Мудрый Юрист

Отзыв на автореферат диссертации давыдова в.а. "возобновление уголовного судопроизводства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств" *

<*> Автореферат диссертации Давыдова В.А. "Возобновление уголовного судопроизводства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств", представленной на соискание ученой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность. Диссертационный совет по защите диссертаций Д 170.001.02 при Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Каплина О.В., заведующая кафедрой уголовного процесса Национального университета "Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого", доктор юридических наук, доцент.

Представленная В.А. Давыдовым работа посвящена важной и сложной теме в уголовно-процессуальной науке, имеющей большое значение как для законодательной, так и для правоприменительной практики, а также, как подчеркивает автор, ориентирована на качественное повышение правозащитного потенциала института пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по уголовным делам ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств за счет более эффективного урегулирования не только спектра предполагаемых судебных ошибок, но и процессуальных возможностей по их выявлению, исправлению и восстановлению прав и свобод, нарушенных неправосудными судебными актами.

Особую важность данная работа имеет и для научных изысканий в Украине. Так, главы 32 и 32-1 УПК Украины посвящены вопросам пересмотра судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам и Верховным Судом Украины.

Институт пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по уголовным делам ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств все больше привлекает внимание юристов, все глубже проникает в юридическую действительность и реализует общую глобальную тенденцию расширения границ защиты в уголовном судопроизводстве. В этой связи автор совершенно оправданно в тексте автореферата обращается к положениям международных актов. Предложенный подход полностью согласуется с Планом действий, который был принят на Конференции высокого уровня, проведенной 18 - 19 февраля 2010 г. в г. Интерлакене по инициативе швейцарского председательства в Комитете министров Совета Европы. Так, в п. 4 Плана действий отмечается, что применение и выполнение Конвенции являются первейшей ответственностью государств-сторон, и поэтому обращается к сторонам с предложением взять на себя обязательства, в частности, по полному исполнению решений Суда и принятию необходимых мер для предотвращения последующих похожих нарушений. Кроме того, в Декларации о будущем Европейского суда по правам человека, принятой Конференцией высокого уровня, проведенной 26 - 27 апреля 2011 г. в г. Измир по инициативе турецкого председательства в Комитете министров Совета Европы, Конференция активно приглашает государства-участники обеспечить существование особых или обычных национальных средств правовой защиты для обеспечения решения о предполагаемом нарушении Конвенции и, где это необходимо, устранения последнего.

Представляется, что эта тема будет и дальше развиваться и требовать все новых идей и исследований не только в РФ, но и на всем постсоветском пространстве, а выводы, сформулированные В.А. Давыдовым, являются актуальными как для иных отраслей процессуального права, так и для уголовного процесса зарубежных стран, например Украины. На сегодняшний день в результате очередного этапа судебной реформы пересмотр судебных решений по вновь открывшимся обстоятельствам в июле 2010 г. был выделен в отдельную стадию (глава 32 УПК Украины), что послужило новым толчком для последующих научных изысканий.

В целом сравнительно-правовой анализ исследуемого института позволяет утверждать, что просчеты, допущенные при регулировании порядка досудебного проверочного производства, осуществляемого прокурором, системы судов, правомочных осуществлять пересмотр судебного акта ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, пределов прав суда, видов решений суда и порядка их обжалования и пересмотра, на которые указывает В.А. Давыдов, характерны во многом и для Украины.

Работа В.А. Давыдова представляет собой завершенное, логически структурированное исследование. Анализ содержания автореферата позволяет утверждать, что автор в диссертации отразил широкий спектр дискуссионных вопросов, возникающих при возобновлении производства и рассмотрении уголовного дела ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Автор последовательно формулирует задачи исследования и, судя по автореферату, достаточно успешно их достигает.

Выводы исследования опираются на значительную эмпирическую базу, что подтверждает их достоверность. В ходе исследования автором изучены все 110 уголовных дел, рассмотренных Президиумом Верховного Суда Российской Федерации по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации за период с 1 июля 2002 г. по 30 апреля 2011 г., а также 120 уголовных дел, рассмотренных Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, и 130 постановлений, вынесенных за этот же период времени президиумами Московского городского суда, Красноярского краевого суда, Томского и Курганского областных судов по результатам рассмотрения заключений прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, а также по жалобам заинтересованных лиц на постановления прокурора о прекращении возбужденного им производства, поданным и рассмотренным в порядке, установленном ч. 3 ст. 416 УПК РФ.

Бесспорную ценность для диссертационного исследования имеет и опыт работы В.А. Давыдова в должности судьи (24 года).

Автореферат изложен прекрасным академическим языком, четко и по существу показывающим сущность положений диссертации и высокий уровень квалификации автора. Основные положения работы отражены в 40 публикациях автора. Содержание автореферата диссертации полностью вписывается в заявленную научную специальность.

В целом следует отметить, что в работе диссертант продемонстрировал основательные знания и теории принципов уголовного процесса. В свою очередь, это также дало возможность В.А. Давыдову представить научному сообществу системное завершенное исследование.

С положительной стороны следует отметить ряд удачных идей и предложений соискателя.

Так, В.А. Давыдов совершенно обоснованно утверждает, что предложенная законодателем дифференциация оснований для возобновления производства по уголовному делу на новые и вновь открывшиеся обстоятельства и их нормативные определения не согласуется с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированными в Постановлении от 2 февраля 1996 г. N 4-П, вследствие чего закон не "охватывает" весь спектр предполагаемых судебных ошибок, а значит, ограничивает возможности суда по их выявлению и устранению. В связи с этим предлагается отказаться от дифференциации оснований на новые и вновь открывшиеся в пользу их систематизации в виде "обезличенного" перечня, как это имеет место, например, в уголовно-процессуальном законодательстве Франции, Германии и ряда других государств.

Заслуживает внимания утверждение диссертанта, что в целях более эффективной защиты прав и свобод, нарушенных неправосудными судебными актами, заинтересованные лица (осужденные, потерпевшие, их представители и иные лица) должны быть наделены правом непосредственного обращения в соответствующий суд с ходатайством о пересмотре приговора или иного решения, если обстоятельство для пересмотра установлено вступившим в законную силу приговором, определением, постановлением суда либо постановлением прокурора, руководителя следственного органа, следователя или дознавателя.

Соискатель справедливо отмечает, что обстоятельства, влекущие пересмотр вступившего в законную силу судебного акта (по действующей классификации - вновь открывшиеся), могут устанавливаться не только постановлением должностного лица органов предварительного расследования о прекращении уголовного дела, но и постановлением о приостановлении производства по уголовному делу по основаниям, предусмотренным законом, в случаях, когда закон исключает возможность вынесения постановления о прекращении уголовного дела. Определяющим в данном случае является не вид и форма процессуального решения, а существо обстоятельств, установленных в ходе предварительного расследования, и их взаимосвязь с юридическими фактами, установленными вступившими в законную силу судебными решениями.

В п. 11 положений диссертации, выносимых на защиту, изложенных в автореферате, В.А. Давыдов совершенно справедливо утверждает, что процедура возбуждения производства в связи с Решениями Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека нуждается в нормативной регламентации (поводы для возбуждения производства, сроки принятия решения по заявлению о пересмотре судебных актов, процессуальная форма решения о возбуждении производства или об отказе в этом и т.п.). Компетенция, предусмотренная в ч. 5 ст. 415 УПК РФ, которой ныне наделен один лишь Председатель Верховного Суда Российской Федерации, должна быть передана судьям соответствующих судов, исходя из подсудности, установленной в ч. 1 ст. 417 УПК РФ, что позволит не только освободить Президиум Верховного Суда Российской Федерации от несвойственных ему функций (в гражданском и арбитражном процессах судебные акты по этим же основаниям пересматриваются судами, которые вынесли эти акты), но и "приблизить правосудие" к месту проживания сторон, что будет способствовать более широкому участию заинтересованных лиц в заседании суда и сокращению сроков судопроизводства. В свете изложенного следует признать, что в Украине существует аналогичная проблема. Ведь пересмотр судебных решений в связи с установлением Европейским судом по правам человека нарушения Украиной международных обязательств при решении дела судом отнесен к исключительной компетенции Верховного Суда Украины.

Как и всякое фундаментальное исследование, работа В.А. Давыдова вызывает не возражения, а скорее вопросы, которые могут стать стимулом для дальнейшей разработки данной проблематики.

  1. В.А. Давыдовым предложено понимать под принципами современного российского уголовного процесса достаточно высокой степени общности универсальные для любого правового демократического государства мировоззренческие идеи о справедливом правосудии по уголовным делам, которые определяют смысл и дух уголовного судопроизводства.

Далее автор утверждает, что поскольку идеи эти чрезвычайно многообразны и разнообразны, то вряд ли целесообразно выделять некоторые из них и придавать им форму правовой нормы, как это имеет место в главе 2 УПК РФ, при игнорировании иных не менее значимых идей, которыми пронизана ткань уголовно-процессуального закона (например, идеи гуманизма, справедливости, гласности, диспозитивности, процессуальной экономии, правовой определенности, благоприятствования защите и др.).

Такой подход в целом является обоснованным, однако не полностью ясным для понимания. Исходя из буквального понимания утверждения автора, может сложиться представление о том, что В.А. Давыдов отстаивает точку зрения о нецелесообразности нормативного закрепления "универсальных мировоззренческих идей", претендующих на роль принципов современного российского уголовного процесса. Тогда неразрешенным остается вопрос о правоприменительной ценности такого рода идей.

Если же диссертант исходил из необходимости классифицировать указанные идеи на те, которым следует придавать форму правовой нормы, и те, которым не следует придавать форму правовой нормы, тогда из текста автореферата не усматриваются критерии, исходя из которых будет проведена такая дифференциация.

  1. В пункте 14 положений диссертации, выносимых на защиту, изложенных в автореферате, автор пишет, что для суда, пересматривающего приговор, определение, постановление ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, в законе следовало бы предусмотреть ревизионные полномочия, с тем чтобы судебно-надзорная инстанция располагала процессуальным инструментарием для исправления по собственной инициативе судебных ошибок "в пользу осужденного, оправданного", причем при пересмотре как итоговых, так и промежуточных судебных решений по уголовным делам. Однако стоит заметить, что такой подход совершенно не принимает во внимание процессуальную активность сторон в уголовном процессе. В конечном итоге в случае воплощения данной идеи в законодательную форму последняя может привести РФ в качестве ответчика прямиком в Европейский суд по правам человека.

Указанные замечания сами по себе являются, как уже отмечалось, предметом дискуссии, имеют рекомендательный характер и не уменьшают высокой и положительной оценки работы.

Изложенное дает основание сделать вывод о том, что диссертационное исследование В.А. Давыдова является научно-квалификационной работой, в которой содержится решение задачи, имеющей существенное значение для уголовно-процессуальной науки. Работа написана автором единолично, содержит совокупность новых научных результатов и положений, выдвигаемых автором для публичной защиты, имеет внутреннее единство и свидетельствует о личном вкладе автора в науку, который заслуживает присвоения ему искомой степени доктора юридических наук по специальности 12.00.09 - уголовный процесс; криминалистика; оперативно-розыскная деятельность.

Отзыв на автореферат подготовлен доктором юридических наук, доцентом О.В. Каплиной и кандидатом юридических наук, доцентом А.М. Дроздовым, обсужден и единогласно одобрен на заседании кафедры уголовного процесса Национального университета "Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого" 10 октября 2011 года (Протокол N 3).