Мудрый Юрист

Уголовное преследование в системе современного досудебного производства

Азаренок Николай Васильевич - кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Уральской государственной юридической академии (Екатеринбург).

Проводится анализ места уголовного преследования в системе современного досудебного производства. Отмечается, что появление уголовного преследования в УПК РФ связано с идеей состязательности отечественного уголовного процесса. Такой подход к определению уголовного преследования подвергается аргументированной критике. В итоге делается вывод, что причиной появления уголовного преследования должно быть стремление обеспечить права и свободы участников уголовного судопроизводства. Значит, уголовное преследование - часть розыскного предварительного расследования.

Ключевые слова: уголовное преследование, тип уголовного процесса, состязательность, обвинение, предварительное расследование.

Criminal prosecution in the system of modern prejudicial procedure

N.V. Azarenok

The analysis of a place of criminal prosecution in system of modern prejudicial procedure is carried out. It is noticed that occurrence of criminal prosecution in the CPC of the RF is connected with idea of competitiveness of criminal trial. Such approach to definition of criminal prosecution is exposed to well-reasoned criticism. The author comes to a conclusion that the aspiration to provide the right and freedom of participants of criminal legal proceedings should be the reason of occurrence of criminal prosecution. Therefore criminal prosecution is a part of search preliminary investigation.

Key words: criminal prosecution, criminal trial type, competitiveness, charge, preliminary investigation.

УПК РФ впервые нормативно закрепил институт уголовного преследования, посвятив ему гл. 3 и определив как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). По мнению большинства ученых, появление уголовного преследования в УПК РФ объясняется закреплением принципа состязательности в ст. 15 УПК РФ. "Поскольку термин "уголовное преследование" отражает суть состязательного способа подготовки и поддержания обвинения, пишет Г. Королев, тем самым законодатель нормативно обозначил направление последующего реформирования уголовно-процессуального права в сторону состязательного процесса" <1>.

<1> Королев Г. Единство и дифференциация функции уголовного преследования // Законность. 2007. N 9. С. 5.

История развития отечественного уголовного судопроизводства последних двух веков свидетельствует о том, что обращение законотворцев к уголовному преследованию всегда происходило в период перестройки уголовного процесса на основе состязательности. Так, первое упоминание об уголовном преследовании относится ко времени действия Устава уголовного судопроизводства 1864 г., закрепившего состязательное производство в суде. УПК РСФСР 1922 и 1923 гг., основанные на достижениях дореволюционной процессуальной мысли, также оперируют понятием "уголовное преследование". Окончательный отказ от данного института произошел в период кодификации 60-х гг., когда был установлен розыскной процесс с всесторонним, полным и объективным предварительным расследованием. Начавшаяся в нашей стране в конце 80-х гг. прошлого столетия судебно-правовая реформа, провозгласившая идею состязательного судоустройства, вновь возродила интерес к уголовному преследованию.

Получается, что включение уголовного преследования в УПК РФ обусловлено стремлением законодателя превратить отечественный уголовный процесс из розыскного в состязательный. Как известно, одним из признаков последнего является выделение наряду с защитой и разрешением уголовного дела функции уголовного преследования.

В соответствии с состязательной парадигмой участники уголовного процесса поделены на стороны обвинения и защиты (гл. 6, 7 УПК РФ). Уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, следователь и дознаватель. От них закон требует в каждом случае обнаружения признаков преступления принять предусмотренные УПК РФ меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ст. 21 УПК РФ).

Отнесение компетентных должностных лиц к стороне обвинения с единственной функцией - уголовного преследования - потребовало наделения защиты дополнительными полномочиями по отстаиванию своих интересов. Так, появилась норма, в соответствии с которой защитник получил право собирать доказательства (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Его участие в уголовном деле допускается уже при возбуждении уголовного дела в отношении лица либо при задержании подозреваемого (ч. 1 ст. 46 УПК РФ), т.е. практически с самого начала предварительного расследования.

По логике состязательности на досудебное производство допущен суд (ст. ст. 106, 107, 108, 125, 165 УПК РФ и др.), поскольку без его участия ни о каком споре речи идти не могло. Так был воздвигнут каркас состязательности.

Однако реализовать состязательность в рабочих нормах Кодекса законодателю не удалось. Предварительное расследование по-прежнему остается розыскным, следователь там является "хозяином" дела, полномочным принимать ключевые решения (о возбуждении, приостановлении и прекращении производства). Защитник так и не стал равноправным со следователем участником уголовно-процессуальной деятельности, хотя это считается обязательным условием состязательного уголовного процесса. УПК РФ сохранил основные институты розыскного предварительного расследования: обязанность обеспечения следователем подозреваемому, обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК РФ); тайную письменную процедуру предварительного расследования (ст. 161 УПК РФ); ознакомление обвиняемого по окончании предварительного следствия с материалами уголовного дела (ст. 217 УПК РФ); установление следователем как обвиняющих, так и оправдывающих лицо обстоятельств уголовного дела (ст. 73 УПК РФ) и др. Таким образом, отечественный уголовный процесс в досудебном производстве по-прежнему остается розыскным, а в судебных стадиях истинно состязательным так и не стал <2>.

<2> Подробнее см.: Азаров В.А., Ревенко Н.И., Кузембаева М.М. Функция предварительного расследования в истории, теории и практике уголовного процесса России. Омск, 2006. С. 24; Барабаш А.С., Давлетов А.А. Российский менталитет и его влияние на природу уголовного судопроизводства // Правоведение. 2006. N 2. С. 108; Давлетов А.А. Проблема состязательности решена в УПК РФ неудачно // Рос. юстиция. 2003. N 8. С. 16 - 18.

В итоге уголовное преследование как элемент состязательного судопроизводства фактически совершается в рамках розыскного процесса. Это порождает не только теоретические, но и практические трудности. Главным является то, что государственные органы в настоящее время по праву относят себя к стороне обвинения и все свои усилия направляют на быстрое изобличение подозреваемого, обвиняемого. Если добавить, что защитник так и не стал равноправным прокурору и следователю участником уголовного процесса, становится очевидной серьезность вопроса.

На это обстоятельство справедливо обращается внимание в юридической литературе: "Получается, что официальные государственные органы проводят расследование не на началах всесторонности, полноты и объективности, а на основе выполнения функции обвинения и ни о какой всесторонности, полноте и объективности здесь и речи не должно вестись. Вся деятельность имеет одностороннюю направленность - обвинение. Это же грубейшее искажение основных принципов, закрепленных в Конституции РФ" <3>. Безусловное отнесение государственных органов и должностных лиц, осуществляющих предварительное расследование, к стороне обвинения, противоречит ст. 2 Конституции РФ, провозглашающей, что соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства <4>.

<3> Ефимичев С., Ефимичев П. УПК Российской Федерации нуждается в уточнении // Уголовное право. 2003. N 1. С. 67.
<4> Громов Н.А., Крушин С.А. Гарантии права на защиту обвиняемого в досудебных стадиях по УПК РФ: Учеб.-практ. пособие. М., 2005. С. 98.

Однако большинство процессуалистов либо вообще не замечают данное несоответствие, либо пытаются примирить уголовное преследование как элемент состязательного судопроизводства с розыскным предварительным расследованием, например, путем нахождения оптимального соотношения уголовного преследования и предварительного расследования в рамках УПК РФ. По мнению одних ученых, уголовное преследование шире предварительного расследования, которое выступает "в качестве процессуальной формы осуществления досудебного уголовного преследования" <5>. Другие утверждают, что "основной процессуальной функцией следователя является именно расследование преступлений, в рамках которого и осуществляется уголовное преследование" <6>. Существует также мнение, что преследование должно быть объективным, вестись всесторонне и полно, тем самым данная деятельность фактически отождествляется с расследованием. По словам И.С. Дикарева, в публичном состязательном уголовном процессе обвинитель, действующий от имени государства, может и должен быть объективным, поскольку только при этом условии возможно достижение назначения уголовного судопроизводства и установления по уголовному делу объективной истины <7>. Автор не учитывает сущность уголовного преследования как изобличительной деятельности, осуществляемой с единственной целью - установить виновность лица. Ни о какой объективности здесь речи быть не может. В состязательном судопроизводстве сбором и представлением оправдательных доказательств занимается защита, так что их установление обвинением нецелесообразно.

<5> Деришев Ю.В. Концепция уголовного досудебного производства в правовой доктрине современной России: Монография. Омск, 2004. С. 46.
<6> Багаутдинов Ф.Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. М., 2004. С. 241.
<7> Дикарев И.С. Объективность уголовного преследования как условие реализации назначения уголовного судопроизводства // Рос. юстиция. 2006. N 3. С. 30.

Таким образом, большинство ученых пытается примирить состязательное уголовное преследование с розыскным предварительным расследованием, что ни теоретически, ни практически невозможно. Уголовное преследование, построенное на основе состязательности, не может эффективно функционировать в уголовном процессе другого типа. В этом плане заслуживает поддержки позиция А.С. Барабаша, по мнению которого, как раньше, так и теперь применительно к деятельности следователя в стадии предварительного расследования следует говорить о выполнении им функции предварительного расследования, а не уголовного преследования <8>.

<8> Барабаш А.С. Уголовное преследование в стадии предварительного расследования // Фундаментальные и прикладные проблемы управления расследованием преступлений: Сб. науч. тр.: В 2 ч. / Под ред. Б.Я. Гаврилова. М., 2005. Ч. 1. С. 205.

На наш взгляд, причиной сложившейся ситуации является методологический просчет законодателя, связавшего воедино уголовное преследование и состязательность. В итоге не была реализована состязательность, и при этом возникли проблемы с уголовным преследованием.

Возникает ряд вопросов: необходимо ли закреплять уголовное преследование в УПК РФ? Если да, то каково место уголовного преследования в системе отечественного досудебного производства?

Здесь следует учитывать, что уголовное преследование независимо от его нормативного закрепления есть в уголовном процессе любого типа. В состязательном судопроизводстве это государственное обвинение перед судебным органом, т.е. выполнение функции обвинения. В розыскной модели процесса, где обвинительная деятельность, как правило, самостоятельно не выделяется, уголовное преследование реализуется в рамках функции расследования, не исчерпывая содержания последней, поскольку, кроме задачи уголовного преследования, расследование охватывает и другие задачи, решаемые субъектом расследования: разрешение дела (в той мере, в какой это способен сделать розыскной процесс), защиту законных интересов участников процесса <9>. Значит, в состязательном процессе уголовное преследование наряду с защитой и правосудием априори должно быть отражено в законе, тогда как в розыске это необязательно.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского "Уголовный процесс" (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2008.

<9> Смирнов А.В. Органы уголовного преследования // Уголовный процесс: Учеб. для вузов / Под общ. ред. А.В. Смирнова. СПб., 2004. С. 107.

Однако предварительное расследование в советское время и сейчас - вещи разные. Раньше главным было быстрое и полное раскрытие каждого преступления, тогда как сейчас эта задача должна решаться только при условии соблюдения прав и свобод человека. Важно не только своевременно установить виновное лицо, но и обеспечить его права и законные интересы. Вот почему возникает необходимость выделения уголовного преследования из функции предварительного расследования. В деятельности следователя наступает момент, когда он с целью изобличения лица в совершении преступления ограничивает его права и свободы путем производства каких-либо процессуальных действий (допрос, освидетельствование, привод, задержание и т.д.). В период действия УПК РСФСР такие действия, произведенные до предъявления обвинения, считались проявлением функции расследования, в ответ на просьбу лица обеспечить ему защиту заявляли, что никакого преследования еще нет. Защита же, как известно, возникает одновременно с нападением.

Поэтому ответ на вопрос о необходимости закрепления уголовного преследования в тексте УПК РФ должен быть положительным. Как справедливо отмечает О.Д. Жук, законодательное определение данного термина в УПК РФ - прогрессивный шаг в направлении совершенствования нашего уголовно-процессуального законодательства: оно призвано уточнить, какие именно участники уголовного судопроизводства наделены соответствующими их деятельности полномочиями, с какого момента возникают указанные полномочия и какие юридически значимые последствия порождают <10>.

<10> Жук О.Д. К вопросу о формах и видах уголовного преследования // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2004. N 2. С. 334 - 339.

Определяя место уголовного преследования в системе отечественного досудебного производства, нужно исходить из необходимости обеспечения конституционных прав личности и права уголовно преследуемого лица на защиту с момента применения первых правоограничительных мер. Для этого нужно четко обозначить такую изобличительную деятельность, как уголовное преследование, и ограничить ее жесткими процессуальными рамками. Следователь, дознаватель должны быть поставлены законом в такое положение, что, как только они с целью изобличения "прикоснутся" к лицу, подозреваемому в совершении преступления, любым процессуальным действием (допрос, задержание и т.д.), в их деятельности начинается уголовное преследование. Вопрос обособления уголовного преследования в розыскном процессе возникает только тогда, когда появляется необходимость обеспечения прав и свобод уголовно преследуемого лица. При этом уголовное преследование, выполняя функции защиты и разрешения дела, остается частью предварительного расследования на стадии досудебного производства.

Из изложенного сделаем ряд выводов.

  1. Уголовное преследование существует в уголовном судопроизводстве любого типа, поскольку везде необходимо изобличать лицо, совершившее преступление.
  2. Специфика данной деятельности в розыскном процессе заключается в том, что она реализуется в рамках предварительного расследования. Это связано с тем, что следователь обязан всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела, а не сводить свою деятельность к доказыванию обвинительного тезиса.
  3. Отличие современного досудебного производства от советского - в более высоких стандартах обеспечения прав и свобод любого гражданина, в том числе уголовно преследуемого лица, поэтому каждое проявление уголовного преследования и, как следствие, ограничение прав такого лица должны быть четко обозначены в законе. Следовательно, необходимо обособить уголовное преследование, осуществляемое в рамках розыскного предварительного расследования.

Bibliography

Azarov V.A., Revenko N.I., Kuzembaeva M.M. Funkciya predvaritel'nogo rassledovaniya v istorii, teorii i praktike ugolovnogo processa Rossii. Omsk, 2006.

Bagautdinov F.N. Obespechenie publichnyx i lichnyx interesov pri rassledovanii prestuplenij. M., 2004.

Barabash A.S. Ugolovnoe presledovanie v stadii predvaritel'nogo rassledovaniya // Fundamental'nye i prikladnye problemy upravleniya rassledovaniem prestuplenij: Sb. nauch. tr.: v 2 ch. / Pod red. B.Ya. Gavrilova. M., 2005. Ch. 1.

Barabash A.S., Davletov A.A. Rossijskij mentalitet i ego vliyanie na prirodu ugolovnogo sudoproizvodstva // Pravovedenie. 2006. N 2.

Davletov A.A. Problema sostyazatel'nosti reshena v UPK RF neudachno // Ros. yusticiya. 2003. N 8.

Derishev Yu.V. Koncepciya ugolovnogo dosudebnogo proizvodstva v pravovoj doktrine sovremennoj Rossii: monogr. Omsk, 2004.

Dikarev I.S. Ob''ektivnost' ugolovnogo presledovaniya kak uslovie realizacii naznacheniya ugolovnogo sudoproizvodstva // Ros. yusticiya. 2006. N 3.

Efimichev S., Efimichev P. UPK Rossijskoj Federacii nuzhdaetsya v utochnenii // Ugolovnoe pravo. 2003. N 1.

Gromov N.A., Krushin S.A. Garantii prava na zashhitu obvinyaemogo v dosudebnyx stadiyax po UPK RF: Ucheb.-prakt. posobie. M., 2005.

Korolev G. Edinstvo i differenciaciya funkcii ugolovnogo presledovaniya // Zakonnost'. 2007. N 9.

Smirnov A.V. Organy ugolovnogo presledovaniya // Ugolovnyj process: ucheb. dlya vuzov / Pod obshh. red. A.V. Smirnova. SPb., 2004.

Zhuk O.D. K voprosu o formax i vidax ugolovnogo presledovaniya // "Chernye dyry" v rossijskom zakonodatel'stve. 2004. N 2.