Мудрый Юрист

Теория ценности и ценности права: история и методология *

<*> Lebedev S.N. The theory of value and value of right: history and methodology.

Лебедев Сергей Николаевич, профессор Всероссийской государственной налоговой академии Минфина России, кандидат философских наук, профессор.

На основе интеграции различных аксиологических подходов, связанных с общей теорией ценностей, в статье рассматриваются содержательные ценностные вопросы и проблемы права.

Ключевые слова: ценность, теория ценности, ценности права, справедливость, закон.

The article deals with substantial value issues of right on the basis of different axiological approaches associated with the general theory of value.

Key words: value, value theory, value right, justice, law.

Теория ценности. В настоящее время все большее и большее внимание и в России, и за рубежом привлекают проблемы теории ценности, как в общем плане, так и применительно к отдельным гуманитарным и социальным дисциплинам. Это в значительной мере относится и к современным идеям, подходам и теориям в праве. Вместе с тем в этой связи востребованными оказываются и прежние правовые концепции и учения, в которых содержатся значимые ценностные представления, воззрения и обобщения.

В соответствующей современной философской, педагогической, социологической, экономической, юридической, психологической, этической, политологической, культурологической, искусствоведческой, логической и даже художественной литературе нередко встречаются понятия: аксиология, философия ценности, теория ценности, учение о ценностях, этика ценностей, экономические, правовые, политические, социальные, художественные, культурные и иные ценности, ценностные представления, ценностные подходы, ценностные ориентации и т.п. При этом разные авторы, специализирующиеся в различных областях научного знания, искусства и литературы, предлагают каждый свое понимание ценностей, их типологии и их иерархии. Так, выделяются относительные и абсолютные, абстрактные и конкретные, субъективные и объективные, вещные, логические, этические и эстетические <1> ценности; ценности - цели, ценности - средства <2>; инструментальные и темпоральные ценности, выделенные и указанные М. Рокичем и в дальнейшем разработанные на этой основе современным отечественным социологом П.И. Смирновым так называемые основные пять групп ценностей, к которым относятся: 1) целевые ценности субъекта; 2) инструментальные ценности, имеющие социальную природу; 3) инструментальные ценности, природные свойства человека; 4) целевые ценности субъекта, характеристика природной среды; 5) высшие общечеловеческие ценности <3>.

<1> Философский словарь / Пер. с нем. М., 2001. С. 498.
<2> Новейший философский словарь. Минск, 1999. С. 799.
<3> Смирнов П.И. Социология личности. СПб., 2002. С. 65.

Сам интерес к ценностной тематике и у отечественных, и у зарубежных современных авторов велик и многообразен. Однако при этом следует отметить, что мало кто из современных авторов опирается на известную традицию зарубежных "отцов-основателей" аксиологии - теории ценности: Рудольфа Германа Лотце (1817 - 1881), Рудольфа Эйкена (1846 - 1926), Вильгельма Виндельбанда (1848 - 1915), Генриха Риккерта (1863 - 1936), Макса Шелера (1874 - 1928) и отечественных исследователей, в той или иной степени, занимавшихся ценностными проблемами: Льва Александровича Тихомирова (1852 - 1923), Владимира Сергеевича Соловьева (1853 - 1900), Александра Ивановича Введенского (1856 - 1920), Евгения Николаевича Трубецкого (1863 - 1920), в том числе и представителей "Русского мира" - Русского зарубежья: Павла Ивановича Новгородцева (1866 - 1924), Николая Онуфриевича Лосского (1870 - 1965), Сергея Николаевича Булгакова (1871 - 1944), Николая Николаевича Алексеева (1879 - 1964), Ивана Александровича Ильина (1883 - 1954), Николая Сергеевича Трубецкого (1890 - 1938). Все эти несомненно выдающиеся мыслители в своих работах уделяют основное внимание краеугольным, основным, сущностным философско-методологическим проблемам, связанным с теорией ценности, таким как: смысл и промысл, цель и ценность, правда и справедливость, благо и идеал, свобода и творчество в истории человечества и в жизни (бытии) человека, не теряя при этом из вида конкретные содержательные значения конкретных ценностей, в том числе и правовых.

Теория ценности, разрабатываемая этими и многими другими исследователями, в настоящее время может быть представлена как важнейшая философско-антропологическая, философско-мировоззренческая, логико-методологическая, социально-экономическая, теоретико-политическая, философско-правовая, профессионально-этическая и эстетически-творческая междисциплинарная отрасль знания, фиксирующая свой предмет в выявлении, изучении и объяснении всей совокупности ценностей в их междисциплинарном единстве с учетом их специфической определенности.

Представляется, что определение ценности может быть уточнено и дополнено в ходе конкретного рассмотрения различных ценностей, являющихся предметом интегральной теории ценностей. При этом следует сразу указать на взаимосвязь и взаимодействие в связи с выявлением ценностных особенностей конкретных ценностей и то, что их познание неразрывно связано с отдельным познающим субъектом - человеком, равно как и с совокупным объектом познания - человечеством, и протекает в определенных рамках субъектно-объектных отношений человека - человечества и мира - мироздания, где и отыскиваются в конечном итоге все ценностные оттенки бытия. А потому следует заметить, что за рамками данного исследования остаются все релятивистские, физикалистские, позитивистские, нигилистические, субъективно-нарративно-постмодернистские и иные подобные им теории, концепции и позиции, безусловно исключающие проблему ценности из своего оборота, как это отмечали вполне доказательно многие и многие представители современных ценностных подходов <4>.

<4> См. об этом подробнее: Анисимов С.Ф. Введение в аксиологию. М., 2001.

Добавим к изложенному, что термин "аксиология" как бы "вторичен" для ценностной теории, впервые представленной в работах Р. Лотце, прежде всего в его трехтомнике "Микрокосмос (Микрокозм)" (1856 - 1864), уже в 1866 - 1867 гг. изданном в России на русском языке, но в настоящее время слегка подзабытом, где немецкое слово Wert (но не слово Preis - "цена") соответствует русскому слову "ценность". Именно так понимали затем "ценность" уже упоминавшиеся представители европейской мысли В. Виндельбанд, Г. Риккерт и другие зарубежные ученые того времени, а также их современники - отечественные мыслители, специализирующиеся в области политики и права, экономики, философии и социологии: П.Б. Струве, П.И. Новгородцев, В.К. Дмитриев, Н.О. Лосский, С.Н. Булгаков.

<5> См.: Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 2007. С. 9.

Заметим в этой связи, что древнегреческое слово axios, в одном из основных своих значений понимаемое как эквивалент немецкого слова Wert, английского слова Value, французского слова Valeur и русского слова "ценность", долгое время не было востребовано как западноевропейской, так и отечественной традицией как одно из ключевых понятий теории ценности Аристотеля.

Важно отметить и то, что ценность (англ. Value и нем. Wert) сразу же начинает функционировать в понятийном аппарате как экономических, так и общеметодологических (философских) ценностных теорий А. Смита, Д. Рикардо, Р. Лотце, В. Виндельбанда, Г. Риккерта, Л.А. Тихомирова, В.С. Соловьева, А.И. Введенского, Е.Н. Трубецкого, Н.О. Лосского вкупе с другими подобными сущностными понятиями, такими как цель, значение, смысл, справедливость, благо, идеал и промысел. Само по себе весьма наглядно использование термина "ценность" в "Очерках по истории экономических учений" (1910 - 1912) исследователя-энциклопедиста Сергея Николаевича Булгакова, первоначально известного в России и за ее пределами именно как профессора-экономиста (политэконома). В этой книге С.Н. Булгаков постоянно пользуется термином "ценность", но не термином "стоимость", когда речь идет о переводе на русский язык англоязычного слова Value.

Ценности права. Правовые ценности в целом могут быть сведены к трем основным группам ценностей - всесовершенно идеальным ценностям, реальным ценностям существования и наличным ценностям долженствования: ценностям-идеям (идеалам), ценностям-целям (сущностям) и ценностям-средствам (явлениям). При этом высшей ценностью права - в этом солидарно подавляющее большинство ученых-правоведов начиная со времен римского права - юриспруденции (лат. juris-prudentia) - правоведения (от латинского слова ius, или jus, - право - справедливость как непреходящая внеисторическая социокультурная данность) - является именно справедливость во всех трех ее разновидностях: в виде уравнивающей, распределяющей и воздающей справедливости. Другое дело, как те или иные ученые (правоведы, экономисты, философы, социологи, политологи) трактуют понятие справедливости - некой идеальной абсолютной основы ценностной иерархии сущностных правовых смыслов, а также относительных являемых ценностей существования и ценностей долженствования, таких как права и социальные свободы человека и гражданина, принципы равенства, правопорядок, собственность, честь и достоинство личности и др. Что же касается понимания справедливости как морально-философской идеи, то здесь, как и в случае с милосердием - чувством милосердия, речь, прежде всего, идет о справедливости - чувстве справедливости, индивидуально-личностной ценности морально-психологического порядка.

Для построения системы и иерархии правовых ценностей необходимо сразу же провести четкое разделение между идеальным правом - правдой - справедливостью (лат. jus) и реальным Законом - законодательством - правоустановлением (лат. lex (legis)).

При этом Закон как таковой является той или иной конкретной экспликацией Права и в этом своем воплощении существования Закон оказывается всего лишь формализацией неких универсальных значений, смыслов и ценностей, представляемых Правом в его абсолютном, идеальном и вместе с тем общезначимом универсальном содержании. Это содержание может быть сведено к одной общеизвестной латинской формуле: Alterum non laedere, suum cuique tribuere - "Воздавать всякому не в ущерб другому". Именно в этом методологическом ключе определяет право знаменитый немецкий мыслитель Иммануил Кант (1724 - 1804), когда умозаключает: "Право - это совокупность условий, при котором произвол одного [лица] совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы" <6>. "Право есть внешняя свобода, предоставленная и ограниченная нормой", - такое, вполне сообразующееся с кантовским, определение права дает выдающийся отечественный правовед Е.Н. Трубецкой в "Энциклопедии права" <7>.

<6> Кант И. Трактаты и письма. М., 1980. С. 73.
<7> Трубецкой Е.Н. Энциклопедия права. СПб., 1998. С. 21.

Это толкование права является фундаментальным и разделяется подавляющим большинством видных ученых и практиков, специализирующихся в области права, особенно тех из них, кто закладывал основы юриспруденции в России и за рубежом в конце XIX в. - начале XXI в., за редким исключением сторонников релятивистско-нигилистических воззрений на природу права. Впрочем, здесь следует указать и на то, что солидарность сторонников фундаментального определения права вовсе не означает, что их совпадение именно в этом вопросе распространяется также на их представления в отношении происхождения, предназначения, смысла, ценности и цели права, которые могут быть как религиозно-идеалистическими, так и сугубо социально-материалистическими, либо позитивистски-прагматическими, что в действительности и имеет место в истории правовой мысли.

Таким образом, вопрос о ценностях наличного действующего законодательства - Закона и конкретной юридической практики - Правопорядка предполагает рассмотрение их социокультурных преимуществ как относительных и преходящих особенностей конкретного позитивного проявления миробытия и поэтому обычно раскрывается в рамках так называемого позитивного права. В этом позитивном праве, представляющем правовые нормы в их совокупности в виде реально действующего законодательства, нет места устойчивым и непоколебимым, так сказать, общезначимым "абсолютным" идеальным правовым ценностям, поскольку здесь по сути правовые нормы, правовое сознание и правовые отношения рассматриваются как формально-действующие, формально-должные и тем самым как формально-действительные.

Поэтому с аксиологической философско-правовой точки зрения следует рассматривать и раскрывать как содержательные именно непреходящие ценности права, такие как справедливость и свобода, но не конкретные законы, которые, по существу, носят исторически преходящий характер. При этом можно полностью согласиться с одним из крупнейших отечественных специалистов в области философии и социологии права, Богданом Александровичем Кистяковским (1868 - 1920), в 1916 г. в книге "Социальные науки и право. Очерки по методологии социальных наук и общей теории права" утверждавшим, что "главное и самое существенное содержание права составляет справедливость и свобода" <8>.

<8> Кистяковский Б.А. Философия и социология права. СПб., 1998. С. 360.

Отстаивая свободу, суверенитет и автономию личности, в том числе и в отношении справедливости, в 1908 г. в работе "Введение в философию права" П.И. Новгородцев писал о том, что "начало справедливости не может определяться количественными признаками и приближение к нему может быть только качественное, а не количественное. Принцип большинства есть вместе с тем принцип господства вопреки меньшинству, и одно это является отступлением от принципа автономии, причем, с точки зрения морального закона, важно не количество его нарушений, а самая наличность этих нарушений, приносящая ему ущерб. Если девяносто девять принуждают к чему-либо одного, совершается не меньшее нарушение, чем если один принуждает девяносто девять. Общество свободных, утверждающееся на рабстве хотя бы одного человека, с безусловной нравственной точки зрения так же несправедливо, как несправедливо подчинение многих господству одного. Нарушаются ли права меньшинства или права большинства, характер нарушения от этого количественного различия не меняется: в обоих случаях наносится ущерб праву личности. Вот почему необходимое развитие мысли приводит к требованию охраны прав меньшинства в демократических формах и к поставлению границ для господства большинства: в безграничном господстве большинства заключается такая же несправедливость по отношению к личности, вынужденной ему подчиняться, как и в безграничном господстве меньшинства над большинством" <9>. Очевидно, что это положение Новгородцева было актуально и ранее, тогда, когда в конце XIX в. пытались строго разделить российских общественных деятелей на "западников" и "славянофилов", и тогда, когда в РСДРП в начале XX в. происходило разделение на "твердых" и "мягких" искровцев, "большевиков" и "меньшевиков", и в настоящее время. Тогда как на самом деле и в прошлом, и в настоящем следует вести речь не о разрушительном разделении, но о созидательном единстве во имя подлинных интересов человека, общества, государства.

<9> Новгородцев П.И. Введение в философию права. СПб., 2000. С. 196.

Все же из двух основополагающих ценностей права - свободы и справедливости в их историческом социально-экономическом и политико-правовом воплощении первая специально раскрывается применительно преимущественно к специфике политических и нравственных ценностей, а вторая уже с древнейших времен существует как важнейшая правовая ценность "правда - справедливость".

"Порядок справедливости, как порядок правильного отношения ценностей, есть порядок чисто идеальный: и потому чисто идеальной природой обладает и то целое, которое образуют правильно относящиеся ценности. Оттого к нему неприменимы какие-либо определения, заимствованные из мира временных отношений" <10>, - писал в книге "Основы философии права" Н.Н. Алексеев, раскрывая для своих читателей суть "основной правовой ценности" - "идеи справедливости".

<10> Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1999. С. 120 - 121.

А еще в 1905 г. Евгений Николаевич Трубецкой, к энциклопедическим, весьма актуальным ныне трудам которого приходится вновь и вновь обращаться, разработал целостный социально-философский ценностный подход в отношении к праву вообще: "Право может быть оправдано только в том предположении, что человеческая жизнь вообще преисполнена непреходящего смысла и значения. Право состоит из ряда правил, которые частью побуждают к определенным действиям, частью же, напротив, останавливают, воздерживают. Все эти веления и запреты устанавливают определенную расценку человеческих действий, следовательно, руководствуются определенной иерархией ценностей. Всматриваясь в отдельные правовые нормы, мы видим право ценить жизнь человеческую, собственность, власть, незапятнанное честное имя: всякие покушения на эти блага строго наказываются. И наконец, все правовые нормы, без исключения, так или иначе ценят внешнюю свободу, которая служит им общим содержанием. Что же остается от права, если мы вычеркнем из человеческой жизни все эти ценности? Очевидно, оно уничтожится. Понятие ценности существенно для права, но этого мало: среди тех ценностей, которые оно хочет обеспечить, право различает большие и меньшие; оно предпочитает общее благо частному интересу; во имя общего блага оно ограничивает индивидуальную свободу, частную собственность; оно требует от индивида, чтобы он жертвовал жизнью для рода. Весь этот иерархический порядок множественных ценностей права имеет смысл только в предположении единой, безусловной ценности, которая должна служить масштабом для расценки человеческих ценностей вообще. Какую ценность могут иметь собственность, власть, свобода, если нам не для чего накоплять собственность, приобретать власть, если нет такой безусловной цели, которая сообщала бы ценность самой нашей жизни! Такою безусловною целью и ценностью может быть для нас только нечто непреходящее, нечто такое, что торжествует над временем. Если все в нашей жизни уничтожается, если мы не в силах создать ничего такого, что могло бы противостоять всеобщему горению и смерти, то вся жизнь наша бессмысленна; но в таком случае бессмысленны и всякие правила поведения, бессмысленны запреты и веления права. Чтобы уразуметь смысл права, надо подняться над временем: ибо только при этом условии мы можем понять ценность самого человека, ради которого существует право. Все наше жизненное стремление имеет смысл только при том условии, если человек есть непреходящая форма, могущая вместить в себе вечное, безусловное содержание, если воля человека свободна достигнуть и осуществить в нашей жизни это содержание. Абсолютное, бессмертие и свобода - вот те три основных постулата, которые заключает в себе оправдание права, потому что они составляют оправдание самой человеческой жизни" <11>.

<11> Трубецкой Е.Н. Труды по философии права. СПб., 2001, С. 527 - 528.

Рассуждая здесь о высших ценностях как основе и основании ценностей иного более низшего на его взгляд порядка, Е.Н. Трубецкой обращает внимание на саму особенность постоянно повторяющейся в истории человечества и в судьбах людей сакральной устремленности к "горнему" - высшему идеалу, высшей справедливости - правде, высшей свободе, высшим ценностям, высшим смыслам, высшим целям, высшим законам. Характерно, что сам этот поиск и высших ценностей, и конкретных ценностей права осуществляется Е.Н. Трубецким в рамках известных тогда и обязательных для изучения студентами-юристами специализированных юридических дисциплин: "Энциклопедия права" и "Философия права", в значительной мере накапливающих, обобщающих и систематизирующих именно правовые ценностно-смысловые явления и факты.

Таким образом, само привлечение, проработка и упорядочивание обширного фактического материала, равно как и само использование универсальных общих понятий - общегуманитарных научных, философских, социологических, политологических, религиозных, историко- и социокультурных, наконец, юридических, экономических и иных привлекаемых в процессе изучения собственно социально-правовых и социально-экономических вопросов и проблем служит вполне определенным целям и задачам построения современной целостной комплексно-интегративной ценностной концепции, опирающейся на лучшие достижения мировой и отечественной аксиологии, в том числе в области права.