Мудрый Юрист

Законодательные и правоприменительные аспекты противодействия экстремизму: анализ опыта чешской республики *

<*> Beshukova Z.M., Prokhorov L.A. Legislative and enforcement aspects of counteraction to extremism: the analysis of experience of the Czech Republic

Бешукова Зарема Муратовна, преподаватель кафедры уголовного права Адыгейского государственного университета.

Прохоров Леонид Александрович, профессор кафедры уголовного права и криминологии Кубанского государственного университета, доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации.

Авторы рассматривают особенности правового регулирования и практики противодействия экстремизму в Чешской Республике, проводя сравнительный анализ подхода к данной проблеме законодателей некоторых зарубежных государств.

Ключевые слова: экстремизм, регламентация ответственности, правовая семья, страны Варшавского договора, экстремистская идеология, преступления с экстремистским контекстом.

Authors consider features of legal regulation and practice of counteraction to extremism in the Czech republic, carrying out the comparative analysis of the approach of the legislator to the given problem of some foreign states.

Key words: extremism, responsibility regulation, legal family, the countries of the Warsaw contract, extremist ideology, crimes with an extremist context.

Активизация экстремизма в мире, в том числе в странах Европы, поставила перед мировым сообществом важнейшие проблемы по обеспечению противодействия этому явлению. Эта деятельность направлена на обеспечение безопасности и стабильности не только для Российской Федерации, но и для зарубежных государств и мирового сообщества в целом. Признание особой опасности угроз экстремизма и определение противодействия экстремизму в качестве одного из ведущих направлений государственной правоохранительной деятельности уже неоднократно признавалось на самом высшем уровне. Прогнозируемое развитие отмеченных негативных социально-политических процессов требует консолидации усилий в мировом масштабе, знания законотворческого опыта и судебной практики зарубежных стран. Подход к регламентации ответственности за деяния, подпадающие в соответствии с российским законодательством под понятие "экстремизм", различается не только в законодательствах, принадлежащих к разным правовым семьям, но и внутри одной правовой семьи. В частности, нет единого подхода к регламентации ответственности ни за возбуждение ненависти по определенным признакам, ни за преступления, определяемые российским законодателем как "преступления экстремистской направленности".

Изучение законодательства зарубежных государств - бывших союзных республик СССР и стран Варшавского договора, а также особенностей их правоприменительной практики позволяет говорить о наметившейся тенденции законодательного закрепления понятия "экстремизм" в их уголовном праве, разработки специального законодательного акта, регулирующего противодействие экстремистской деятельности. Это позволило нам выделить два подхода к разрешению указанных проблем, складывающихся в этих странах. Для первой группы государств характерно довольно серьезное отношение к правовому регулированию противодействия терроризму, однако практическая реализация принятых решений требует совершенствования практики их применения. Прежде всего, мы отмечаем Россию, законодатель которой 25 июля 2002 г. принял Федеральный закон "О противодействии экстремистской деятельности". Впервые в российской истории этот закон закрепил легальную дефиницию понятия "экстремизм". Однако многие его положения оказались декларативными и весьма сложными для использования в практической работе, что повлекло впоследствии многочисленные изменения законодательства.

Вслед за Россией в 2003 г. в республиках Молдова и Таджикистан приняты Законы "О противодействии экстремистской деятельности" и "О борьбе с экстремизмом" соответственно; в 2005 г. принят Закон Республики Казахстан "О противодействии экстремизму" и Закон Кыргызской Республики "О противодействии экстремистской деятельности"; Закон Республики Беларусь "О противодействии экстремизму" принят в 2007 г. Положения отмеченных законов были закреплены в национальных уголовных законодательствах. Однако подход законодателя отдельных государств к определению сферы общественных отношений, которым причиняется вред при совершении рассматриваемого преступления, различен. Так, ст. 189 УК Республики Таджикистан <1> и ст. 226 УК Республики Армения <2> данные преступления отнесены к преступлениям, посягающим на общественную безопасность. Статья 130 УК Республики Беларусь <3>, ст. 156 УК Республики Узбекистан <4>, ст. 164 УК Республики Казахстан <5> включены в главу "Преступления против мира и безопасности человечества". Преступлением против основ конституционного строя и безопасности государства признано преступление, предусмотренное ст. 283 УК Азербайджанской Республики <6>, ст. 299 УК Кыргызской Республики <7>, ст. 346 УК Республики Молдова <8>, ст. 282 УК РФ <9>, ст. 177 УК Туркменистана <10>. В УК Украины <11> статья, содержащая признаки рассматриваемого деяния, помещена в раздел "Преступления против избирательных, трудовых и других личных прав и свобод человека и гражданина".

<1> Уголовный кодекс Республики Таджикистан. Душанбе, 2008.
<2> Уголовный кодекс Республики Армения. URL: http://law.edu.ru.
<3> Уголовный кодекс Республики Беларусь. СПб., 2001.
<4> Уголовный кодекс Республики Узбекистан. URL: http://law.edu.ru.
<5> Уголовный кодекс Республики Казахстан. URL: http://law.edu.ru.
<6> Уголовный кодекс Азербайджанской Республики. СПб., 2001.
<7> Уголовный кодекс Кыргызской Республики. URL: http://pravo.tazar.kg.
<8> Уголовный кодекс Республики Молдова. СПб., 2003.
<9> Уголовный кодекс Российской Федерации // СПС "КонсультантПлюс".
<10> Уголовный кодекс Туркменистана. URL: http://law.vl.ru.
<11> Уголовный кодекс Украины. СПб., 2001.

Второй подход к разрешению указанных проблем характерен для Чешской Республики (далее - ЧР). Суть его в том, что законодатель в уголовном кодексе не дает понятия "экстремизм". Однако этот термин используется в ежегодном докладе по вопросам экстремизма, который готовится с 1998 г. Министерством внутренних дел ЧР совместно с Министерством юстиции ЧР. Участие в подготовке доклада принимают также следующие министерства и организации: Служба безопасности и разведки ЧР, Управление по внешним связям и информации ЧР, Министерство иностранных дел ЧР, Министерство обороны ЧР, Министерство образования, молодежи и спорта ЧР, Министерство культуры ЧР, Министерство труда и социальных дел ЧР, Верховная государственная прокуратура, Государственный совет по правам человека ЧР. Кроме того, в 2001 г. в ЧР в качестве консультативного органа создана Межведомственная комиссия по борьбе с экстремизмом, расизмом и ксенофобией для внесения рекомендаций аппарату Министерства внутренних дел.

Впервые понятие экстремизма было сформулировано в докладе Министерства внутренних дел ЧР по итогам работы за 2002 г. <12>. Экстремизмом предложено называть идеологические позиции, которые заметно отклоняются от норм права, демонстрируют элементы интолерантности и посягают на конституционные принципы, предусмотренные в ст. ст. 1, 2, 5, 6, 9 Конституции ЧР и ст. ст. 1 и 3 Хартии основных прав и свобод от 9 января 1991 г. В соответствии со ст. 3 Конституции Чешской Республики эта Хартия является ее составной частью.

<12> См.: Report on the Issue of Extremism in the Czech Republic in 2002, Prague. 2003. P. 10.

Конституция устанавливает, что Чехия является суверенным, единым и демократическим правовым государством, основанным на уважении прав и свобод человека и гражданина (ст. 1). Народ является источником всей государственной власти (ст. 2). В ст. 5 Конституции говорится, что политическая система ЧР основана на свободном и добровольном создании и свободном соперничестве политических партий, уважающих основные демократические принципы и отвергающих насилие как средство отстаивания своих интересов. В ст. 6 Конституции определено, что в основе политических решений лежит воля большинства, выраженная свободным голосованием. При принятии решений большинством обеспечивается защита прав меньшинства. В ч. 2 ст. 9 Конституции говорится, что не допускается изменение основных атрибутов демократического правового государства.

В ст. ст. 1 и 3 Хартии основных прав и свобод определено, что люди являются свободными и равными в достоинстве и правах; основные права и свободы неотъемлемы, неотчуждаемы, не подлежат давности и неотменяемы, гарантируются всем независимо от пола, расы, цвета кожи, языка, веры и религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальному или этническому меньшинству, имущественного положения, рода или других обстоятельств.

Важно отметить, что в докладе используется понятие "преступление с экстремистским контекстом", под которым понимаются виды преступлений, которые справедливо оцениваются как мотивированные экстремистскими позициями. Как альтернатива этому понятию используется понятие "преступление, мотивированное расовой, национальной или иной социальной ненавистью", под которым понимается поведение, содержащее все установленные признаки преступления, и apriori мотивированное ненавистью к расе, национальности, религии, классу или иной социальной группе, которая подверглась нападению. В докладе подчеркивается, что, хотя в большинстве своем подобные преступления совершаются участниками движения скинхедов и движения анархистов-автономистов, они могут совершаться и лицами, которые не имеют никакого отношения к экстремистским движениям и которые открыто не исповедуют никакой экстремистской идеологии в так называемых ситуационных конфликтах.

В докладе не приводится перечень преступлений, которые подпадают под понятие "преступление с экстремистским контекстом" или понятие "преступление, мотивированное расовой, национальной или иной социальной ненавистью". Однако судам указано, что при судебном рассмотрении фактов экстремизма необходимо принимать во внимание следующие преступления: 1) общественная угроза; 2) насилие в отношении группы людей или отдельных лиц; 3) клевета на нацию, расу или в отношении убеждений; 4) возбуждение национальной или расовой ненависти; 5) нарушение общественного порядка; 6) тяжкое убийство; 7) причинение вреда здоровью; 8) ограничение свободы человека; 9) вымогательство; 10) ограничение свободы вероисповедания; 11) нарушение права на свободу объединений и собраний; 12) причинение ущерба имуществу другого лица; 13) геноцид; 14) поддержка и пропаганда движений, направленных на подавление прав и свобод человека; 15) преследование населения.

В докладе отмечается, что экстремистская идеология может перерасти в деструктивную деятельность, направленную против существующих демократической политической и экономической систем. С таким видом деятельности должна бороться в соответствии с разделом 5(a) Закона 153/1994 Служба безопасности и внешней разведки. Авторы доклада отмечают, что понятие "экстремизм" в нем используется в унифицированном виде для обозначения действий, направленных на разрушение конституционного строя ЧР.

Анализ ежегодных докладов по вопросам экстремизма за 1998 - 2009 гг. позволяет сделать вывод, что с 1996 г. по 2002 г. общий массив преступлений с экстремистским контекстом увеличивается. Исключение составляет 1998 г., в котором зарегистрировано 133 преступления, что на 26 меньше числа преступлений рассматриваемой категории, зарегистрированных в предыдущем году. Рекордное число преступлений с экстремистским контекстом было зарегистрировано в 2002 г. - 473 преступления, а самый низкий показатель приходится на 1996 г. - 131 преступление (см. таблицу).

Динамика числа зарегистрированных преступлений с экстремистским контекстом в ЧР

Годы 
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
Всего
131 
159 
133 
316 
364 
452 
473 
335 
366 
253 
248 
196 
217 

Следует отметить, что к числу одних из наиболее опасных преступлений, с точки зрения полиции, являются преступления, совершенные сотрудниками правоохранительных органов и служащими армии. Например, в 2002 г. сотрудник полиции, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил преступления, предусмотренные разделами 198(1) и 202(1) УК ЧР. Виновный напал на японцев, посетителей ресторана, думая, что они граждане Вьетнама, затем он же совершил нападение на владельца ресторана из-за его расы <13>. В этом же году было возбуждено уголовное дело в отношении регулировщика паркования машин на улицах города, совершившего во время исполнения служебных обязанностей нападение на водителя цыганской национальности. В 2008 г. было возбуждено уголовное дело в отношении военнослужащего по факту оскорбления им солдата из-за цвета его кожи (раздел 198 УК ЧР) <14>.

<13> См.: Report on the Issue of Extremism in the Czech Republic in 2002. Prague. 2003.
<14> См.: The Issue of Extremism in the Czech Republic in 2008. Prague. 2009. P. 17.

Согласно статистическим показателям, одним из самых распространенных преступлений из числа преступлений, подпавших под категорию преступлений с экстремистским контекстом, в 1996 - 1998 гг. явилось причинение ущерба имуществу, принадлежащему другому лицу (раздел 257 (2b) УК ЧР 1961 г.). К числу наиболее распространенных преступлений экстремистского характера за период с 2000 по 2008 г. относятся такие, как поддержка и пропаганда движений, направленных на подавление прав и свобод человека (разделы 260, 261 УК ЧР 1961 г.); клевета на нацию, расу или в отношении убеждений (раздел 196 (2) УК ЧР 1961 г.); насилие в отношении группы людей или отдельных лиц (раздел 196 (2) УК ЧР 1961 г.).

В 2008 г. был принят правительственный проект нового УК ЧР, который вступил в силу 1 января 2010 г. В соответствии с разделом 42 (b) ныне действующего УК ЧР расистский мотив совершения преступления остается отягчающим обстоятельством, который судам необходимо принимать во внимание при вынесении приговора. В соответствии с УК ЧР совершение преступления в связи с политическими убеждениями жертвы, ее расой, нацией, этнической принадлежностью, религией или отсутствием у жертвы религиозных верований признается квалифицирующим признаком для следующих преступлений: 1) насилие в отношении группы людей или отдельных лиц; 2) убийство; 3) причинение вреда здоровью; 4) причинение тяжкого телесного повреждения; 5) вымогательство; 6) причинение ущерба имуществу другого лица; 7) истязание и иное нечеловеческое и жестокое обращение; 8) неправомерное лишение свободы; 9) незаконное ограничение свободы; 10) похищение человека; 11) шантаж (blackmail); 12) злоупотребление властью должностным лицом <15>.

<15> См.: ECRI Report on the Czech Republic (fourth monitoring cycle). 2009. P. 13 - 14. URL: http://www.coe.int/ecri.

Следует отметить, что в УК ЧР 1961 г. указанный мотив в качестве квалифицирующего признака содержали составы лишь первых шести из вышеперечисленных преступлений <16>.

<16> См.: The Czech Criminal Code. N 140/1961 Coll. URL: http://www.coe.int/gmt.

Таким образом, можно сделать вывод, что законодатель Чешской Республики, с учетом уже сложившейся в стране практики борьбы с экстремизмом, активизировал деятельность по реформированию законодательства, направленного на противодействие экстремизму. Это нашло отражение в усилении уголовной ответственности за совершение преступлений в связи с политическими убеждениями жертвы, ее расой, нацией, этнической принадлежностью, религией или отсутствием у жертвы религиозных верований, рассматривая указанные мотивы в качестве квалифицирующих признаков для конкретных составов преступлений.