Мудрый Юрист

Реорганизация коммерческих организаций в российском праве

Марков Павел Алевтинович, судья Арбитражного суда города Москвы, доцент кафедры Академии Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук, специалист по гражданскому и арбитражному праву, арбитражному процессу.

Родился 21 августа 1965 г. в г. Елабуге, Татарская АССР. В 1993 г. окончил Военный институт МО РФ.

Автор многочисленных публикаций в юридической печати.

Статья посвящена актуальным вопросам правового регулирования реорганизации коммерческих организаций в российском праве.

Действующим законодательством предусмотрено несколько механизмов реорганизации, при этом часть из них реализуется решениями собственников (добровольно), а часть - принудительно.

Абсолютный признак реорганизации - правопреемство.

Ключевые слова: реорганизация, добровольный, принудительный, коммерческая организация, правопреемство.

Reorganization of commercial entities in Russia

P.A. Markov

The article considers critical aspects of reorganization of commercial entities in Russia.

The current legislation provides for several ways of reorganization, among which some are effected through decisions of owners (voluntary reorganization) while other take place involuntarily.

The essential criterion of reorganization is legal succession.

Key words: reorganization, voluntary, involuntary, commercial entity, legal succession.

Правовое регулирование реорганизации коммерческих организаций осуществляется с использованием общих механизмов правового регулирования путем принятия государственными органами в рамках их компетенции и в установленном порядке системы законодательных и нормативных актов.

Действующим законодательством предусмотрено несколько механизмов существенного изменения структуры активов хозяйствующего субъекта (реорганизации). При этом часть из них реализуется решениями собственников, а часть - принудительно.

Сегодня не только не выработано понятия реорганизации юридических лиц, но нет даже единого направления для его определения [1]. Подготовленный проект нового Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) также не внес каких-либо изменений <1>.

<1> Проект подготовлен на основании и во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" // URL: http:// www.consultant.ru/ law/ hotdocs/ 11059.html (дата обращения: 01.02.2011).

На протяжении долгого времени ученые-цивилисты пытаются дать научное определение данному термину, изучая создание юридических лиц при реорганизации с помощью различных конструкций, таких как сравнение формы и процедуры, наличие правопреемства при переходе имущественной массы в результате реорганизации и др.

Как было справедливо отмечено, "законодатель, безусловно, обязан соблюдать важнейшее требование нормотворчества об однозначности и непротиворечивости используемой терминологии (отсутствии двойного или даже тройного смысла терминов), ведь от точности и строго легальных понятий в значительной мере зависит и разработка теоретических проблем права, и, самое главное, применение закона" [2]. Не вызывает сомнений и утверждение о том, что сближение законодательства необходимо начинать именно со стандартизации и унификации используемой терминологии, "...иначе мы друг друга не поймем" [3].

В Российской империи и в первые годы советского государства термин "реорганизация" не использовался, хотя этот процесс (за исключением выделения) рассматривался как один из способов прекращения юридического лица [4 - 8].

В более позднее время попытки дать определение реорганизации не раз предпринимались учеными. Например, один из специалистов видел в реорганизации особый процесс, в ходе которого происходит прекращение и (или) создание юридического лица, сопровождающееся переходом прав и обязанностей реорганизованного юридического лица (правопредшественника) в порядке правопреемства к другому юридическому лицу (правопреемнику) [9]. Другие ученые-цивилисты определяют реорганизацию как способ прекращения юридических лиц и возникновения новых [10] или процесс перемены лиц в имущественных и иных правоотношениях, прекращение или изменение организации, связанное с изменением ее организационно-правовой формы, имущественного состава и состава участников, характеризующееся изменением комплекса их прав и обязанностей и влекущее универсальное правопреемство [11].

Из приведенных понятий следует, что реорганизация рассматривается как процесс прекращения юридических лиц. Важно отметить, что прекращение юридического лица не является целью проводимой реорганизации. Определение реорганизации с помощью понятий "процесс" или "способ", на наш взгляд, недостаточно.

Итак, многие исследователи понимают реорганизацию юридического лица только как прекращение лица с последующим правопреемством. Так, "реорганизация представляет собой только прекращение существования организации в ее прежнем виде (путем слияния, разделения, присоединения, преобразования в иную организационно-правовую форму) без прекращения ее дел и имущества на основании правопреемства" [12]; или реорганизацией юридических лиц называется их прекращение, влекущее, однако, переход прав и обязанностей ранее существовавших юридических лиц к другим юридическим лицам, т.е. правопреемство [13].

Под реорганизацией также предлагается понимать прекращение коммерческой организации, связанное с изменением ее имущественного комплекса или организационно-правовой формы, направленное на достижение цели, для которой организация создавалась. Реорганизация влечет изменение субъектного состава и правопреемство [14].

На наш взгляд, указание на прекращение лица также не является достаточным для выработки понятия реорганизации. Не решает данной проблемы и указание на относительность данного прекращения. В отличие от ликвидации, при которой происходит абсолютное прекращение деятельности юридического лица без перехода его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, в юридической литературе была названа реорганизация относительным прекращением деятельности юридического лица при сохранении для функционирования в гражданском обороте его имущественной массы и переходе его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам [15]. Относительное прекращение при сохранении для функционирования в гражданском обороте его имущественной массы и переходе его прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам [15 - 17].

Некоторые ученые делают акцент на том, что реорганизация - это установленная законом процедура перехода прав и обязанностей одних юридических лиц к другим в порядке правопреемства [18].

Другие ученые указывают на то, что реорганизация означает прекращение юридического лица с переводом прав и обязанностей. При этом предполагается, что деятельность данной организации продолжают другие юридические лица [19].

Почти все исследователи обращают внимание на правопреемство как необходимый признак реорганизации юридического лица.

Понятие "реорганизация коммерческой организации" представляет собой сложный юридический состав, включающий процедуру прекращения юридического лица с переходом прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства к другим юридическим лицам, за исключением случаев реорганизации коммерческой организации в форме выделения [20].

Представляется, что обращение к судебной практике позволит отчасти прояснить вопросы, связанные с выработкой понятия реорганизации. Например, суд, ссылаясь на п. 4 ст. 57 ГК РФ, а также п. 4 ст. 16 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", разъяснил: действующее законодательство не предусматривает, что начавшаяся реорганизация юридического лица носит необратимый характер и должна быть непременно завершена <2>. Таким образом, реорганизация признается и судом неким процессом.

<2> Постановление ФАС Московского округа от 1 марта 2011 г. N КГ-А40/385-11 по делу N А40-80444/10-119-446.

При рассмотрении другого дела суд, ссылаясь на ст. ст. 58, 59 ГК РФ, указал, что слиянием юридических лиц признается создание нового юридического лица с передачей ему всех прав и обязанностей двух или нескольких юридических лиц и прекращением последних. При слиянии реорганизация считается завершенной с момента регистрации вновь возникшего юридического лица, а юридические лица, реорганизованные в форме слияния, с этого момента считаются прекратившими свою деятельность (п. 2 ст. 16 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей") <3>. Следовательно, по мнению суда, когда реорганизация в форме слияния в любом случае направлена на прекращение деятельности реорганизуемого юридического лица, имеются основания полагать, что решение об отмене ранее принятого решения о реорганизации общества схоже по своей правовой природе решению об отмене ранее принятого решения о ликвидации юридического лица.

<3> Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 октября 2010 г. N 18АП-8858/2010 по делу N А07-7477/2010.

В судебной практике также отмечается, что при реорганизации юридического лица в форме присоединения в Единый государственный реестр юридических лиц не вносится запись об исключении из Реестра, а регистрация прекращения деятельности такого лица производится одновременно с регистрацией изменений содержащихся в Реестре сведений о юридическом лице, к которому оно присоединилось <4>.

<4> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 18 июня 2009 г. по делу N А18-609/2006.

Наконец, в одном из судебных решений суд, ссылаясь на ст. ст. 57, 58, п. 1 ст. 129 ГК РФ, разъяснил, что реорганизация юридического лица представляет собой сложный юридический состав. При реорганизации юридического лица способами, предусмотренными законом, совершается ряд последовательных действий, которые в своей совокупности направлены на достижение правового результата - реорганизацию юридического лица. В случае реорганизации юридического лица в форме выделения из него нового юридического лица эти действия включают принятие уполномоченными органами юридического лица решения о такой реорганизации, о передаче прав и обязанностей реорганизованного лица новому юридическому лицу в соответствии с установленным разделительным балансом, а также действия по регистрации вновь созданного юридического лица. В связи с этим утвержденный общим собранием акционеров разделительный баланс, по сути, представляет собой доказательство решения о распределении прав и обязанностей реорганизуемого юридического лица, не является правоустанавливающим документом <5>.

<5> Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 ноября 2010 г. N 18АП-10648/2010 по делу N А47-1605/2010.

Таким образом, признание за реорганизацией сложного фактического состава сегодня признается и судом.

В то же время некоторые представители цивилистической науки не соглашаются признать реорганизацию как сложный юридико-фактический состав, полагая возможным отнести ее к институту сделок.

Например, было отмечено, что реорганизация представляет собой сделку, и, как любая сделка, форма реорганизации требует заключения соответствующего договора [21 - 22].

Было также указано, что реорганизационные сделки представляют собой самостоятельный правовой институт в российском гражданском праве. Это сделки, предметом которых является имущественный комплекс [23].

Однако иные выводы по данной проблематике делаются арбитражными судами Российской Федерации. Так, в настоящее время в российской судебно-арбитражной практике утвердилась точка зрения, в соответствии с которой реорганизация юридического лица не квалифицируется в качестве гражданско-правовой сделки, а рассматривается как сложный состав, включающий множество юридических фактов.

В Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 января 2004 г. по делу N КГ-А40/9804-03 судом сделан вывод о том, что, поскольку решение о реорганизации и сама реорганизация соотносятся как волевой акт, направленный на определенный правовой результат, и, собственно, этот правовой результат, а права и обязанности в результате решения о реорганизации возникают по иным, чем предусмотренные в п. 1 ч. 1 ст. 8 и ст. 153 ГК РФ, законным основаниям, сама по себе реорганизация не может расцениваться в качестве сделки и является установленным законом способом прекращения и возникновения юридических лиц. В связи с этим на нее не распространяются нормы ст. ст. 167, 168 ГК РФ, регулирующих условия недействительности сделок и применения последствий их недействительности.

Этим же судом в Постановлении от 6 мая 2004 г. по делу N КГ-А41/2438-04 указано, что реорганизация общества не может быть признана сделкой, а представляет собой способ прекращения или возникновения юридических лиц <6>.

<6> См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 мая 2004 г. по делу N КГ-А41/2438-04.

Само решение о реорганизации не является сделкой, но ее порядок и условия определяются в договоре о слиянии, договоре о присоединении. Передачу прав и обязанностей, конвертацию акций, обмен акций общества на вклады участников ООО или паи членов ПК также осуществляют посредством сделок. Признание их недействительными на первых же этапах существования новых юридических лиц в одном случае (например, при разделении) ставит под угрозу их имущественное положение и тем самым правовой статус. В другом случае (например, при слиянии) практически невозможно применить последствия признания сделки недействительной, так как заключившие ее субъекты уже не существуют <7>. При другом варианте прекращения юридических лиц - ликвидации - кредиторам предоставляется срок для предъявления своих требований до регистрации ликвидации. Однако в большинстве случаев суды не признают реорганизацию сделкой, указывая на невозможность применения к ней последствий недействительности сделок.

<7> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 2 марта 1998 г. по делу N А56-15664/97 [24].

Анализируя комплекс юридических фактов, являющихся содержанием любой реорганизации (решение общего собрания участников, определение объема правопреемства, составление разделительного баланса (передаточного акта), гражданско-правовой договор (при слиянии и присоединении), административный акт (распоряжение органов регистрации)), можно сделать вывод: сделочная теория природы реорганизации юридических лиц является слишком узкой и не отражает всей специфики такого института, как реорганизация.

Представляется, что нельзя согласиться с авторами, рассматривающими реорганизацию как сделку. Для этого отсутствуют законодательные и правовые условия. Реорганизация как сложный юридический состав может включать юридический факт, как сделка - договор присоединения (слияния), однако это не служит достаточным основанием для того, чтобы отождествлять реорганизацию, которая прежде всего является процедурой с такой правовой конструкцией, как сделка. Поэтому нельзя также согласиться и с возможностью признания недействительной реорганизации как таковой и применения к реорганизации последствий недействительности сделок. В отличие от сделки реорганизация представляет собой не одно, а ряд юридически значимых действий. Совершение некоторых из них соединено с собственными самостоятельными гражданско-правовыми последствиями (например, заключение договора о присоединении или слиянии), в то время как другие действия (например, составление передаточного акта или разделительного баланса) сами по себе гражданско-правовых последствий не влекут [25].

Однако следует признать возможность оспаривания реорганизации юридического лица при установлении судом фактов злонамеренного ее проведения с существенными нарушениями действующего законодательства и, как следствие, постановки перед судом вопроса об "обратной" реорганизации, что, по сути, отчасти будет означать приведение сторон в первоначальное состояние (аналогично ст. 167 ГК РФ). При этом записи в Едином государственном реестре юридических лиц относительно реорганизованного общества следует изменять также на основании судебного акта.

Следовательно, можно согласиться с мнением о том, что реорганизация представляет собой совокупность юридических фактов, последовательное наступление которых и приводит к завершению процесса реорганизации. При этом реорганизация представляет собой не сделку, а юридический состав - совокупность юридических фактов, некоторые из которых действительно являются сделками [26, 27].

Реорганизация осуществляется в строго установленном законом порядке, поэтому правопреемство наступает только при наличии предусмотренного законом состава юридических фактов. Отсутствие при этом хотя бы одного из элементов не позволит завершить процедуру реорганизации, а значит, не произойдет изменений субъектного состава правоотношений с участием реорганизуемых юридических лиц.

Однако нельзя забывать и об экономических и социальных основах реорганизации коммерческих организаций. Так, один из специалистов определил реорганизацию через ее экономическую сущность. Он исходил из того, что реорганизация юридических лиц является одной из правовых форм, в которую облекается процесс централизации производства и капитала в экономике буржуазных стран [28]. В процессе осуществления деятельности юридического лица может возникнуть необходимость объединения капитала с другими организациями в целях укрупнения бизнеса, для улучшения производства на рынке товаров, работ и услуг. Такие структурные изменения возможны только при применении реорганизации юридического лица.

"В большинстве случаев основной причиной слияний и поглощений выступает конкурентная среда; развитие экономики выражается в ее глобализации, диверсификации, технологическом прогрессе, либерализации рынков. Эти факторы заставляют компании пересмотреть стратегию своего развития, часто решением является реорганизация предприятия" [29].

Однако более характерным для юридической науки является то, что реорганизацию традиционно рассматривают с точки зрения имущественных отношений [30]. Экономические отношения собственности и право собственности не совпадают. Из сферы чисто имущественных отношений решение вопроса о реорганизации подчас переносится в сферу отношений власти, управления. Например, владелец контрольного пакета акций получает возможность распоряжаться всем имуществом АО, расширяет свои возможности присвоения.

В настоящее время в немецком праве признается так называемое экономическое слияние (die wirtschaftliche Verschmelzung): а) несколько обществ могут учредить новое общество, передав ему полностью или в части свое имущество, в том числе свои предприятия с относящимися к ним правами и обязанностями, и получив взамен акции нового общества; или б) акционеры нескольких обществ могут обменять свои акции на акции нового общества [31]. В первом случае акции нового общества получают общества, передавшие свое имущество, а не их акционеры - и прекращения деятельности юридического лица не происходит. Во втором случае акционеры могут ликвидировать прежние общества, если обменяют все их акции. Считается, что это создает дополнительные трудности, так как нет универсального правопреемства и не допускается упрощенный порядок прекращения и создания юридического лица, свойственный только реорганизации. Однако в принципе экономическое слияние разрешено. В США допускаются так называемые денежные слияния (cash mergers): в плане слияния можно указывать, что в качестве удовлетворения за передаваемое при слиянии имущество будут предоставляться "акции, облигации или иные ценные бумаги принимающей или любой другой корпорации либо... деньги или иное имущество..." <8>. В статье 429 английского Закона о компаниях предусматривается право компании, приобретающей 90% акций (паев) другой компании, "установить контроль", или take-over bid.

<8> См.: § 11.01 (b) (3) Модельного закона о предпринимательских корпорациях (Model Business Corporation Act), § 251 (b) Общего закона о корпорациях Делавэр (Delaware General Corporation Law), § 11.01 Общего закона о корпорациях Калифорнии (California General Corporation Law).

Сравним с английской формулировкой: поглощение одной компании другой компанией является формой экономической концентрации и достигается путем приобретения акций, принадлежащих акционерам поглощаемой компании. При скупке акций могут последовать реорганизация АО в любой форме, и даже ликвидация. В то же время при провозглашенном принципе свободы замены акционеров в АО приобретение акций, пусть даже контрольного пакета, прямо не отражается на самом обществе. Возникает коллизия между экономической и правовой характеристиками процесса [17. С. 260. § 2. Гл. 3. Р. III]. В конце XIX в. было отмечено, что если акционерам присоединенной компании вместо акций принимающей компании выдаются облигации, то слияния в этом нет, поскольку это простое приобретение одной компанией имущества другой (ликвидированной), с уплатой покупной цены этого имущества облигациями и с принятием на себя покупщиком всего актива и пассива купленного имущества [7]. В то же время в результате покупки акций "предприятия сохраняют лишь юридическую (формальную), но не хозяйственную самостоятельность, ибо, обладая большинством голосов на общих собраниях, контролирующее предприятие всецело подчиняет их своей воле" [5. С. 5]. Однако, на наш взгляд, в данном случае, скорее, следует говорить о поглощении как об особой конструкции права.

Ранее существовавшее предприятие как производственно-хозяйственный комплекс при реорганизации может не подвергнуться никакому изменению, но с правовой точки зрения это предприятие либо прекращает свое существование как субъект права, либо сохраняется, но в измененном виде - с иными составом имущества, уставным фондом и т.п. [32].

Однако такое представление о реорганизации представителей предпринимательского права также не представляется исчерпывающим. Не во всех ситуациях такие отношения не ведут к реорганизации, речь может идти и о поглощении.

Реорганизация понимается и как объект, направленный на обеспечение универсального правопреемства в результате создания либо прекращения акционерного общества процесс, имеющий целью правовые и социально-экономические преобразования общества, выраженные в активных волевых действиях органов акционерного общества в виде решений, сделок, действий иных лиц и разработки документов, опосредующих реорганизацию [33].

Основной задачей реорганизации видится не установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а изменение субъектного состава существующих гражданских правоотношений [34].

В литературе предложено разделять понятия "реорганизация" и "корпоративная реструктуризация" [35].

Категория "корпоративная реструктуризация" в отечественной науке рассматривается в основном в экономическом контексте и определяется как совокупность мероприятий по комплексному приведению условий функционирования компании в соответствие с изменяющимися условиями рынка и выработанной стратегией ее развития и включает следующее:

совершенствование структуры и функций управления;

преодоление отставания в технико-технологических аспектах деятельности;

совершенствование финансово-экономической политики и достижение на этой основе повышения эффективности производства, конкурентоспособности продукции (услуг), роста производительности труда, снижения издержек производства, улучшения финансово-экономических результатов.

Анализируя проблему правовых форм реструктуризации бизнеса, один из специалистов отметил, что в нынешнем российском гражданском законодательстве можно выделить несколько способов реструктуризации активов:

реорганизация юридических лиц;

передача не менее 10% акций или долей в уставном капитале существующих или специально созданных хозяйственных обществ и товариществ;

передача по отдельным соглашениям имущества и имущественных прав, включая право на использование исключительных прав, перевод работников, передача прав и обязанностей по контрактам и т.д.;

передача имущественных комплексов (предприятий) [36].

Как видим, понятия "реорганизация" и "корпоративная реструктуризация" не совпадают по своему правовому смыслу.

В некоторых случаях реорганизация рассматривается как способ прекращения субъекта права. Существование большинства юридических лиц не ограничено какими-либо временными рамками. Тем не менее в определенных случаях их деятельность может быть прекращена (по принятой в юридической литературе терминологии говорят о прекращении самого юридического лица, а не его деятельности).

В юридической литературе высказывается мнение о необходимости различать основания, способы и формы прекращения деятельности юридических лиц. Основания прекращения - это поводы, определенные фактические обстоятельства, с которыми закон связывает прекращение деятельности юридического лица (например, достижение цели, истечение срока и др.). Способы прекращения напрямую зависят от предусмотренного законодательством порядка прекращения деятельности юридических лиц и при этом принципиально не отличаются от способов их возникновения. Формы прекращения - это предусмотренные законодательством приемы прекращения деятельности юридических лиц, связанные с ликвидацией и реорганизацией [37].

Во всех случаях реорганизации, за исключением выделения, прекращается деятельность по крайней мере одного юридического лица, однако его права и обязанности не прекращаются, а переходят к вновь созданным юридическим лицам в порядке правопреемства. Правопреемство происходит и при выделении, ибо к вновь создаваемому (выделяющемуся) юридическому лицу и в этом случае переходит часть прав и обязанностей остающегося юридического лица.

Таким образом, реорганизация юридического лица всегда влечет возникновение правопреемства (даже не будучи связанной с прекращением его деятельности в случае выделения). В этом ее принципиальное отличие от ликвидации юридического лица, при которой никакого преемства в правах и обязанностях не возникает, ибо они, как и их субъект - юридическое лицо, подлежат прекращению.

Под прекращением деятельности юридического лица традиционно понимается не только его полная ликвидация, но и реорганизация юридического лица, его слияние с другими, разделение на несколько юридических лиц и т.п. [38]. При этом термин "прекращение" используется в определениях четырех из пяти форм реорганизации; исключением является лишь выделение [8. С. 437].

Некоторые авторы, учитывая, что в ходе процедуры реорганизации, как правило, происходит прекращение юридического лица, прибегают к помощи легального определения ликвидации, сводя реорганизацию к прекращению деятельности юридического лица [39].

Однако с таким подходом нельзя согласиться хотя бы потому, что подобное определение не может быть использовано для всех случаев реорганизации (например, в ходе выделения по действующему законодательству прекращения юридического лица не происходит).

К числу признаков реорганизации были отнесены следующие: субъектом реорганизации может выступать только юридическое лицо; при реорганизации происходит прекращение существующих и (или) создание новых юридических лиц; в результате реорганизации имеет место правопреемство [40. С. 188]. Исходя из того, что при реорганизации происходит, как правило, прекращение действующей организации, реорганизация сравнивается с ликвидацией - основной формой прекращения юридических лиц. Главное различие между реорганизацией и ликвидацией в юридической литературе проводится в большинстве случаев по гражданско-правовым последствиям, наступающим в результате проведения соответствующих процедур [40. С. 105].

В то же время ученые-цивилисты указывают правопреемство как такой признак реорганизации, который позволяет отграничить ее от ликвидации. Реорганизация юридического лица не связана с прекращением его прав и обязанностей [41, 42].

Права и обязанности, которые имеются у юридического лица на момент реорганизации, сохраняются и после проведения реорганизации, но уже у других организаций - субъектов гражданского права. Ликвидация же - это прекращение юридического лица без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Таким образом, правопреемство является абсолютным признаком, позволяющим разграничить реорганизацию и ликвидацию юридических лиц.

Следует обратить внимание на то, что переименование названия юридического лица не может отождествляться с понятием реорганизации юридического лица, формы которой определены в п. 1 ст. 57 ГК РФ, что подтверждается также судебно-арбитражной практикой.

Так, 5 февраля 2007 г. Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении по делу N А72-144/01-Х11 сделал вывод о том, что переименование названия юридического лица не может отождествляться с понятием реорганизации предприятия, формы которой определены в п. 1 ст. 57 ГК РФ. Следовательно, по мнению суда, изменение в рассматриваемом случае названия МУП "Левый берег" на "Теплоком" не являлось правовым основанием для применения к нему правил, предусмотренных ст. 32 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и ст. 48 АПК РФ.

В то же время приведенные определения не отражают всю полноту института реорганизации юридических лиц, так как неизбежно возникает вопрос о правовой характеристике такой формы реорганизации, как выделение. В данном случае имеет место не прекращение юридического лица, а возникновение, наряду с уже существующим, на базе его имущества еще одного или нескольких юридических лиц (п. 4 ст. 58 ГК РФ).

При определении реорганизации только через понятие правопреемства также возникают проблемы. Правопреемство при реорганизации характеризуется как универсальное, поскольку передаются как вещи, имущественные и исключительные права, так и имущественные обязанности. Однако в литературе высказано и иное мнение: универсальное правопреемство имеет место при всех формах реорганизации, кроме выделения. В последнем случае происходит сингулярное правопреемство, так как реорганизованное юридическое лицо сохраняет за собой часть прав и обязанностей, а выделяемой организации может быть передана определенная совокупность прав [43].

Однако именно правопреемство является единственной общей чертой для всех форм реорганизации, объем же прав, обязанностей и т.д., переходящих к юридическому лицу в соответствии с передаточным актом или разделительным балансом, всегда различен.



Можно сделать вывод, что в целом экономисты видят в реорганизации прежде всего внутренние структурные изменения юридического лица, которые ведут к изменению экономических показателей, что характеризуется как "внутреннее направление". Юристы толкуют реорганизацию как преемственность в правах и обязанностях, замещение одного юридического лица другим. При этом вполне возможно сохранение и структуры организации, и ее экономических показателей. Такое направление характеризуется как "внешнее направление". Общая черта у всех видов реорганизации заключается в отказе в проведении ликвидации исчезающего правообладателя. Этот отказ возникает исходя из правопреемства.

С учетом изложенных особенностей реорганизации юридического лица можно дать следующее определение реорганизации.

Реорганизация представляет собой совокупность юридических фактов (некоторые из которых действительно являются сделками), последовательное наступление которых и приводит к совершению процесса изменений субъектного состава гражданских правоотношений с участием реорганизуемых юридических лиц.

Основной задачей реорганизации является не установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а изменение субъектного состава существующих гражданских правоотношений. Во всех случаях реорганизации, за исключением выделения, прекращается деятельность по крайней мере одного юридического лица, однако его права и обязанности не прекращаются, а переходят к вновь созданным юридическим лицам в порядке правопреемства.

Реорганизация осуществляется в строго установленном законом порядке, поэтому правопреемство наступает только при наличии предусмотренного законом состава юридических фактов. В комплекс юридических фактов, являющихся содержанием любой реорганизации, входят решение общего собрания участников, определение объема правопреемства, составление разделительного баланса (передаточного акта), гражданско-правовой договор (при слиянии и присоединении), административный акт (распоряжение органов регистрации).

Отсутствие при этом хотя бы одного из элементов не позволит завершить процедуру реорганизации, а значит, не произойдет изменений субъектного состава правоотношений с участием реорганизуемых юридических лиц.

Существенные признаки реорганизации, отличающие этот институт от создания и прекращения юридического лица, - это специфика субъектного состава (субъектом реорганизации может выступать только юридическое лицо, ограничены возможности реорганизации юридических лиц одних организационно-правовых форм в другие), форм, содержания и правовых последствий.



Реорганизация юридического лица всегда влечет возникновение правопреемства (даже не будучи связанной с прекращением его деятельности в случае выделения). В этом ее принципиальное отличие от ликвидации юридического лица, при которой никакого преемства в правах и обязанностях не возникает, ибо они, как и их субъект, юридическое лицо, подлежат прекращению.

Правопреемство является абсолютным признаком, позволяющим разграничить реорганизацию и ликвидацию юридических лиц.

Список литературы

  1. Крылова А.А. Реорганизация юридического лица в форме выделения // Бизнес-адвокат. 2005. N 9. С. 16.
  2. Поваров Ю.С. Предприятие как объект гражданских прав. Самара, 2002. С. 6.
  3. Исаков В.Б. Подготовка и принятие законов в правовом государстве: российские проблемы и решения // Российская юстиция. 1997. N 7. С. 15.
  4. Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. М.: Госюриздат, 1950.
  5. Венедиктов А.В. Слияние акционерных компаний. Пг., 1914.
  6. Грибанов В.П. Юридические лица. М.: МГУ, 1961.
  7. Цитович П. Учебник торгового права. Киев; СПб., 1914.
  8. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. Введение. Торговые деятели. М.: Статут, 2003.
  9. Мартышкин С.В. Понятие и признаки реорганизации юридического лица: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 6.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

  1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: Юрид. фирма "Контракт"; ИНФРА-М, 1998. С. 137.
  2. Аксенова Е.В. Реорганизация юридических лиц по законодательству Российской Федерации: Проблемы теории и практики: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 8.
  3. Мартемьянов В.С. Хозяйственное право: Курс лекций. М., 1994. Т. 1. С. 68.
  4. Суханов Е.А. Реорганизация акционерных обществ и других юридических лиц // Хозяйство и право. 1996. N 1. С. 29.
  5. Трофимов К.Т. Реорганизация и ликвидация коммерческих организаций: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995. С. 15.
  6. Долинская В.В. Акционерное право: Учебник / Отв. ред. А.Ю. Кабалкин. М.: Юрид. лит., 1997. С. 255.
  7. Долинская В.В. Предпринимательское право: Учебник. 2-е изд., изм. и доп. М.: Издательский центр "Академия"; Мастерство, 2004.
  8. Долинская В.В. Юридические лица. Гл. 6 // Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Отв. ред. А.И. Масляев, В.П. Мозолин. М.: Юристъ, 2003.
  9. Ломакин Д.В. Некоторые вопросы размещения акций при реорганизации обществ // Законодательство. 2000. N 4.
  10. Брагинский М.И. Юридические лица // Хозяйство и право. 1998. N 3.
  11. Дивер Е.П. Правовое регулирование реорганизации коммерческих организаций: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 10.
  12. Зыкова И.В. Юридические лица: создание, реорганизация, ликвидация. М.: Ось-89, 2005.
  13. Наумов О.А. О защите прав кредиторов при реорганизации должников // Арбитражная практика. 2001. N 3. С. 4 - 7.
  14. Архипов Б.П. Юридическая природа фактического состава, опосредующего реорганизацию акционерного общества // Законодательство. 2002. N 3.
  15. Филиппова Л.В. Применение законодательства об акционерных обществах // Арбитражная практика. 2003. N 1. С. 84, 85.
  16. Корпоративное право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт, 2009. С. 483.
  17. Габов А., Федорчук Д. Реорганизация акционерных обществ // Журнал для акционеров. 2003. N 3. С. 33, 34.
  18. Карлин А.А. Реорганизация акционерного общества: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 17 - 19.
  19. Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С. 131.
  20. Жданов Д.В. Реорганизация акционерных обществ в Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 43.
  21. Долинская В.В. Реорганизация юридических лиц // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. N 8.
  22. Neye H.-W., Limmer P., Frenz N., Harnacke U.M. Verlag fuer die Rechtsund Anwaltspraxis GmbH&Co., Herne. Berlin, 1996. S. 26.
  23. Лаптев В.В. Правовое положение государственных промышленных предприятий в СССР: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1963. С. 133.
  24. Рудяк Е.В. Правовое регулирование деятельности органов акционерных обществ в процессе реорганизации: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2009.
  25. Бакулина Е.В. Совершенствование правового регулирования реорганизации хозяйственных обществ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 4, 5.
  26. Нуждин Т.А. Корпоративная реструктуризация посредством разделения и выделения: Вопросы теории и правоприменительной практики // Право и экономика. 2010. N 4. С. 11 - 18.
  27. Дедов Д.И. Правовые формы реструктуризации бизнеса // СПС "Гарант".
  28. Советское гражданское право. Ч. 1 / Под общ. ред. В.Ф. Маслова, А.А. Пушкина. Киев, 1977. С. 124 - 127.
  29. Грибанов В.П. Юридические лица. М.: Изд-во МГУ, 1961. С. 31.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" (постатейный) М.В. Телюкиной включен в информационный банк.

  1. Телюкина М.В. Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" (постатейный). М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 97.
  2. Мартышкин С.В. Понятие и признаки реорганизации юридического лица: Дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2000. С. 188.
  3. Гавзе Ф.И. Обязательственное право (общие положения). Мн., 1968. С. 119.
  4. Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2004. Т. 1. С. 84.
  5. Илюшина М.Н. Проблемы правопреемства при реорганизации юридических лиц // Закон. 2006. N 9. С. 30.