Мудрый Юрист

Перевод долга и исполнение обязательств третьими лицами

Гаприндашвили Роланди Роландович, аспирант кафедры гражданского права и процесса Российского государственного социального университета.

В статье доказывается, что предметом уступки может быть надлежащим образом индивидуализированное, действительное и правомерное обязательственное право требования, сформулированы критерии надлежащей индивидуализации, обобщены основные ошибки, которые возникают в судебной и договорной практике при их применении. Обосновывается правомерность передачи требований, которые возникнут в будущем, а также возможность уступки требований в определенной части. Доказывается, что передача права требования в определенной части должна иметь своим последствием по общему правилу установление на стороне кредитора долевой множественности лиц.

Ключевые слова: перевод долга, обязательственные правоотношения, кредитор, дебитор, передача права требования.

Transfer of debt and execution of obligations by the third persons

R.R. Gaprindashvili

The article proves that the subject of assignment might he a duly individualized, valid and lawful obligation right of demand, formulates the criteria of due individualization, generalizes basic mistakes which arise in judicial and contractual practice in application thereof. The author substantiates the lawfulness of transfer of demands which will arise in the future and also possibility of assignment of demands in certain part. The author proves that transfer of right of demand in certain part shall lead in accordance with the general rule to establishment of share variety of persons on the side of creditor.

Key words: transfer of debt, obligation-law relations, creditor, debtor, transfer of right of demand.

Переход России к рыночной экономике и связанное с этим расширение гражданско-правового оборота вследствие допущения к нему прав требований и долгов обусловливают необходимость проведения на научном уровне анализа соответствующих гражданско-правовых конструкций и механизмов, регулирующих замену лиц в обязательствах вследствие уступки требования и перевода долга.

В современных условиях повышения динамики обязательственных отношений, составляющих гражданский оборот, замена субъектного состава какого-либо обязательства, которая ранее, в условиях административно-командной системы и плановой экономики, рассматривалась как исключение, получает все большее распространение в договорной практике. Кроме того, завершение процесса стихийного формирования рыночной среды обусловливает отказ государства от многих ограничений в сфере частного права, в том числе относительно уступки требования и перевода долга.

Потребности рыночной экономики требуют создания условий для обращения не только вещей, но и имущественных прав и обязанностей, что невозможно без создания системы передачи этих объектов. Эффективная система передачи прав, в том числе обязательственных прав требования, является неотъемлемой частью рыночного механизма, построенного на принципах частного права. Однако подавляющая часть норм гражданского законодательства России, несмотря на принятие Гражданского кодекса, рассчитана на правовое регулирование обращения именно вещей, а не имущественных прав и обязанностей <1>. Широкое использование сделок, направленных на замену лиц в обязательствах, при отсутствии эффективной системы передачи прав и обязанностей, не могло не вызвать определенные трудности и противоречия в практике рассмотрения соответствующих категорий хозяйственных споров. По расчетам М.А. Зинковского, основанным на данных судебной статистики, количество дел, которые ежегодно рассматриваются судами и в той или иной степени связаны с заменой лиц в обязательствах, достигает 10 000, и их динамика имеет тенденцию к росту <2>.

<1> Гамбаров Ю.С. Гражданское право. М.: Юридическая литература, 2009. С. 84.
<2> Зинковский М.А. Гражданско-правовое регулирование договорных отношений в сфере оборота драгоценных металлов в безналичной форме: Автореф. на соиск. степени к.ю.н. Белгород, 2010. С. 5.

Конечно, такое количество дел, их сложность влекут существенное количество ошибок в применении законодательства, что, в свою очередь, требует разработки научно обоснованных рекомендаций и разъяснений.

В условиях интеграции России в мировое и европейское экономическое и правовое пространство большое значение имеет использование международных актов и принципов договорного права, в частности тех, что устанавливают цивилизованные принципы оборота прав требования и долгов. Именно поэтому крайне необходимым является исследование мирового опыта, отраженного в международных конвенциях, регулирующих права требования и факторинговые операции.

Вышеизложенное обосновывает актуальность проведения в современных условиях научно-практического исследования проблематики уступки права требования и перевода долга, тем более что концептуальные основы Гражданского кодекса РФ <3> по этим вопросам, с учетом подходов судебной практики, сложившихся до и после его принятия, исследованы недостаточно.

<3> Гражданский кодекс РФ (часть I) от 30 ноября 1994 г. (с изменениями от 27.12.2009) // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Технико-юридическим и методологическим обоснованием системы передачи прав требования и долгов служат основания замены соответствующих лиц в обязательстве, которые в отношении кредитора приводятся в ст. 391 ГК; в отношении должника гражданское законодательство подобной правовой нормы не содержит, что расценивается как пробел. Проанализировав основные случаи замены кредитора в обязательстве, М.В. Телюкина обращает внимание на отсутствие единого критерия, по которому определенные обстоятельства относятся к способам или основаниям замены активной стороны в обязательстве <4>.

<4> Телюкина М.В. Понятие сделки: теоретический и практический аспект // Адвокат. 2002. N 8. С. 16.

Вообще же основания замены кредитора, используемые законодателем, делятся на определенные группы в зависимости от степени участия первоначального кредитора, направленности, свободы, степени самостоятельности.

Среди оснований замены кредитора ведущее место занимает уступка требования по сделке, которая заключается между первоначальным и новым кредитором. Такая сделка должна отвечать всем признакам сделки, ее правовая характеристика - двусторонняя, консенсуальная, абстрактная, распорядительная, она может быть как возмездная, так и безвозмездная.

Предметом перевода долга выступает обязательственное право требования, которое является действительным, должным образом индивидуализированным и правомерным, независимо от того, основано оно на договоре или носит недоговорный характер. Этот тезис обусловливается тем, что правовые нормы по замене кредитора в обязательстве на основании сделки распространяются на все виды обязательств, независимо от оснований их возникновения.

Д.Г. Алексеева обращает внимание на соотношение указанных норм с предписаниями ГК о купле-продаже права требования, передаче прав, удостоверенных именными ценными бумагами. Последние гражданско-правовые предписания не могут рассматриваться исключительно как общие и специальные, их корреляция носит более сложный характер. Их разграничение должно осуществляться в зависимости от совокупности критериев: юридической направленности, характера ответственности сторон, формы соответствующей сделки и функционального назначения <5>.

<5> Алексеева Д.Г. Правовые проблемы факторингового обслуживания клиентов // Факторинг и торговое финансирование. 2008. N 2. С. 14.

В работе С.Б. Култышева отражается специфика перевода долга в случае передачи прав по ценным бумагам в отношениях по договору хранения, в частности при выдаче товарораспорядительного документа. С передачей складского свидетельства или иного товарораспорядительного документа к приобретателю переходит совокупность прав - право требования по слову и право собственности на саму ценную бумагу, но не право собственности на вещь, являющуюся предметом хранения <6>.

<6> Култышев С.Б. Распоряжение требованиями посредством уступки: вопросы теории и практики. Владивосток, 2008. С. 29.

Анализируя предмет перевода долга, А.В. Пушкина доказывает возможность передачи требований, которые возникнут или объем которых будет определен в будущем, в зависимости от определенных обстоятельств (неопределенные требования). Учитывая диспозитивность норм ст. 391 ГК и возможность таких требований быть предметом дарения, факторинга, других договоров, позиция законодателя в этом вопросе свидетельствует о принципиальной допустимости уступки неопределенных требований, дополнительно обосновывается и положениями соответствующих международных конвенций, и определенными тенденциями в судебной практике. Вместе с этим неопределенные требования должны быть идентифицированы сторонами с указанием момента, оснований и условий их возникновения, характера права требования, личности должника, иных признаков <7>.

<7> Пушкина А.В. Уступка требования как форма правопреемства в гражданском праве: Автореф. дис. ... к.ю.н. М., 2006. С. 7.

По сделке могут передаваться права требования в определенной доле, причем как с выбытием первоначального кредитора из обязательства, так и без такого выбытия. Следствием уступки части права требования видится установление на стороне кредитора по общему правилу частичной, а не солидарной множественности.

В.В. Байбак отмечает, что составной частью механизма перевода долга является необходимость уведомления должника о таком праве, которое направлено на обеспечение прав нового кредитора требовать от должника надлежащего исполнения обязательства, права по которым передаются. При отсутствии в законодательстве требований относительно формы сообщения оно может совершаться в простой письменной форме, независимо от формы, в которую воплощена сделка <8>. Сообщение может осуществить как новый, так и предыдущий кредитор, однако к сообщению нового кредитора должны быть приложены доказательства перехода к нему соответствующих прав. По юридической природе сообщение не является сделкой, следовательно, на него не распространяются требования законодательства относительно сделок, их формы, требований относительно действительности, отказа от сделок.

<8> Байбак В.В. Обязательственное требование как объект гражданского оборота. М., 2005. С. 52.

За время действия договора могут произойти те или иные изменения не только в его содержании, но и в составе участников: кроме сторон первоначального договора, могут появиться третьи лица.

О.Н. Садиков указывает, что операции, связанные с участием в договоре третьих лиц, могут быть двух видов:

а) третье лицо становится кредитором (осуществляется переход прав кредитора к другому лицу в результате уступки прав требования, когда происходит замена кредитора в обязательстве);

б) третье лицо выполняет обязательства организации (осуществляется перевод долга, когда происходит замена дебитора в обязательстве и обязательства организации исполняются третьим лицом) <9>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Гражданское право" (под ред. О.Н. Садикова) (том 2) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2007.

<9> Садиков О.Н. Гражданское право: Учебник. Том II. М.: Контакт; Инфра-М, 2009. С. 114.

Третье лицо становится исполнителем обязательства по договору, участником которого оно изначально не являлось, при условии заключения с ним соглашения о переводе долга или при возложении на него обязанностей по исполнению договора.

Несмотря на схожесть обстоятельств, в которых применяются эти два вида операций, они различны по своей сути. Это различие заключается в том, что перевод долга является одним из видов перемены лиц в обязательстве, а исполнение обязательства третьим лицом - одним из способов исполнения обязательства без перемены самого должника (ст. 313 ГК РФ). Иными словами, при переводе долга первоначальный должник перестает быть стороной в заключенном договоре, и его место занимает третье лицо (новый должник). При возложении исполнения обязательства на третье лицо стороны основного договора не меняются: третье лицо выполняет обязательство за одну из сторон.

Для выяснения того, какая из двух операций (возложение обязательства на третье лицо или перевод долга) осуществлена между организацией и третьим лицом, необходимо проанализировать в первую очередь договор с третьим лицом.

Эти две вышеуказанные операции отличаются тем, что в случае возложения исполнения обязательства на третье лицо за покупателем числится задолженность перед продавцом вплоть до поступления средств на счет последнего. Поэтому, как отмечает Л.П. Ануфриева, для возложения исполнения обязательства на третье лицо согласия кредитора не требуется (это может быть двусторонний договор покупателя с третьим лицом). В случае перевода долга покупатель перестает быть должником продавца независимо от того, перечислила третья сторона (новый должник) необходимую сумму или нет. Поэтому перевод долга без согласия кредитора недействителен <10>.

<10> Ануфриева Л.П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный). М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 251.

По результатам исследований, представленных в статье, можно сделать следующие выводы: