Мудрый Юрист

Особенности разработки тактики профессиональной защиты по уголовным делам о коррупционных преступлениях *

<*> Bychkov A.V. Peculiarities of working out of tactics of professional defense on criminal cases on corruption crimes.

Бычков Артур Викторович, ректор Сибирской академии права, экономики и управления (г. Иркутск), кандидат юридических наук, доцент.

Автор статьи утверждает, что дальнейшее развитие "криминалистической адвокатологии" должно идти в направлении создания рекомендаций по отдельным видам преступлений с учетом имеющихся методик их расследования (для следователей). По уголовным делам о коррупции предложены типичные позиции защиты и правовые средства их реализации.

Ключевые слова: криминалистика, адвокатология, тактика защиты от обвинения, позиции защиты, методика расследования, оправдание, реабилитация.

The further development of "criminality advokatology" should go towards making recommendations on specific types of crime, given the available methods of investigation (for investigators) the author argues. In criminal cases involving corruption, offered a typical position of protection and legal means to implement of them.

Key words: criminalistics, advokatology, tactics defense to a charge, the position of defense, investigation methodology, justification, rehabilitation.

На современном этапе развития системы научных положений и основанных на них рекомендаций, именуемой различными авторами как "криминалистическая адвокатология" <1> либо "теория адвокатского мастерства в уголовном судопроизводстве" <2>, становится очевидным, что дальнейшее ее совершенствование может продвигаться в направлении дифференциации знаний по отдельным видам (группам) преступлений, категориям уголовных дел. То есть примерно так, как шла в своем развитии наука криминалистика: от "уголовной техники" в конце XIX в. - к четырем разделам, заключительным и синтезирующим из которых стал раздел "криминалистическая методика расследования отдельных видов и групп преступлений".

<1> См., например: Баев О.Я. Криминалистическая адвокатология как подсистема науки криминалистики // Профессиональная деятельность адвоката как объект криминалистического исследования. Екатеринбург, 2002. С. 19.
<2> См., например: Зашляпин Л.А. Основные компоненты теории адвокатского мастерства в уголовном судопроизводстве. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та. 2007. С. 4 - 8, 98 - 115.

Несмотря на то что научное криминалистическое сообщество в значительной своей части высказалось за недопустимость включения обозначенной системы знаний в предметную область криминалистики <3>, ученым-разработчикам и правоприменителям с обеих состязающихся сторон стало очевидным, что процесс разработки и применения криминалистической методики расследования преступлений не может быть эффективен без учета закономерностей и особенностей деятельности наиболее квалифицированного участника уголовного судопроизводства со стороны защиты - адвоката-защитника. И наоборот: рекомендации для последнего не могут формироваться и применяться без учета "зеркальной" системы знаний - методики расследования соответствующего вида (группы) преступлений.

<3> См., например: Эксархопуло А.А. Предмет и система криминалистики: Проблемы развития на рубеже XX - XXI веков. СПб.: Изд. дом СПбГУ, 2004. С. 32 - 36.

Как известно, участие адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве "с самых начальных его стадий - с возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, задержания подозреваемого, предъявления обвинения и, более того, возможность для свидетеля явки на допрос со своим адвокатом (если это свидетель защиты. - А.Б.) - само по себе многократно усложнило процесс расследования преступлений" <4>. А это означает необходимость анализа и обобщения типовых средств и приемов защиты, в том числе противодействия, со стороны этого участника процесса по делам той или иной категории. Для следователей и прокуроров изучение такого рода обобщений представляется важным и востребованным. При этом, разумеется, необходимо помнить, что защита в уголовном процессе - это деятельность не только защитника, но и самого обвиняемого (подозреваемого), других представителей стороны защиты, направленная на выявление обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, смягчающих его ответственность, а также на охрану его личных и имущественных прав <5>. Но все же из всех участников уголовного судопроизводства функцию защиты осуществляет профессионально, как обязанность, только одно лицо - адвокат-защитник. Поэтому прежде всего именно для этой категории юристов должны составляться рекомендации по методике и тактике защиты <6>.

<4> Баев О.Я. Основы методики уголовного преследования и профессиональной защиты от него: Науч.-практ. пособие (на примере уголовно-процессуального исследования должностных и служебных преступлений. М.: Эксмо, 2009. С. 7.
<5> См.: Стецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М., 1980. С. 3.
<6> См.: Баев М.О. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Прокурорская тактика и адвокатская тактика: Науч.-практ. пособие. М., 2005. С. 145, 146.

Итак, современное судопроизводство предопределяет взаимную потребность каждого из состязающихся участников прогнозировать, моделировать ход мыслей и деятельность процессуального противника. На научно-дидактическом уровне это означает необходимость разработки "зеркальных" систем знаний: методики расследования вида (группы) преступлений, с одной стороны, и особенностей профессиональной защиты от уголовного преследования по делам той же категории (далее для краткости - тактика защиты) - с другой.

Рассмотрим данное теоретико-методологическое положение на примере уголовных дел о взяточничестве и других коррупционных преступлениях <7>. Заметим, если отдельные методики расследования этой категории дел имеются, то соответствующая тактика защиты почти не разработана <8>. Так, Ю.П. Гармаев и А.А. Обухов, сформировав соответствующую методику расследования, включили в ее структуру специальный раздел (главу): "Позиции защиты по делам о взяточничестве" <9>. Эту часть своих рекомендаций они начинают с классификации и тщательного описания позиций защиты в уголовном судопроизводстве, иллюстрируя их краткими тезисами - примерами из практики. В работе авторов интересен не только сам подход, но и вполне прикладные средства его представления (изложения). Рассмотрим предложенное ими по возможности полно, но с некоторыми сокращениями и дополнениями:

<7> В многочисленных работах на тему о понятии коррупции и коррупционных преступлений авторы сходятся прежде всего в том, что основные и самые опасные из них - это взяточничество - ст. ст. 291 - 291.1 УК РФ. Мы далее исходим именно из этого положения. См., например: Гончаренко Г.С. Понятие, сущность и виды коррупции современной России // Административное и муниципальное право. 2010. N 6. С. 58 - 61.
<8> Исключение составляет, пожалуй, только упомянутая здесь работа О.Я. Баева.
<9> Гармаев Ю.П., Обухов А.А. Квалификация и расследование взяточничества. М.: Норма, 2009. С. 103 - 121.
  1. Позиция, направленная на полное оправдание обвиняемого (позиция "полного развала дела"). Тезисы позиции: "у подзащитного алиби"; "это не он подписывал документы, давал незаконные указания"; "это был обычный подарок, а не взятка, налицо малозначительность ее предмета"; "деньги оставили (подкинули), но подзащитный их не взял, не заметил и т.п."; "имела место провокация взятки" и др.
  2. Позиция частичного оправдания обвиняемого, поэпизодно или по отдельным составам преступлений (позиция "частичного развала дела"). Тезисы позиции: "один из десяти эпизодов получения взятки признаем, а остальные эпизоды вменены незаконно"; "факт халатности признаем, но взятку не брал"; "злоупотребление полномочиями из "иной личной заинтересованности" <10>, возможно, и имело место, но хищения не было", и т.п.
<10> Данное понятие раскрыто в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 19 от 16 октября 2009 г. "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий".
  1. Позиция смягчения ответственности наказания (позиция "смягчения участи"). Тезисы позиции: "на иждивении подзащитного находятся малолетние дети (инвалиды и т.п.)"; "он тяжело болен"; "примирился с потерпевшими, возместил ущерб"; "имеет постоянное место жительства и работы, преклонный возраст, прежние заслуги", "прошло слишком много времени с момента совершения преступления" и т.д.
  2. Позиция "процессуального молчания", основанная на праве не давать показания против себя, близких родственников и супруга (ст. 51 Конституции РФ).

Отдельно авторы выделяют так называемые обманные позиции защиты:

  1. Позиция "временного замалчивания". Это тип позиции защиты "полного развала дела", когда обвиняемый и его адвокат, выявив процессуальное или иное нарушение закона со стороны обвинения, временно скрывают свою осведомленность об этом. Они ждут удобного случая для того, чтобы, например, опорочить соответствующие доказательства вины.
  2. Позиция "проси невозможного - получишь максимум". Сторона защиты в официальных выступлениях и в письменной речи придерживается бескомпромиссных позиций, указывает на бесспорные, по ее мнению, доказательства невиновности, хотя на самом деле осознает, что прекращение уголовного преследования на данный момент нереально. Часто выбор такой позиции обусловлен лишь желанием адвоката "набить себе цену" в глазах некомпетентного доверителя, иными недобросовестными мотивами.

Предложенную классификацию авторы предлагают считать условной, поскольку избранная позиция защиты по конкретному делу может неоднократно меняться, сочетаться в различных комбинациях <11>.

<11> Гармаев Ю.П., Обухов А.А. Квалификация и расследование взяточничества. С. 104 - 109.

Соглашаясь с предложенной классификацией и приведенными примерами тезисов, необходимо дополнить их следующим. Преступления, предусмотренные частями первой и второй составов: получения взятки (ст. 290 УК РФ), дачи взятки (ст. 291 УК РФ), частью первой состава посредничества во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ), относятся к категориям небольшой и средней тяжести (ч. ч. 2 и 3 ст. 15 УК РФ). Подозреваемые, обвиняемые, подсудимые по делам о взяточничестве в подавляющем большинстве своем ранее не судимы, имеют семьи, детей, постоянное место жительства и работы, где положительно характеризуются. В связи с этим по делам данной категории часто применяются позиции, направленные на прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию. Речь идет о таких основаниях, как деятельное раскаяние (ст. 75 УК РФ), истечение сроков давности (ст. 78 УК РФ).

В судебной практике имеются отдельные прецеденты, когда уголовное дело и/или уголовное преследование прекращалось ввиду отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 УПК РФ, либо отсутствия согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 - 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса (п. 6 ч. 1 ст. 24 и п. 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Кроме того, в случаях квалификации органами предварительного расследования действий подозреваемых, обвиняемых, подсудимых по тяжким и особо тяжким составам взяточничества (ч. ч. 3 - 6 ст. 290 УК РФ и др.) адвокаты-защитники часто и довольно успешно занимают позицию изменения квалификации (изменения обвинения) в сторону смягчения на всех стадиях уголовного судопроизводства, особенно на судебных стадиях. Для этого часто используются следующие правовые основания. Частью 2 статьи 252 УПК РФ предусматривается, что суд может изменить обвинение по своему усмотрению, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" <12> отмечено, что суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона:

<12> В ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 7.

Указанные положения закона и разъяснения Верховного Суда РФ на практике активно применяются квалифицированными адвокатами-защитниками. К примеру, если на предварительном слушании защитник убедит государственного обвинителя и суд, что доказательства обвинения в получении взятки за незаконные действия будут признаны недопустимыми вследствие существенных процессуальных нарушений, допущенных на предварительном следствии, он может позднее, в рамках прений сторон, предложить суду изменить обвинение с ч. 3 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 286 УК РФ или ч. 1 ст. 285 УК РФ, т.е., проще говоря, перейти с тяжкого преступления на преступление средней тяжести, причем некорыстное, что как минимум резко увеличивает вероятность применения условной меры наказания (ст. 73 УК РФ).

Порой такая позиция может показаться выгодной и для стороны обвинения. Часто это лучше для прокурора, чем полное оправдание подсудимого, в случае, например, наличия существенных нарушений закона, допущенных на предварительном следствии. В подобной ситуации адвокат-защитник будет добиваться оправдания и реабилитации подсудимого вплоть до кассационной и надзорной стадии. Так, по данным исследования, проведенного А.Е. Голубенко в Краснодарском крае, 26% из 100 уголовных дел, возбужденных по ст. 290 УК РФ, в ходе судебного рассмотрения подверглись переквалификации, однако по ст. 291 УК РФ - всего 4% <13>.

<13> Голубенко А.Е. Анализ судебной практики борьбы со взяточничеством (на примере Краснодарского края) // Общество и право. 2008. N 2; СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, в руках действительно профессионального защитника по делам о взяточничестве имеется значительный арсенал правовых средств для честного, разумного и добросовестного отстаивания прав и законных интересов доверителя (обвиняемого) всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами <14>.

<14> См.: п. 1 ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

Нельзя не согласиться с тезисом о том, что тактика как вид деятельности существует только там, где имеют место соперничество, противоборство, где сталкиваются интересы групп, противоречащие друг другу. В уголовном судопроизводстве это проявляется следующим образом: цель стороны обвинения - доказать виновность подозреваемого (обвиняемого, подсудимого); цель стороны защиты прямо противоположная <15>. Но парадокс заключается в том, что на научно-дидактическом уровне разработка и внедрение рекомендаций для обеих сторон малоэффективны в отрыве друг от друга.

<15> Конин В.В. Процессуальные и тактические аспекты деятельности защитника в состязательном процессе. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 17.