Мудрый Юрист

О введении в уголовно-процессуальное законодательство понятия "задержанный"

Руднев Владимир Ильич - ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, кандидат юридических наук, доцент.

В представленной статье В.И. Руднева рассматривается правовой статус подозреваемого. Автор отмечает проблемы, связанные с задержанием, и предлагает новую формулировку понятия "задержанный".

Ключевые слова: понятие, задержание, уголовное судопроизводство, задержанный, подозреваемый.

Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации предусматривает применение мер принуждения к лицам, привлекаемым к уголовной ответственности. К таким мерам относится и задержание, которому посвящена глава 12 УПК РФ, названная "Задержание подозреваемого". В ней имеются статьи, устанавливающие основания, порядок задержания подозреваемого и его освобождение, дается определение понятия "задержание подозреваемого". Данное понятие и в юридической литературе рассматривается как мера уголовно-процессуального принуждения, применяемая в целях выяснения причастности задержанного к совершению преступления и избрания меры пресечения в виде заключения под стражу <1>. Таким образом, и в законодательстве, и в литературе существует понятие "задержание подозреваемого".

<1> Процессуальное право. Энциклопедический словарь. М., 2003. С. 133.

Между тем понятие "подозреваемый" имеет самостоятельное значение и употребляется без сочетания со словом "задержание". В понятие "подозреваемый" включены и другие случаи, когда лицо считается таковым, помимо его задержания. Так, согласно статье 46 УПК РФ подозреваемый - это лицо, в отношении которого либо возбуждено уголовное дело, либо к которому применена мера пресечения, либо которое уведомлено, что оно подозревается в совершении преступления. Подозреваемым может быть как лицо, лишенное свободы, так и лицо, находящееся на свободе. При нахождении подозреваемого на свободе его права ограничиваются в гораздо меньшей степени, чем тогда, когда он задержан или к нему применена мера пресечения в виде заключения под стражу.

Что касается задержания подозреваемого, данный процесс может состоять из нескольких этапов: это захват лица, доставление его в правоохранительные органы (фактическое задержание), а также проведение с задержанным различных действий, в частности составление протокола об уголовно-процессуальном задержании. Однако, как показывает практика, протокол о задержании оформляется не всегда. Таким образом, при фактическом задержании лица протокол об уголовно-процессуальном задержании в отношении него может быть и не составлен. И поэтому в означенный период времени - с момента захвата до решения вопроса об уголовно-процессуальном задержании - лицо, фактически задержанное и ограниченное в своих правах, каким-либо правовым статусом не обладает. В юридической литературе говорится: "...сейчас "захват" и "доставление" лиц, подозреваемых в совершении преступлений, - "ничейная зона", поскольку эти действия не регламентированы ни административным, ни уголовно-процессуальным правом" <2>. Следовательно, такое лицо не наделено какими-либо правами, поскольку оно может реализовать их только после оформления протокола об уголовно-процессуальном задержании. Это происходит потому, что момент составления протокола об уголовно-процессуальном задержании связывается с наделением лица статусом подозреваемого. Между тем существует мнение, что "наделять лицо с момента фактического задержания статусом подозреваемого преждевременно, поскольку дальнейшая процессуальная судьба такого задержанного бывает порой неизвестной" <3>. В результате лицо, которое фактически задержано и доставлено в правоохранительные органы, статус подозреваемого может и не приобрести. Такая ситуация свидетельствует о пробеле в правовом регулировании статуса лица, фактически задержанного.

<2> Комментарий И.Л. Петрухина к ст. 22 Конституции РФ // Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий. / Под ред. Б.Н. Топорнина. 3-е изд. М., 2003. С. 224.
<3> Ксендзов Ю.Ю. Задержание и заключение под стражу подозреваемого: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2010. С. 10.

Касаясь этой проблемы, Уполномоченный по правам человека в РФ совершенно справедливо отмечает: "...человека могут препроводить в отделение милиции, запретив его покидать, хотя задержанием это считаться не будет. Соответственно, не будет составлен и протокол задержания. Правовой статус задержанного, но как бы и не задержанного лица останется в итоге неопределенным. Человек в таком двусмысленном положении полностью бесправен" <4>. Тем самым задержанное лицо может стать подозреваемым в зависимости от действий сотрудников правоохранительных органов, что связано с оформлением протокола об уголовно-процессуальном задержании, который должен быть составлен в срок не более трех часов, что предусмотрено статьей 92 УПК РФ. Этот срок далеко не всегда соблюдается, вследствие чего имеют место многочисленные нарушения. В литературе приводятся данные о том, что "в 23,4% изученных уголовных дел с момента фактического задержания и до момента составления протокола задержания прошло 21 - 25 часов. Все это время задержанные находились в помещении органа дознания в фактически бесправном состоянии: им не объяснялись причины задержания, не разъяснялись их права, не давалась возможность сообщить о задержании родственникам и встретиться с защитником. При этом в протоколе задержания данные сроки не фигурируют, моментом фактического задержания указывается момент составления протокола задержания" <5>. Эта проблема остается неразрешенной, так как сотрудники правоохранительных органов в протоколах о задержании не всегда отражают время фактического задержания лица. Вследствие чего фактически задержанные лица не наделяются какими-либо правами до тех пор, пока не будет составлен протокол о задержании. В связи с этим в литературе существуют различные высказывания на этот счет. Так, говорится, что в УПК РФ необходимо предусмотреть оформление протокола доставления лица, подозреваемого в совершении преступления, в который следует вносить, в частности, время задержания, данные о доставленном <6>, т.е. речь идет о составлении еще одного протокола, связанного с доставлением лица в правоохранительные органы. Однако это не решает вопрос правового положения фактически задержанного лица. Как представляется, проблема правового регулирования лица, фактически задержанного, должна быть решена другим образом, а именно: путем наделения его определенным статусом, который бы позволил предоставить ему соответствующие права.

<4> Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2010 г. // Российская газета. 2011. 13 мая.
<5> Кирьянов А.Ю. Некоторые проблемы задержания подозреваемого в свете презумпции невиновности // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: Межвузовский сборник научных трудов / Под ред. В.А. Лазаревой. Самара, 2010. Вып. 5. С. 207.
<6> Макогон Л.В. Реализация принципов уголовного судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008. С. 13.

Следует согласиться с Е.Г. Васильевой, которая пишет, что "протокол (задержания - уточнение наше. - В.Р.) не должен придавать задержанному лицу статус подозреваемого, но должен содержать совокупность прав, положенные лицу, фактически лишенному свободы: знать, в связи с чем его задержали, иметь защитника, переводчика" <7>. В этом предложении говорится о наделении задержанного правами, причем теми, которые должно иметь это лицо именно потому, что оно задержано. Тем самым статус данного лица будет отличаться от статуса подозреваемого.

<7> Васильева Е.Г. Меры уголовно-процессуального принуждения. Уфа, 2003. С. 40 - 46.

Таким образом, появляется необходимость во введении в уголовно-процессуальное законодательство новой процессуальной фигуры исходя из возникающих правоотношений между лицом, которое было фактически задержано, и органами или должностными лицами, осуществившими его захват (поимку), доставление в правоохранительные органы. Соответственно возникает потребность ввести в уголовно-процессуальное законодательство новое понятие, отражающее статус такого лица, в целях приведения его в соответствие с Конституцией РФ.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд РФ, при рассмотрении некоторых уголовно-процессуальных понятий следует исходить из их конституционно-правового смысла. Так, в части 2 ст. 48 Конституции РФ говорится о задержанном. Данное понятие имеет конституционно-правовое значение. Если же обратиться к Постановлению Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина Маслова В.И.", то в нем употребляется понятие "задержанный". В постановлении говорится: "...это понятие должно толковаться в конституционно-правовом, а не в придаваемом им Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР более узком смысле" <8>.

<8> СЗ РФ. 2000. N 27. Ст. 2882.

Кроме того, обратим внимание на следующее. В юридической литературе отмечается: "...для правового регулирования уголовного судопроизводства оказались весьма значимы правовые позиции Конституционного Суда РФ, представляющие собой результат толкования Конституции РФ и конституционного смысла законов, иных нормативно-правовых актов, излагаемые в описательно-мотивировочной части выносимых Конституционным Судом постановлений и определений" <9>.

<9> Шадрин В.С. Проблемы реализации правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации в уголовном судопроизводстве: Материалы Международной научно-практической конференции "Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: вопросы теории, законодательства, практики применения (к пятилетию УПК РФ)". М., 2007. С. 119.

Конституционный Суд РФ в указанном постановлении, акцентируя внимание на конституционно-правовом смысле понятия "задержанный", связывал его с оказанием юридической помощи. Между тем это постановление следует рассматривать более широко и оценивать его с точки зрения правовых позиций, касающихся конституционно-правового статуса задержанного именно как лица, фактически подвергнутого задержанию, реально ограниченного в конституционных правах и свободах еще до наступления этапа признания (или непризнания) его подозреваемым, обвиняемым и т.п. Тем самым возникает необходимость защиты конституционных прав и свобод именно задержанного, так как задержание может быть незаконным. В результате фактического задержания лицо однозначно приобретает статус задержанного, вне зависимости от того, станет ли это лицо в дальнейшем подозреваемым, обвиняемым и т.д.

Понятие "задержанный" включено в международно-правовые акты. Так, в статье 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится о задержанных и арестованных лицах. Данное понятие употребляется и в Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению под стражу в какой бы то ни было форме (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г. N 43/173). Оно содержится в статье 62 Уголовно-процессуального закона Латвийской Республики, где указано: "Задержанный - лицо, которое в установленном законом порядке подвергнуто краткосрочному задержанию, поскольку отдельные факты дают основание полагать, что оно совершило преступное деяние. Задержанный в течение 48 часов должен быть признан подозреваемым или освобожден без каких-либо процессуальных ограничений" <10>.

<10> Уголовно-процессуальный закон Латвийской Республики / Под ред. М. Шещукова. Рига, 2005. С. 32.

В Российской Федерации понятие "задержанный" имеется в Кодексе РФ об административных правонарушениях. Между тем исходя из изложенного рассматриваемое понятие надлежит ввести и в уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации. Это поможет более четко определить правовое положение лица, в отношении которого было произведено фактическое задержание. Как представляется, определение данного понятия можно сформулировать так: "Задержанный - лицо, принудительно доставленное в связи с его предполагаемой причастностью к совершению преступления". Думается, слово "причастность" будет включать в себя все случаи задержания, когда лицо, являясь, например, обвиняемым, скрылось и возникла необходимость его задержать в связи с причастностью к совершению преступления. На наш взгляд, определение задержанного могло бы быть включено в статью 5 УПК РФ, в которой перечислены основные понятия, используемые в данном Кодексе.

При этом необходимо сказать о следующем. В УПК РФ предусмотрено, что до возбуждения уголовного дела задержание произведено быть не может. Однако, как отмечается, "в следственной практике широко распространенным является вынесение постановления о возбуждении уголовного дела "задним числом", после того как лицо задержано на 48 часов, составлен протокол задержания, протоколы иных следственных действий" <11>. Подобные ситуации, на наш взгляд, могут привести в дальнейшем к тому, что фактическое задержание будет означать возбуждение уголовного дела, так как именно в этот момент начинается ограничение прав и свобод человека и гражданина, которое не может происходить произвольно. И если лицо фактически задержано, следует полагать, что уголовное дело возбуждено. Хотя в настоящее время ставится вопрос о том, чтобы стадия возбуждения уголовного дела была ликвидирована <12>. В таком случае появление фигуры задержанного не станет зависеть от того, возбуждено уголовное дело или нет.

<11> Александров А., Кухта А., Терехин В. О правовом значении результатов гласных оперативно-розыскных мероприятий для уголовного дела и реформы досудебного уголовного процесса // Уголовное право. 2009. N 6. С. 78.
<12> Гаврилов Б.Я. Институт возбуждения уголовного дела: генезис, современное состояние и пути совершенствования // Труды Академии управления МВД России за 2011 г. М., 2011. N 3. С. 32.

Как представляется, задержанный должен будет считаться таковым исходя из того, что он будет фактически задержан и его принудительно, помимо его воли, будут доставлять в правоохранительные органы. Положение задержанного будет определяться аналогично тому, как это предлагается установить применительно к подозреваемому. Как полагает Д.Т. Арабули, "специфика положения подозреваемого заключается в том, что даже без соответствующего процессуального оформления или закрепления тех или иных действий, статуса личности предполагается, что характер мер, которые в отношении лица осуществляются, обусловливает и предопределяет его положение" <13>. Это высказывание особенно актуально для определения статуса задержанного, который, по нашему мнению, должен будет считаться таковым также исходя из характера мер, осуществляемых в отношении его. То есть, если лицо задержано на месте преступления, но еще не доставлено в правоохранительные органы, с этого момента оно должно считаться именно задержанным, иметь данный статус и обладать правами "задержанного" лица. Введение понятия "задержанный" позволит отличать правовое положение лица, задержанного в связи с его причастностью к совершению преступления от правового положения других категорий лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. Это понятие будет в большей степени соответствовать понятию "протокол задержания", в котором должны будут разъясняться права именно задержанного, а не подозреваемого или обвиняемого. Думается, лицу в связи с его задержанием должно быть разъяснено, почему оно было задержано, в связи с чем это произошло, какое отношение имеет задержанный к преступлению, до какого времени лицо может находиться в положении задержанного, какие права имеет задержанный. Как представляется, задержанный еще до составления протокола о задержании должен будет обладать правом давать показания на том языке, которым он владеет, иметь возможность пользоваться услугами защитника. Он должен будет иметь право на проведение медицинского освидетельствования при доставлении его в правоохранительные органы в целях предупреждения применения к нему незаконных мер воздействия.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Д.Т. Арабули "Статус подозреваемого и некоторые особенности его оформления" включена в информационный банк согласно публикации - "Мировой судья", 2009, N 6.

<13> Арабули Д.Т. Статус подозреваемого и некоторые особенности его оформления // Научные труды. Российская академия юридических наук. Вып. 9: В 3 т. Т. 3. С. 797.

И если в УПК РФ будет введено понятие "задержанный", то данное лицо не будет зависеть от усмотрения сотрудников правоохранительных органов, составлять ли им протокол задержания или нет и в какое именно время. Кроме того, при наличии в УПК РФ понятия "задержанный" глава 12 УПК РФ не должна будет именоваться "задержание подозреваемого". Следует согласиться с мнением, что эта глава должна быть переименована и называться "задержание" <14>. Это предложение представляется правильным, так как необходимо будет отделить понятия "задержание", "задержанный" от других понятий, имеющихся в УПК РФ.

<14> Суровцева Л.С. Сущность, значение и место института задержания в системе мер уголовно-процессуального принуждения // Теория и практика правоохранительной деятельности: Материалы научных мероприятий, проводимых в День науки Института. Вып. 7. Калининград, 2010. С. 135.

Библиография

Александров А., Кухта А., Терехин В. О правовом значении гласных оперативно-розыскных мероприятий для уголовного дела и реформы досудебного уголовного процесса // Уголовное право. 2009. N 6.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Д.Т. Арабули "Статус подозреваемого и некоторые особенности его оформления" включена в информационный банк согласно публикации - "Мировой судья", 2009, N 6.

Арабули Д.Т. Статус подозреваемого и некоторые особенности его оформления // Научные труды Российская академия юридических наук.

Васильева Е.Г. Меры уголовно-процессуального принуждения. Уфа, 2003.

Гаврилов Б.Я. Институт возбуждения уголовного дела: генезис, современное состояние и пути совершенствования // Труды Академии управления МВД России за 2011 г.

Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2010 г. // Российская газета. 2011. 13 мая.

Кирьянов А.Ю. Некоторые проблемы задержания подозреваемого в свете презумпции невиновности // Актуальные проблемы современного уголовного процесса России: Межвузовский сборник научных трудов / Под ред. В.А. Лазаревой. Самара, 2011. Вып 5.

Комментарий И.Л. Петрухина к ст. 22 Конституции РФ // Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий. / Под ред. Б.Н. Топорнина. 3-е изд. М., 2003.

Ксендзов Ю.Ю. Задержание и заключение под стражу подозреваемого: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Спб., 2010.

Макогон Л.В. Реализация принципов уголовного судопроизводства в стадии возбуждения уголовного дела: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2008.

Процессуальное право: Энциклопедический словарь. М., 2003.

Шадрин В.С. Проблемы реализации правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации в уголовном судопроизводстве: Материалы Международной научно-практической конференции "Актуальные проблемы уголовного судопроизводства: Вопросы теории, законодательства, практики применения (к пятилетию УПК РФ)". М., 2007.