Мудрый Юрист

Проблема страхового интереса в договорах перестрахования

Артамонов Александр Петрович, генеральный директор ОАО "Московское перестраховочное общество".

Дедиков Сергей Васильевич, старший партнер Общества страховых юристов, советник ОАО "Московское перестраховочное общество".

В теории страхового права постоянно предпринимаются попытки распространения категории страхового интереса на перестраховочные отношения. И хотя пока эти попытки не повлекли каких-либо практических последствий, тем не менее, как известно, "сначала было слово...". Слово уже произнесено, и поэтому самое время разобраться в данном вопросе максимально детально и обстоятельно.

Ключевые слова: страховой интерес; договор перестрахования; риск; облигаторное перестрахование; основной договор страхования.

The problem of insurable interest in reinsurance contracts

A.P. Artamonov, S.V. Dedikov

Artamonov Alexander Petrovitch, general director of the Moscow Reinsurance company, OJSC.

Dedikov Sergey Vasilyevitch, chairman of the Seniorpartnersboard of Insurance lawyers society, counselor of Moscow reinsurance society.

Attempts to cover reinsurance relations by the category of insurable interest are common for the theory of insurance law. Although these attempts have not initiated any practical consequences, it is known that "in the beginning was the Word". The word has been pronounced and now it is time to analyze this question closely.

Key words: insurable interest; reinsurance contract; risk; obligatory reinsurance; principal insurance contract.

В теории страхового права постоянно предпринимаются попытки распространения категории страхового интереса на перестраховочные отношения. И хотя пока эти попытки не повлекли каких-либо практических последствий, тем не менее, как известно, "сначала было слово...". Слово уже произнесено, и поэтому самое время разобраться в данном вопросе максимально детально и обстоятельно.

Для исследования проблемы необходимо проанализировать, возможно ли проявление присущих страховому интересу признаков в рамках перестраховочных отношений? Если они там имеют место, стало быть, есть место и для применения категории страхового интереса, если нет, то, следовательно, страховой интерес не распространяется на договоры перестрахования.

Теории страхового интереса

В страховании существуют две основные теории страхового интереса. Абсолютная теория рассматривает страховой интерес как основополагающую категорию страхования. Так, В.Р. Идельсон подчеркивал: "Без интереса нет страхования..." <1>. По мнению В.И. Серебровского, "при имущественном страховании страховой интерес и поныне является одним из необходимых условий договора страхования, лежит в его основе как твердый правовой фундамент" <2>. Он считал, что страховой интерес выполняет ряд важнейших функций:

<1> Идельсон В.Р. Страховое право. М., 1992. С. 32.
<2> Серебровский В.И. Очерки советского страхового права // Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003. С. 366.
  1. он определяет предел страхового возмещения, выплачиваемого страховщиком;
  2. он лежит в основании правил об оставлении части застрахованного имущества на риске страхователя;
  3. он служит базой для определения подходов к дополнительному страхованию;
  4. он является стержневой идеей при регулировании двойного страхования;
  5. он - основной критерий, который разграничивает отношения различных лиц к одному и тому же застрахованному объекту <3>.
<3> См.: Там же.

Е.Н. Гендзехадзе указывала: "В обязательстве по страхованию страховой интерес - элемент, который предопределяет возможность существования института страхования..." <4>. Далее она отмечала, что "страховой интерес определяет все важнейшие элементы страхового правоотношения: его субъектный состав; объект; права и обязанности субъектов; его исполнение; ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение" <5>. Л.Н. Клоченко вслед за В.Р. Идельсоном также подчеркивает, что "без интереса нет страхования" <6>. С.В. Михайлов заявляет: "Страховой интерес в обязательстве по страхованию - элемент, который предопределяет существование института страхования. Интерес в страховом правоотношении имеет универсальное значение, он определяет действительность договора страхования, субъектный состав, размер страхового возмещения, права и обязанности сторон, а также другие элементы" <7>. В.Ю. Абрамов говорит, что "страховой интерес поистине является фундаментом страховых правоотношений" <8>.

<4> См.: Страхование от А до Я / Под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. М., 1996. С. 85.
<5> См.: Там же.
<6> См.: Теория и практика страхования: Учебное пособие. М., 2003. С. 63.
<7> Михайлов С. Страховой интерес // Страховое право. 1999. N 3. С. 19.
<8> Абрамов В.Ю. Страховой интерес как разновидность категории интереса в гражданском праве // Юридическая и правовая работа в страховании. 2006. N 1. С. 79; См. также: Абрамов В.Ю. Страхование: теория и практика. М., 2007. С. 239.

Помимо всего страховой интерес обычно увязывается с возможностью лица понести убытки при наступлении страхового случая и даже с несением риска случайной гибели или повреждения имущества.

Существует и альтернативная функциональная теория страхового интереса, которая рассматривает его как категорию, используемую исключительно для защиты интересов страховой организации от возможного страхового мошенничества со стороны страхователя или выгодоприобретателя <9>.

<9> См. об этом подробнее: Дедиков С.В. Функциональная теория страхового интереса // ЭЖ-Юрист. 2010. N 10. С. 12 - 13.

Следует подчеркнуть, что вообще категория страхового интереса носит не абстрактный, а каузальный характер, т.е. в ее основании лежат вполне конкретные материальные обстоятельства, а именно интерес страховой организации защитить себя от страхового мошенничества. Эта цель может быть достигнута при условии, что страхователь или выгодоприобретатель не заинтересованы в наступлении страхового случая - это и есть страховой интерес в его сущностном значении.

Помимо названных теорий следует упомянуть также негативную и позитивную теории страхового интереса. Негативная теория рассматривает страховой интерес как интерес в ненаступлении страхового случая. Позитивная теория страхового интереса реализована в российском законодательстве; как известно, п. 1 ст. 930 ГК РФ понимает под этой категорией интерес в сохранении застрахованного имущества, базирующийся на определенных юридических основаниях: законе, иных правовых актах или договоре.

Абсолютная теория страхового интереса и перестраховочные отношения

Если учесть, что договор перестрахования является разновидностью договора имущественного страхования, то многие специалисты распространяют учение о страховом интересе и на перестраховочные операции.

Некоторые авторы, отталкиваясь от абсолютной теории страхового интереса, приходят, например, к выводу о невозможности существования договоров облигаторного и факультативного перестрахования, когда перестрахователем еще не заключены подпадающие под их действие основные договоры страхования, т.е. отсутствует риск, который подлежит перестрахованию. Так, Ю. Фогельсон пишет: "Принятие на себя риска страховой выплаты происходит в момент начала действия страхования, обусловленного основным договором страхования. В этот момент возникает страховой интерес, связанный с возможной выплатой. Следовательно, договор перестрахования, заключенный до этого момента, не соответствует правилам комментируемой статьи (имеется в виду ст. 967 ГК РФ. - Авт.) и является недействительным по основаниям ст. 168 ГК РФ" <10>. Д.А. Ждан-Пушкина занимает такую же позицию <11>.

<10> Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. М., 2002. С. 226 - 227.
<11> См.: Ждан-Пушкина Д.А. Правовая природа договора облигаторного перестрахования // Страховое право. 2005. N 3. С. 62.

Учитывая, что в п. 1 ст. 967 ГК РФ говорится о перестраховании риска страховой выплаты по заключенному основному договору страхования, то, таким образом, при желании можно найти обоснование такому подходу и в законе. Между тем практика совершения перестраховочных сделок зачастую требует заключения договора перестрахования до того, как будет совершен основной договор страхования.

Прежде всего в сфере облигаторного (договорного обязательного) перестрахования сделки традиционно заключаются в ноябре - декабре, а сами договоры рассчитаны на то, что подпадающие под их действие риски будут перестраховываться в следующем году. При этом по абсолютному большинству таких договоров те риски, на перестрахование которых они нацелены, еще не застрахованы и будут страховаться в течение всего года. Есть, правда, относительно небольшая категория договоров облигаторного перестрахования, которая направлена на покрытие уже застрахованных на момент их заключения рисков. Совершать договоры облигаторного перестрахования всегда в отношении уже застрахованных рисков не получится, более того, это не соответствует бизнес-интересам большинства участников рынка страховых услуг.

Кроме того, и по договорам факультативного перестрахования нередко производится так называемое предварительное размещение риска, когда страховщик хочет заранее получить согласие перестраховщика на покрытие конкретного риска, который он только планирует застраховать. Конечно, такое размещение может быть произведено по схеме заключения предварительного договора, в котором согласованы все существенные условия перестрахования и принято обязательство о совершении основного перестраховочного контракта в определенный срок. Но подобная конструкция не защищает перестрахователя надлежащим образом, поскольку он заинтересован в том, чтобы при осуществлении страховой выплаты быстрее получить от перестраховщика страховое возмещение, а не втягиваться в достаточно сложную процедуру понуждения перестраховщика к заключению основного договора перестрахования, если тот по каким-то причинам уклоняется от этого.

Данная схема и не очень технологична, потому что требует либо заключения еще одного - основного договора перестрахования, либо конвертации предварительного договора в основной. Со всех точек зрения перестрахователю выгоднее сразу заключить договор факультативного перестрахования риска, который будет застрахован позднее.

К тому же в мире подавляющее большинство договоров облигаторного перестрахования заключаются загодя, т.е. до того момента, когда перестрахователь совершает соответствующую основную сделку страхования. Да и российская судебная практика пока благосклонно относится к такого рода договорам перестрахования. В качестве примера назовем Постановление Федерального арбитражного суда (ФАС) Северо-Западного округа от 21 августа 2001 г. N А56-1825/01 <12>.

<12> СПС "КонсультантПлюс".

Наконец, эта проблема затрагивает и период действия договора перестрахования. Что произойдет с договором облигаторного перестрахования, если в течение срока его действия перестрахователь не сможет застраховать ни одного риска, подпадающего под перестраховочное покрытие? Будет ли договор факультативного перестрахования прекращен досрочно, поскольку прекратил существование перестрахованный риск, или он должен признаваться недействительным из-за утраты перестрахователем страхового интереса, если по инициативе одной из сторон или по соглашению обоих участников сделки произойдет расторжение основного договора страхования? В такой ситуации экономические последствия на первый взгляд одинаковы - договор перестает существовать, а перестрахователю возвращается часть перестраховочной премии за неистекший срок действия договора. Однако это не совсем так. Как известно, при признании сделки недействительной в силу п. 2 ст. 167 ГК РФ каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по ней, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (двусторонняя реституция). Поэтому перестраховщик, если договор перестрахования признается недействительным, обязан будет возвратить контрагенту незаработанную часть перестраховочной премии независимо от того, производил он выплаты страхового возмещения по этому договору перестрахования или нет. В то же время, если договор перестрахования в такой ситуации прекращается досрочно, то его стороны могут предусмотреть заранее или по факту расторжения сделки, что перестраховщик обязан возвратить перестрахователю перестраховочную премию пропорционально неистекшему периоду действия договора за минусом выплаченного или подлежащего выплате страхового возмещения.

Как видим, существует целый ряд серьезных практических вопросов, которые могут возникнуть, если применить абсолютную теорию страхового интереса к договорам перестрахования. Правда, в настоящее время российское законодательство не требует наличия страхового интереса у перестрахователя, тем не менее имеет смысл рассмотреть эту проблему и с научной точки зрения.

Для того чтобы устранить указанные разночтения, следовало бы в законе прямо указать, что по договорам перестрахования могут перестраховываться как риски по уже действующим к этому моменту основным договорам страхования, так и риски по основным договорам страхования, которые будут заключаться в будущем, в период действия перестраховочного контракта.

Нельзя не отметить, что далеко не все традиционные признаки страхового интереса, которые выделяются сторонниками абсолютной теории этой категории, имеют место в перестраховочных отношениях. Прежде всего у перестрахователя при страховой выплате не возникает убытков, поскольку выплата представляет собой встречное предоставление, за которое страховщик получил страховую премию. Это выполнение им своих обязательств по сделке в случае наступления страхового события. Кроме того, нельзя не сказать о том, что существует так называемое фронтирование, когда страховщик перестраховывает весь объем своих страховых обязательств. Это означает, что при наступлении страхового случая он не понесет финансовых потерь, поскольку все страховое возмещение или всю страховую сумму, которую он заплатит или должен будет выплатить страхователю либо выгодоприобретателю по основному договору страхования, ему обязан компенсировать перестраховщик. Нередко в договоры перестрахования, построенные по конструкции фронтирования, включается специальная оговорка, согласно которой перестраховщик обязан произвести выплату страхового возмещения перестрахователю до того, как тот осуществит страховую выплату своему клиенту. В такой ситуации страховщик вообще не тратит свои средства для выполнения обязательств по страховой выплате.

Перестраховщик не принимает на себя риск случайной гибели и повреждения застрахованного имущества, поскольку не владеет и не пользуется им.

По договорам перестрахования размер страховой суммы определяется соглашением сторон сделки в пределах страховой суммы по основному договору страхования. Если страховая сумма по договору перестрахования окажется выше, чем страховая сумма по основному договору страхования, то это означает, что в части такого превышения заключен новый договор страхования. Если у перестраховщика имеется лицензия на соответствующий вид страхования, то это будет совершенно правомерная сделка. Если такой лицензии нет, например, когда в качестве перестраховщика выступает профессиональное перестраховочное общество, которое вправе лишь принимать риски в перестрахование, но не страховать их впервые, то договор в этой части будет недействительным вследствие отсутствия у перестраховщика необходимой лицензии, а вовсе не по той причине, что здесь нет страхового интереса.

Страховая организация, застраховавшая имущество, не принимает на себя риск его случайной гибели или повреждения. При перестраховании не действует правило двойного страхования, оно применяется только при страховании имущества и предпринимательского риска (п. 4 ст. 951 ГК РФ).

Состав участников перестраховочной сделки определяется не пресловутым страховым интересом, а исключительно категорией специальной правоспособности - обе стороны должны быть страховыми организациями. Утверждение о том, что страховой интерес служит объектом страхования, вряд ли можно признать бесспорным, поскольку даже закон в качестве такового признает либо имущество, либо имущественный интерес (пп. 1 п. 1 ст. 942 ГК РФ). Права и обязанности участников страховой и перестраховочной сделки определяются либо законом, либо условиями соответствующего договора.

Таким образом, практически ни один признак страхового интереса в соответствии с абсолютной теорией этой категории в перестраховании не проявляется.

Функциональная и иные теории страхового интереса и договоры перестрахования

У страховщика всегда есть тактическая, т.е. ограниченная конкретным сроком действия договора страхования, заинтересованность в том, чтобы страховые случаи по заключенным им договорам страхования не наступили, ведь он как коммерческая организация изначально нацелен на получение максимальной прибыли от своей основной деятельности. Мы здесь не касаемся случаев, когда страховщик в сговоре со страхователем заведомо замышляют уголовно наказуемое страховое мошенничество в отношении перестраховщика, потому что против преступлений мерами гражданского права бороться вообще сложно. В то же время с точки зрения стратегии развития своего бизнеса страховщик должен быть заинтересован в том, чтобы страховые случаи по заключаемым им договорам страхования все-таки наступали, ведь в противном случае страхователи утратят интерес к совершению такого рода сделок. Главное для страховщика, чтобы уровень убыточности по заключаемым им договорам был на приемлемом для него уровне.

При этом тактическая незаинтересованность страховщика в ненаступлении страхового случая проявляется принципиально иначе, чем у страхователя или выгодоприобретателя. Страховщик просто обязан максимально тщательно исследовать все обстоятельства произошедшего и урегулировать страховые случаи так, как если бы у него не было перестраховочной защиты.

У страховщика, конечно, присутствует не прямой, а отвлеченный интерес в сохранении застрахованного имущества. Признак отвлеченности обусловлен тем, что страховая компания не владеет и не пользуется застрахованным имуществом и в силу этого обстоятельства не может оказывать непосредственного влияния на его сохранность. Единственно, что она может сделать в этом отношении, так это высказать рекомендации страхователю или выгодоприобретателю относительно условий хранения или пользования объектом страхования.

Надо подчеркнуть, что по договорам последующего перестрахования (так называемым договорам ретроцессии), в которых перестраховщик сам является перестрахователем, его интерес в сохранении конкретного имущества носит вообще абстрактный характер, так как по договорам облигаторного перестрахования он подчас вообще не знает, какое именно имущество перестраховал, - такая ситуация складывается, если договором предусмотрены взаиморасчеты на основании ежегодных счетов. Даже если договор предусматривает предоставление перестрахователем перестраховщику бордеро, т.е. списков подпадающих под действие перестраховочной защиты основных договоров страхования, в которых обычно содержатся определенные сведения и о застрахованном имуществе, то и в этом случае вряд ли есть основания говорить о подлинной заинтересованности перестраховщика в его сохранности.

С точки зрения предупреждения недобросовестных действий со стороны перестрахователя, и здесь те обстоятельства, на которые перестраховщику необходимо обращать внимание, не совпадают с обстоятельствами, которые должен учитывать страховщик по основным договорам страхования имущества. Там ему необходимо прежде всего установить экономическую заинтересованность страхователя или выгодоприобретателя в сохранности страхуемого имущества. Затем следует подкрепить соответствующий вывод путем выяснения наличия юридической связи объекта страхования и лица, в пользу которого совершена страховая сделка.

Что касается предупреждения недобросовестных действий со стороны перестрахователя, то принимающей риск стороне необходимо обращать внимание совсем на иные, чем в прямом перестраховании обстоятельства.

Эти обстоятельства условно можно разделить на три категории.

Первая касается случаев аффилированности страхователя и страховщика. Такая связь между участниками страховой сделки опасна для перестраховщика по целому ряду факторов. Во-первых, страховщик может пренебречь своей обязанностью по серьезному исследованию объекта страхования и надлежащей оценке сопутствующего ему страхового риска. Во-вторых, при наступлении события, имеющего признаки страхового случая, страховщик может ограничиться формальным расследованием, может не обратить внимания на детали, которые могут быть основанием для отказа в признании события страховым случаем, и (или) не учесть обстоятельства, освобождающие его от обязанности по страховой выплате, проигнорировать тот факт, что доказанный при помощи объективных и достоверных доказательств размер убытка существенно ниже, чем оценивает его страхователь или выгодоприобретатель.

К тому же всегда присутствует и экономический интерес получения денежных средств от перестраховщика в пользу группы аффилированных лиц.

Вторая категория - очень низкое собственное удержание перестрахователя. Если его возможные расходы по страховой выплате несущественны, то у перестрахователя нет особого интереса должным образом проводить проверку всех обстоятельств наступившего события, имеющего признаки страхового случая. Этот мотив может быть тем сильнее, чем важнее или просто перспективнее для бизнеса страховщика страхователь по основному договору страхования, ведь страховая компания фактически за счет перестраховщика может получить приверженного клиента. Сюда как частный случай относится и ситуация фронтирования.

Третья категория - нарушение страховщиком норм профессиональной этики. Это обстоятельство может быть установлено путем получения соответствующей информации от других участников рынка перестрахования, профессиональных объединений страховщиков, из сообщений средств массовой информации. Важное значение для выяснения этого вопроса имеет и анализ системы страховой статистики и учета в страховой организации, потому что чем менее системный и достоверный характер носят соответствующие данные, тем больше вероятность того, что страховщик может ввести перестраховщика в заблуждение или даже обмануть его.

Следовательно, и категория страхового интереса с позиций функциональной теории не может быть применена в перестраховании. В данном случае следует вести речь не о наличии или отсутствии у перестрахователя страхового интереса, а просто о комплексе мер по оценке специфического перестраховочного риска, связанного с возможными недобросовестными или непрофессиональными действиями страховой организации - перестрахователя.

Важно отметить, что любое широкое понимание категории страхового интереса служит способом самоограничения свободы договора со стороны страховщика или перестраховщика на основании одного из доктринальных учений. Против такого ментального самоограничения прав возражать не имеет смысла, это выбор самостоятельного участника гражданского оборота, действующего своей волей и в своем интересе. Главное, чтобы это противозаконное ограничение гражданских прав участников перестраховочных сделок не применялось судами и государственными надзорными органами, ведь в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и ч. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены лишь на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В исследуемой ситуации нет ни федерального закона, предписывающего наличие страхового интереса у перестрахователя, нет и тех целей, которые приведены в законодательстве, для применения данной категории.

Таким образом, единственно возможный вывод заключается в том, что категория страхового интереса в перестраховании применяться не может.

Библиографический список

  1. Абрамов В.Ю. Страхование: теория и практика. М., 2007.
  2. Абрамов В.Ю. Страховой интерес как разновидность категории интереса в гражданском праве // Юридическая и правовая работа в страховании. 2006. N 1.
  3. Дедиков С.В. Функциональная теория страхового интереса // ЭЖ-Юрист. 2010. N 10.
  4. Ждан-Пушкина Д.А. Правовая природа договора облигаторного перестрахования // Страховое право. 2005. N 3.
  5. Идельсон В.Р. Страховое право. М., 1992.
  6. Михайлов С. Страховой интерес // Страховое право. 1999. N 3.
  7. Серебровский В.И. Очерки советского страхового права // Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 2003.
  8. Страхование от А до Я / Под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. М., 1996.
  9. Теория и практика страхования: Учебное пособие. М., 2003.
  10. Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. М., 2002.