Мудрый Юрист

Процессуальный акт привлечения лица в качестве обвиняемого в системе следственных действий * б.а.-оглы мириев

<*> Miriev B.A. ogly'. Procedura lact of bringing to responsibility of a person as an accused in the system of investigation actions.

Мириев Беюкага Ага-оглы, адвокат адвокатской конторы N 1 Владимирской областной коллегии адвокатов N 1, кандидат юридических наук.

В статье говорится о месте процессуального акта привлечения лица в качестве обвиняемого в системе следственных действий и о необходимости разграничения таких понятий, как "привлечение к уголовной ответственности" и "привлечение в качестве обвиняемого".

Ключевые слова: предварительное следствие, дознание, следователь, уголовное преследование, привлечение к уголовной ответственности, привлечение в качестве обвиняемого, защитник, допрос обвиняемого, права и обязанности.

The article considers the place of procedural act of bringing of a person as an accused in the system of investigation actions and the necessity of delimitation of such concepts as "bringing to criminal responsibility" and "bringing as an accused".

Key words: preliminary investigation, inquiry, investigator, criminal prosecution, bringing to criminal responsibility, bringing as an accused, defender, questioning of the accused, rights and obligations.

Как известно, в уголовном процессе Российской Федерации стадия предварительного расследования реализуется в двух основных формах: в форме дознания и в форме предварительного следствия. При этом дознание, в свою очередь, подразделяется на: а) дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно (глава 32 УПК РФ); и б) дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно; в подобных случаях оно выражается в выполнении органами дознания, а точнее - дознавателями - неотложных следственных действий в порядке, предусмотренном ст. 157 и п. 2 ч. 2 ст. 40 УПК РФ <1>.

<1> Бажанов С.В. Дознание в Федеральной службе судебных приставов Минюста России: Научное издание. Владимир: ВЮИ ФСИН России, 2007. С. 39.

В связи с изложенным методологически важным аспектом правового регулирования порядка производства следственных и иных процессуальных действий (актов) является взаимное размежевание в теории уголовно- процессуального права таких понятий, как "неотложные следственные действия" (перечень которых в УПК РФ не представлен), и "первоначальные следственные действия". Последние выполняются субъектом расследования (следователем) с момента возбуждения уголовного дела и до привлечения лица в качестве обвиняемого (по уголовным делам, подследственным следственным органам).

При этом следует иметь в виду, что сам по себе процессуальный акт привлечения лица в качестве обвиняемого не относится к числу неотложных, равно как и первоначальных следственных действий. Даже несмотря на то, что в ряде случаев он может выполняться в пределах так называемых дежурных суток. Да и именовать данное мероприятие следственным действием не совсем правильно, поскольку в теории уголовно-процессуального права к числу следственных относится исключительно допрос обвиняемого.

Известным образом на изложенное влияет разграничение и таких понятий, как "уголовный процесс" и "уголовное судопроизводство", поскольку, по верному замечанию профессора П.С. Элькинд, в законодательстве и правовой литературе они употребляются как тождественные, "...хотя с позиций семантики было бы правильнее именовать судопроизводством только ту часть уголовного процесса, которая связана с уголовно-процессуальной деятельностью и правоотношениями, складывающимися в суде" <2>.

<2> Юридическая процессуальная форма: теория и практика. М.: Юрид. лит., 1976. С. 233.

В теории уголовно-процессуального права рассматриваемый процессуально-правовой акт именуется по-разному: "уголовное обвинение", "уголовное преследование", "привлечение к уголовному преследованию", "привлечение в качестве обвиняемого", "привлечение к уголовной ответственности в качестве обвиняемого" и др.

В отдельных научных трудах в юридико-морфологическом плане привлечение лица в качестве обвиняемого подчас отождествляется с собственно предъявлением обвинения, являющимся, по сути, его составным элементом (этапом). Так, например, А.С. Трусов считает, что привлечение в качестве обвиняемого (предъявление обвинения) - один из наиболее важных и ответственных актов стадии предварительного расследования уголовных дел <3>.

<3> Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К.Ф. Гуценко. М.: Зерцало; ТЕИС, 1996. С. 208.

В данном случае целесообразно исходить из признания того, что предназначение круглых (закрытых) скобок в русском разговорном, да и в юридическом языке весьма разнообразно и в указанном контексте может заключаться в толковании указанных терминологических выражений как взаимозаменяемых.

Представляется, что смысловая нагрузка, которую вкладывает законодатель в словосочетание "привлечение лица в качестве обвиняемого", состоит в том, чтобы выразить решение следователя о вовлечении конкретного гражданина в уголовно-процессуальные правоотношения в соответствующем качестве с присвоением установленного законом правового статуса (наделением субъективными правами и возложением обязанностей).

Рассматриваемое понятие (привлечение в качестве обвиняемого) - уголовно-процессуальное. А вот уголовно-правовое выражение "привлечение к уголовной ответственности" длительное время использовалось в качестве заместителя первого, - что и привело к гипертрофированному подходу, частным случаем которого стало терминологическое выражение "привлечь к уголовной ответственности в качестве обвиняемого", что, безусловно, неверно.

На данное обстоятельство неоднократно указывалось в юридической литературе, когда отмечалось, что словосочетание "привлечение к уголовной ответственности" не следует путать с родственным, но все же вполне самостоятельным термином "привлечение в качестве обвиняемого". В частности, тот же А.И. Трусов подчеркивал, что "...до сих пор в учебной и научной литературе случается ошибочное, недопустимое смешение качественно различных по своей правовой природе понятий: уголовно-правового понятия "уголовная ответственность" с уголовно-процессуальным понятием "привлечение в качестве обвиняемого" <4>.

<4> Там же.

К уголовной ответственности, по сути, привлечь вообще нельзя. Ее можно лишь возложить, так как уголовная (а правильнее - судебная) ответственность - явление длящееся. Это есть процесс претерпевания обвиняемым (подсудимым) - осужденным неблагоприятных (для него) последствий (выраженных в приговоре суда), связанных с совершенным им общественно опасным деянием.

Сказанное позволяет заключить, что правовой институт привлечения лица в качестве обвиняемого при всей его очевидности, глубокой научной проработанности и популярности в среде ученых-юристов продолжает оставаться весьма актуальной темой для самых серьезных научных дискуссий.

В УПК РФ он представлен ст. ст. 171 - 175. По уголовным делам, подследственным органам предварительного следствия, следователь на основании собранных на первоначальном этапе расследования доказательств по обычаю выносит постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и, предъявив его, осуществляет допрос, если, конечно же, соответствующая следственная ситуация к этому располагает.

Обобщения следственной практики показывают, что вплоть до настоящего времени сохраняется порочная традиция разъяснения обвиняемому его прав уже после фактического предъявления обвинения. Формально данное правило усматривалось даже в примерных образцах процессуальных документов, изначально размещавшихся в приложении к УПК РФ.

В то же время еще в 1988 г. ученые-юристы отмечали, что в исключительно редких случаях (8% дел) обвиняемые знакомятся со своими правами до предъявления им постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Отметим, кстати, что знакомиться со своими правами они должны не до предъявления им этого процессуального документа, а после (т.е. по приобретении статуса обвиняемых (п. 1 ч. 1 ст. 47 УПК РФ). А вот собственно предъявление обвинения должно "ложиться на подготовленную почву" во избежание того, чтобы их (обвиняемых) субъективные права становились им известными после выполнения рассматриваемой процедуры.

Сложность ситуации, таким образом, заключается в том, что на практике понятие "предъявление обвинения" порою связывают исключительно с предъявлением постановления о привлечении в качестве обвиняемого, забывая, что согласно ст. 47 УПК РФ, обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. "...Тем самым это лицо приобретает определенное процессуальное положение и по закону наделяется процессуальными правами не с момента предъявления обвинения, а с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого" <5>.

<5> Липец А.Я., Сивачев А.В., Осин В.В. Законность и обоснованность предъявления обвинения: Учебное пособие / Под ред. В.В. Осина. М.: ВНИИ МВД СССР, 1988. С. 39.

Правда, с другой стороны, при подобных законодательных предписаниях получается, что обвинение предъявляется обвиняемому, т.е. лицу, уже признанному таковым, что вызывает определенные нарекания в адрес законодателя с позиций логики.

УПК РФ (в отличие от УПК РСФСР) увеличил сроки, в пределах которых постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого должно предъявляться соответствующему лицу, с двух до трех суток (ч. 1 ст. 172 УПК РФ).

Трудно уяснить, с чем связано подобное увеличение рассматриваемого срока, поскольку анализ уголовных дел, проведенный автором статьи при участии в качестве защитника по уголовным делам, показывает, что в подавляющем числе случаев обвинение предъявляется, как правило, в день вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Буквальное же выполнение повелений уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации создает искусственное положение, при котором, вынеся постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого (как бы сам для себя), следователь затем обязуется сначала показать его обвиняемому и даже оставить данный процессуальный документ у него "на руках" (если последний заключен под стражу или находится под домашним арестом, вызван в следственные органы), а потом, в пределах трех суток, принять меры к предъявлению обвинения.

Возникает вопрос, а как же тактико-криминалистические рекомендации, касающиеся фактора внезапности, тактической хитрости, метода "мозговой атаки" и т.п., которые должен использовать следователь при предъявлении обвинения и последующем допросе обвиняемого?

В п. п. 45 и 46 ст. 5 УПК РФ законодатель констатирует, что стороны являются участниками уголовного судопроизводства, выполняющими на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения; сторона защиты - обвиняемый, а также его законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель.

Представляется, что термин "сторона защиты" не совсем корректен, поскольку не отражает истинные интересы главного ее участника - подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и осужденного. В этом смысле было бы грамотнее употреблять выражения "сторона обвинения" и "сторона обвиняемого".

Что касается уголовных дел, подследственных органам дознания, то по ним, как известно, процессуальная фигура обвиняемого появляется с момента вынесения обвинительного акта (п. 2 ч. 1 ст. 47 УПК РФ). Особенности рассматриваемой формы предварительного расследования и ее правового завершения приводят к ситуации, когда обвиняемый, ознакомившись с текстом обвинительного акта, лишается возможности (т.е. своего субъективного права) дать показания по существу изложенных в указанном процессуальном документе фактов.

Данная процедура отодвигается на неопределенный срок, фактически до предоставления ему такой возможности судьей (судом) в стадии судебного разбирательства (в ходе судебного следствия). Думается, что подобная практика не идеальна и нуждается в серьезной законодательной корректировке.

Обвиняемый должен быть активным участником уголовного процесса, и полная реализация предоставленных ему законом прав, а также выполнение возложенных обязанностей (перечень которых в ст. 47 УПК РФ, кстати, отсутствует) возможны лишь при исчерпывающей, т.е. завершенной, законодательной регламентации его правового статуса в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации.

На данные обстоятельства косвенно указывали многие авторы <6>. Однако вплоть до настоящего момента отмеченные недостатки УПК РФ не устранены. Представляется, что эта работа - дело ближайшего будущего.

<6> Осьмаков М.А. Адвокатское расследование в уголовном судопроизводстве Российской Федерации: Научное издание. Владимир: Посад, 2007; Гармаев Ю.П. Пределы прав и полномочий адвоката в уголовном судопроизводстве: Методическое пособие. Иркутск: Иркутский ЮИ ГПР, 2003; и др.