Мудрый Юрист

Постановление палаты европейского суда по правам человека от 1 июля 2010 года "королев (koroleV) против России" 1

<1> European Court of Human Rights (далее - ECtHR). Korolev v. Russia. N 25551/05. Decision of 1 July 2010.

Русинова В.Н., кандидат юридических наук, LL.M. (Goettingen); заведующая кафедрой международного и европейского права юридического факультета Балтийского федерального университета имени И. Канта.

Европейский суд по правам человека вынес первое решение о признании жалобы против Российской Федерации неприемлемой на основании нового критерия о "значительном ущербе", который был введен Протоколом N 14 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, вступившим в силу 1 июня 2010 года.

Краткое изложение фактов дела

Дело было инициировано гражданином Российской Федерации Владимиром Петровичем Королевым, проживающим в г. Оренбурге.

Заявитель подал жалобу на начальника паспортно-визовой службы Главного управления внутренних дел по Свердловской области за непредоставление ему доступа к документам, на основании которых заявителю было отказано в выдаче загранпаспорта.

В сентябре 2001 года районный суд г. Екатеринбурга отклонил жалобу заявителя, однако в ноябре того же года Свердловский областной суд отменил это решение и вернул дело на новое рассмотрение. В апреле 2002 года районный суд удовлетворил жалобу заявителя, обязав начальника паспортно-визовой службы предоставить заявителю доступ к соответствующим документам и материалам. Кроме того, паспортно-визовой службе было предписано выплатить В.П. Королеву 22 руб. 50 коп. в возмещение судебных расходов. В июле 2002 года это решение было оставлено в силе судом кассационной инстанции и вступило в силу.

Из материалов дела, направленных в Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд; Суд), неясно, было ли исполнено решение районного суда в части предоставления заявителю доступа к документам, так как он в своей жалобе ссылался на нарушения его прав только в отношении невыплаты ему присужденной суммы.

В апреле 2003 года было начато исполнительное производство в отношении взыскания присужденной заявителю суммы. В декабре того же года В.П. Королев обжаловал бездействие пристава-исполнителя в районном суде, оставившем жалобу заявителя без движения. В феврале 2004 года решение районного суда об оставлении жалобы без движения было оставлено в силе Свердловским областным судом.

Суть жалобы и процедура в Европейском суде

В жалобе, поданной в Европейский суд, заявитель ссылался на то, что невыплата присужденной судом суммы являлась нарушением статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее - Конвенция) и статьи 1 Протокола N 1, и на то, что статья 6 Конвенции была нарушена отказом судов в принятии к рассмотрению его жалобы на бездействие приставов-исполнителей, а также другими нарушениями процессуального права, содержание которых в решении Европейского суда не раскрывается.

Дело В.П. Королева было рассмотрено 1 июля 2010 года Палатой Европейского суда (I Секция) в составе семи судей, которые единогласно решили признать эту жалобу неприемлемой на основании подпункта "b" пункта 2 статьи 35 Конвенции, которая предусматривает новый критерий приемлемости, введенный Протоколом N 14, вступившим в силу 1 июня 2010 года <2>.

<2> Protocol N 14 to the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms, amending the control system of the Convention. 3 May 2004. URL: http://conventions.coe.int/Treaty/EN/Treaties/Html/194.htm (дата обращения: 01.10.2011). Протокол ратифицирован Российской Федерацией. См.: Федеральный закон от 4 февраля 2010 года N 5-ФЗ "О ратификации Протокола N 14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, вносящего изменения в контрольный механизм Конвенции, от 13 мая 2004 года" // СПС "КонсультантПлюс".

Новый критерий приемлемости жалоб

Введение нового критерия приемлемости, наряду с расширением возможностей Суда по обработке поступающих жалоб и разрешению повторяющихся дел, стало одной из мер по совершенствованию функционирования Европейского суда, введенных Протоколом N 14 <3>. Новый критерий сформулирован в Конвенции следующим образом:

<3> Explanatory Report to Protocol N 14 to the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms, amending the control system of the Convention. Agreement of Madrid. 12.05.2009 // CETS N 194. § 36. URL: http://conventions.coe.int/Treaty/EN/Reports/Html/194.htm. Далее - Explanatory Report.

"3. Суд объявляет неприемлемой любую индивидуальную жалобу, поданную в соответствии с положениями статьи 34, если он сочтет, что:

<...>

(b) заявитель не понес значительный ущерб, если только принцип уважения прав человека, как они определены в настоящей Конвенции и Протоколах к ней, не требует рассмотрения жалобы по существу, а также при условии, что на этом основании не может быть отказано в рассмотрении дела, которое не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом".

В соответствии с пунктом 2 статьи 20 Протокола N 14 новый критерий должен применяться с момента вступления в силу ко всем жалобам, принятым к производству, за исключением тех, которые уже были признаны приемлемыми.

Дополняя список критериев приемлемости, государства-участники стремились к тому, чтобы в будущем Суд мог посвящать больше времени делам, которые заслуживают рассмотрения по существу как с позиции правового интереса заявителя, так и с более широкой позиции права Конвенции и европейского правопорядка (англ. ordre public) в целом <4>. Новый критерий вытекает из принципа римского права de minis non curat praetor <5>: его введение призвано избавить Суд от необходимости рассматривать незначительные дела, количество которых серьезно тормозит работу этого международного органа.

<4> Explanatory Report. § 77.
<5> См.: Action Plan adopted by the High Level Conference on the Future of the European Court of Human Rights, Interlaken. 19 February 2010. § 9 (c). URL: http:// www.coe.int/ t/ dghl/ monitoring/ execution/ themes/ interlaken/ index_EN.asp.

Структура нового критерия является трехзвенной. Основным элементом выступает требование о "значительном ущербе", который должен был быть понесен заявителем. Конкретизация понятий "ущерб" и "значительность ущерба" оставлена на усмотрение Европейского суда, который должен постепенно выработать соответствующее толкование в своей практике <6>.

<6> Explanatory Report. § 80.

Рассматриваемое положение предусматривает также два случая, когда жалоба не может быть признана неприемлемой, несмотря на отсутствие "значительного ущерба". Первое исключение связывает необходимость рассмотрения такой жалобы по существу с "принципом уважения прав человека, как они определены в ...Конвенции и Протоколах к ней". Эта формулировка не является новеллой: подобная "защитительная оговорка" использована в пункте 1 статьи 37 Конвенции, которая гласит, что даже при наличии оснований для прекращения производства по делу Суд продолжает рассмотрение жалобы, если "этого требует соблюдение прав человека, гарантированных... Конвенцией и Протоколами к ней", а также в статье 39, посвященной заключению мировых соглашений <7>. В практике Суда это положение применялось в случаях, которые "поднимали вопросы общего характера, затрагивающие исполнение Конвенции" <8>, будь то необходимость уточнить обязательства государств по Конвенции или побудить государство-ответчика разрешить структурную проблему, затрагивающую других лиц, находящихся в такой же ситуации, что и заявитель <9>.

<7> В этой связи представляется не вполне оправданным использование в русском переводе Протокола N 14 слова "принцип", которого нет ни в аутентичных текстах Конвенции на английском и французском языках, ни в пункте 1 статьи 37 или статьи 39 текста Конвенции на русском языке.
<8> См., например: European Commission of Human Rights. Tyrer v. the United Kingdom. N 5856/72. Report of 14 December 1976. P. 2.
<9> См.: ECtHR [GC]. Can v. Austria. N 9300/81. Judgment of 30 September 1985. § 15 - 18; ECtHR. Leger v. France. N 19324/02. Judgment (Striking out) of 30 March 2009. § 51.

Второе исключение состоит в том, что в отсутствие "значительного ущерба" жалоба не признается неприемлемой, если дело "не было надлежащим образом рассмотрено внутригосударственным судом". Это положение базируется на принципе субсидиарности региональной системы защиты прав человека, созданной Конвенцией, из которого в том числе следует, что дело не может оставаться без судебного рассмотрения: если оно не было рассмотрено на национальном уровне, то должно быть разрешено на международном <10>.

<10> Explanatory Report. § 82.

Таким образом, только толкование, осуществляемое Европейским судом при рассмотрении конкретных дел, может наполнить этот критерий реальным содержанием, после чего его границы должны принять более четкие очертания. Именно поэтому в пункте 2 статьи 20 Протокола N 14 предусмотрено, что в течение двух лет с момента его вступления в силу критерий приемлемости, зафиксированный в подпункте "b" пункта 2 статьи 35 Конвенции, может применяться только Палатами и Большой Палатой Европейского суда соответственно, а затем этот критерий смогут применять судьи как единолично, так и действуя в составе комитетов, состоящих из трех человек.

Аргументация Европейского суда

Следуя структуре нового критерия приемлемости, Европейский суд в первую очередь исследовал вопрос о том, был ли заявителю причинен "значительный ущерб". Начав с того, что размер материального ущерба в этом деле ничтожно мал, Европейский суд отметил, что значение материального ущерба не может оцениваться абстрактно, и даже ущерб малого размера может быть "значительным" в свете особого положения лица или экономической ситуации в государстве или регионе, где он живет. Тем не менее в данном случае речь идет о такой малой сумме, что она, вне всяких сомнений, не может рассматриваться как имеющая хотя бы минимальное значение для заявителя <11>. Наряду с этим Суд указал, что "существенный ущерб" не исчерпывается только материальным интересом заявителя. В рассматриваемом случае это могло бы иметь место, если бы В.П. Королеву было отказано в получении доступа к материалам его дела в паспортно-визовой службе, однако заявитель не выдвинул требований в этой части, ограничив свои требования только невыплатой присужденной судом суммы.

<11> ECtHR. Korolev v. Russia. P. 4.

Далее Европейский суд приступил к исследованию вопроса о том, не требует ли принцип уважения прав человека рассмотрения этой жалобы по существу. Суд отметил, что ранее он неоднократно выносил решения по делам, связанным с аналогичными проблемами, и детально рассматривал соответствующие обязательства государств, в том числе в "пилотном" Постановлении по делу "Бурдов против России (N 2)" <12>. Помимо этого Комитет министров обращался к проблеме систематического неисполнения судебных решений в Российской Федерации и указывал на необходимость принятия мер общего характера. Исходя из этого, Европейский суд счел, что рассмотрение данного дела по существу не приведет ни к каким новым результатам <13>.

<12> ECtHR. Burdov v. Russia (N 2). N 33509/04. Judgment of 15 January 2009.
<13> ECtHR. Korolev v. Russia. P. 5 - 6.

В заключение суд рассмотрел вопрос о том, было ли это дело надлежащим образом рассмотрено внутригосударственными судами. Приняв во внимание то, что первоначальные жалобы были рассмотрены в двух инстанциях и требования В.П. Королева были удовлетворены, а его последующие обращения, связанные с бездействием пристава-исполнителя, были отклонены судом по причине несоблюдения предписаний гражданского процессуального права, Европейский суд не счел возможным сделать вывод о том, что заявителю было отказано в доступе к правосудию на национальном уровне. Переходя к нарушениям процессуального характера, на которые ссылался заявитель, Суд указал, что Конвенция не гарантирует заявителю право оспорить их в будущем, поскольку по делу уже было принято окончательное решение на национальном уровне. На основании этих доводов Европейский суд пришел к выводу, что дело заявителя было надлежащим образом рассмотрено российскими судами <14>. Таким образом, Европейский суд признал жалобу В.П. Королева неприемлемой.

<14> Ibid. P. 6 - 7.

Заключение

Решение Европейского суда по делу "Владимир Королев против России" представляет интерес в связи с тем, что в нем новый критерий приемлемости - причинение "значительного ущерба" - впервые был применен к жалобе, которая в отсутствие этого критерия, скорее всего, была бы признана частично приемлемой в части, касающейся длительного неисполнения судебных решений, и решение по этому делу пополнило бы соответствующую группу "клоновых дел".

В условиях переполненности Суда жалобами и все возрастающей нагрузки на него введение дополнительного критерия приемлемости, несомненно, оправдано. Означает ли это, что отныне в Европейский суд можно обращаться лишь по очень серьезным делам или что будет введен минимальный порог материального ущерба, который должен был быть причинен заявителю? Отвечая на этот вопрос, нужно отметить две основные особенности нового критерия.

Во-первых, критерий приемлемости содержит большое количество оценочных категорий. Так, предметом толкования являются содержание понятий "ущерб" и "значительность ущерба", определение случаев, в которых жалоба в порядке исключения должна быть рассмотрена по существу, и, наконец, установление параметров "надлежащего рассмотрения" дела внутригосударственным судом. Из первых решений, связанных с применением подпункта "b" пункта 2 статьи 35 Конвенции - а это дела "Ионешку против Молдовы и Гальоне" и "другие против Италии", - следует, что Европейский суд не собирается вводить строгих ограничений в отношении величины материального ущерба <15>. Кроме того, из формулировки самого требования, а также из содержания упомянутых выше решений следует, что под "значительным ущербом" подразумевается ущерб не только материальный.

<15> ECtHR. Ionescu v. Romania. N 36659/04. Judgment of 1 July 2010. § 35 - 36; ECtHR. Gaglione et Autres c. Italie. N 45867/07 et autres. Arret. 21 decembre 2010. § 17.

Во-вторых, трехзвенная структура критерия приемлемости - когда основное правило сопровождается двумя "защитительными оговорками" - позволяет пропустить сквозь "сито" нового требования важные дела вне зависимости от тяжести причиненного ущерба, а также гарантировать рассмотрение Европейским судом дел, не получивших надлежащей судебной оценки на национальном уровне.

Новый критерий приемлемости жалоб является достаточно гибким и предоставляет Суду большую свободу усмотрения при оценке "ущерба" и сопутствующих обстоятельств, из чего следует, что содержащиеся в подпункте "b" пункта 2 статьи 35 Конвенции требования не ограничивают право на обращение в Европейский суд, а скорее предоставляют последнему возможность "отфильтровать" дела, которым он будет уделять больше времени, рассматривая их по существу. Вместе с тем, в случаях, когда размер ущерба действительно ничтожен, и Судом уже были вынесены решения по подобным делам, можно обоснованно ожидать, что жалоба не будет признана приемлемой.