Мудрый Юрист

Приемлемость и исполнение решений европейского суда по правам человека

Апостолова Н.Н., кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Южного федерального университета.

В статье рассматривается проблема приемлемости и исполнения решений Европейского суда по правам человека. Автор вносит предложение о создании эффективного механизма взаимодействия Конституционного Суда РФ и Европейского суда по правам человека.

Ключевые слова: Конституционный Суд РФ, Европейский суд по правам человека, приемлемость, сотрудничество.

This article discusses the adoptability and the execution of decisions of European Court of Human Rights. The author makes a proposal to establish an effective mechanism of interaction of the Constitutional Court of Russian Federation and European Court of Human Rights.

В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ закреплено, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Руководствуясь данным положением, Конституционный Суд РФ практически во всех своих решениях "ориентирует развитие правовой системы России, ее законотворчество и правоприменительную практику в целом в направлении соответствия современному пониманию прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод" <1>.

<1> Зорькин В. Роль Конституционного Суда РФ в реализации Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Сравнительное конституционное обозрение. 2006. N 1 (54). С. 37.

Помимо этого, ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется право в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты. Данное конституционное положение также было подтверждено Конституционным Судом РФ в Постановлении от 2 февраля 1996 г. N 4-П по делу Кульнева и др. <2>.

<2> Решения Конституционного Суда РФ по делам о проверке конституционности уголовного и уголовно-процессуального законодательства России 1995 - 2001. М., 2002. С. 90 - 91.

Курс на скорейшее развитие демократических основ российского государства и общества был продолжен при принятии и отраслевого законодательства. Так, ч. 3 ст. 1 УПК РФ гласит, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью законодательства России, регулирующего уголовное судопроизводство. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные УПК РФ, то применяются правила международного договора.

В ч. 2 ст. 1 ГПК РФ также закреплено, что, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила гражданского судопроизводства, чем те, которые предусмотрены законом, применяются правила международного договора. Более того, в ч. 1 ст. 11 ГПК РФ четко сказано, что суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов и иных перечисленных в данной статье нормативных актов.

О необходимости учета и соблюдения судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ говорится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ". Верховным Судом РФ были даны конкретные разъяснения по применению общепризнанных принципов, норм международного права и международных договоров РФ и, в частности, основных положений Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и решений Европейского суда по правам человека. В п. 11 данного Постановления указано, что "суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод". А в п. 9 этого Постановления Верховного Суда РФ говорится: "При осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу части 4 статьи 15 Конституции РФ, статей 369, 379, части 5 статьи 415 УПК РФ, статей 330, 362 - 364 ГПК РФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ может являться основанием к отмене или изменению судебного акта". Было подчеркнуто в этом Постановлении и то, что "Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации... Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод".

Под влиянием решений Европейского суда по правам человека многое было изменено в лучшую сторону не только в российском законодательстве, но и в правоприменительной практике наших судов и правоохранительных органов. Соответствующие должностные лица государства вынуждены считаться в ходе осуществления своей деятельности с необходимостью соблюдения демократических принципов, прав и свобод граждан. Решения Страсбургского суда стимулируют процесс совершенствования отечественной системы правосудия, а также являются эффективной гарантией и возможностью беспристрастной защиты нарушенных прав и свобод российских граждан. Благодаря решениям Европейского суда по правам человека наши граждане стали добиваться от государственной власти восстановления нарушенных прав и свобод и выплаты справедливой компенсации. У россиян стало появляться чувство человеческого достоинства, вера в силу права и в справедливость, стала вырабатываться активная гражданская позиция, без чего немыслимо создание правового государства и гражданского общества, живущего по нормальным человеческим правилам и законам.

И все же не все решения Европейского суда по правам человека, вынесенные в отношении России, могут быть оценены однозначно положительно. В них, как известно, в некоторых случаях выдвигаются требования по принятию мер не только индивидуального, но и общего характера.

Согласно Рекомендации Комитета Министров Совета Европы (2000) "По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского суда по правам человека" в определенных обстоятельствах пересмотр дел и возобновление производства являются самыми эффективными, если не единственными, мерами для достижения restitutio in integrum (восстановление положения лица, в котором оно находилось до нарушения Конвенции). На основании чего странам Совета Европы предлагается убедиться в существовании у них адекватных возможностей достижения restitutio in integrum и обеспечить в своих национальных правовых системах возможность пересмотра или возобновления производства в тех инстанциях, в которых Европейским судом были установлены нарушения Конвенции. Особенно это должно касаться случаев, когда сторона продолжает испытывать негативные последствия от решения национального суда и это положение невозможно исправить без пересмотра дела, а также когда в решении Европейского суда установлен факт противоречия между решением национального суда и Европейской конвенцией по правам человека или когда нарушение Конвенции основано на серьезных процедурных ошибках, влияющих на результаты внутригосударственного разбирательства.

В сфере уголовного судопроизводства на уровне принятия мер индивидуального характера пожелания данной Рекомендации были реализованы в ч. 4 ст. 413 УПК РФ. В отношении гражданского судопроизводства Конституционный Суд РФ в своем Постановлении по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 392 ГПК РФ в связи с жалобами граждан А.А. Дорошка, А.Е. Кота и Е.Ю. Федотовой от 26 февраля 2010 г. N 44-П постановил: "Признать часть вторую статьи 392 ГПК Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку - по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования, в том числе с учетом провозглашенного статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации приоритета правил международного договора Российской Федерации, - она не может рассматриваться как позволяющая суду общей юрисдикции отказывать в пересмотре по заявлению гражданина вынесенного им судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в случае, если Европейским судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении конкретного дела, по которому было вынесено данное судебное постановление, послужившее поводом для обращения заявителя в Европейский суд по правам человека". Надо полагать, что механизм принятия мер индивидуального характера, состоящих в пересмотре дела национальным судом и восстановлении нарушенного права и в выплате справедливой компенсации, в России будет окончательно закреплен. Очевидно, что и особых сложностей он не вызывает.

Другое дело принятие государством-ответчиком мер общего характера. Такие меры, как правило, не ограничиваются защитой права конкретного лица и затрагивают интересы более широкого круга лиц, а также интересы общества и государства. Для их реализации требуется внесение соответствующих изменений в законодательство, корректировка правоприменительной (судебной, административной и т.д.) практики, проведение организационных, структурных мероприятий в государственных органах. Естественно, что все это сопряжено не только со значительными финансовыми расходами, но и с изменением социально-культурных, правовых, экономических, политических и иных национальных устоев и традиций нашего государства и общества. В определенных случаях такие изменения необходимо осуществлять, так как они являются локомотивом демократического цивилизованного развития нашего судопроизводства, творческого созидательного потенциала российских граждан, залогом дальнейшего успешного развития России. Российское государство должно принимать максимально возможные меры к обеспечению права на жизнь, права не подвергаться пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию, права на свободу и личную неприкосновенность, права на наказание исключительно на основании закона, права на справедливое судебное разбирательство, права на эффективные средства правовой защиты.

Невозможно дальнейшее успешное развитие России без соблюдения и таких, закрепленных в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и в Протоколах к ней, прав и свобод граждан, как право на уважение частной и семейной жизни, право на свободу мысли совести и религии, право на свободу выражения мнения, право на свободу собраний и объединений, право на вступление в брак и равноправие супругов, право на эффективные средства правовой защиты, право не подвергаться дискриминации, право на уважение собственности, право на образование, право на свободные выборы, право не быть лишенным свободы за долги, право на свободу передвижения и т.д. В отношении данной группы прав и Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, и решениями Европейского суда по правам человека предусмотрена возможность некоторых ограничений этих прав и свобод, при условии, что такие ограничения будут установлены законом и действительно являются необходимыми для обеспечения общественной безопасности, правопорядка, здоровья, нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Никакие права и свободы одних лиц не должны обеспечиваться за счет ущемления или нарушения прав и свобод других лиц. Невозможно отрицать тот факт, что Европейской конвенцией по правам человека предусматривается право государства в зависимости от своего усмотрения (обусловленного социально-экономическими особенностями и иными национальными устоями и традициями) <3> создавать такой механизм соблюдения данных прав и свобод, который бы не приводил к дестабилизации общественной жизни, к нарушению справедливого баланса интересов различных групп и слоев общества и, в конечном итоге, к еще большим нарушениям прав и свобод личности.

<3> Об этом подробнее: Микеле Де Сальвиа. Европейская конвенция по правам человека. СПб., 2004. С. 222; Прецеденты Европейского суда по правам человека. СПб., 2004. С. 78.

Особую остроту приобрела эта проблема в условиях нынешнего глобального кризиса и обострившихся противоречий как внутри страны, так и в сфере международной политики. Содержащиеся в некоторых решениях Страсбургского суда конкретные рекомендации (указания) о внесении изменений в законодательство и (или) в правоприменительную практику в плане обеспечения второй группы прав вступают в прямое противоречие с интересами как России в целом, так и ее граждан <4>. Выступая не только защитником нарушенного права человека, но и активным проводником европейской политики по тем или иным вопросам общественной жизни Европейский суд по правам человека принимает весьма спорные и чувствительные с точки зрения российской действительности решения, исполнение которых может привести к негативным последствиям.

<4> Об этом подробнее: Зорькин В.Д. Предел уступчивости // Российская газета от 29 октября 2010 г. С. 11.

Не каждый европейский "рецепт" решения той или иной проблемы в силу определенных объективных причин применим и приемлем для такой страны, как Россия. Особенно если учесть, что "в механизме защиты, установленной Конвенцией, основополагающим является то, что национальные системы сами определят способы устранения нарушений ее положений, и Европейский суд осуществляет свою надзорную функцию на основании принципа субсидиарности" <5>.

<5> Микеле Де Сальвиа. Прецеденты Европейского суда по правам человека. СПб., 2004. С. 78.

Отстаивая свои общенациональные интересы в Европейском суде по правам человека, Россия должна опираться не только на принципы национального суверенитета, невмешательства во внутренние дела и субсидиарности европейского контроля, но и на принцип сотрудничества и взаимодействия. Помимо выражения принципиального несогласия с той или иной позицией этого суда необходимо проводить с ним активные консультации, направленные на обоснование невозможности принятия мер, способных привести к дестабилизации социально-экономической жизни российского государства и общества.

Решение Европейского суда по правам человека, в котором ставится требование о принятии мер общего характера, затрагивающих жизненно важные интересы российских граждан и (или) российского общества, должно в установленном порядке обжаловаться в Большую Палату этого суда. Сразу после этого специально созданная коллегия Конституционного Суда РФ совместно с судьями Европейского суда должна приложить максимум усилий для нахождения взаимоприемлемого выхода из сложившейся ситуации еще до принятия окончательного решения по делу. Такой поиск мог бы осуществляться путем направления делегации (обмена делегациями), предоставления соответствующих документов, материалов, информации и т.п. Важно также, чтобы аналогичная работа проводилась и на стадии исполнения решения Страсбургского суда, в том числе, и при активном участии представителя России в Комитете Министров Совета Европы.

В настоящее время ни путь решительной конфронтации с Европейским судом по правам человека, ни путь безропотного подчинения всем его решениям не будут отвечать интересам российского государства и его граждан. В случае выдвижения в решении Страсбургского суда "спорных" требований, направленных на принятие мер общего характера, необходимо посредством диалога и консультаций находить сбалансированное отвечающее интересам и России, и Европы решение. Очевидно, это единственно возможный конструктивный способ налаживания взаимоотношений с Европейским судом по правам человека, позволяющий нашей стране, сохраняя свой суверенитет и национальную идентичность, успешно развиваться в лоне европейского правового поля.