Мудрый Юрист

Правовые основы механизма компенсаторной реституции культурных ценностей

Мордовцева Т.В., зав. кафедрой философии и социологии НОУ ВПО "Таганрогский институт управления и экономики", профессор, доктор культурологии.

Касатенко А.Н., аспирант кафедры теории и истории государства и права НОУ ВПО "Таганрогский институт управления и экономики".

Понятие компенсаторной реституции упоминается в содержании Федерального закона от 15 апреля 1998 г. "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации", который до сих пор вызывает напряженные дискуссии в российской и международной общественности в связи с претензиями целого ряда стран Европы в отношении к культурным ценностям, вывезенным с их территории и считающимся утраченными для их национального достояния.

В общем смысле реституция - это восстановление утраченных качеств или положения, а также возврат культурных ценностей, захваченных в результате военных действий страной-агрессором на оккупированной территории другого государства. В международном праве этот термин означает "вид материальной международно-правовой ответственности государства, совершившего акт агрессии или иное международно-противоправное деяние, заключающееся в его обязанности устранить или уменьшить причиненный другому государству материальный ущерб, восстановив прежнее состояние, в частности, путем возврата имущества, разграбленного и незаконно вывезенного с оккупированной территории" (URL: http:// ru.wikipedia.org/ wiki/ Реституция).

В этом же источнике упоминается "компенсаторная реституция" как "вид материальной международно-правовой ответственности государства-агрессора, применяемой в случаях, если осуществление ответственности данного государства в форме обычной реституции невозможно, и заключающейся в обязанности данного государства компенсировать причиненный другому государству материальный ущерб путем передачи потерпевшему государству (или путем изъятия потерпевшим государством в свою пользу) предметов того же рода, что и разграбленные и незаконно вывезенные государством-агрессором с территории потерпевшего государства". В обоих случаях предметом спора выступают культурные ценности, т.е. имущественные и иные вещные ценности религиозного или светского характера, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение: произведения искусства, книги, рукописи, инкунабулы, архивные материалы, составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников, а также памятников монументального искусства и другие категории предметов, определенные в ст. 7 Закона Российской Федерации "О вывозе и ввозе культурных ценностей". Если же эти культурные ценности рассматривать в контексте объекта вывоза одним государством с территории другого, то они получают наименование "перемещенных культурных ценностей".

Итак, перемещенные и находящиеся в настоящее время на территории Российской Федерации культурные ценности получают соответствующий юридический статус в связи с реализацией механизма осуществления компенсаторной реституции с территории Германии и ее бывших военных союзников - Болгарии, Венгрии, Италии, Румынии и Финляндии - на территорию Союза ССР в соответствии с приказами военного командования Советской Армии, Советской военной администрации в Германии, распоряжениями других компетентных органов Союза ССР.

Вторая мировая война стала причиной невиданного в истории человечества перемещения культурных ценностей. Толчок этому процессу дал германский нацизм, грубо поправший как международные Конвенции, так и нормы общечеловеческой морали. На оккупированной территории Советского Союза германские войска и нацистские оккупационные власти организовали не только массовое ограбление, но и уничтожение культурного достояния народов, которые в соответствии с нацистской идеологией и практикой не имели права на свою культуру.

Культурные потери России в минувшей войне оказались громадными. Тем не менее часть награбленных ценностей удалось вернуть как в ходе боев за освобождение советской территории, так и с территории Германии. Часть ценностей была возвращена из американской зоны оккупации уже после войны. Следует прямо признать, что возврат утраченных ценностей был организован бессистемно и беспорядочно, в результате чего Россия до сих пор не может составить документально подтвержденный каталог своих потерь, в котором были бы учтены возвращенные в Россию художественные ценности. Неподдающаяся учету часть российских ценностей попала из оккупированной Германии в третьи страны. Следует отметить, что поиск утраченных российских ценностей в послевоенный период также был организован бессистемно и спорадически.

После поражения нацистской Германии с территории советской зоны оккупации было вывезено огромное количество германских и не только германских культурных ценностей. Этот вывоз был как санкционированным, т.е. осуществленным в соответствии с приказами верховного советского военного командования в качестве возмещения за культурные потери Советского Союза, так и несанкционированным, по приказам воинских начальников более низкого ранга или, что случалось чаще, в качестве личной военной добычи.

Отбором и вывозом германских культурных ценностей занимались специальные трофейные команды, которые в условиях малооправданной спешки и нехватки квалифицированных специалистов-искусствоведов отправляли в Советский Союз зачастую все подряд, не задумываясь о реальной ценности тех или иных категорий культурно-художественных ценностей, в качестве действительной и оправданной компенсации за российские культурные утраты. В результате многие ценности оказались невостребованными для нужд российской культуры, а в условиях послевоенной разрухи и недостатка средств - обреченными на забвение и разрушение. В этом смысле наиболее характерным примером являются трофейные книжные массивы. Из 11 миллионов перемещенных на территорию СССР экземпляров книг погибло, пропало или было уничтожено по цензурным мотивам около 50%.

Вместе с немецкими ценностями на территорию бывшего СССР были перемещены ценности других государств, в т.ч., например, архивы 11 европейских государств, также пострадавших от нацистской оккупации, коллекции, принадлежавшие частным лицам, предметы неизвестного происхождения. Перемещенные германские и другие культурные ценности образовали т.н. "особые фонды" наших ведущих музеев, с самого начала обнаружилась тенденция к засекречиванию всего того, что находилось в советских специальных музейных хранилищах.

Распределение перемещенных культурных ценностей между учреждениями культуры Советского Союза происходило в соответствии с решениями Комитета по делам искусств СССР, Комитета по делам культпросветучреждений РСФСР, Академии наук СССР и Министерства Вооруженных Сил СССР.

Правовой статус перемещенных культурных ценностей какими-либо правительственными или ведомственными документами за весь послевоенный период определен не был. Они практически на 40 лет выпали из мирового культурного оборота, складывалось впечатление, что советское партийное руководство просто не знало, что с ними делать дальше и решило отложить решение этой проблемы на будущее.

После распада Союза ССР и начала межгосударственных переговоров с заинтересованными странами тематика перемещенных культурных ценностей стала в России предметом острой общественной дискуссии, которая в конце 90-х гг. значительно политизировалась и приобрела контуры проблемы общенационального масштаба. Дополнительную остроту общественной дискуссии придали российско-германские переговоры по вопросам взаимной реституции. Обнаружилась значительная асимметрия в исходных позициях сторон: требуя безусловного возвращения всех незаконно перемещенных германских ценностей, немецкая сторона ничего не желала предлагать взамен, в силу отсутствия на ее территории утраченных российских ценностей. Эта асимметричность, с одной стороны, и не вполне гибкая позиция официального Берлина - с другой, стали причиной фактического свертывания переговоров.

Общественная же дискуссия по этой проблеме достигла своей кульминации в ходе принятия Государственной Думой Российской Федерации Федерального закона "О культурных ценностях, перемещенных на территорию Союза ССР в период Второй мировой войны и находящихся в Российской Федерации". Положенное в основу закона одностороннее признание собственностью России перемещенных культурных ценностей, на которые заявлены претензии других государств, дало толчок острой полемике между представителями т.н. "демократического лагеря", выступающими за пересмотр закона, и традиционалистскими силами, поддерживающими закон в конъюнктурно-политических и популистских целях.

Необходимость принятия этого Закона была вызвана не только сложившейся к тому времени ситуацией открытого диалога России с европейскими странами, установлением с ними политических, финансово-экономических альянсов, подготовивших почву для партнерских связей, но и разработкой правового механизма сохранения культурного наследия страны, включающего в т.ч. и военные трофеи, доставшиеся СССР в результате победы во Второй мировой войне.

Правовой статус всех оставшихся в России перемещенных культурных ценностей, долгое время бывший неопределенным, в настоящее время определяется нормами новой редакции Федерального закона "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации", которая была принята Государственной Думой 19 апреля 2000 г. с учетом поправок, замечаний и дополнений, содержавшихся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 20 июля 1999 г. по поводу соответствия отдельных статей Закона нормам Конституции Российской Федерации.

Принятый Закон построен на следующих основных принципах:

Согласно ст. 6 все перемещенные культурные объекты, вывезенные в СССР во исполнение его права на компенсаторную реституцию и находящиеся на территории РФ, принадлежат Российской Федерации и являются федеральной собственностью. Закон нельзя понимать в том смысле, что все культурные объекты, перемещенные в СССР в результате Второй мировой войны и находящиеся на российской территории, являются теперь национальной собственностью России. Право собственности относится к культурным объектам, перемещенным в СССР во исполнение его права на компенсаторную реституцию. В эту категорию согласно Закону входят лишь те культурные объекты, которые были перемещены по приказу военного командования Советской Армии и Советской военной администрации в Германии или другими компетентными органами под юрисдикцией СССР.

Закон также считает логичным и самоочевидным, что требование о возврате могут выдвигаться только правительствами иностранных государств в отношении к правительству Российской Федерации. В качестве частных лиц иностранцы не могут ни заявлять иски к правительству, ни обращаться в суды Российской Федерации. Закон предусматривает лишь одно исключение из этой нормы. В соответствии со ст. 16 создается наделенный соответствующими полномочиями федеральный орган, отвечающий за сохранность культурных объектов. Этот орган составляет проекты решений (согласно ст. 18) и принимает решения по претензиям, касающимся семейных реликвий (согласно ст. 19). В отношении подобных решений в суд могут обращаться частные лица.

Что же касается полномочий, то все виды передачи или возврата культурных объектов согласно данному Закону могут осуществляться на основе специального, касающегося конкретно данного объекта закона. Это означает, что право решения принадлежит исключительно парламенту, а не президенту, правительству или другим органам исполнительной власти Российской Федерации. Без принятия соответствующего федерального закона никакое перемещенное культурное имущество не может быть объектом передачи, дара, обмена или другой формы распоряжения в пользу стран, организаций или отдельных лиц. Так, в Законе намечено принятие очень строгого указа, касающегося решений о возврате культурных ценностей. Их возврат может осуществляться только на основе федеральных законов. Принятие таких законов означает, что на практике возврат культурных ценностей окажется в большинстве случаев невозможным, исключая лишь случаи возврата культурных объектов, перемещенных в Россию не по приказу Советской Армии, а незаконно, другими людьми и чье нахождение на российской территории является незаконным.

Приведенные объяснения относятся к культурным ценностям, являвшимся в прошлом собственностью неприятельских государств (Германии и стран - союзников Германии во Второй мировой войне, в т.ч. Венгрии и Румынии). Что касается объектов, ввезенных в Германию из Польши, бывшей Югославии, Франции, Бельгии, Нидерландов и других стран, чья территория была полностью или частично оккупирована неприятельскими государствами, то в Законе имеются особые положения.

Итак, принятие этого Закона прошло в обстановке упоминавшейся уже острой общественной дискуссии, в которой выделились две противоположные точки зрения. Первая основывалась на концепции безусловного права России на все перемещенные в результате войны культурные ценности, которые являются законной компенсацией за культурные потери России в минувшей войне. Представители второго направления выступили за справедливое, взаимоприемлемое и взаимовыгодное решение проблемы, которое бы учитывало как безусловное право России на компенсацию своих культурных потерь, так и качественно новую международно-правовую ситуацию, признающую неотъемлемое право народов на свое культурное наследие.

Таким образом, одним из необходимых условий обеспечения культурных прав человека является обеспечение права на реституцию культурных ценностей. Данное право неразрывно связано с правом свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами, а также с правом наций на самоопределение, выбор собственного пути развития, сохранение национальной самобытности, доступ к культурам и достижениям других народов. Кроме того, очевидна взаимосвязь реституции с осуществлением экономических, социальных, а также политических и гражданских прав. Иными словами, реституция культурных ценностей является одновременно одним из способов реализации прав человека и связана с ними как часть с целым.