Мудрый Юрист

Проблема расстройств сексуального предпочтения по материалам зарубежных исследований *

<*> Demidova L.Yu., Dvoryanchikov N.V. Problem of disturbances of sexual preference on the basis of materials of foreign researches.

Демидова Л.Ю., Московский городской психолого-педагогический университет, Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского.

Дворянчиков Н.В., Московский городской психолого-педагогический университет, доцент, кандидат психологических наук.

Статья посвящена обзору современной зарубежной литературы по проблемам этиологии, факторов возникновения и возможностей коррекции расстройств сексуального предпочтения. Приведены результаты исследований, свидетельствующие в пользу био-психо-социальной природы возникновения парафилий, рассматриваются психологические факторы возникновения сексуальных девиаций и эффективность различных терапевтических вмешательств.

Ключевые слова: парафилия, сексуальные девиации, этиология, психологические факторы, терапия.

The article reviews the contemporary foreign literature on the etiology, factors and treatments in paraphilias. Shown the results of studies that speak in favor of bio-psycho-social nature of paraphilias, considered psychological factors in sexual deviations and discussed the effectiveness of various therapeutic interventions. Review helps to fill some gaps in the domestic research and confirms the authenticity of the vast majority of the data obtained by Russian scientists.

Key words: paraphilia, sexual deviations, etiology, psychological factors, treatment.

Актуальность работы обусловлена большим числом расстройств сексуального предпочтения в популяции (Ткаченко А.А., 2008), их тесной связью с противоправным поведением и ростом числа жертв насилия (согласно статистическим данным по зарегистрированным преступлениям с сайта МВД http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports). Однако вопрос о механизмах данной формы патологии и способах ее лечения остается дискутируемым, поскольку расстройства сексуального предпочтения являются одним из самых малоизученных объектов (Карсон Р., Батчер Дж., Минека С., 2004). Данная статья посвящена анализу современной зарубежной литературы по вопросам этиологии, факторов возникновения и способов лечения расстройств сексуального предпочтения за рубежом.

Проблеме этиологии расстройств сексуального предпочтения в зарубежной литературе посвящено значительное число работ, в частности, исследователи рассматривают вопросы относительно биологической или социальной природы возникновения парафилий, критериев разграничения нормы и патологии, различных моделей сексуальных девиаций. Вместе с тем указывается на широкий круг проблем, связанных с исследованием этиологии и факторов развития парафилий.

В частности, при изучении сексуальных расстройств обычно используются нерепрезентативные выборки, так или иначе связанные с системой уголовного правосудия. Учитывая, что в такие выборки попадают более патологичные члены общества, нередко может оказываться, что биологический компонент является ведущим в возникновении парафилий (Walters G.D., 1997). Более того, часто используются методики, основанные на самоотчетах, которые очень уязвимы к социальной желательности, и на их основе нельзя делать обоснованные выводы об особенностях изучаемых расстройств. Тем не менее получаемые исследователями результаты, несмотря на свои ограничения, могут быть проанализированы.

В зарубежной литературе содержится много данных в пользу биологических причин возникновения парафилий. Например, было установлено наличие значимой корреляции между количеством в крови полового гормона тестостерона и совершением насильственных преступлений на сексуальной почве (Bradford J.M.W., Bourget D., 1987; Langevin R., Ben-Aron M.H., Wright P., Machese V., Handy L., 1988). В отличие от этих результатов были получены данные о том, что уровень тестостерона в крови группы эксгибиционистов был в пределах нормы (Lang R.A., Langevin R., Bain J., Frenzel R.R., Wright P., 1989). Другие исследования показывают, что педофилия и другие сексуальные девиации связаны не только с уровнем тестостерона, но и с другими гормонами (Gaffney G.R., Berlin F.S., 1984). Довольно часто можно встретить исследования, в которых продолжают находить новые биологические факторы и особенности строения мозговых структур, свойственные лицам, страдающим парафилиями. Среди них особенности развития лимбико-гипоталамо-гипофизарной системы, генетические аномалии, измененная электрическая активность головного мозга и др. (Saleh F.M., Barlin F.S., 2004). Таким образом, биологические детерминанты аномального сексуального поведения обнаруживают как на молекулярном уровне (нейромедиаторные системы, гормоны и др.), так и в генетических аномалиях, не говоря уже о гипотезах, согласно которым сексуальные расстройства могут возникать в ответ на употребление различных психотропных веществ (Samenow C.P., 2010).

В противоположность этому многие исследования говорят о том, что психологические и социальные факторы также играют важную роль в этиологии парафильного поведения. Так, было показано, что сексуальные преступники обладают дефицитом опыта по решению проблем (Barbaree H.E., Marshall W.L., Connor J., 1988) и не имеют социальных навыков для взаимодействия со взрослыми женщинами (Segal Z.V., Marshal W.L., 1985), а также в принципе, страдают от дефицита навыков переработки информации (Lipton D.N., McDonel E.C., McFall R.M., 1987).

Среди других факторов, которые называются в качестве серьезных предикторов парафильного поведения, выделяются семейная история физического насилия (Williams L.M., Finkelhor D., 1990), ранняя половая виктимизация и трудности привязанности (Marshall W.L., 1993; Ward T., Hudson S.M., Marshall W.L., Siegert R., 1995). Высказывается мнение о том, что наиболее адекватным будет интегративный подход к этиологии парафилий (Walters G.D., 1997; Samenow C.P., 2010).

Более современные исследования подтверждают высказанные ранее предположения. Например, указывается, что среди психологических причин сексуальных девиаций можно выделить трудности саморегуляции (в первую очередь эмоциональной): если у большинства людей негативное аффективное состояние приводит к снижению полового влечения, то у сексуальных девиантов наблюдается тенденция прямо противоположная (Samenow C.P., 2010). Приводятся данные относительно нарушенной привязанности и травматизации в детском возрасте при аномалиях влечения (Samenow C.P., 2010). Высказываются идеи о том, что ранняя сексуализация детей благодаря СМИ может являться причиной сексуальной патологии (Schwartz M., 2008). Кроме того, ряд социальных показателей, таких как безработица, бедность, выделяются как существенные факторы риска возникновения расстройств сексуальности (Davis M., 2009). Более того, было показано, что даже при гомосексуализме, который до недавнего времени считался психическим заболеванием, наблюдаются сексуальные дисфункции того или иного рода, а наряду с ним нередко встречаются такие сексуальные нарушения, как вуайеризм, фетишизм и фроттеризм. По данным S.L. Seibel и др. (2009), почти 40% опрошенных гомосексуалов сообщали о насилии того или иного рода в детстве. Так, у тех, кто в детстве подвергался насилию, не было выявлено никаких различий по сексуальным дисфункциям в сравнении с теми, кто не говорил о фактах насильственного обращения.

Более того, на основе исследований M.P. Kafka и J. Hennen (1999), а также с опорой на исследования типа R. Langevin (1983) о том, что между эксгибиционистами и нормальными гетеросексуальными мужчинами не выявляется разницы по многим параметрам, был сделан ряд интересных выводов. В частности, утверждается, что парафилии и нормальное половое поведение обладают не только чертами дихотомии (парафилии являются патологией, а сексуальное поведение большинства - нормой), но и чертами континуума, на котором парафилии располагаются в конце, вначале - обычное сексуальное поведение, а различные непарафильные сексуальные девиации - ближе к центру (Walters G.D., 1997; Briken P., Habermann N., Berner W., Hill A., 2007).

Большое число зарубежных исследований, направленных на изучение психологических факторов различных форм сексуальной патологии, позволяет делать выводы о возможных предикторах расстройств сексуального предпочтения.

Так, к примеру, при исследовании зоофилии на выборке мужчин, добровольно проходивших лечение от парафилий, было показано, что это расстройство никогда не является единственной парафилией, а входит в полиморфный парафильный синдром наряду с инцестом, вуайеризмом, эксгибиционизмом и трансвестизмом (Abel G.G., Becker J.V. Cunningham-Rathner J., Mittelman M., Rouleau J.-L., 1988). Это подтверждается и более поздними исследованиями. В частности, в одной из работ у 10% обследованных детей, проходивших лечение в центре для молодых сексуальных насильников, было обнаружено зоофильное поведение. В описанных случаях встречались преимущественно сексуальные практики с домашними животными, которые включали в себя явное сексуальное поведение, странную заботу (которая подчас носила некрофильный характер) и жестокое обращение. В результате анализа были подтверждены данные, полученные ранее относительно того, что зоофилия не проявляется изолированно.

Таким образом, присутствие зоофилии должно настораживать врача относительно возможности обнаружения у пациента коморбидных расстройств. Оценка и опыт лечения описанных случаев показали, что зоофилия является фактором серьезных психических расстройств, таких как тяжелые расстройства поведения, расстройства личности, злоупотребление психоактивными веществами. И все эти расстройства вместе оказываются очень трудно поддающимися коррекции (Duffield G., Hassiotis A., Visard E., 1998), что является важным при решении вопросов оценки возможного рецидива.

Большое количество работ посвящено педофилии. Нередко исследования подобного рода проводятся с помощью не совсем привычных для отечественных экспериментов методик. Так, довольно часто встречаются исследования с использованием теста Роршаха.

В одном из них (Bridges M.R., Wilson J.S., Gacono C.B., 1998) экспериментальная группа исследования состояла из 60 мужчин, заключенных в тюрьму за преступления, связанные с сексуальным насилием в отношении подростков и детей доподросткового возраста. В качестве группы сравнения выступали осужденные за преступления несексуального характера. Было показано, что группа педофилов характеризуется большим разбросом ответов, чем группа сравнения, что указывает на сложность и неоднородность характера нарушений при педофилии (Bridges M.R., Wilson J.S., Gacono C.B., 1998). Обе группы продемонстрировали ключевые признаки нарциссической личностной организации: низкую самооценку, концентрацию на себе, избегание эмоций и др. Этот результат совпадает с теоретическими моделями, предполагающими, что нарциссическая организация лежит в основе некоторых подвидов педофилии (Socarides C.W., 1988), диссоциального расстройства личности и различных психопатий (Kernberg O.F., 1992). Также обе группы продемонстрировали повышенный уровень депрессии и амбивалентные эмоции, однако эти показатели были значимо выше у педофилов, что, по предположению авторов, может быть причиной нередко возникающего при парафилиях ощущения дисфории (Bridges M.R., Wilson J.S., Gacono C.B., 1998). Педофилы в целом показывают более высокий уровень чувства уязвимости и беспомощности, характеризуются болезненным самоанализом и незрелыми защитными механизмами (Bridges M.R., Wilson J.S., Gacono C.B., 1998).

Для педофилов особый интерес представляют межличностные отношения, однако в них доминируют объектные отношения, характеризующиеся глубокими нарушениями и сопровождающиеся когнитивными ошибками и эмоциональным избеганием; представление об объекте общения у педофилов является одновременно и более сложным, и более незрелым, хаотичным, искаженным (Bridges M.R., Wilson J.S., Gacono C.B., 1998). При описании межличностных отношений встречается много метафор с использованием мультипликационных, научно-фантастических и сказочных образов (что нередко трактуется как идентификация с символами, связанными с детством педофила) (Bridges M.R., Wilson J.S., Gacono C.B., 1998). Пациенты с педофилией используют стратегии избегания и сверхинтеллектуализации в отношении эмоциональных процессов (Socarides C.W., 1988; Ward T., Hudson S.M., Marshall W.L., Siegert R., 1995).

В некоторых исследованиях показан высокий уровень гнева при педофилии, который (особенно в отношении женщин) выделяется как необходимый предиктор насилия (Williams L.M., Finkelhor D., 1990). Более того, нарушенная способность к привязанности (Ward T., Hudson S.M., Marshall W.L., Siegert R., 1995) и примитивная личностная организация делают педофилов недостаточно компетентными при переработке эмоциональных состояний, что в сочетании с когнитивными нарушениями позволяет предполагать наличие серьезных проблем в принятии решений относительно межличностных отношений. То есть существующие у них отношения вызывают эмоции и комплекс защитных механизмов, что, как следствие, больше усугубляет познавательный дефицит и дефицит эмпатических способностей у таких пациентов (Bridges M.R., Wilson J.S., Gacono C.B., 1998).

Схожие результаты продолжают получать современные исследователи: довольно большое число работ показывает, что многие сексуальные преступники страдают от низкой самооценки, испытывают значительный недостаток эмпатии в отношении своих жертв и почти все имеют значительные когнитивные искажения (Varker T., Devilly G.J., Ward T., Beech A.R., 2008; Marshall W.L., Marshall L.E., Serran G.A., O'Brien M.D., 2009). Указывается, что лица, совершающие сексуальные преступления, как правило, социально более изолированы, более агрессивны и обидчивы, чем остальные (Varker T., Devilly G.J., Ward T., Beech A.R., 2008). Говорится о высоких уровнях внутрипсихического конфликта в отношении своих сексуальных желаний и поведения, о высоких уровнях гнева, отрицательных эмоциональных состояниях, низкой самооценке и высоком чувстве стыда за себя (Garos S., Bleckley M.K., Beggan J.K., Frizzell J., 2005).

Указывается, что когнитивные искажения, способствующие совершению преступлений, являются важным диагностическим показателем парафилий. При их выявлении используются методы, которые позволяют основываться на достоверных данных, а не на самоотчетах испытуемых (Banse R., Schmidt A.F., Clabour J., 2010; Snowden R.J., Craig R.L., Gray N.S., 2011). Подобные методы аналогичны использующимся в отечественной практике и позволяют выявить когнитивные искажения даже у тех испытуемых, которые сознательно минимизируют их (Brown A.S., Gray N.S., Snowden R.J., 2009).

Стабильность в результатах, получаемых исследователями, позволяет расширять возможности терапии сексуальных расстройств. Исследования, посвященные терапии лиц, страдающих сексуальными девиациями, в последнее время встречаются все чаще. Встречаются и описания конкретных случаев терапии (например, Stava L., 1984; McGuire B.E., Choon G.L., Nayer P., Sanders J., 1998). Однако наглядно демонстрируется, что лечение подобного рода расстройств крайне сложно. Например, в одном из исследований, где описывается случай педофилии и попытка излечения от нее, было показано, что эффект от терапевтического воздействия далеко не однозначен. Так, хотя у пациента и значительно уменьшилась сила сексуального возбуждения в отношении детей, сексуальное возбуждение в отношении взрослых не увеличилось (Stava L., 1984). Схожий вывод был сделан и в исследовании, посвященном групповой терапии сексуальных преступников: было показано, что опыт психотерапии являлся и позитивным, и негативным по разным основаниям (Helen C.W., Stephen D.W., Ruth E.M., 2005).

В последнее десятилетие большое распространение получает фармакотерапия, в частности, лечение с использованием ацетата леупролида (Kaplan M.S., Krueger R.B., 2010). В одной из работ описывается сложный случай педофилии с многочисленными коморбидными диагнозами (Raymond N., Robinson B., Kraft C., Rittberg B., Coleman E., 2002). Наряду с фармакотерапией пациенту было назначено психологическое лечение. В описание случая добавлены отчеты, иллюстрирующие эффективность действия препарата на различных этапах лечения, а также указывается, что приходилось использовать и другие фармакологические средства с учетом возникавших сложностей. В этом случае пациент был готов принять побочные эффекты от использования препарата, поскольку был мотивирован хотя бы на частичное избавление от постоянной озабоченности по поводу сексуальных отношений с детьми.

Наглядно продемонстрировано, что ацетат леупролида и препараты с аналогичным действием оказываются эффективными в лечении пациентов с парафилиями и компульсивным сексуальным поведением (Kaplan M.S., Krueger R.B., 2010). Однако указывается, что необходимо параллельное проведение психотерапии с пациентом. Взаимодействие психиатра и психотерапевта оказывается эффективным, поскольку психотерапевтическая помощь значительно легче оказывается, когда пациент в достаточной степени может контролировать свои сексуальные фантазии. Неоднократно подчеркивается, что психотерапия сексуальных преступников должна быть направлена не столько на избавление от влечений, сколько на управление своими потребностями и поведением, на контроль сексуального желания (Raymond N., Robinson B., Kraft C., Rittberg B., Coleman E., 2002; Toates F., 2009; Winters J., Christoff K., Gorzalka B.B., 2009).

Приводится большое число описаний терапии расстройств, связанных с парафилиями. В одной из таких работ было показано, что подавляющее большинство терапевтов (90% из 31, принимавших участие в исследовании), проводя коррекционную работу с пациентами с сексуальными девиациями, используют психодинамические техники, уделяя мало внимания когнитивно-поведенческой терапии, на данный момент наиболее эффективной в лечении сексуальных преступников (Briken P., Habermann N., Berner W., Hill A., 2007). Редко с пациентами работают в группах (только двое из 31 поступали таким образом). 25% терапевтов применяют и фармакологическое лечение (в основном антидепрессантами или гормональными лекарствами) (Briken P., Habermann N., Berner W., Hill A., 2007).

Во многих работах исследователи указывают на то, что пациентам с сексуальными расстройствами приходится преодолевать значительно больше трудностей, чем кажется на первый взгляд. Это связано с тем, что общество целиком и полностью перекладывает на них ответственность за свое поведение, говоря, что для прекращения поведения необходимо просто взять на себя моральную ответственность за свою сексуальность и контролировать себя. Сексуальные преступники нередко позиционируются как изолированные от других правонарушителей, а сексуальные девианты воспринимаются изолированно от всего общества. На практике такие негативные установки в отношении сексуальных девиаций могут отрицательно сказываться на установлении доверия с лицами, проходящими терапию (Collins S., Nee C., 2010). Подобные социальные установки, но в меньшей степени существуют и в отношении других заболеваний (алкоголизм, шизофрения, депрессия). В то время как лица с сексуальными расстройствами нуждаются в лечении и заслуживают сострадания (Kafka M.P., 2001; Ward T., Mann R.E., Gannon T.A., 2006).

Проведенный анализ литературных данных показал довольно широкий спектр проблем, относящихся к феномену парафилий, в зарубежных исследованиях. Обращает на себя междисциплинарный характер клинико-психологического и биосоциального взгляда на причины парафилий и соответствующие проблемы их диагностики и лечения. Все это подчеркивает необходимость более тесного взаимодействия различных специалистов при постановке и решении научно-практических задач, возникающих в практике экспертной оценки и определения мер терапевтического воздействия относительно представителей данной выборки пациентов.

Литература

  1. Карсон Р., Батчер Дж., Минека С. Анормальная психология. СПб.: Питер, 2004. С. 1167.
  2. Ткаченко А.А. Расстройства сексуального поведения. М.: Медкнига, 2008. С. 636.
  3. Abel G.G., Becker J.V., Cunningham-Rathner J., Mittelman M., Rouleau J.-L. Multiple paraphilic diagnoses among sex offenders // Bulletin of the American Academy of Psychiatry and the Law. 1988. Vol. 16. Issue 2. P. 153 - 68.
  4. Banse R., Schmidt A.F., Clabour J. Indirect measures of sexual interest in child sex offenders: a multi-method approach // Criminal Justice and Behavior, 2010. Vol. 37. P. 319 - 335.
  5. Barbaree H.E., Marshall W.L., Connor J. The social problemsolving of child molesters // Unpublished manuscript. Queens University, Kingston, Canada, 1988.
  6. Bradford J.M.W., Bourget D. Sexually aggressive men // Psychiatric Journal of the University of Ottava. 1987. Vl. 12. P. 169 - 175.
  7. Bridges M.R., Wilson J.S., Gacono C.B. A Rorschach investigation of defensiveness, self-perception, interpersonal relations and affective states in incarcerated pedophiles // Journal of Personality Assessment. 1998. Vol. 70. Issue 2. P. 365 - 385.
  8. Briken P., Habermann N., Berner W., Hill A. Diagnosis and treatment of sexual addiction: a survey among German sex therapists // Sexual Addiction & Compulsivity. 2007. Vol. 14. Issue 2. P. 131 - 143.
  9. Brown A.S., Gray N.S., Snowden R.J. Implicit measurement of sexual associations in child sex abusers: role of victim type and denial // Sexual Abuse: A Journal of Research and Treatment. 2009. Vol. 21. P. 166 - 180.
  10. Collins S., Nee C. Factors influencing the process of change in sex offender interventions: therapists' experiences and perceptions // Journal of Sexual Aggression. 2010. Vol. 16. Issue 3. P. 311 - 331.
  11. Davis M. The effects of unemployment and poverty on sexual appetite and sexual risk in emerging and young adults // Sexual Addiction & Compulsivity. 2009. Vol. 16. P. 267 - 288.
  12. Duffield G., Hassiotis A., Visard E. Zoophilia in young sexual abusers // Journal of Forensic Psychiatry & Psychology. 1998. Vol. 9. Issue 2. P. 294 - 304.
  13. Gaffney G.R., Berlin F.S. Is there a hypothalamic-pituitary-gonadal dysfunction in paedophilia? // British Journal of Psychiatry. 1984. Vol. 145. P. 657 - 660.
  14. Garos S., Bleckley M.K., Beggan J.K., Frizzell J. Intrapsychic conflict and deviant sexual behavior in sex offenders // Journal of Offender Rehabilitation. 2005. Vol. 40. Issue 1. P. 23 - 40.
  15. Helen C.W., Stephen D.W., Ruth E.M. Sexual offenders' treatment experience // Journal of Sexual Aggression. 2005. Vol. 11. Issue 2. P. 171 - 186.
  16. Kafka M.P. The role of medications in the treatment of paraphilia-related disorders // Sexual and Relationship Therapy. 2001. Vol. 16. Issue 2. P. 105 - 112.
  17. Kafka M.P., Hennen J. The paraphilia-related disorders: An empirical investigation of nonparaphilic hypersexuality disorders in outpatient males // Journal of Sex & Marital Therapy. 1999. Vol. 25. Issue 4. P. 305 - 319.
  18. Kaplan M.S., Krueger R.B. Diagnosis, assessment and treatment of hypersexuality // Journal of Sex Research. 2010. Vol. 42. Issue 2. P. 181 - 198.
  19. Kernberg O.F. Aggression in personality disorders and perversions. New Haven, CT: Yale University Press, 1992.
  20. Lang R.A., Langevin R., Bain J., Frenzel R.R., Wright P. Sex hormone profiles in genital exhibitionists // Annals of Sex Research. 1989. Vol. 2. 1989. P. 67 - 76.
  21. Langevin R. Sexual strands: understanding and treating anomalies in men. Hillside N.: Erlbaum, 1983.
  22. Langevin R., Ben-Aron M.H., Wright P., Machese V., Handy L. The sex killer // Annals of Sex Research. 1988. Vol. 1. P. 263 - 302.
  23. Lipton D.N., McDonel E.C., McFall R.M. Heterosexual perceprion in rapists // Journal o Consulting and Clinical Psychology. 1987. Vol. 5. P. 17 - 21.
  24. Marshall W. L. The role of attachments, intimacy, and loneliness in the etiology and maintenance of sexual offending // Sexual and Marital Therapy. 1993. Vol. 8. P. 109 - 121.
  25. Marshall W.L., Marshall L.E., Serran G.A., O'Brien M.D. Self-esteem, shame, cognitive distortions and empathy in sexual offenders: their integration and treatment implications // Psychology, Crime & Law. 2009. Vol. 15. Issue 2 - 3. P. 217 - 234.
  26. McGuire B.E., Choon G.L., Nayer P., Sanders J. An unusual paraphilia: case report of oral partialism // Sexual and Relationship therapy. 1998. Vol. 13. Issue 2. P. 207 - 201.
  27. Raymond N., Robinson B., Kraft C., Rittberg B., Coleman E. Treatment of pedophilia with leuprolide acetate: a case study // Journal of psychology & human sexuality. 2002. Vol. 13. Issue 3. P. 79 - 88.
  28. Saleh F.M., Barlin F.S. Sexual deviancy: diagnostic and neu-robiological considerations // Journal of Child Sexual Abuse. 2004. Vol. 12. Issue 3. P. 53 - 76.
  29. Samenow C.P. A biopsychosocial model of hypersexual disorder/sexual addiction // Sexual Addiction & Compulsivity. 2010. Vol. 17. Issue 2. P. 69 - 81.
  30. Schwartz M. Developmental psychopathological perspective on sexually compulsive behavior // Psychiatric Clinic of North America. 2008. Vol. 31. Issue 4. P. 567 - 586.
  31. Segal Z.V., Marshal W.L. Heterosexual social skills in a population of rapists and child molesters // Journal of Counsulting and Clinical Psychology. 1985. Vol. 53. P. 55 - 63.
  32. Seibel S.L., Simon Rosser B.R., Horvath K.J., Evans C.D. Sexual dysfunction, paraphilias and their relationship to childhood abuse in men who have sex with men // International Journal of Sexual Health. 2009. Vol. 21. Issue 2. P. 79 - 86.
  33. Snowden R.J., Craig R.L., Gray N.S. Indirect behavioral measures of cognition among sexual offenders // Journal of Sex Research. 2011. Vol. 48. Issue 2. P. 192 - 217.
  34. Socarides C.W. The preoedipal orogin and psychoanalytic therapy of sexual perversions. Madison, CT: International Universities Press, 1988.
  35. Stava L. The use of hypnotic uncovering techniques in the treatment of pedophilia: A Brief communication // International Journal of Clinical and Experimental Hypnosis. 1984. Vol. 32. Issue 4. P. 350 - 355.
  36. Toates F. An integrative theoretical framework for understanding sexual motivation, arousal, and behavior // Journal of Sex Research. 2009. Vol. 46. Issue 2. P. 168 - 193.
  37. Varker T., Devilly G.J., Ward T., Beech A.R. Empathy and adolescent sexual offenders: A review of the literature // Aggression and Violent Behavior. 2008. Vol. 13. P. 251 - 260.
  38. Walters G.D. The paraphilias: A dialectially informed review of etiology, development, and process // Sexual Addiction & Compulsivity. 1997. Vol. 4. Issue 3. P. 221 - 243.
  39. Ward T., Hudson S.M., Marshall W.L., Siegert R. Attachment style and intimacy deficits in sexual offenders: a theoretical framework // Sexual Abuse: A Journal of Research and Treatment. 1995. Vol. 7. P. 317 - 334.
  40. Ward T., Mann R.E., Gannon T.A. The good lives model of offender rehabilitation: clinical implications // Aggression and Violent Behavior. 2006. Vol. 12. P. 87 - 107.
  41. Williams L.M., Finkelhor D. The characteristics of incestuous fathers: a review of recent studies // Marshall W.L., Laws D.R., Barbaree H.E. Handbook of sexual assault: issues, theories, and treatment of the offender. New York: Plenum, 1990.
  42. Winters J., Christoff K., Gorzalka B.B. Conscious regulation of sexual arousal in men // Journal of Sex Research. 2009. Vol. 46. Issue 4. P. 330 - 343.