Мудрый Юрист

Производство экспертизы и получение заключения специалиста на стадии судебного разбирательства уголовных дел: проблемы правовой регламентации *

<*> Grishina E.P. Proceeding of expertise and receipt of expert opinion at the stage of judicial proceeding of criminal case: problems of legal regulation.

Гришина Екатерина Павловна, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Юридического института Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ), кандидат юридических наук.

Статья посвящена взаимосвязи и соотношению заключения специалиста и заключения эксперта, а также проблемным вопросам правовой регламентации их использования в уголовном процессе на стадии судебного разбирательства.

Ключевые слова: заключение специалиста, заключение эксперта, суд, судебное разбирательство.

The article is devoted interrelation and a parity of the conclusion of the expert and the expert's statement, and also problem questions of a legal regulation of their use in criminal trial at a proceeding stage.

Key words: the conclusion of the expert, the expert's statement, court, proceeding.

Правоохранительная деятельность современного российского государства, реализуемая в сфере уголовного судопроизводства, характеризуется направленностью на достижение его назначения, в т.ч. посредством использования специальных познаний сведущих лиц и прежде всего эксперта и специалиста.

Одной из форм участия эксперта и специалиста в производстве по уголовным делам является дача заключения.

Федеральный закон от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ формально разграничил заключение специалиста и заключение эксперта: согласно ч. 1 ст. 80 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее - УПК) заключение эксперта - представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами; согласно ч. 3 названной статьи заключение специалиста - представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

Между заключением эксперта и заключением специалиста много общего: и то и другое является доказательством по уголовному делу, получаемым в процессе применения специальных познаний (научно обоснованных, апробированных практикой знаний, а также навыков, умения, опыта) особых сведущих лиц, предоставляемым в распоряжение следователя, дознавателя или суда в письменном виде. В качестве необходимого элемента заключений выступают ответы на поставленные следователем, дознавателем, судом или сторонами вопросы. И в то же время заключение эксперта и специалиста - разные по информационной и удостоверительно-правовой природе доказательства.

Представляется, что это отличие может быть сведено к следующим моментам:

  1. заключение эксперта и заключение специалиста даются разными сведущими лицами (это очевидно из названия);
  2. заключение эксперта носит характер выводного знания, явившегося результатом проведенного исследования, заключение специалиста представляет собой суждение по поставленным перед специалистом вопросам <1>;
<1> Быков В. Заключение специалиста // Законность. 2004. N 9. С. 21 - 24. Признание меньшей значимости заключения специалиста по сравнению с заключением эксперта при формально провозглашенной равной юридической силе доказательств в теории уголовного процесса приводит к принижению роли заключения специалиста, признанию основной задачей этого участника процесса исключительно содействие в обнаружении, фиксации и изъятии следов при проводимых следственных действиях, применении в этих целях специальной техники и дачу, при необходимости, консультаций и заключений, которые по уровню научности существенно отличаются от заключения эксперта. См.: Зайцева Е.А. Судебная экспертиза: в поисках новых парадигм // Уголовное судопроизводство: теория / Под ред. Н.А. Колоколова. М.: Юрайт, 2011. С. 327.
  1. результатом экспертного исследования являются новые фактические данные, которые являются самостоятельным источником доказательств по делу; специалист новые факты не устанавливает, а изучает заданные, существующие в реальной действительности;
  2. наличие заключения эксперта может служить поводом для допроса лица, проводившего исследование в качестве эксперта. Допрос специалиста не связан с самим фактом наличия или отсутствия заключения, лицо может быть допрошено в качестве специалиста до, после дачи заключения и независимо от наличия или отсутствия последнего;
  3. специалист, давая заключение по требованию следователя или в суд, не проводит в отличие от эксперта полного исследования представленного объекта с использованием специализированных методик, он ограничивается осмотром объекта <2>;
<2> Подобное положение, однако, вовсе не означает, что заключение специалиста не должно быть законным и обоснованным (научно, процессуально и логически). См.: Кудрявцева А.В. Заключение и показания специалиста как вид доказательств в уголовном процессе России // Актуальные проблемы теории и практики уголовного судопроизводства и криминалистики. В 3 ч. М.: Акад. упр. МВД России, 2004. Ч. 2. Вопросы уголовного судопроизводства. С. 55 - 58.
  1. заключение эксперта имеет самостоятельное доказательственное значение, заключение специалиста играет вспомогательную роль, поскольку суждения специалиста, изложенные в заключении, не могут носить такого же абсолютного и категоричного характера, как выводы эксперта;
  2. экспертное исследование проводится обособленно от других следственных действий: в другое время, в другом месте (в экспертной лаборатории), на основании отдельного акта - постановления о назначении экспертизы; в большинстве случаев лицом, не участвовавшим ранее в производстве следственных действий по данному уголовному делу; заключение специалиста может быть оформлено в процессе осмотра, изучения свойств объектов материального мира в рамках самого следственного действия.

Н.П. Майлис справедливо отмечает, что "можно с процессуальных позиций считать заключение специалиста равноценным заключению эксперта, но доказательственное значение равноценным не будет, и если лицо, ведущее производство по уголовному делу, удовлетворяется лишь заключением специалиста, не назначая при этом производства экспертизы, то это может привести к следственной (судебной) ошибке" <3>.

<3> Майлис Н.П. О соответствии заключений специалиста и эксперта // Актуальные вопросы теории и практики уголовного судопроизводства и криминалистики: Сб. ст.: В 3 ч. М.: Акад. упр. МВД. РФ, 2004. Ч. 3. С. 54.

На недопустимость привлечения специалиста вместо эксперта указывает и Верховный Суд Российской Федерации (далее - ВС РФ). В частности, в Постановлении Пленума ВС РСФСР от 17 сентября 1975 г. N 5 (в редакции Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 1993 г. N 11 с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума ВС РФ от 6 февраля 2007 г. N 7) "О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел" отмечено: "Эксперту могут быть поставлены вопросы, входящие в компетенцию специалиста, постановка перед специалистом вопросов, относящихся к компетенции эксперта, недопустима, его мнение не может быть приравнено к компетенции эксперта" <4>.

<4> СПС "КонсультантПлюс".

Дело в том, что специалист не проводит специальных исследований с использованием методик, необходимых для экспертного заключения, поэтому последнее может заменить заключение специалиста, которого по большинству уголовных дел оказывается недостаточно для установления обстоятельств, интересующих следствие или суд. Другая не менее важная проблема - отсутствие в УПК надлежащей регламентации получения заключения специалиста. На практике это приводит к смешению и даже подмене процессуальных и непроцессуальных форм участия специалиста в производстве по уголовным делам, в т.ч. на стадии судебного разбирательства.

Отсутствие надлежащей правовой основы получения заключения специалиста на стадии предварительного следствия и в суде создает серьезные проблемы не только для ведущих субъектов производства по уголовному делу, но и для участников этого производства, чьи права и законные интересы затрагиваются этим заключением.

С.М. Гарисов и Е.А. Зайцева, выражая обеспокоенность состоянием правового регулирования вопросов использования специальных познаний в уголовном судопроизводстве, отмечают, что для "повышения эффективности деятельности сведущих лиц в уголовном процессе необходимо безупречное законодательство, создающее такой правовой режим их привлечения к производству по делу, при котором бы гарантировались надежность и доступность результатов применения их специальных познаний, соблюдались права и законные интересы участников уголовного процесса, открывался широкий доступ к достижениям научно-технического прогресса в сферу доказывания" <5>.

<5> Гарисов С.М., Зайцева Е.А. Использование специальных познаний в судебном производстве по уголовным делам: Монография. Волгоград: ВА МВД России, 2010. С. 3.

А. Бельский рассматривает вопрос правовой регламентации получения заключения специалиста именно в контексте обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства: "Гарантиями прав и интересов лиц, участвующих в уголовном процессе, должны выступать содержащиеся в законе указания на основания принятия конкретных процессуальных решений. ...В законе не указаны юридические основания для поручения следователем (и судом. - Е.Г.) как производства специального исследования, поручаемого специалисту, который впоследствии составляет заключение специалиста" <6>.

<6> Бельский А.И. Заключение и показания специалиста как доказательства в уголовном процессе: Учеб. пособие. Белгород: БелЮИ МВД России, 2010. С. 10.

В судебном разбирательстве дело обстоит несколько проще. В частности, в упомянутом ранее Постановлении Пленума ВС РФ говорится: "Специалист приглашается для участия в судебном разбирательстве в тех случаях, когда суду либо участникам судебного разбирательства при исследовании доказательств могут потребоваться специальные знания и навыки. Мнение специалистов обязательно отражается в протоколе судебного заседания". При этом ст. 251 УПК РФ носит отсылочный характер, а именно указывает на ст. 58, в общем виде устанавливающую права, обязанности и ответственность специалиста, и ст. 270, согласно которой председательствующий разъясняет специалисту его права и ответственность. Аналогичная норма предусмотрена и для эксперта (ст. 269).

Процессуальный порядок производства судебной экспертизы, предъявления заключения эксперта на досудебных стадиях и в процессе судебного следствия в УПК урегулирован достаточно подробно, чего не скажешь о заключении специалиста.

В опубликованных ранее работах автором настоящей статьи неоднократно высказывались предложения о формировании в УПК самостоятельной правовой основы получения заключения специалиста (сам факт, что этим заключением не может быть заменено экспертное заключение, не свидетельствует о том, что оно должно появляться в уголовном деле на основе применения "разумной" аналогии уголовно-процессуального закона) <7>.

<7> Гришина Е.П., Саушкин С.А. Совершенствование правового регулирования следственных действий с участием специалиста // Современное право. 2006. N 3. С. 36 - 40; Гришина Е.П., Абросимов И.В. Специалист как сведущее лицо и участник доказывания в уголовном судопроизводстве // Современное право. 2005. N 8. С. 52 - 55; Гришина Е.П. Теория и практика участия сведущих лиц в уголовном судопроизводстве: Монография. М., 2006 и др.

Уголовное судопроизводство в силу своего публичного характера (пусть даже и принесенного в жертву "всеобъемлющей состязательности" и не признанного на законодательном уровне) не может довольствоваться исключительно принципами, нравственными установками и нормами, регламентирующими сходные по правовой природе правоотношения, фактической необходимостью использования специальных познаний при отсутствии надлежащей правовой основы. Слишком важные ценности затрагиваются при этом, не говоря уже о правах лиц, вовлеченных в сферу этого производства <8>.

<8> Автор не одинока в своем мнении. В частности, Е. Львова указывает на то, что законодатель, коль скоро дал такие права специалисту (близкие к правам эксперта. - Е.Г.) и сторонам для привлечения этого участника процесса, должен был более обстоятельно разработать формы его участия. См.: Львова Е.Ю. Участие специалиста в уголовном процессе // Практика реализации принципа состязательности в условиях применения нового Уголовно-процессуального кодекса судами Московской области: Тезисы научно-практической конференции. М.: Учебник, 2004. С. 101.

Для того чтобы окончательно разрешить проблемы, касающиеся получения заключения специалиста, необходимо дополнить УПК РФ главой 27.1 "Получение заключения специалиста", которая объединила бы в себе нормы, касающиеся не только получения заключения специалиста, но и допроса этого участника процесса.

Требование единства правового регулирования предполагает, чтобы нормы о заключении специалиста содержались бы и в главах УПК, посвященных судебному разбирательству уголовных дел. Прежде всего, УПК должен быть дополнен ст. 283.1 "Получение заключения специалиста" следующего содержания:

"1. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд может получить заключение специалиста.

  1. Председательствующий предлагает сторонам задать устно или представить в письменном виде вопросы специалисту. Поставленные в письменном виде вопросы должны быть оглашены и по ним выслушано мнение участников судебного разбирательства. Рассмотрев указанные вопросы, суд своим определением отклоняет те из них, которые не относятся к уголовному делу и выходят за рамки специальных познаний специалиста, формулирует новые вопросы.
  2. Заключение специалиста, представленное им в письменном виде, оглашается в судебном заседании и приобщается к материалам уголовного дела.
  3. Заключение специалиста, данное им в ходе производства судом следственных действий, предусмотренных статьями 284, 287 - 290 настоящего Кодекса, заносится в протокол судебного заседания".

Из положений ст. 366 УПК РФ, отсылающей к главам 35 - 39, следует, что в суде апелляционной инстанции привлечение специалиста и дача им заключения, пояснений не отличается от порядка, установленного для суда первой инстанции. Специалист может быть вызван в суд как участник процесса, дававший заключение, показания в суде первой инстанции. Стороны, как это следует из смысла ч. 5 ст. 365 УПК РФ, могут ходатайствовать перед судом о привлечении специалиста, аналогичный порядок существует для суда кассационной инстанции в силу ч. 4 ст. 377 УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 406 УПК РФ судья, рассматривающий надзорную жалобу или представление, в необходимых случаях вправе истребовать любое уголовное дело. В ходе такого рассмотрения может возникнуть вопрос о проверке заключения эксперта. Подобное положение предусматривается и при возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам, каковыми может стать заведомая ложность заключения эксперта (п. 1 ч. 3 ст. 413 УПК РФ). Полагаем, что эта статья должна быть дополнена и аналогичным положением в отношении заключения специалиста, а именно в п. 1 ч. 3 после фразы "заключения эксперта" должна следовать фраза "заключения специалиста", затем запятая и далее текст статьи излагается в действующей редакции.

Признание заключения специалиста (в случае его заведомой ложности) равнозначным заключению эксперта как основания для отмены приговора, вступившего в законную силу, возможно только в случае установления уголовной ответственности за подобное деяние. С этой целью необходимо внести изменения в ст. 307 Уголовного кодекса РФ, а именно ч. 1 названой статьи следует изложить в следующей редакции: "Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего, заключение или показание эксперта, заключение или показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования...", ч. 2 оставить без изменения.

Изложение правовой основы использования заключения эксперта и заключения специалиста в стадии судебного разбирательства уголовных дел в предложенной редакции способно оказать позитивное влияние на правоприменительную практику, зримо модернизировать процесс использования специальных познаний для достижения назначения уголовного судопроизводства в целом.