Мудрый Юрист

Развитие римского публичного права в эпоху военных диктатур. Сулланская "конституция" *

<*> Статья подготовлена в рамках государственного контракта от 05.08.2009 N П 494, выполняемого по ФЦП "Научные и научно-педагогические кадры инновационной России".

Медведев В.Г., доктор юридических наук, кандидат исторических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Тольяттинского государственного университета.

I в. до н.э., начиная с 80-х годов, в исторической и историко-правовой традиции Древнего Рима принято называть эпохой военных диктатур, которая явилась следствием политической борьбы консерваторов и демократов. Эта борьба не затихала ни на минуту, что соответствующим образом отразилось на развитии публичного права Римской республики.

Сразу же после окончания союзнической войны в результате однобокого и ограничительного толкования и применения сенатом закона Главции-Папирия о гражданстве римское общество вновь оказалось в политическом кризисе. Италики, юридически получившие права римского гражданства, по решению сената были записаны не во все 35 римских округов-триб, а только в 8 - как вольноотпущенники. Это значительно ограничивало их участие в комициях, а следовательно, и в законодательном процессе. Новые граждане требовали полного представительства в народном собрании и настаивали на своем распределении по всем 35 трибам.

Этот фактор использовал лидер популяров, народный трибун 88 г. до н.э. Сульпиций Руф. Под видом борьбы за чистоту нравов он предложил закон, направленный на чистку сената и исключение из него всех сенаторов, имевших долги свыше 2000 тыс. денариев, что должно было ослабить сенат. Одновременно, стремясь усилить ряды своих сторонников, Сульпиций Руф обратился к комициям с законопроектом, по которому изгнанники, осужденные за политическую деятельность, получали право вернуться в Рим. Затем он предложил закон, по которому верный сенату военачальник Сулла должен был быть заменен Марием, опять вступившим в союз с популярами. Наконец, в последнем законопроекте планировалось распределить новых граждан - италиков и вольноотпущенников - по всем 35 трибам, что обеспечивало бы популярам большинство в народном собрании. Законопроекты Сульпиция Руфа были приняты комициями и стали законами <1>.

<1> Моммзен Т. История Рима. Т. 2. Кн. 4. С. 275 - 279.

Их успешному принятию способствовали неправовые меры со стороны популяров. Сульпиций, пользуясь низким правосознанием плебса, навербовал отряд из 3 тыс. своих сторонников, которые физически расправлялись с теми, кто поддерживал оптиматов. Кроме того, он сформировал организованную правительственную оппозицию, создав так называемый антисенат из 600 молодых представителей высших слоев общества <2>.

<2> Там же.

Однако армия, оторвавшаяся от народа и государства и послушная только своим полководцам, не приняла законодательства Сульпиция Руфа. Легионеры поддержали популярного в военной среде полководца Суллу, который повел войска на Рим. "Вечный город" был взят штурмом своими же солдатами. Таким образом, впервые в римской государственной истории открыто и цинично были попраны нормы публичного права, согласно которым полководцам под страхом смертной казни запрещалось вводить легионы в Рим. Был создан первый прецедент, когда армия выступила против правительства и свергла его. В республике был установлен политический режим военной диктатуры Корнелия Суллы <3>.

<3> Там же. С. 281 - 282.

В первый период этой диктатуры, поддержанной сенатом, законодательство было направлено на отмену законов Сульпиция Руфа, численное увеличение сената и расширение его компетенции и полномочий за счет трибуната и народного собрания. Был принят закон, предлагавшийся некогда Ливием Друзом, об увеличении числа сенаторов на 300 человек. В основном туда попали сторонники диктатуры и самого Суллы.

Укрепление сената сопровождалось ограничением прав народного собрания и трибуната. Был принят закон, по которому все предложенные трибунами законопроекты должны были предварительно обсуждаться в сенате, что ставило их законотворчество под контроль сената. Наконец, по инициативе Суллы, всецело поддержанной сенатом, был изменен порядок голосования в народном собрании. Новый закон возвращал старую, так называемую сервиевую (по древней реформе Сервия Туллия) цензовую систему голосования, которая давала перевес зажиточной части граждан <4>. Вместе с тем в интересах плебса были проведены законы об ограничении ссудного процента и о выведении еще нескольких колоний для наделения землей малоимущих граждан <5>.

<4> Плутарх. Сулла. Избранные жизнеописания: В 2 т. М., 1990. С. 36 - 70; Моммзен Т. История Рима. Т. 2. Кн. 4. С. 280 - 288.
<5> Там же.

В 87 году до н.э. Сулла во главе шести легионов отбыл на войну против понтийского царя Митридата VI и его союзника - царя Армении Тиграна II, где пробыл до 83 г. до н.э. Между первым и вторым периодами его диктатуры популяры предприняли попытку вернуть развитие публичного права Рима в демократическое русло. Однако попытка предложить комициям законопроекты лидера популяров консула Корнелия Цинны о распределении новых граждан и вольноотпущенников по всем трибам и о реабилитации и восстановлении в правах лиц, репрессированных режимом Суллы, в народном собрании вылилась в вооруженное столкновение со сторонниками Суллы, и Цинна был вынужден бежать из Рима. Таким образом, дальнейшее демократическое развитие публичного права оказалось возможным только путем установления новой диктатуры, но уже противника Суллы - Гая Мария, который в период сулланского режима вынужден был скрываться.

Возвратившийся в Рим Марий начал проводить репрессии против сторонников Суллы, которые привлекались к уголовной ответственности. Сам Сулла, согласно постановлению сената, был лишен полномочий проконсула и командующего армией, на смену ему из Рима был послан преемник. Его имущество подлежало конфискации, дома и виллы были разграблены, семья искала спасения в бегстве. Марианцы укрепили власть, обеспечив себе поддержку широких слоев римского гражданства, и в течение нескольких лет господствовали в Италии. Цинна три года подряд избирался консулом <6>.

<6> Моммзен Т. История Рима. Т. 2. Кн. 4. С. 280 - 288.

При Марии были восстановлены старые конституционные положения о власти народных трибунов и прежнем порядке голосования в народном собрании. Был подтвержден закон о распределении италиков по всем 35 трибам. В интересах должников в законодательство было внесено положение о проведении частичной кассации долгов. Был восстановлен закон о раздачах хлеба городскому плебсу; наконец, народным собранием был утвержден законопроект об устройстве новых колоний для малоземельных граждан в районе Капуи.

Однако действие этих законов во времени оказалось недолгим. Весной 83 г. до н.э. Сулла высадился в Италии и обратился с письмом к сенату, в котором официально потребовал диктаторских полномочий. Сенат выполнил его требование и своей senatusconsulta предоставил ему титул диктатора на неопределенное время "для издания законов и устройства государства". Такая магистратура создавалась в Риме впервые; до этого по закону диктаторов избирали на срок до 6 месяцев и на их решения можно было апеллировать к народному собранию. Власть, предоставленная Сулле, по существу являлась монархической. Сенат пошел на этот шаг в надежде на то, что Сулла прекратит проводившийся в Риме террор марианцев по отношению к аристократии <7>.

<7> Сулла. Знаменитые греки и римляне. СПб., 1993. С. 342 - 343.

Заручившись юридическим основанием своей диктаторской власти, Сулла начал широкие репрессии по отношению к противникам установленного им режима. Их размах был настолько широким, что для уголовного преследования оппозиционеров не стало хватать судов. Кроме того, имевшиеся в то время составы правонарушений не охватывали всего многообразия деяний, подпадавших под категорию политических преступлений. Для ликвидации этого пробела в праве особым законом были значительно расширены система уголовных судов и круг деяний, подпадавших под их юрисдикцию.

Для выдвижения обвинений по приказу диктатора были составлены и обнародованы проскрипции - специальные списки, в которые заносились все неблагонадежные. Проскрибированные лица объявлялись судом вне закона, а их имущество подлежало конфискации. В судебной практике стал широко применяться принцип объективного вменения, и родственники, дети и внуки проскрибированных лишались политических прав и привлекались к уголовной ответственности. По сведениям античных авторов, в списки зачастую включались и просто богатые граждане, имущество которых должно было перейти в казну. В результате проскрипций погибли тысячи людей.

Террор распространялся и на целые общины, племена и города. Особенно пострадали две области Италии - Самний и Этрурия, наиболее активно поддерживавшие Мария и Цинну. Многие города этих областей постановлениями сената были объявлены мятежными, лишены части своих земель, их городские стены были разрушены, а администрация и многие жители подверглись уголовному преследованию. Широко применялись внесудебные репрессии.

Конфискованные земли своих противников и мятежных общин диктатор, проведя соответствующий закон в комициях, раздал военным ветеранам. В результате реализации этого закона 120 тыс. воинов получили земельные участки и превратились в обеспеченных землевладельцев и верных приверженцев диктатора. Таким образом, если раньше аграрное законодательство использовалось как орудие демократии, то в период правления Суллы оно стало орудием личной авторитарной власти правителя.

Становление в Риме режима военной диктатуры Корнелия Суллы, как представляется, нельзя объяснить только личными амбициями диктатора, это явление было вызвано объективной необходимостью, и, будучи дальновидным и умным политиком, Сулла, очевидно, понял это лучше других. А объективная реальность заключалась в том, что Рим перестал быть общиной, в которой войско составляли граждане-ополченцы, являвшиеся земельными собственниками, а верховная власть принадлежала народному собранию. Наделение правами римского гражданства всех жителей Италии уничтожало основы полисного строя - civitas. Вместо полисного устройства римской civitas сложилось государство Италия, господствовавшее над значительными территориями за пределами своих границ; вместо ополчения граждан, собираемого от случая к случаю, возникло профессиональное войско; собрание граждан уже невозможно было созывать в силу их многочисленности, а представительная парламентская система в древности была неизвестна.

Таким образом, демократический государственный строй, основанный на полисной конституции, уже не мог решать многочисленные и сложные проблемы, вставшие перед огромной мировой державой, и дальнейшее развитие публичного права в традициях полисной демократии становилось бессмысленным. Братья Гракхи, проводя демократическое законодательство, не понимали сущности новых реалий. Сулла был более трезвым политиком и видел, что экономическая и социальная базы римского государства претерпели кардинальные изменения, рабовладельческий и товарно-денежный способы производства изменили структуру и ценности общества, которое выросло из полисных демократических форматов. В связи с этим он стоял за олигархическое правление, открывавшее, по его мнению, путь к централизации государственной власти и ее укреплению, повышению эффективности управления, законности и правопорядку.

В данном контексте Сулла и осуществлял свою реформаторскую деятельность, внося значительные коррективы в публичное право Рима. Его правовая политика затронула почти все стороны жизни римского общества и государства. Его законодательство, которое получило в науке название сулланской конституции, было направлено на усиление роли сената и ограничение влияния народного собрания в государственном управлении. В связи с этим своими законами Сулла наделил сенат многими новыми полномочиями: он ликвидировал судебную юрисдикцию всадников над наместниками провинций и передал ее сенату, которому также были возвращены все полномочия по контролю и распоряжению финансами государства, перешедшие некоторое время назад в ведение народного собрания.

Передача высшей судебной власти в руки сената способствовала повышению эффективности управления на местах и его централизации в целом, т.к. ставила деятельность всадников в провинциях под контроль сената и наместников. Этим было подорвано политическое влияние всаднического сословия в обществе и одновременно ограничен их произвол, т.к., пользуясь судебной властью, они занимались бесконтрольным сбором налогов в провинциях, коммерческими операциями и ростовщичеством, чем разоряли и угнетали провинциалов <8>. Кроме того, по сулланской конституции сенат получил право осуществлять цензуру. Количество сенаторов было увеличено с 300 до 600 членов <9>.

<8> Моммзен Т. История Рима. Т. 2. Кн. 4. С. 284 - 287.
<9> Там же.

Помимо лишения народного собрания функции по распоряжению финансами государства, сулланские законы изъяли из его юрисдикции почти все судебные дела: о вымогательствах, отравлениях и убийствах, о государственной измене, о наследствах, об отпуске на свободу рабов и т.д. Они были переданы в руки специально созданных постоянных судебных комиссий во главе с преторами <10>.

<10> Там же.

Народный трибунат в результате сулланских законов также утратил свою роль, т.к. все законопроекты трибунов должны были предварительно обсуждаться и утверждаться в сенате, что фактически ставило трибунат под контроль сената. Была также введена ответственность народных трибунов, вплоть до уголовной, за произвольное использование права "вето". Наконец, был принят закон, по которому лицо, занявшее должность народного трибуна, уже не могло претендовать на более высокие государственные посты. Это резко снизило ее карьерную привлекательность, поскольку трибунат уже не мог рассматриваться как трамплин для приобретения консульской власти <11>. Умаление места и роли трибуната и народного собрания в общественной и государственной жизни Рима нанесло серьезный удар по его демократическим республиканским устоям.

<11> Там же.

Не менее значительную роль в разрушении демократических принципов организации государственной власти сыграл закон, согласно которому магистраты стали подотчетны сенату, а не народному собранию. Однако этот закон всецело отвечал духу времени. Ввиду политической деградации народного собрания он объективно способствовал улучшению государственного управления и повышению авторитета администрации, поскольку была значительно расширена компетенция магистратов и одновременно увеличено их число. Вместо 2 преторов стали выбирать 8 (6 преторов стали председательствовать в постоянных судебных комиссиях, которые по существу являлись уголовными судами), вместо 8 квесторов - 20. Коллегии понтификов и авгуров были увеличены до 15 человек каждая. Таким образом, наметилась тенденция к бюрократизации государственного управления.

Чтобы уменьшить влияние политической конъюнктуры на администрацию и не допускать к магистратурам лиц, не имевших опыта государственного и судебного управления, но популярных в народе или обладавших необходимыми средствами для подкупа избирателей, законом были установлены строгий порядок и сроки прохождения должностей. Переизбрание на одну и ту же должность допускалось лишь через 10 лет <12>.

<12> Ливий. История Рима от основания города. Т. 3. Периохи. Кн. 89. С. 632.

Была улучшена система управления провинциями, наместниками которых по новому закону могли стать только консулы и преторы после окончания срока отправления своей должности в Риме. Пребывание в должности наместника ограничивалось годичным сроком, однако по решению сената в каждом конкретном случае он мог быть увеличен. Действующим консулам и преторам запрещалось отлучаться из Рима, отправляться в провинции и командовать войсками. Назначение в качестве наместников бывших консулов и преторов благотворно сказалось на провинциальном управлении, т.к. туда стали направляться достаточно опытные администраторы <13>.

<13> Там же.

Изменение законодательства в сфере провинциального управления было вызвано необходимостью положить конец хищнической эксплуатации провинций, которая к I в. до н.э. достигла своего апогея. В правосознании римского общества провинции рассматривались как "поместья римского народа", куда римляне ехали за доходами. Наместники производили многочисленные поборы и изъятия у провинциалов и наживали огромные состояния. Например, в конце 70-х годов до н.э. наместник Сицилии Гай Веррес, по словам Цицерона, награбил за три года своего правления 40 млн. сестерций <14>.

<14> Речь против Вереса // Марк Туллий Цицерон. Речи: В 2 т. М., 1962. Т. I. С. 46 - 47.

Сулланское законодательство согласовывалось с новой государственной идеологией, которая была направлена на возвращение "к истокам" римской государственности и формально должна была служить делу восстановления древних "отечественных" республиканско-олигархических порядков. Практически же в период сулланской диктатуры были заложены основы монархической формы правления, потому что и фактически, и юридически Сулла был неограниченным правителем государства. Он и пользовался своей властью как монарх: казнил и миловал по своему усмотрению, издавал новые законы и упразднял старые, повелевал сотнями тысяч людей. Он мог без суда подвергнуть казни любого римского гражданина, без санкции народного собрания разрушить любой италийский город. Сулла цинично нарушал им же изданные законы, считая их обязательными для всех, кроме него самого. По свидетельству Ливия, жертвами репрессий стали более 3500 человек, при этом Сулла не щадил даже своих сторонников, если они пытались действовать не по его воле. Так, когда приближенный к диктатору человек Квинт Лукреций Офелла вопреки его воле попытался добиться консульства, Сулла велел его убить прямо на форуме, а возмущенному народу объявил, что это было сделано по его приказу <15>.

<15> Ливий. Периохи. Кн. 89. С. 632.

Вместе с тем правосознание римского общества еще не было готово принять неограниченную монархическую власть. В силу крепких республиканских традиций люди воспринимали диктатуру как временную и чрезвычайную меру, чреватую многими злоупотреблениями, с которыми граждане не могли примириться. Очевидно, Сулла это понимал, поэтому в 79 г. до н.э. он добровольно отказался от всех занимаемых должностей и, уйдя в отставку, вскоре скончался на 60-м году жизни.