Мудрый Юрист

Подготовка адвокатских кадров в дореволюционной России (1864 - 1917 годы) *

<*> Il'ina T.N. The training of attorney's cadres in pre-revolutionary Russia (1864 - 1917).

Ильина Татьяна Николаевна, ассистент кафедры конституционного и административного права Курского государственного университета.

В статье рассматривается опыт формирования кадрового состава адвокатуры в России во второй половине XIX - начале XX в. Автором формулируется тезис о том, что подготовка кадров для адвокатской корпорации состояла из двух элементов: теоретического - получение юридического образования и практического - стажировка в качестве помощника присяжного поверенного.

Ключевые слова: помощник присяжного поверенного, адвокатская корпорация, адвокатура, стажировка, формы стажировки.

The article deals with the experience of formation of personnel of the advocatura staff in Russia in second half of the XIX century and the XX century. The author formulates the thesis that a professional training for college of advocates consisted of two elements: theoretical - getting a juridical education - and practical - training as an associate of attorney at law.

Key words: associate of attorney at law, college of advocates, advocatura, training on probation, method of training on probation.

Профессия адвоката является одной из самых популярных и востребованных в современной России. Адвокаты играют все более важную роль в реализации права граждан на юридическую помощь. Изменения, происходящие в России сегодня, создающие предпосылки для формирования качественно нового общества, вызывают к жизни новые сферы общественной жизни, которые требуют участия квалифицированного, профессионального адвоката. В этой связи остро встает вопрос о подготовке специалистов высокого уровня. Современное российское законодательство не предусматривает обязательной стажировки для получения права заниматься адвокатской деятельностью <1>. Вместе с тем продуманный и хорошо организованный механизм формирования адвокатских кадров имел место только в дореволюционной России, в дальнейшем законодатель ограничивался перечислением требований, предъявляемых к правозащитникам, не уделяя должного внимания их подготовке.

<1> Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // Российская газета. N 100. 05.06.2002. Ст. 9.

Одним из основных требований, предъявляемых к адвокатам (и сейчас, и ранее), является наличие высшего юридического образования. Однако исторически сложилось так, что юридическое образование в нашей стране всегда было ориентировано на науку, на передачу будущим юристам фундаментальных теоретических знаний. Подобная тенденция сохраняется и в настоящее время. С одной стороны, это помогает специалистам адаптироваться к быстрому изменению правовой действительности, а также облегчает восприятие новых условий, возникающих в процессе профессиональной деятельности. Но с другой стороны, рынок труда повышает требования к выпускникам высшей школы не столько в отношении к знаниям, а в большей степени именно к практическому, прикладному компоненту профессиональных компетенций юриста. Разрешить данное противоречие становится все сложнее, так как во время обучения в высшем учебном заведении будущий адвокат проходит непродолжительную практику, явно не достаточную для приобретения необходимых навыков. Таким образом, российская адвокатура рискует пополняться неквалифицированными кадрами, не способными к профессиональной деятельности.

Подобная проблема была актуальной и в XIX в. в связи с реформой судебной системы и юридического образования. В то же время в юридическом сообществе впервые возникают дискуссии по поводу качества университетской подготовки правоведов. Недовольство знаниями и навыками, которые демонстрировали выпускники учебных заведений, все больше стало проявляться в 1880-е годы, что было связано с начавшимися судебными преобразованиями.

Один из профессоров с тревогой замечал, что "нигде безжизненнее не пишутся юридические сочинения и малонаставительнее не преподаются юридические науки, как у нас в России". И даже сравнил юриспруденцию с богословскими науками, с "которыми она действительно имеет чрезвычайно много общего" <2>. Между тем недостаток практических умений ощущали не только представители университетов, но и сами молодые юристы. Адвокат Сулиговский, сетуя на отсутствие специальных занятий во время обучения в университете, писал: "Всем юристам хорошо известно, какую подготовку к настоящей адвокатуре дает у нас университет с его тощим изложением действующего права, без более глубокого изучения римского права, без изложения в более пространном виде отдельных предметов или их составных частей. Что касается теории, то, без сомнения, там можно найти опору для дальнейших занятий, но для практики ничего..." <3>.

<2> Кистяковский А.Ф., О. Богородский и его ученая деятельность // Журнал Министерства юстиции. 1861. Т. XVII. Ч. 2. С. 521.
<3> Васьковский Е.В. Организация адвокатуры. СПб., 1893. Т. 1. С. 452.

Адвокат Н. Вильский так вспоминал свое обучение в Московском университете: "Я слушал римское право, изучал гражданское и уголовное право, гражданское и уголовное судопроизводство, знал лицей энциклопедии и философии права, государственное финансовое, международное права и многое другое, с чем впоследствии мне ни разу не пришлось иметь дела, но я не имел ни малейшего понятия об адвокатуре, о той профессии, которой я себя посвящал, несмотря на то, что гражданское судопроизводство нашему курсу читал один из московских присяжных поверенных" <4>.

<4> Вильский Н. Демократизируется ли наша адвокатура // Журнал уголовного и гражданского права. 1891. N 1. С. 64 - 65.

Но в то же время Судебная реформа 1864 г., проводимая в Российской империи, заложила основы создания института профессиональной самоуправляющейся, независимой адвокатуры - корпорации присяжных поверенных. Авторы судебных уставов понимали, что комплектование корпуса профессиональных защитников будет происходить в основном "с нуля", поэтому предусмотрели необходимость обязательной стажировки для будущих членов корпорации. Используя опыт зарубежных стран, российский законодатель учреждает институт помощников присяжных поверенных, основной целью которого была профессиональная стажировка адвокатов. По замыслу судебных уставов, желающие стать адвокатами при наличии юридического образования должны были в течение пяти лет стажироваться у присяжного поверенного в качестве его помощника.

Правовой статус помощника адвоката конца XIX - начала XX в. значительно отличался от современного. Принципиальное отличие заключалось в обязательном пятилетнем характере стажировки.

Приобретение статуса помощника присяжного поверенного происходило после принятия в это звание. Организацией приема занимался совет присяжных поверенных - корпоративный орган дореволюционной адвокатуры. Адвокат, к которому прикреплялся помощник, должен был написать соответствующее заявление. Зачастую такие просьбы не встречали отказа. Первоначально количество помощников, стажирующихся у одного присяжного поверенного, не было определено. Однако позже столичные советы стали ограничивать число стажеров. Также закон не оговаривал обязанности патрона по отношению к своим "аспирантам". Анализ документов официального делопроизводства советов присяжных поверенных позволяют следующим образом сгруппировать занятия стажеров. Во-первых, это ведение гражданских и уголовных дел в судах различных инстанций. Во-вторых, помощники должны были участвовать в теоретических занятиях в группах, сформированных при советах присяжных поверенных. Также еще одной формой стажировки можно назвать юридические консультации, организованные адвокатами для оказания правовой помощи населению.

Рассмотрим подробнее каждую из названных форм подготовки адвокатов. Главной среди них являлось участие помощников в судебных процессах, что способствовало становлению адвоката. Стажеры принимали участие в уголовных защитах, осуществляли представительство в судах общей юрисдикции, петербургские помощники имели возможность вести дела в коммерческом суде.

Организационно порядок ведения помощниками уголовных и гражданских дел впервые был регламентирован Постановлением Петербургского совета присяжных поверенных от 11 мая 1868 г., который обязывал адвокатов каждые полгода сообщать о течении дел, находящихся в производстве у их помощников <5>. А в 1871 г. издаются правила, которые, в целом не отрицая за помощниками права самостоятельной судебной практики, ввели некоторые ограничительные положения. Это выразилось в установлении сроков со дня вступления в корпорацию помощников: шестимесячный для ведения уголовных дел, годовой - для гражданских разбирательств, двухгодичный - для ведения гражданских дел <6>.

<5> История русской адвокатуры / Под ред. М.Н. Гернета. М., 1916. Т. 3. С. 224.
<6> Там же. С. 225.

В случае участия помощника в судебном процессе его статус менялся, что вызывало многочисленные споры. Дело в том, что в отличие от современности в дореволюционной России в уголовном процессе в качестве защитника мог выступать любой дееспособный совершеннолетний гражданин, а в гражданском (за некоторым исключением) - только присяжный поверенный <7>. Это объяснялось сложностью цивилистического законодательства в целом. Руководствуясь этими соображениями, в 1885 г. Петербургский совет выработал новые правила, согласно которым помощникам дозволялось самостоятельное участие в гражданском процессе, но при наличии письменного разрешения патрона. Ведение дел в мировом суде, а также уголовные защиты осуществлялись без получения подобного разрешения. Также совет решил добиться нераспространения закона о частных поверенных на помощников, с тем чтобы стажеры без дополнительных условий могли свободно участвовать в судопроизводстве <8>.

<7> Судебные уставы 20 ноября 1864 года. СПб., 1894. Ст. 408.
<8> Государственный архив Тульской области. Ф. 145. Д. 191. Л. 4 об.

Помощники присяжных поверенных в течение первых двух лет обязаны были получать разрешение своего патрона по каждому гражданскому делу, находящемуся у них в производстве. После истечения этого срока помощник получал право на самостоятельную судебную практику. Такой порядок просуществовал в петербургской адвокатуре вплоть до 1917 г.

В практике Московского совета присяжных поверенных вопрос о свободном судебном представительстве стажеров не стоял так остро, как в столичной адвокатуре. С самого начала помощники присяжных поверенных беспрепятственно участвовали в гражданском судопроизводстве, не встречая противодействия ни со стороны совета, ни со стороны судебной палаты.

Однако правила Московского совета от 3 марта 1890 г., отразившие консервативную политику московской адвокатуры 80-х годов XIX в., ограничили право стажеров на судебное представительство <9>. Причем помощникам запрещалось участвовать в гражданском процессе даже при наличии свидетельства частного поверенного. При всей абсурдности данные правила до полной их отмены судебной палатой действовали до 1895 г.

<9> Организация помощников присяжных поверенных в Московской округе // Вестник права. 1901. N 2. С. 114.

Новые правила, регламентирующие профессиональную стажировку помощников присяжных поверенных, были приняты в 1896 г. и почти полностью дублировали правила Петербургского совета. Московские помощники были обязаны докладывать о каждом деле, имевшемся в их производстве, своему патрону, а также вести учет этих дел в специальных книгах <10>.

<10> История русской адвокатуры. С. 244.

Практика других советов присяжных поверенных по вопросу участия помощников в гражданском судопроизводстве не имела ограничительной тенденции. Согласно действующим в различных округах положениям стажеры обязаны лишь проживать в месте пребывания своих патронов и вести книги записей текущих дел <11>.

<11> Там же. С. 245.

Вопрос о ведении уголовных защит имел остро практическое значение. В присяжные поверенные принимали только тех помощников, которые участвовали не менее чем в десяти делах, решаемых с участием присяжных заседателей, в качестве защитников, гражданских истцов или частных обвинителей <12>.

<12> Санкт-Петербургская присяжная адвокатура. СПб., 1889. С. 90.

Таким образом, участие помощников присяжных поверенных в судебных процессах в качестве полноправных адвокатов было основной формой стажировки, способом приобретения необходимого опыта для будущей профессии.

Еще одним способом профессиональной деятельности помощников присяжных поверенных были юридические консультации, создаваемые в различных городах Российской империи. Подобные консультации организовывались при городских мировых судах, в основном силами молодых адвокатов, но при участии присяжных поверенных. Согласно статье 485 Учреждений судебных установлений в первый год стажировки помощник мог вести дела в пределах мировой подсудности под ответственность своего патрона <13>. Пользуясь этим правом, стажеры охотно вступали в ряды имеющихся организаций либо образовывали новые. По данным Министерства юстиции, представленным им в 1910 г., утверждалось, что консультации помощников присяжных поверенных созданы во всех судебных округах: в Петербургском - 11, Московском - 17, Одесском - 12, Харьковском - 5, Киевском - 4, Казанском - 8, Варшавском - 2, Новочеркасском - 2, Омском, Ташкентском и Тифлисском - по одной консультации <14>.

<13> Судебные уставы 20 ноября 1864 года. СПб., 1894. Ст. 485.
<14> Российской государственный исторический архив (далее - РГИА). Ф. 560. Оп. 44. Д. 840. Л. 7 об.

Главной задачей подобных объединений было оказание всесторонней юридической помощи гражданам, не разбирающимся в законодательстве. Консультации давали профессиональные, а главное - дешевые советы населению. Часто прием граждан осуществлялся вовсе бесплатно. После аграрной реформы 1906 г. в консультацию за советами чаще стали обращаться крестьяне. Помощники разъясняли им, как оградить себя от выхода из общины, или, наоборот, как закрепить за собой участок земли <15>. Также консультации приняли активное участие в предвыборной борьбе, объясняя рабочим и крестьянам их избирательные права. Согласно статистике, представленной Харьковской консультацией, от 35 до 48% обращающихся за помощью были крестьяне <16>.

<15> Отчет Санкт-Петербургской Комиссии помощников присяжных поверенных за 1907 год. СПб., 1907. С. 187.
<16> Отчет о деятельности Харьковской консультации присяжных поверенных и их помощников за 1900 г. Харьков, 1901. С. 5; Отчет о деятельности Харьковской консультации присяжных поверенных и их помощников за 1901 г. Харьков, 1902. С. 6; Отчет о деятельности Харьковской консультации присяжных поверенных и их помощников за 1902 г. Харьков, 1903. С. 5.

Консультации быстро завоевали доверие местного населения. Часто люди обращались к помощникам не за юридической помощью, а с просьбой разрешить их бытовые, семейные проблемы <17>.

<17> Отчет Санкт-Петербургской Комиссии помощников присяжных поверенных за 1905 год. СПб., 1905. С. 187.

Данная форма стажировки имела не только профессиональное значение для института помощничества, но и играла важную социальную функцию, обеспечивая население доступной юридической помощью. Стажеры приобретали необходимые практические навыки, а надзор, осуществляемый со стороны судебного учреждения и адвокатской корпорации, выступал гарантом того, что оказанные услуги были достаточно квалифицированными.

Понимая важность консультаций помощников присяжных поверенных как для населения, так и для института помощничества, в 1910 г. министр юстиции И.Г. Щегловитов обратился к Председателю Совета министров П.А. Столыпину с предложением оформить законодательно существование консультативных бюро <18>. Инициатива И.Г. Щегловитова была поддержана премьер-министром, который направил проект к Государственную думу <19>. В результате его принятия в статью 357 Учреждений судебных установлений были внесены следующие изменения: на Министерство юстиции была возложена функция надзора за консультациями помощников, а также право отказывать в регистрации подобных образований по разным причинам.

<18> РГИА. Ф. 560. Оп. 44. Д. 480. Л. 12.
<19> Там же. Л. 5.

Кроме того, среди форм стажировки помощников присяжных поверенных можно выделить теоретические занятия стажеров в небольших группах под руководством опытного адвоката. Первоначально подобные кружки собирались исключительно по инициативе присяжных поверенных. В петербургской адвокатуре в разное время действовали кружки К.К. Арсеньева, Д.В. Спасовича, А.Н. Турчанинова, которые сыграли важную роль в становлении корпоративной подготовки стажеров. Деятельность этих объединений была направлена на изучение материального и процессуального права, разбор конкретных дел. Участие в таких кружках было не обязательным, а их работа не охватывала большинство стажеров. Тем не менее советы понимали благотворность подобных занятий и решили распространить их на всех помощников.

Однако с самого начала стажеры проявляли слабый интерес к участию в конференциях. Большинство из них занимались адвокатской практикой независимо от своих патронов и совета, поэтому занятия в конференциях не представляли для них интереса. Важно отметить, что в провинции, где число помощников было незначительным и отсутствовали советы присяжных поверенных, такая форма подготовки вообще не практиковалась.

Таким образом, анализируя систему подготовки адвокатских кадров конца XIX - начала XX в., можно отметить, что она давала положительный результат. Профессионализм и качество дореволюционной адвокатуры отмечались и современниками, нынешними исследователями. Представляется, что механизм формирования адвокатской корпорации из числа помощников присяжных поверенных способствовал достижению того высокого уровня, который занимала российская дореволюционная адвокатура.