Мудрый Юрист

Взяточничество по законодательству великобритании и России. Статья № 1. Преступление одно, подходы к регламентации разные *

<*> Aleksandrova I.A. Bribery in accordance with the legislation of the Great Britain and Russia. Article N 1. One crime, different approaches to regulation.

Александрова Ирина Александровна, доцент кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД РФ, кандидат юридических наук.

Сравнительный анализ уголовного законодательства России и Великобритании позволяет глубже понять сущность такого явления, как взяточничество, правильно разобраться в степени общественной опасности содеянного как берущих взятки, так и взяткодателей.

Ключевые слова: Великобритания, Россия, сравнительное правоведение, уголовное право, взяточничество.

Comparative analysis of criminal legislation of Russia and the Great Britain allows to understand the essence of such phenomenon as bribery, to sort out the level of public danger of the bribe giver and bribe receiver.

Key words: Great Britain, Russia, comparative law, criminal law, bribery.

Первого июля 2011 г. в Великобритании (далее - UK) вступил в действие Закон "О взяточничестве", принятый 8 апреля 2010 г. (Bribery Act 2010 <1>). В России вступил в силу ФЗ от 04.05.2011 N 97-ФЗ "О внесении изменений в УК РФ и КоАП РФ в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции", который внес существенные изменения в ст. ст. 290, 291 УК РФ (далее - УК), и дополнил кодекс новой статьей - 291.1 УК. Как видим, изменения в законодательстве, регламентирующем уголовно-правовое противодействие коррупции, произошли в России и UK практически одновременно.

<1> URL: http:// www.legislation.gov.uk/ ukpga/ 2010/ 23/ resources

Оба законодателя исходили из необходимости усиления борьбы с коррупцией, однако сделали это по-разному, что продиктовано особенностями правовой культуры и сложившимися подходами к пониманию природы взяточничества в каждой из стран, отличиями в юридической технике и пр., а также (и может, это главнее) теми конкретными целями, которые преследовались авторами законов.

Прежде всего, обращает на себя внимание выбор приоритетов при конструировании зарубежным законодателем понятия взятки. Bribery Act 2010 содержит несколько составов, относящихся ко взяточничеству:

  1. предложение, обещание и дача взятки (active bribery - активное взяточничество (ст. 1));
  2. просьба, согласие получить взятку, получение взятки (passive bribery - пассивное взяточничество (ст. 2)).

Из основных составов взяточничества выведены два следующих состава, которые специально адресованы коммерческому взяточничеству (commercial bribery). Статья 6 образует состав преступления, относящегося к подкупу иностранного публичного должностного лица, и ст. 7 образует новую форму корпоративной ответственности за неспособность предотвратить взяточничество в пользу данной коммерческой организации.

Исходным составом для юридической конструкции "взяточничество" - bribery, в котором и определяется взятка как таковая, является "дача взятки", т.е. по крайней мере не меньшая, если не большая общественная опасность, по мнению англичан, исходит от дающего взятку, и поэтому взяточничество относится не только, и даже не столько к должностным преступлениям, сколько к преступлениям, совершаемым двумя лицами: прежде всего тем, кто подкупает, взяткодателя и тем, кого подкупают. Взяточничество, по определению ст. 1 Акта, представляет собой деяние, которое имеет место тогда, когда одно лицо предлагает, предоставляет или обещает предоставить "финансовую или иную выгоду" другому лицу в обмен на "ненадлежащее" выполнение им соответствующей функциональной обязанности или деятельности. Из этого базового положения логично вытекает и такое предписание данного закона, как возложение обязанности на коммерческие организации принимать меры по предотвращению дачи взятки. И надо сказать, что именно на этом аспекте заострено внимание английского законодателя (ст. 7 Акта), о чем будет сказано ниже.

Важно выделить еще одну черту нового законодательства против взяточничества: и УК, и английский закон предусматривают уголовную ответственность за подкуп иностранного должностного лица или международной организации, но совершенно очевидно, что эффект Акта значительнее, принимая во внимание место UK в мировой экономике и финансовой системе; что явно подразумевалось создателем этого закона. Поэтому данный закон в большой мере рассчитан на эффект вовне, т.е. заточен против иностранных взяткодателей, а не на внутреннюю борьбу с коррупцией.

Согласно ст. 1 Акта "Дача взятки другому лицу":

Лицо (P.) подлежит ответственности, если оно совершит преступление любого из следующих видов:

(2) Вид 1:

(a) P. предлагает, обещает или предоставляет финансовую или иную выгоду другому лицу, и

(b) P. предполагает, что данная выгода -

(i) побудит другое лицо не так, как надо, исполнить свою обязанность или деятельность, или

(ii) послужит для этого лица вознаграждением за заведомо ненадлежащее исполнение обязанности или деятельности.

(3) Вид 2:

(a) P. обещает, гарантирует или предоставляет финансовую или иную выгоду другому лицу, и

(b) P. знает или предполагает, что получение подобной выгоды представляет собой ненадлежащее исполнение соответствующей обязанности или деятельности.

(4) В преступлениях 1-го вида не имеет значения, является ли лицо, которому предложена, гарантирована или предоставлена выгода, тем лицом, которое должно ненадлежащим образом исполнить или уже исполнило свою обязанность или деятельность.

(5) В преступлениях 1-го и 2-го видов не имеет значения, была ли выгода предложена, гарантирована или создана самим взяткодателем или третьим лицом.

Итак, английский закон считает "взяткодателем" того, кто предложит, пообещает или предоставит финансовую или иную выгоду другому лицу в одном из двух следующих случаев. Состав первый имеет место тогда, когда P., во-первых, имеет умысел на то, чтобы предоставить выгоду (преимущество) за ненадлежащее выполнение другим лицом соответствующей функции или деятельности, а во-вторых, когда P. предоставляет выгоду, чтобы вознаградить за подобное неправомерное осуществление соответствующей функциональной обязанности или деятельности. Состав второй имеет место там, где P. знает или предполагает, что получение данного преимущества другим лицом, которое им было предложено, обещано или дано, само по себе образует ненадлежащее исполнение соответствующей функции или деятельности.

У России исходным является состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 290 УК, где говорится о получении взятки; взяточничество - это в первую очередь должностное преступление, и понятие взятки конструируется с прицелом на взяткополучателя, получение взятки. В данной норме взятка трактуется как получение должностным лицом денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.

Не говоря уже об определении субъекта получения взятки, наблюдается значительное различие в подходах законодателей двух стран к составу объективной стороны взяточничества. В российском законодательстве традиционно стремление дать исчерпывающее определение предмета взятки, идя по пути перечисления возможных выгод, преимуществ и пр., которые он может собой представлять. В английском законе мы видим достаточно общее определение того, на что могут быть направлены действия взяткодателя: финансовую или иную выгоду/преимущество "другому лицу" (взяткодателю). Это предоставляет юрисдикционному органу широкое усмотрение в трактовке предмета взятки. Под "финансовыми или другими выгодами (преимуществами) можно понимать контракты, неденежные подарки и предложения о трудоустройстве и пр. <2>. Заметим, что такой подход к формированию элементов объективной стороны преступления весьма характерен для англичан, что лишний раз свидетельствует о несовместимости наших правовых систем, образа мысли законодателя и правоприменителя, а еще - обывателей; так что нам этот инструмент вряд ли подходит.

<2> Anwar, Aisha; Gavin Deeprose The Bribery Act 2010 // Scots Law Times. 2010 (23). P. 125.

Отличительной особенностью уголовного права Великобритании является то, что признак должностного положения не является квалифицирующим для состава получения взятки. Уже в ст. 1 используется термин "лицо", или "иное лицо", которым, как выясняется из последующих разъяснений, может быть не только собственно должностное лицо, но и представитель коммерческой организации, тот, кто выполняет соответствующую обязанность (функцию) или деятельность. Это, пожалуй, самое важное отличие от нашего нормативного определения взяткополучателя.

Статья 2 Акта "Преступления, относящиеся к получению взятки" предусматривает:

(1) Лицо (R.) подлежит ответственности, если оно совершает преступление любого из следующих видов.

(2) Вид 3: R. требует, соглашается получить или получает финансовую или иную выгоду, предполагая, что в результате этого последует ненадлежащее исполнение соответствующей обязанности или деятельности (самим R или иным лицом).

(3) Вид 4:

(a) R. требует, соглашается получить или получает финансовую или иную выгоду, и

(b) требование, согласие на получение финансовой или иной выгоды само по себе является заведомо ненадлежащим исполнением своей обязанности или деятельности.

(4) Вид 5: R. требует, соглашается получить или получает финансовую или иную выгоду в качестве вознаграждения за заведомо ненадлежащее исполнение обязанности или деятельности (R. или иным лицом).

(5) Вид 6: Предварительным условием или следствием того, что R. требует, соглашается получить или получает финансовую или иную выгоду, является заведомо ненадлежащее исполнение соответствующей обязанности или деятельности -

(a) самим R., или

(b) другим лицом по требованию или с согласия R.

(6) В случаях 3 - 6 не имеет значения -

(a) просит ли R., дает согласие на получение или принимает (а также просит, согласен получить или принять) выгоду непосредственно или через третью сторону,

(b) является ли выгода (или должна являться) в пользу R. или иного лица.

(7) В случаях 4 - 6 не имеет значения, знает R. или предполагает, что подобное исполнение данной обязанности или деятельности будет ненадлежащим.

(8) В случае 6, где иное лицо, помимо R., исполняет данную обязанность или деятельность, также не имеет значения, знает ли данное лицо, что исполнение соответствующей обязанности или деятельности произойдет ненадлежащим образом.

Отечественный законодатель верен прежнему подходу в определении субъекта преступления "получение взятки"; - это - должностное лицо. Теперь к этому субъекту прибавились "иностранное должностное лицо", а также "должностное лицо публичной международной организации"; определение этим субъектам дается в примечании 2 к ст. 290 УК. Кроме того, отягчающим обстоятельством является получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно являющимися главой органа местного самоуправления (ч. 4 ст. 290 УК). Таким образом, имеет место умножение субъектов преступления "получение взятки", но должностной признак остается при каждом из них в качестве обязательного квалифицирующего признака.

В английском законе этого нет. В ч. 2 ст. 3 Акта указываются признаки деятельности взяткополучателя, а именно: это (a) любая деятельность публичного характера; (b) любая деятельность, связанная с ведением бизнеса; (c) любая деятельность, выполняемая в рамках служебных обязанностей лица; (d) любая деятельность, осуществляемая или самой группой людей, или от ее имени (независимо от того, будет она корпоративной или некорпоративной).

Так что преступление, считающееся взяточничеством, может относиться к отправлению любой функции публичной природы, связанной с бизнесом и исполняемой в рамках служебных обязанностей, или в пользу компании, или пользу другого лица. В ч. 7 ст. 3 Закона указывается, что бизнес включает в себя профессиональное предпринимательство. Следовательно, взяточничество охватывает ненадлежащим образом исполняемое отправление публичных функций и в публичном, и частном секторе <3>. У нас же коммерческий подкуп составляет отдельное преступление (ст. 204 УК), относящееся к совершенно другому виду преступлений.

<3> THE BRIBERY ACT 2010. Guidance about procedures which relevant commercial organisations can put into place to prevent persons associated with them from bribing (section 9 of the Bribery Act 2010). L., 2011. P. 4.

В отечественном уголовном законе получение взятки за незаконные действия (бездействие) является квалифицирующим признаком (ч. 3 ст. 290 УК), отягчает ответственность по сравнению с простым мздоимством. Английский законодатель оперирует более емким понятием "ненадлежащее исполнение" (можно перевести и как "неправильное", "несоответствующее", "не такое, как надо" исполнение), не зная деления на лихоимство и мздоимство, традиционное для русского права.

Само же понятие "ненадлежащее/неправильное исполнение" весьма тщательно прописано английским законодателем в ст. ст. 3, 4, 5 Закона, что также очень специфично. Англичане идут от обратного, определяя вначале такую функцию или деятельность, которая является соответствующей функцией или деятельностью с позиции закона (ч. ч. 1 - 2 ст. 3 Акта "Функции или деятельность, относящиеся ко взяточничеству"). Указанная сторона деятельности подкупаемого лица имеет место при наличии следующих условий: условие A состоит в том, что лицо, выполняющее обязанность или деятельность, как ожидается, выполнит ее добросовестно; условие B состоит в том, что лицо, выполняющее обязанность или деятельность, как ожидается, выполнит ее беспристрастно; условие C состоит в том, что лицо, выполняющее обязанность или деятельность, находится на выборной должности. При этом согласно ч. 6 приведенной статьи Закона функция или деятельность является соответствующей функцией или деятельностью, даже если она - (a) не имеет никакой связи с UK, и (b) выполняется в стране или на территории вне UK. В последней норме проявляется уже отмеченная нами экстравертность английского закона.

Достаточно последовательно эта линия развивается в ст. 4 Акта "Несоответствующее исполнение, связанное с дачей взятки", где говорится следующее:

(1) Настоящий Закон исходит из того, что соответствующая обязанность или деятельность -

(a) выполняется ненадлежащим образом, если она выполняется в нарушении соответствующих ожиданий, и

(b) должна рассматриваться как исполняемая ненадлежащим образом, если имеет место отказ от выполнения обязанности или деятельности, и этот отказ является нарушением соответствующих ожиданий.

В ч. 2 ст. 4 Закона разъясняется понятие "соответствующие ожидания", используемое в ч. 1; они имеют место:

(a) в отношении обязанности или деятельности, соответствующей условию A или B, и означают ожидания, упомянутые в содержании этих условий, и

(b) относительно обязанности или деятельности, которая удовлетворяет условию C, подразумевая любое ожидание относительно способа, которым данная обязанность или деятельность будет выполнена, и которая вытекает из выборной должности, упомянутой в том условии.

В ч. 3 ст. 4 Акта говорится: "Любое действие или бездействие лица, являющее прямым следствием или находящееся в связи с последним исполнением этим лицом соответствующей обязанности или деятельностью, необходимо толковать в рамках настоящего Закона, как осуществленное (или нет) данным лицом во исполнение своих функциональных обязанностей".

Таким образом, английский законодатель применяет традиционный для англосаксонского права и не принятый у нас субъективный критерий определения того, что считать ненадлежащим исполнением взяткополучателем своих обязанностей или своей деятельности.

Вполне характерно в этом отношении и содержание ст. 5 Акта, развивающее указанный субъективный критерий. Данная статья, которая называется "Критерий ожидания", гласит следующее:

(1) Под используемым в ст. ст. 3 и 4 Акта критерием ожидания следует понимать то, что любое разумное лицо в UK считало бы надлежащим относительно исполнения обязанностей данным лицом.

(2) При определении того, что такое лицо должно ожидать по поводу исполнения обязанности или деятельности, если это исполнение не подпадает под действие закона любой из частей UK, любого местного обычая или судебного прецедента, это должно быть проигнорировано, если подобное разрешено или предписывается законом, применяемым в этой стране или в отношении данной территории.

В общем, английское представление о несоответствующем исполнении, с которым связана взятка, сводится к представлению об ожидании, которое присуще лицу, действующему с доброй верой, беспристрастностью или в соответствии с позицией правды (справедливости).

Для определения того, исполняется ли функциональная обязанность (или деятельность) ненадлежащим образом, применим критерий, который определяет то, что ожидается как надлежащее исполнение, под которым понимается то, что разумный человек в UK должен был бы ожидать от выполнения данной функции или деятельности. Там, где выполнение данной функции или деятельности не является предметом регулирования законодательства UK (например, оно имело место в стране, не подпадающей под юрисдикцию UK), там соответствующее поведение должно нарушать какой-либо местный обычай или идти вопреки сложившейся практике, т.е. не допускаться written law (писаным правом), подлежащим применению в данной конкретной стране <4>.

<4> Written law ("писаное право") - любое нормативное положение, содержащееся в законодательстве, которое подлежит применению в данной стране, или любое юридическое решение, подтвержденное в опубликованное в письменных источниках.

В "Руководстве" также делается следующее разъяснение по данному поводу: "...чтобы начать процесс по обвинению в преступлении, подпадающем под ст. 1, в котором будет утверждаться, что под видом гостеприимства выступает взятка, сторона обвинения должна будет доказать, что гостеприимство имело намерением породить такое поведение, которое является нарушением нормального ожидания, что лицо будет действовать честно, беспристрастно или в соответствии с истиной. Это должно быть установлено в соответствии с тем, что об этом думает любой здравомыслящий человек в Великобритании. Так, к примеру, приглашение иностранных клиентов посетить матч Шести Наций в Твикенхеме, как часть налаживания общественных связей, знаменует намерение укрепить хорошие отношения. А с другой стороны, убеждает в том, что чрезвычайно маловероятно будет применить ст. 1 к организатору данного мероприятия, поскольку здесь невозможно будет доказать намерение породить ненадлежащее выполнение соответствующей функции" <5>.

<5> THE BRIBERY ACT 2010. P. 10.

Мы видим, что, в отличие от нашего уголовного закона, в котором содержится система квалифицирующих признаков взяточничества, характеризующих объективную сторону деяния взяткодателя или взяткополучателя ("в значительном размере (ч. 2 ст. 290, ч. 2 ст. 291 УК), "за незаконные действия (бездействие)" (ч. 3 ст. 290 УК) или "заведомо незаконные действия" (ч. 3 ст. 291 УК), "группой лиц по предварительному сговору", "организованной группой", "с вымогательством взятки" (ч. 5 ст. 290, ч. 4 ст. 291 УК), "особо крупном размере" (ч. 6 ст. 290, ч. 5 ст. 291 УК), для английского законодателя эти признаки оказались не столь важны: вместо умножения указателей на объективную опасность взятки английский закон использует достаточно широкие понятия и субъективный критерий для юридической оценки преступного деяния. Опять же, следует согласиться, что в наших условиях такой подход вряд ли приемлем.

Статья 6 Акта "Дача взятки государственному служащему иностранного государства" предусматривает самостоятельный состав преступления, относящегося к подкупу иностранного публичного официального лица для того, чтобы продолжить или сохранить бизнес или получить поддержку в ведении бизнеса. По смыслу этой статьи данное преступление совершается тогда, когда лицо предлагает, обещает или предоставляет финансовые или иные выгоды иностранному публичному официальному лицу с намерением оказать влияние на выполнение данным должностным лицом его официальных функций.

Согласно ч. 1 ст. 6 Акта лицо P., которое подкупает иностранное публичное должностное лицо <6> (F.), виновно в преступлении, если P. намеревается оказать влияние на F. с тем, чтобы оно использовало свои должностные полномочия.

<6> "A foreign public official".

Лицо, предлагающее, обещающее или дающее данные преимущества, должно также намереваться получить или сохранить (a) бизнес или (b) преимущество в ведении бизнеса (ч. 2 ст. 6 Акта).

В ч. 3 статьи разъясняется, что P. подкупает F., только если -

(a) непосредственно или через третье лицо P. предлагает, обещает или предоставляет любую финансовую или иную выгоду -

(i) F., или

(ii) другому лицу по запросу F или с согласия F., и

(b) F. не разрешено, и от него не требуется законодательством <7>, применимым к нему, быть под влиянием при исполнении своих полномочий как иностранного публичного должностного лица предложений, обещаний или подарков.

<7> "Written law".

В ч. 4 ст. 6 Акта разъясняется, что указанное в этой статье влияние, оказываемое на F. как на иностранное публичное должностное лицо, означает влияние, оказываемое для того, чтобы F использовал свое должностное положение, и включает в себя -

(a) любое бездействие при необходимости исполнить свои функциональные обязанности, и

(b) любое использование F. своего официального положения, даже если при этом его действия выходят за пределы его законных полномочий.

В ч. 7 анализируемой статьи разъясняется, что в целях положения, закрепленного в параграфе (b) третьей части статьи, законодательство применяется к F. -

(a) если исполнение обязанностей F., на которое вознамерился повлиять P. (взяткодатель), подпадает под действие закона любой части UK, закона этой части UK;

(b) если не применяется параграф (a) и F. является должностным лицом или представителем международной организации, применяются правила данной организации,

(c) если не применяются параграфы (a) и (b), применяется закон той страны или территории, на которой F. является иностранным должностным лицом, в том случае, если данный закон содержится в -

(i) любом законодательном акте, или

(ii) любом судебном решении, подходящем в данном случае и если оно зафиксировано в опубликованном письменном источнике.

Согласно ч. 8 ст. 6 Акта положения данной статьи распространяются на сферу предпринимательства и торговли.

Можно вполне уверенно сказать, что нормы ст. 6 Акта, касающиеся подкупа иностранных публичных должностных лиц, являются развитием положений Конвенции по борьбе со взяточничеством <8>. Лицо будет виновно в этом преступлении, если обещает, предлагает или дает финансовые или иные выгоды иностранному публичному должностному лицу, непосредственно или через третье лицо, если такое преимущество незаконно или не разрешено.

<8> Конвенция "О противодействии подкупу иностранных должностных лиц при осуществлении международной коммерческой деятельности" от 1999 г. (ОЭСР).

В отличие от общих составов взяточничества, раскрытых в ст. ст. 1, 2 Закона, в составе, предусмотренном ст. 6, нет требования к тому, чтобы обвинитель должен доказать, что государственный служащий действовал несоответствующим образом. Как следствие этого, отличие ст. 6: в качестве преступного закрепляется только деяние, относящееся ко взяткодателю, а не деяние должностного лица, которое получает или соглашается получить взятку <9>. Кроме того, не будет состава данного преступления там, где публичному должностному лицу разрешено или даже предполагается по соответствующему закону быть объектом влияния предложением какого-то преимущества.

<9> Aaronberg, David; Higgins, Nichola. The Bribery Act 2010: all bark and no bite...? // Archbold Review. 2010 (5). P. 6.

Как отмечается в "Руководстве", ст. ст. 1 и 6 Акта, по сути, охватывается одно и то же деяние, но совершаемое различными способами. Состав преступления, предусмотренного ст. 6 Акта, вызван необходимостью в запрещении такого влияния на принятие решения в сфере публично проводимого бизнеса, которое побуждается возможностями к личному обогащению иностранных должностных лиц или других лиц, на коих распространяются публичные требования. Такая деятельность наиболее вероятно выражается в поведении, которое образует "ненадлежащее исполнение" соответствующей функции или деятельности, к которой ст. 1 применима, но, в отличие от ст. ст. 1, 6 Акта, не требует доказательства этого или намерения побудить к этому. Причина подобного умолчания состоит в том, что подлинная природа функций лица, признаваемого иностранным должностным лицом, очень часто сложна для какого-либо точного определения, а сохранение доказательств будет часто связано с сотрудничеством с государством, в котором данное должностное лицо служит. Требовать от обвинителя, чтобы он формулировал состав в точном соответствии со ст. 1 Акта, означало бы фактически создать почти невыполнимое условие <10>. Так что обвинителю даже не требуется доказывать того, что иностранное должностное лицо - получатель взятки - в результате стало выполнять свои обязанности "ненадлежащим образом". Достаточно самого факта, что взяткодатель пытался каким-то образом повлиять на действия чиновника или пытался получить (или сохранить) свое деловое преимущество и т.п.

<10> THE BRIBERY ACT 2010. Р. 11.