Ucheb.-metod. kompleks. M., 2005.

Hvostov V.M. Obshhaja teorija prava. Jelementarnyj ocherk. 4-e izd. SPb.; M.; Varshava; Vil'no, 1908.

Hvostov V.M. Sistema rimskogo prava: Ucheb. M., 1996.

Instituty finansovogo prava / Pod red. N.M. Kazanceva. M., 2009.

Ivanova V.N. Juridicheskaja konstrukcija naloga kak faktor sovershenstvovanija nalogovogo zakonodatel'stva: Avtoref. dis. ... d-ra jurid. nauk. Voronezh, 2010.

Ivlieva M.F. Sostojanie sovremennogo nalogovogo prava v kontekste sovremennogo pravoponimanija // Aktual'nye problemy finansovogo prava Respubliki Belarus', Rossii, Ukrainy / otv. red. D.V. Vinnickij. SPb., 2006.

Kant I. Kritika prakticheskogo razuma. SPb., 1995.

Karaseva M.V. Sovremennye problemy postroenija sistemy finansovogo prava // Pravovedenie. 2006. N 3.

Konjuhova T.V. O predmete, metode, sisteme i uchebnoj discipline finansovogo prava // Sovremennaja teorija finansovogo prava: sb. materialov mezhdunar. nauch.-prakt. konf. M., 2010.

Kostjukov A.N. Diskussionnye voprosy predmeta i sistemy rossijskogo finansovogo prava: Ucheb. posobie. Omsk, 2002.

Leushin V.I. Sistema prava i pravovaja sistema: shodstvo i razlichie // Biznes, menedzhment, pravo. 2011. N 1.

Mal'ko A.V., Nyrkov V.V., Shundikov K.V. Teorija gosudarstva i prava. Jelementarnyj kurs: Ucheb. posobie. 4-e izd. M., 2011.

Miroshnik S.V. Diskussionnye voprosy teorii finansovogo prava // Sovremennaja teorija finansovogo prava: Sb. materialov mezhdunar. nauch.-prakt. konf. M., 2010.

Orljuk E.P. Finansovoe pravo kak mnogogrannoe pravovoe javlenie // Sovremennaja teorija finansovogo prava: Sb. materialov mezhdunar. nauch.-prakt. konf. M., 2010.

Ozhegov S.I., Shvedova N.Ju. Tolkovyj slovar' russkogo jazyka. M., 1999.

Parygina V.A., Tedeev A.A Bjudzhetnoe pravo i process: ucheb. M., 2005.

Parygina V.A., Tedeev A.A. Finansovoe pravo v shemah s kommentarijami: Ucheb. posobie. M., 2005.

Pilipenko A.A. Finansovoe pravo: Ucheb. posobie. Minsk, 2007.

Seljukov A.D. Voprosy metodologii v teorii finansovogo prava // Sovremennaja teorija finansovogo prava: Sb. materialov mezhdunar. nauch.-prakt. konf. M., 2010.

Sovetskij jenciklopedicheskij slovar'. 3-e izd. M., 1984.

Sovetskoe finansovoe pravo: Ucheb. / Otv. red. V.V. Bescherevnyh, S.D. Cypkin. M., 1982.

Teorija gosudarstva i prava / Pod red. S.S. Alekseeva. M., 1985.

Vinnickij D.V. Finansovoe pravo v sovremennyh uslovijah: tradicii i innovacii // Aktual'nye problemy finansovogo prava Respubliki Belarus', Rossii, Ukrainy // Otv. red. D.V. Vinnickij. SPb., 2006.

Vinnickij D.V. Rossijskoe finansovoe pravo: perspektivy formirovanija novoj modeli razvitija ego Obshhej chasti v svete praktiki Konstitucionnogo Suda RF // Sovremennaja teorija finansovogo prava: sb. materialov mezhdunar. nauch.-prakt. konf. M., 2010.

Voronova L.K, Martjanov I.V. Sovetskoe finansovoe pravo. Kiev, 1983.

Zapol'skij S.V. Teorija finansovogo prava. Nauchnye ocherki. M., 2010.