Мудрый Юрист

Юридические механизмы вознаграждения арбитражных управляющих: процесс становления и их правовая природа

Фролов Игорь Валентинович, кандидат юридических наук, доцент кафедры трудового, земельного и финансового права Новосибирского юридического института (филиала) Томского государственного университета, директор АНО "Сибирский научно-исследовательский центр прикладной юриспруденции и правового конструирования".

Статья посвящена процессам становления юридических механизмов вознаграждения арбитражных управляющих и иных лиц, осуществляющих управленческие полномочия в сфере финансовой несостоятельности (банкротства). В статье дан анализ проблем применения критериев платности и возмездности управленческих услуг в сфере конкурсного процесса в дореволюционном законодательстве и исследованы нормативные механизмы формирования вознаграждения арбитражных управляющих в современном институте несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации.

Ключевые слова: вознаграждение; материальное стимулирование; финансовый интерес; арбитражное управление; банкротство.

The legal mechanisms of arbitration managers' reward: the process of formation and their legal nature

I.V. Frolov

Frolov Igor Valentinovich, candidate of legal sciences, assistant professor of the chair of labor, land and financial law at the Novosibirsk Juridical Institute (Branch), Tomsk State University, director of Autonomous Non-Commercial Organization "Siberian scientific-research center for applied jurisprudence and legal design".

The article is devoted to the processes of formation of legal mechanisms for compensation of arbitration managers and other persons exercising managerial authority in the field of insolvency (bankruptcy). The paper analyzes the problems of application of criteria of refundability and onerousness for managerial services in scope of competitive process in pre-revolutionary legislation; also, the regulatory mechanisms of formation of compensation of arbitration managers in contemporary institution of insolvency (bankruptcy) in the Russian Federation have been explored.

Key words: compensation; material stimulation; financial interest; arbitration management; bankruptcy.

Деятельность арбитражного управляющего по контролю, надзору и управлению несостоятельным должником носит возмездный характер. При этом элемент возмездности в деятельности исследуемого нами субъекта являлся предметом пристального внимания со стороны законодателя, предметом рассмотрения судебными органами. Объектом продолжающихся споров между теоретиками права и практикующими юристами является он и сейчас <1>. Все это обусловлено тем, что характер взаимоотношения, юридическая природа контрольно-надзорных функций арбитражного управляющего и его управленческих полномочий имеют дискуссионный характер, на чем следует остановиться более подробно.

<1> См.: Ткаченко О.В. Вознаграждение арбитражного управляющего: аналитический обзор арбитражной практики за июль 2004 г. - март 2005 г. // СПС "КонсультантПлюс"; Долгополов О.И. О вознаграждении арбитражному управляющему // Законодательство и экономика. 2008. N 8; Марков П.А. Практические проблемы определения размера вознаграждения арбитражного управляющего в деле о банкротстве // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2009. N 5. С. 48 - 51.

Для анализа и уяснения современной правовой природы вознаграждения арбитражного управляющего следует провести исторический анализ его становления, динамики законодательного регулирования и проблем правоприменения как в дореволюционном, так и в современном законодательстве.

В дореволюционный период присяжный попечитель как субъект конкурсного процесса и предшественник современных арбитражных управляющих также имел право на вознаграждение за труд. Согласно ст. 639 Устава торгового судопроизводства размер его вознаграждения определялся как "...1% со всей вырученной из имущества несостоятельного суммы, если она менее 90 000 рублей; если же она более, то с остальной получает 1/2" <2>. Под вырученной из имущества несостоятельного суммой следовало понимать не валовую сумму выручки от реализации имущества должника, а сумму, подлежащую разделу между кредиторами. При этом указанный процент вознаграждения присяжного попечителя не распространялся на денежные суммы, подлежащие возврату должнику после расчета со всеми его кредиторами <3>. Если в деле участвовали два присяжных попечителя, то они делили указанный доход поровну <4>. Так, согласно решению Четвертого департамента Правительствующего Сената 1892 г. за N 1614: "Требование присяжного попечителя о выдаче ему вознаграждения должно быть заявлено в конкурсное управление" <5>. В данном случае речь шла о том, что денежные средства, предназначенные для вознаграждения присяжного попечителя, включались в общую очередность требований кредиторов долгов первого разряда <6> наряду со следующими долгами несостоятельного должника: церковными деньгами; казенными недоимками; капиталом малолетних; жалованием (или наемными деньгами); долгами в связи с удовлетворением ежедневных потребностей; фрахтовыми деньгами <7>.

<2> См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. Изд. 2-е. Казань: Типография Императорского Университета, 1898. С. 319.
<3> См.: решение Четвертого департамента Правительствующего Сената. 1883 г. N 509.
<4> См.: Статья 640 Устава торгового судопроизводства.
<5> Цит. по: Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. С. 318.
<6> Что, кстати, в корне отличается от современного порядка расположения вознаграждения арбитражного управляющего в очередности удовлетворения.
<7> См.: Статья 599 Устава торгового судопроизводства (см.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. С. 431 - 433).

Преимущества, которыми пользовались данного вида долговые обязательства, заключались в том, что они удовлетворялись в полной сумме. Если же средств должника не хватало на полное погашение долгов первого разряда, то согласно ст. 600 Устава торгового судопроизводства полностью удовлетворялись церковные долги <8>, а "остальные требования погашались по соразмерности" <9>. Согласно ст. 640 Устава торгового судопроизводства предусматривалось право собрания кредиторов по окончании конкурсного процесса выделить "в награду попечителю, отличившемуся особым усердием к охранению польз массы, известную сумму по их усмотрению" <10>. Отмечалось, что окружной суд может подвергнуть присяжного попечителя в дисциплинарном порядке вычету из его вознаграждения в пределах 1/4 его части, а коммерческие суды, в рамках своей юрисдикции, могли налагать на попечителя взыскание, притом без всяких ограничений <11>.

<8> К ним относились: потраченные несостоятельным должником деньги на собственные его надобности, когда они числятся на нем в начет по церковным книгам. Под церковными деньгами, таким образом, понимали деньги, поступившие и записанные в книгу церковной кассы, поэтому настоящее преимущество не распространялось на деньги, завещанные в пользу церкви, но в действительности не поступившие, а числящиеся в долгу за душеприказчиком или наследником, растратившими их, что вытекает из смысла закона, который говорит о возвращении денег церкви (см.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. С. 431 - 432).
<9> См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. С. 434 - 435.
<10> См.: Там же. С. 320.
<11> См.: Статья 16 прил. III к ст. 1400 Устава гражданского судопроизводства.

Кроме денежного вознаграждения попечителя институт дореволюционного конкурсного производства (аналог современного института банкротства) предусматривал вознаграждение председателя конкурсного управления и кураторов. Согласно ст. 531 Устава торгового судопроизводства конкурсное управление представляло собой "присутственное место, составляющее по делам, ему вверенным, нижнюю ступень коммерческого суда. В сем качестве оно сносится со всеми судебными и другими местами, имеет свою печать и необходимое число письмоводителей под надзором председателя" <12>. Члены конкурсного управления, как и присяжные попечители, получали вознаграждение в виде определенного процента со всей вырученной суммы. Согласно ст. 548 Устава торгового судопроизводства куратор вместе с председателем получал 2% от стоимости актива должника, под которым судебная практика того времени понимала денежные средства, вырученные вследствие деятельности присяжного попечителя и конкурсного управления <13>. Закон предусматривал не только денежный, но и иной характер вознаграждения, а именно ст. 649 Устава торгового судопроизводства допускала выдачу кроме денежного вознаграждения членам конкурсного управления, окончившим порученные им конкурсные дела ранее полуторагодичного срока, по решению общего собрания кредиторов или суда, под ведомством которого находилось конкурсное управление, похвального свидетельства, которое способствовало преимущественному их избранию в другие конкурсы <14>.

<12> См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. С. 340.
<13> См.: решение Четвертого департамента Правительствующего Сената 1885 г. N 2258.
<14> См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. С. 344 - 345.

Процесс установления или изменения системы любого стимулирования является критическим моментом существования системы управления, ибо он может столкнуться с сопротивлением психологических, рыночных или других факторов, доминирующих и зафиксированных в корпоративной и профессиональной культуре. Изменяя способ, которым субъект вознаграждается, фактически изменяются правила игры, участниками которой выступают стимулируемые посредством вознаграждения субъекты, так как фактически всякая система вознаграждения содержит информацию о том, что ожидается от субъекта и как данный субъект будет финансово мотивирован. При этом необходимо осознавать, что любая модель стимулирования, в том числе денежного, как элемент любой системы с точки зрения субъекта имеет лишь тот смысл, такую суть, которой он сам ее наделяет и которую реально воспринимает, и его представление может существенно разниться с идеей создателей системы. С этой целью следует обратить внимание на динамику регулирования характера денежного стимулирования управляющего в России начала 90-х гг. прошлого века.

В п. 17 первого нормативного акта, лежащего в основе процесса возрождения и формирования современного института несостоятельности (банкротства) в России, - Указа Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 623 "О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур" <15> - было определено, что административный управляющий получает за свою работу вознаграждение, размер которого устанавливается в контракте. Пункт 21 того же Указа вводил стимулирующие выплаты в виде единовременного вознаграждения в размере 20 месячных окладов, предусмотренных первоначальным контрактом и выплачиваемых административному управляющему, осуществившему успешную санацию предприятия-банкрота.

<15> Утратил силу с 1 июля 2002 г. в связи с изданием Указа Президента РФ от 21 октября 2002 г. N 1209.

Таким образом, документ императивно подразделял денежное вознаграждение на две составляющие:

а) оплату по контракту (форма заработной платы);

б) единовременное вознаграждение в размере 20 месячных окладов в качестве стимулирующей выплаты за успешное финансово-экономическое оздоровление (санацию).

Учитывая это, мы видим, что в первоначальный период регулирования отношений по финансовому оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) закон не устанавливал минимальный размер денежного вознаграждения. По всей видимости, предполагалась общая заинтересованность субъекта в восстановлении платежеспособности предприятия, так как п. 21 Указа допускал назначение арбитражного управляющего с его согласия руководителем соответствующего предприятия. Фактически в этом Указе речь шла не о единовременном стимулировании специального антикризисного субъекта управления, а о замене неэффективного руководителя на лицо, способное активизировать финансово-хозяйственную деятельность государственных предприятий. В этом и состояли определенные "правила игры" в отношении предприятий-банкротов того периода.

Введенный спустя довольно непродолжительное время Закон РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" изменил указанные принципы и соответствующие правила. Так, в п. 5 ст. 12 указанного Закона определялось, что размер вознаграждения арбитражному управляющему определяется собранием (комитетом) кредиторов, утверждается арбитражным судом и выплачивается из имущества должника. Статьей 30 указанного Закона устанавливалось правило, согласно которому вознаграждение арбитражному управляющему выплачивалось вне очереди. При этом арбитражный суд производил авансовые выплаты вознаграждения арбитражному управляющему из средств, внесенных заранее на депозитный счет арбитражного суда, в пределах сумм, поступивших на этот счет, с последующим возмещением из имущества должника.

Таким образом, законодатель, не оговаривая количественный размер денежного вознаграждения, передавал полномочия по его установлению исключительно собранию (комитету) кредиторов, легитимность решения которого проверялась арбитражным судом, и в случае соблюдения законности вынесенного решения оно им утверждалось. Тем не менее следует отметить определенную динамику отношения законодателя, а именно: денежное вознаграждение уже не определялось условиями контракта, т.е. потеряло критерии заработной платы и было отнесено к внеочередным требованиям. Налицо проявление определенных тенденций в формировании заинтересованности у назначаемого субъекта арбитражного управления в финансовом вознаграждении, что имело как определенные позитивные, так и существенные негативные последствия. К позитивным последствиям следует отнести введение критериев денежной заинтересованности в процессах финансового оздоровления, а не в "захвате" предприятия-должника соответствующими управляющими. К негативным последствиям относится то, что указанные тенденции положили начало процессу формирования в стране своеобразного бизнеса в сфере арбитражного управления, тем более что данная сфера деятельности была отнесена к категории предпринимательской. Это проявилось в том, что природа денежного вознаграждения и стимулирования предпринимательства в сфере арбитражного управления сыграла свою негативную роль, в результате которой "бизнесмены от арбитражного управления" фактически выхолостили идею несостоятельности (банкротства). Действуя в интересах получения прибыли, арбитражные управляющие были изначально заинтересованы в защите и лоббировании интересов той стороны, которая предлагала максимальный размер денежного вознаграждения. Правила игры диктовали условия о необходимости снижения в процессе арбитражного управления затрат на действия по защите неплатежеспособной стороны экономического конфликта.

Итогом такого исключительно рыночного подхода к разрешению экономических конфликтов между хозяйствующими субъектами стали массовые злоупотребления и использование противозаконных банкротных схем для вытеснения конкурентов, выведения активов должников, захвата предприятий и передела собственности. Все это нашло свое отражение в массовой критике в 1990-х гг. института несостоятельности (банкротства) в России и скандалах, связанных с проведением ряда крупных банкротств <16>.

<16> См.: Банкротство: стратегия и тактика выживания: В 3 ч. / Под ред. В.А. Кашкина. М., 1993. С. 17; Тай Ю.В. Особенности правового статуса арбитражного управляющего // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. N 5; Калинина Е.В. Особенности законодательного развития и усовершенствования процедуры несостоятельности (банкротства) юридического лица // Юрист. 2002. N 5; Дмитриев М. Перспективы экономических реформ в России // Вопросы экономики. 2005. N 11 С. 10; Радыгин А.Д., Симачев Ю.В. Институт банкротства в России: особенности эволюции, проблемы и перспективы // Российский журнал менеджмента. 2005. N 2. Т. 3. С. 43 - 49; Загрутдинов Р. О государственном регулировании в сфере финансового оздоровления и банкротства // Антикризисное и внешнее управление. 2006. N 1. С. 58; Колбаев Р.Р. Из истории института банкротства в России // Право: теория и практика. 2003. N 6. Электронный ресурс: www.yurclub.ru/docs/pravo/0603/13.html; Сперанская А.П. Институт банкротства: сущность, особенность и проблемы функционирования на современном этапе // www.mirkin.ru/_docs/articles04-019.pdf.

Указанные обстоятельства не могли не повлиять на мнение законодателя о необходимости изменения правил и критериев института несостоятельности, в том числе и в отношении денежного стимулирования такой ключевой фигуры процедуры банкротства, как арбитражный управляющий. Результатом данных процессов стало принятие 10 декабря 1997 г. Федерального закона N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", который вступил в действие 1 марта 1998 г. Этот Закон внес много новых положений, относящихся в основном к понятию и признакам банкротства, правовому статусу арбитражных управляющих, реорганизационным процедурам, имеющим цель восстановить платежеспособность должника. Но, к сожалению, он практически ничего не изменил в природе денежного поощрения арбитражного управляющего, за исключением некоторых уточнений. Так, ст. 22 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" определяла, что "...вознаграждение арбитражному управляющему устанавливается за каждый месяц осуществления им своих полномочий в размере, определяемом собранием кредиторов и (или) утверждаемом арбитражным судом". При этом законодатель уточнил, что федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации могут быть определены максимальный и минимальный размеры вознаграждения арбитражных управляющих, а порядок выплаты вознаграждения арбитражным управляющим определяется правовыми актами Российской Федерации или в установленном ими порядке. В некоторых случаях устанавливалась возможность дополнительного вознаграждения, выплачиваемого по положительным результатам деятельности. Таким образом, была выражена попытка законодателя установить ряд стимулов к надлежащему исполнению обязанностей по арбитражному управлению. Кроме того, в качестве гарантий оплаты услуг по управлению несостоятельным должником Закон позволял арбитражному управляющему заключить договор со специализированным фондом при государственном органе по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению, гарантирующий получение арбитражным управляющим минимального вознаграждения. Закон допускал, что в качестве арбитражных управляющих могут выступать сотрудники Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению. Размер вознаграждения данных лиц определялся Приказом ФСФО РФ от 18 сентября 2000 г. N 301 "О зачислении и расходовании денежных средств, поступающих в качестве вознаграждения арбитражных управляющих" <17>. В отношении данной категории лиц было установлено, что денежные средства, поступающие в качестве вознаграждения арбитражных управляющих, назначенных из числа сотрудников ФСФО России и ее территориальных органов, направлялись:

<17> Вестник ФСФО РФ. 2000. N 10. В настоящий момент этот Приказ не применяется в связи с принятием Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".
  1. при назначении арбитражным управляющим сотрудника ФСФО России: на внебюджетный счет центрального аппарата ФСФО России - 75%, на внебюджетный счет территориального органа ФСФО России, на территории которого находится соответствующая организация-должник, - 25%;
  2. при назначении арбитражным управляющим сотрудника территориального органа ФСФО России: на внебюджетный счет центрального аппарата ФСФО России - 25%, на внебюджетный счет территориального органа ФСФО России, сотрудник которого назначен арбитражным управляющим, - 75%.

Согласно п. 4 ст. 25 Федерального закона N 6-ФЗ государственный орган по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению имел право в целях реализации положений Федерального закона об обеспечении процедуры банкротства в отношении отсутствующего должника, а также в целях создания дополнительных гарантий деятельности арбитражных управляющих создавать специализированный фонд. Положение о специализированном фонде при государственном органе по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению утверждалось Правительством РФ. Статья 54 указанного Закона определяла источник выплат вознаграждения арбитражным управляющим: за счет имущества должника, вне очереди.

Вместе с тем законодателем в силу ряда причин практически не были затронуты вопросы природы и финансовых стимулов и материальных интересов субъекта, что продолжало тормозить эффективность деятельности по арбитражному управлению и послужило толчком к изменению взгляда законодателя на природу и характер установления данных денежных выплат. В результате, по мнению председателя Комитета по собственности Государственной Думы Российской Федерации В.С. Плескачевского, "в период 2000 - 2001 гг. главным виновным в переделе собственности считался именно арбитражный управляющий, формально независимый, указывающий кредитору как наемному работнику, что и когда ему делать" <18>. С учетом этого фактически сложилась следующая парадоксальная ситуация: в деле о банкротстве действовали три лица - кредитор, управляющий, суд, а интересы собственника и публичные интересы общества законом фактически не защищались. Безусловно, эту ситуацию следовало исправить, и как только появилась политическая воля изменить данное положение вещей и была детально изучена существующая на тот момент технология захватов предприятий, законодатель попытался это сделать.

<18> Плескачевский В. Банкротство должно стать процедурой сохранения бизнеса: Материалы конференции, посвященной пятилетию Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // http://www.rssoau.ru/users/soyuz/pub.html.

Результатом указанных выше процессов было принятие в 2002 г. нового Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <19>, которым была принципиально изменена концепция функционирования всего института банкротства в Российской Федерации, в том числе и такой категории, как вознаграждение арбитражного управляющего. Так, в ст. 26 Федерального закона N 127-ФЗ устанавливалось, что вознаграждение арбитражного управляющего определялось за каждый месяц осуществления им своих полномочий и устанавливалось в размере, определяемом кредитором (собранием кредиторов) и утверждаемом арбитражным судом, и должно было составлять не менее чем 10 тыс. руб. <20>. Таким образом, законодатель устанавливал минимальную планку вознаграждения, ниже которой размер денежного вознаграждения быть не мог. Следует заметить, что в ранее действовавших нормах данные ограничения отсутствовали.

<19> Российская газета. 2002. 2 нояб.
<20> Статья 26 утратила силу.

В арбитражной практике того времени особо отмечалось, что определенный Законом о банкротстве порядок установления вознаграждения указывает на то, что законодательством не предусмотрена возможность самостоятельного определения арбитражным судом размера вознаграждения арбитражному управляющему <21> и установление размера вознаграждения относится к компетенции кредиторов (собранию кредиторов), поэтому арбитражный суд был не вправе по собственному усмотрению устанавливать иной размер вознаграждения <22>. В свою очередь, результаты судебной практики констатировали, что нормы Закона о банкротстве не содержат положений, предоставляющих арбитражному суду право уменьшать размер вознаграждения временному управляющему, утвержденного вступившим в законную силу судебным актом, в том числе за нарушение им срока публикации сведений о введении процедуры наблюдения <23>, а в ситуациях, при которых собрание кредиторов делегирует комитету кредиторов все свои полномочия, которые не относятся к исключительной компетенции, комитету кредиторов переходит и право определять размер вознаграждения арбитражного управляющего <24>. Закон допускал, что конкурсным кредитором, уполномоченным органом или собранием кредиторов арбитражному управляющему может быть установлено дополнительное вознаграждение, но за счет средств кредиторов. Данное дополнительное вознаграждение утверждалось арбитражным судом и выплачивается арбитражному управляющему за успешные результаты его деятельности.

<21> См., например: Постановление ФАС Центрального округа от 30 мая 2006 г. по делу N А09-3321/05-28 // СПС "КонсультантПлюс".
<22> См., например: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 июня 2007 г. N Ф08-3489/2007 по делу N А15-773/2006 // СПС "КонсультантПлюс".
<23> См., например: ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 2 мая 2007 г. N А74-2229/06-Ф02-2427/07 по делу N А74-2229/06 // СПС "КонсультантПлюс".
<24> См., например: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22 февраля 2005 г. N А79-310/2004-СК1-306 // СПС "КонсультантПлюс".

Пункт 2 ст. 23 указанного Закона определял, что при выдвижении конкурсным кредитором или уполномоченным органом (собранием кредиторов) требований к кандидатуре арбитражного управляющего конкурсный кредитор или уполномоченный орган (собрание кредиторов) вправе указать размер и порядок выплаты дополнительного вознаграждения арбитражному управляющему <25>.

<25> Статья 23 утратила силу.

Впервые в ст. 24 указанного Закона было закреплено, что арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, имеет право получать вознаграждение в размерах и в порядке, которые установлены Федеральным законом <26>.

<26> Статья 24 утратила силу.

Кроме того, законодатель императивно обязывал указывать в заявлении должника (п. 2 ст. 37 Закона) и в заявлении конкурсного кредитора (п. 2 ст. 39 Закона) размер вознаграждения арбитражного управляющего.

При этом суд был обязан самостоятельно, с учетом пожелания заявителя, устанавливать размер вознаграждения:

  1. временного управляющего и источник его выплаты (абз. 4 п. 2 ст. 49, п. 2 ст. 65 Закона <27>). В дальнейшем допускалось, что первоначально определенный размер вознаграждения временного управляющего может быть увеличен арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов;
<27> Абзац 4 п. 2 ст. 49 и п. 2 ст. 65 утратили силу.
  1. конкурсного управляющего (п. 1 ст. 127 Закона <28>).
<28> См. п. 1 ст. 127 в предыдущей редакции.

Законом был специально определен порядок и условия финансирования процедур банкротства в отношении отсутствующих должников, в том числе размер вознаграждения конкурсного управляющего, который определяется Правительством РФ <29>. Так, размер единовременного вознаграждения конкурсного управляющего за проведение процедуры банкротства отсутствующего должника определялся в размере 10 тыс. руб. При этом уполномоченный орган выплачивал указанное вознаграждение конкурсному управляющему в двухнедельный срок с даты предоставления им подтверждающих завершение процедуры банкротства отсутствующего должника документов согласно утвержденному перечню, но не ранее внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица - отсутствующего должника <30>.

<29> См.: Постановление Правительства РФ от 21 октября 2004 г. N 573 "О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующих должников" // СЗ РФ. 2004. N 44. Ст. 4347.
<30> В настоящий момент указанный порядок фактически не действует в связи с применением налоговыми органами Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", в частности ст. 21.1 "Исключение юридического лица, прекратившего свою деятельность, из Единого государственного реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа".

Все это, безусловно, в определенной степени разрешало и детализировало денежную мотивацию деятельности арбитражного управляющего, но принципиально не изменяло фактическую суть его профессионального интереса - получение прибыли. Арбитражное управление продолжало быть бизнесом со всеми присущими ему критериями оптимизации затрат и определения точек безубыточности. Это не просто мешало, а в определенной степени "тормозило" дальнейшее развитие механизмов арбитражного управления как формы "внешнего" управления несостоятельным должником и послужило толчком к внесению существенных изменений в действующее законодательство в конце 2008 г.

Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" <31> наконец определил окончательный характер денежных стимулов и порядок их введения для арбитражного управляющего. Данным Законом были введены следующие принципиальные моменты.

<31> СЗ РФ. 2009. N 1. Ст. 4.

Во-первых, были исключены нормы о предпринимательстве арбитражного управляющего, который лишался статуса предпринимателя и был назван субъектом профессиональной деятельности, занимающимся частной практикой.

Во-вторых, была императивно установлена структура (формула) вознаграждения арбитражному управляющему, состоящая их трех элементов: фиксированной суммы, дополнительного вознаграждения, суммы процентов.

В-третьих, было императивно ограничено и запрещено получение арбитражным управляющим любых материальных выгод (доходов, вознаграждений) в процессе осуществления возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, в том числе в результате использования информации, ставшей ему известной в результате осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего, что практически "перекрыло" какие-либо дополнительные источники обогащения и доходов арбитражного управляющего от проводимой им процедуры.

Институт банкротства, являясь необходимым и ключевым элементом современных рыночных отношений, подчиняется критериям развития и функционирования рынка. В свою очередь, вопрос материальных и, прежде всего, денежных стимулов является базовым для всех субъектов современной рыночной системы. Таким образом, хочется обратить внимание на то, что вопрос денежных стимулов и интересов в арбитражном управлении в настоящий момент незаслуженно умаляется и должным образом не исследуется, по крайней мере в отечественной науке. Вместе с тем существует довольно тесная взаимосвязь вопросов эффективности внешнего контроля и надзора за должником с природой и характером материальных стимулов данного вида деятельности.

Сложившаяся природа современных отношений "арбитражный управляющий - должник" не носит характера трудовых отношений. Признаки трудовых отношений не соответствуют природе исследуемых нами отношений. Следовательно, предусмотренное действующим законодательством вознаграждение арбитражного управляющего не может быть отнесено к денежным выплатам, связанным с заработной платой.

С другой стороны, источником выплаты вознаграждения арбитражному управляющему являются денежные средства, но каковы природа их установлений и цели выплат?

Выплата указанных средств не имеет гражданско-правовой природы, так как между арбитражным управляющим и соответствующим должником не заключается какой-либо гражданско-правовой договор, да и характер юридической природы их обязательств носит не двухсторонний, а как минимум трехсторонний характер, причем третьей стороной является орган публичной власти - арбитражный суд, постановления которого и являются юридическим основанием соответствующих денежных выплат. В связи с этим возникает вопрос: почему денежные средства, получаемые арбитражным управляющим, называются вознаграждением и в чем их специфика и особенность? Ответ на данный вопрос требует отдельного исследования.

Библиографический список

  1. Банкротство: стратегия и тактика выживания: В 3 ч. / Под ред. В.А. Кашкина. М., 1993.
  2. Дмитриев М. Перспективы экономических реформ в России // Вопросы экономики. 2005. N 11.
  3. Долгополов О.И. О вознаграждении арбитражному управляющему // Законодательство и экономика. 2008. N 8.
  4. Загрутдинов Р. О государственном регулировании в сфере финансового оздоровления и банкротства // Антикризисное и внешнее управление. 2006. N 1.
  5. Калинина Е.В. Особенности законодательного развития и усовершенствования процедуры несостоятельности (банкротства) юридического лица // Юрист. 2002. N 5.
  6. Колбаев Р.Р. Из истории института банкротства в России // Право: теория и практика. 2003. N 6. Электронный ресурс: www.yurclub.ru/docs/pravo/0603/13.html.
  7. Марков П.А. Практические проблемы определения размера вознаграждения арбитражного управляющего в деле о банкротстве // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2009. N 5.
  8. Плескачевский В. Банкротство должно стать процедурой сохранения бизнеса: Материалы конференции, посвященной пятилетию Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" // http://www.rssoau.ru/users/soyuz/pub.html.
  9. Радыгин А.Д., Симачев Ю.В. Институт банкротства в России: особенности эволюции, проблемы и перспективы // Российский журнал менеджмента. 2005. N 2. Т. 3.
  10. Сперанская А.П. Институт банкротства: сущность, особенность и проблемы функционирования на современном этапе // www.mirkin.ru/_docs/articles04-019.pdf.
  11. Тай Ю.В. Особенности правового статуса арбитражного управляющего // Арбитражный и гражданский процесс. 2002. N 5.
  12. Ткаченко О.В. Вознаграждение арбитражного управляющего: аналитический обзор арбитражной практики за июль 2004 г. - март 2005 г. // СПС "КонсультантПлюс".
  13. Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. Изд. 2-е. Казань: Типография Императорского Университета, 1898.
  14. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000.