Мудрый Юрист

Психологические приемы общения в юридической деятельности

Черепанов Виктор Алексеевич, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

В статье проанализированы основные стадии общения и рассмотрены некоторые психологические приемы получения информации в юридической деятельности. Отмечается, что следует считать психическим насилием использование компрометирующих материалов для получения необходимой информации, что недопустимо в юридической деятельности. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: общение, психологический контакт, психологические потребности, преодоление противодействия собеседника.

Psychological skills of intercourse in juridical activity

V.A. Cherepanov

The article analyses fundamental stages of intercourse and considers certain psychological skills of receipt of information in juridical activity. The article notes that use of discreditable materials for receipt of necessary information should be considered psychological violence and is not admissible in juridical practice. The conclusions made in the article may be used in law-application practice.

Key words: intercourse, psychological contact, psychological needs, negotiation of counteraction of interlocutor.

Общение занимает важное место в различных видах юридической деятельности: в процессе общения собирается значительная часть необходимой информации, происходит побуждение к сотрудничеству со следственным и оперативным работником, осуществляется воспитательное воздействие на осужденного.

Успешное общение, например, следственного и оперативного работника (далее по тексту - сотрудник) с фигурантами дела, которое нередко протекает в условиях активного противодействия и конспирации со стороны преступников, возможно лишь с использованием эффективных тактических приемов, основанных на данных психологической науки.

В настоящей статье речь пойдет о психологических приемах получения информации в следственной и оперативно-розыскной деятельности: в ходе допроса как следственного действия и опроса как оперативно-розыскного мероприятия (ст. 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" <1>), однако изложенные здесь рекомендации могут быть использованы и в других видах юридической деятельности.

<1> Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 33. Ст. 3349.

В общении сотрудника с фигурантами дела можно выделить три основные стадии: установление контакта; достижение цели общения; окончание общения.

Установление контакта - важнейшая стадия, от которой во многом зависит достоверность получаемой информации.

Нередко психологический контакт рассматривается как "доверительные" отношения между людьми, характеризующиеся симпатией и бесконфликтностью. При таком подходе, с одной стороны, чрезмерно сужается понятие психологического контакта, а с другой - смешиваются различные стадии общения: установление контакта и достижение целей общения.

С этой точки зрения конфликтные ситуации рассматриваются как противоположность контакту. Тогда большое количество допросов нужно считать проведенными без установления психологического контакта. К ним, например, следует отнести случаи, когда фигурант занимает "оборонительную" позицию на протяжении всей беседы, но благодаря умелому применению "психологических хитростей" сотруднику удается получить необходимые сведения.

Разумеется, доверительные отношения являются оптимальными условиями для получения достоверных сведений, и сотруднику нужно стремиться к созданию такой психологической атмосферы. Однако не всегда это возможно. Конфликтность и противодействие - неотъемлемые свойства многих ситуаций, в которых даже при взаимной враждебности может происходить обмен информацией, хотя враждебность сказывается на ее существе и эмоциональной окраске.

При отождествлении психологического контакта и доверительных отношений зачастую считается, что контакт имеет место лишь тогда, когда возникает откровенная беседа. В этом случае смешиваются различные стадии общения - установление контакта и достижение целей общения, каждая из которых имеет свои особенности и свои тактические приемы. Сотрудник может установить контакт, но не суметь на его основе получить правдивые сведения. Например, очевидец преступления с интересом беседует на отвлеченные темы, но не рассказывает об известных ему фактах, имеющих значение для уголовного дела.

Поэтому более правильным представляется понимание психологического контакта как отношений, характеризующихся готовностью и желанием вступить в общение. Тогда контакт имеет место в тех случаях, когда собеседник охотно вступает в беседу вне зависимости от ее результатов.

В связи с изложенным под психологическим контактом понимаются такие отношения между сотрудником и фигурантом, которые характеризуются желанием, готовностью собеседника участвовать в общении с сотрудником.

Для эффективного установления контакта необходимо иметь некоторое представление о побудительных силах поведения человека, о его мотивационной сфере. Предпосылкой всякой деятельности является та или иная потребность. Для того чтобы возникли желание, готовность участвовать в общении, необходимо затронуть жизненные потребности собеседника, актуализировать его доминирующие мотивы.

Надо иметь в виду, что получение нужных сведений возможно на основе уже установленного контакта, поэтому не следует в начале общения пытаться сразу реализовать его цели, задавая основные вопросы. Начать разговор - это подлинное искусство, и от того, как это сделает сотрудник, во многом зависит достоверность всей информации. Первыми должны идти так называемые контактные вопросы, затрагивающие доминирующие потребности собеседника, отвечать на которые не сложно и интересно для него.

В процессе установления контакта происходит своего рода психологическая разминка и подготовка собеседника к предстоящей беседе, осуществляется его вовлечение в разговор. Особое значение такая разминка имеет, когда собеседник занимает "оборонительную" позицию, не желает разговаривать с сотрудником. Первоначальная задача в подобной ситуации - вовлечь человека в общение, заинтересовать его, создать желание беседовать хотя бы на отвлеченные темы.

В психологических исследованиях выделены и изучены различные виды человеческих потребностей. В юридической деятельности целесообразно в первую очередь использовать потребности: в борьбе с преступностью; в самосохранении; в престиже; в общении.

Выраженность этих потребностей у собеседника выясняется в процессе подготовительной работы и используется для разработки тактических приемов установления контакта.

Многие люди отрицательно относятся к преступности. Обращение к ним с просьбой помочь в раскрытии преступления нередко является эффективной основой контакта и приводит к получению необходимых сведений. Однако, к сожалению, подобный тактический прием редко применяется на практике.

Во многом это обусловлено недостаточной подготовкой к общению. Сотрудник, слабо зная личность фигуранта, старается всячески замаскировать свои цели, выискивает "слабые места" собеседника, пытается воздействовать на его потребность в самосохранении. Зачастую в этом нет необходимости, так как получить достоверную информацию можно, объяснив человеку значение его ответов для предотвращения, раскрытия преступления или розыска преступников.

Наиболее часто, устанавливая контакт, сотрудники ориентируются на потребность в самосохранении. И это не удивительно, так как в большинстве случаев допрашиваются (опрашиваются) люди, для которых предмет беседы или ее последствия тесно связаны со здоровьем, материальным положением, их дальнейшей судьбой: потерпевшие, знакомые или родственники лица, совершившего преступление, задержанные, арестованные и т.д.

Однако не всегда потребность в самосохранении сильно выражена у собеседника. Тогда следует ориентироваться на другие его потребности. Одной из основных является престижная потребность. Человек живет среди людей, ему не безразлично, что думают о нем окружающие, он нуждается в уважении с их стороны, для многих мнение других людей очень значимо. При ориентации на престижную потребность необходимо заранее выяснить круг лиц, мнение которых авторитетно для фигуранта, а затем использовать это в ходе беседы. Престижная потребность особенно выражена у людей с завышенной неадекватной самооценкой. При этом акцент на те или иные качества или способности опрашиваемого, подчеркивание их (разумеется, без заискивания) может привести к тому, что значимым для него станет сам сотрудник, в общении с которым реализуется престижная потребность.

Важное место в системе потребностей человека занимает потребность в общении. В той или иной мере она присуща всем людям без исключения, причем при дефиците общения данная потребность значительно усиливается. Поэтому она приобретает особое значение в общении с задержанными и арестованными. Специфика содержания в камере приводит к обострению потребности в общении, к появлению желания поделиться с кем-нибудь, чем-то заполнить медленно текущее время. Причем даже рецидивисты в не меньшей мере, чем другие задержанные и арестованные, испытывают потребность в общении. Важно только уметь использовать это обстоятельство.

Разумеется, установление контакта на основе потребности в общении эффективно не только в общении с задержанными и арестованными, но и при беседах с другими лицами.

При ориентации на потребность в общении в ходе подготовительной работы следует тщательно изучить интересы собеседника. Он может увлекаться спортом, собирать марки, быть автомобилистом. Эти темы и должны стать предметом общения с ним.

Возникновение контакта при этом имеет определенные психологические особенности. В процессе общения между людьми на базе общих интересов возможно возникновение чувства "мы": мы - автолюбители, мы - спортсмены и т.п. Для того чтобы появилось субъективное "мы", необходимо обособиться от каких-либо "они": они - не спортсмены, они - не автолюбители и т.п. Появление чувства "мы" характеризуется возникновением доверия к людям, относимым к общности "мы". Одновременно уменьшается доверие или появляется недоверие к людям, относимым к категории "они" <2>. Эти психологические закономерности следует учитывать при установлении контакта на основе потребности в общении.

<2> Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1966. С. 79 - 84.

Собеседники зачастую в силу своего положения склонны относить лиц, интересующих сотрудника, к категории "мы", а самого сотрудника - к категории "они". Поэтому возникает сложная задача - переориентировать собеседника, изменить содержание его категорий "мы" и "они", сделать так, чтобы между сотрудником и собеседником возникла общность "мы". При этом категории "они" может не уделяться специального внимания, и она будет представлена в общении весьма неопределенно, как "другие". В некоторых случаях, наоборот, для формирования общности "мы" целесообразно четко сформулировать понятие "они": они - убийцы, они - грабители, они - взяточники и т.п.

Следует отметить, что при формировании общности "мы" нецелесообразно обращаться к отрицательным сторонам личности собеседника, употреблять выражения преступного жаргона. Молодые сотрудники часто допускают такую ошибку. Стараясь установить контакт с лицами из преступной среды, они применяют различные термины преступного жаргона. Но в большинстве случаев это не приводит к контакту, а, наоборот, усиливает связь допрашиваемого (опрашиваемого) с преступным миром, подчеркивает его общность с этой средой и ослабляет общность с сотрудником.

Достижение цели общения. Установление контакта не самоцель, а необходимое условие эффективного общения. На его основе должны быть получены необходимые сведения. Поэтому за налаживанием психологического контакта, первой стадией общения, следует вторая. Схематично ее можно представить следующим образом:

В соответствии с этим можно выделить четыре группы тактических приемов.

Приемы информирования собеседника о цели общения. В одних случаях истинная цель общения не скрывается, она прямо сообщается собеседнику или ясна ему из содержания беседы, что происходит в большинстве допросов. В других случаях действительная цель маскируется, например когда беседуют с лицами, в отношении которых нет уверенности, что они искренне сообщат известные им сведения. Эти случаи чаще встречаются при проведении опроса как оперативно-розыскного мероприятия.

В зависимости от способа информирования о мнимой цели беседы можно выделить две подгруппы тактических приемов. В одном случае сотрудник прямо не говорит человеку, зачем его пригласили, однако всем своим поведением формирует ошибочное представление об истинной цели.

Возможен и другой вариант, когда заранее продумывается некая мнимая цель, которая прямо сообщается собеседнику. Она должна касаться событий, косвенно связанных с теми, которые интересуют сотрудника. При концентрации внимания на этих побочных событиях ослабляется контроль человека за своим поведением, и, когда разговор подходит близко к главным событиям, от него можно получить необходимые сведения.

Приемы первой подгруппы более динамичны, они позволяют менять тактику по ходу беседы и, концентрируя внимание собеседника на тех или иных событиях, формировать у него различные представления об истинных целях сотрудника. Особенно эффективны такие тактические приемы при противодействии со стороны собеседника, а также при отсутствии времени на тщательную подготовку.

Прямое сообщение мнимой цели несколько ограничивает общение рамками заданной темы и требует большей подготовительной работы. Переход к другой тематике, не соответствующей мнимой цели, может вызвать недоумение собеседника, сомнение в искренности сотрудника, повлечь за собой нарушение психологического контакта. Вместе с тем тщательно продуманные тактические приемы второй подгруппы приводят к положительным результатам.

Некоторые сотрудники при проведении опроса предпочитают, чтобы собеседник длительное время не понимал даже мнимой цели. Разговор при использовании такого тактического приема начинается с несущественных вопросов, отвечая на которые собеседник не понимает, зачем его вызвали. Такая ситуация неопределенности порождает высокую эмоциональную напряженность. При информировании затем собеседника тем или иным способом о мнимой цели беседы он успокаивается, начинает отвечать на вопросы и, зачастую не сознавая этого, сообщает нужные сведения.

Важное место в общении занимают тактические приемы, направленные на создание у собеседника желания и готовности сообщить сведения, относимые к целям общения. Для этого важно цель мнимую или реальную связать с потребностями и интересами отвечающего.

Человеку с выраженной престижной потребностью можно, например, подчеркнуть большое значение сообщаемых им сведений для раскрытия преступления, отметить, что вследствие тех или иных обстоятельств и личных качеств именно он может помочь в розыске опасного преступника, и т.д.

Нередко у сотрудника концентрируется значительное количество так называемых компрометирующих материалов, т.е. сведений об антиобщественном, предосудительном с точки зрения морали поведении человека, его неблаговидных поступках, не влекущих уголовной ответственности.

Использование подобных сведений, которое не регламентировано в уголовном процессе Уголовно-процессуальным кодексом РФ, а в оперативно-розыскной деятельности не предусмотрено Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", требует анализа допустимости их применения. Обратимся к пониманию правомерного воздействия, предложенного А.Р. Ратиновым:

"Правомерное воздействие отличается от психического насилия наличием у подвергающегося воздействию лица свободы выбора той или иной позиции.

Правомерное психическое влияние само по себе не диктует конкретное действие, не вымогает показание того или иного содержания, а, вмешиваясь во внутренние психические процессы, формирует правильную позицию человека, сознательное отношение к своим гражданским обязанностям и лишь опосредствованно приводит его к выбору определенной линии поведения (добровольность выбора отличает, например, допрос, направленный на получение правдивых показаний, от домогательства признания).

При насилии же человек существенно ограничен или вовсе лишен возможности выбирать для себя линию поведения. Она предопределена альтернативой, которую ставит лицо, производящее расследование. При этом угроза становится нередко главным побудителем. Единственное средство, позволяющее избежать угрозы, подследственный видит в том, чтобы выполнить продиктованное следователем" <3>.

<3> Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 163 - 164.

В связи с изложенным использование компрометирующих материалов для получения необходимой информации, например, с угрозой их разглашения следует считать психическим насилием, недопустимым в юридической деятельности.

Зачастую неискренность обусловлена тем, что собеседники опасаются преступников. В такой ситуации необходимо заверить их, что содержание разговора останется в тайне и фигуранты не узнают о действительном источнике сведений. Во многих случаях именно это является поворотным пунктом всего общения, приводит к откровенной беседе о лицах и фактах, интересующих сотрудника.

Следует отметить, что в ходе общения сотрудник стремится побудить собеседника сообщить достоверные сведения, но не сведения определенного содержания. Поэтому сотруднику не следует высказывать свое мнение о том, как происходили события, представляющие для него интерес. Это является подсказкой, оказывает внушающее воздействие и может привести к получению недостоверных сведений.

Во многих случаях нецелесообразно прямо, "в лоб" спрашивать о каких-то событиях. Необходимо постепенно подвести разговор к ним, перейти от одной темы к другой. Если сначала спрашивают о работе, а вслед за этим без всякой видимой связи идут вопросы об отношениях в семье, о поведении соседей по квартире, то такой переход может вызвать настороженность и в результате - недостоверные сведения или отказ от дальнейшей беседы.

Переход должен быть плавным, нужно стараться показать необходимость дальнейших вопросов в логике беседы. В приведенном примере можно подвести разговор к окончанию рабочего дня, поинтересоваться, каким транспортом добирается собеседник до дома, сильно ли устает на работе, имеет ли возможность отдохнуть дома, не мешают ли этому жена, соседи по квартире и т.д. После таких вопросов интерес к отношениям в семье, к поведению соседей вполне обоснован, вопросы не вызывают неудовольствия, и собеседник при прочих равных условиях охотно отвечает на них. При необходимости, например, в беседе на различные, не связанные между собой темы можно использовать и менее плавные переходы, например: "А теперь поговорим о..."; "А сейчас немного о другом".

Важное место в общении занимают тактические приемы, направленные на преодоление противодействия собеседника. Следует отметить, что многие из рассмотренных приемов имеют многоцелевое назначение и используются не только в указанных выше случаях, но и в преодолении противодействия собеседника. В зависимости от преобладающего метода воздействия можно выделить две подгруппы приемов: основанные на убеждении и основанные на внушении.

Убеждение обращено к логике, к сознанию человека, поэтому самое главное при использовании данного метода - добиться, чтобы он согласился вести логические рассуждения. Л.Б. Филонов и В.И. Давыдов, анализируя тактику допроса обвиняемого, удачно назвали этот прием "вызовом". "Психологическое значение рассматриваемого приема заключается в том, чтобы допрашиваемый принял "вызов" и согласился на такую дуэль, - отмечали они. - С этой целью следователь умышленно выдает ряд слабых мест в обвинении, разбить которые обвиняемому совсем несложно, что он и делает. А затем, втянувшись в спор, обвиняемый уже сам не хочет от этого спора отказаться" <4>.

<4> Филонов Л.Б., Давыдов В.И. Психологические приемы допроса обвиняемого // Вопросы психологии. 1966. N 6. С. 118.

В процессе возникшей логической "дуэли" целесообразно использовать имеющиеся у сотрудника сведения. Предъявление их, особенно в порядке нарастающей "силы", создает впечатление неизбежности установления истины, что во многом способствует преодолению оборонительной позиции.

Сотрудник не всегда располагает необходимыми сведениями для использования указанного приема. В таких случаях эффективно создание у собеседника ошибочного представления об осведомленности сотрудника. Во многом это облегчается при опросах задержанных и арестованных. Многие из них склонны преувеличивать степень осведомленности сотрудника, предполагают, что их могли увидеть в момент совершения преступления, считают, что могут быть найдены свидетели, вещественные доказательства, пока они находились в камере.

В этой связи сотрудник, не располагая убедительной совокупностью сведений, относящихся к делу, должен собрать как можно больше достоверных данных о фигуранте, которые прямо к делу не относятся: сведения о его семейной жизни, отношениях в коллективе, о проведении свободного времени, друзьях и т.п. Уточнение этих данных в ходе беседы будет способствовать возникновению впечатления, что сотруднику все известно, и поможет преодолеть оказываемое противодействие.

В процессе психологической "дуэли" целесообразно применять такой тактический прием, как "пресечение лжи". Он заключается в активном выявлении ложности сообщаемых сведений. При этом используются как противоречия в самом рассказе собеседника, так и некоторые известные сотруднику достоверные сведения. В результате у фигуранта "должна исчезнуть надежда на непогрешимость и неуязвимость своей версии, а вместо этого появится "ощущение ее бесплодности" <5>.

<5> Там же. С. 116.

Несмотря на важную роль убеждения в преодолении противодействия собеседника, тактические приемы, основанные на этом методе, не всегда эффективны. Доводы сотрудника могут не убедить фигуранта. Ригидность человека, его "консерватизм", непластичность поведения затрудняют изменение взглядов и оборонительной позиции, уменьшают или вообще сводят на нет все усилия сотрудника обратиться к логике.

В таких случаях более целесообразно использовать тактические приемы, основанные на внушении. Можно выделить три основные разновидности этих приемов.

Во-первых, это описанные выше тактические приемы воздействия на потребности и интересы собеседника, в процессе применения которых осуществляется частичное удовлетворение его потребностей.

Во-вторых, это ослабление сознательного контроля опрашиваемого за своими ответами путем отвлечения его внимания. При этом сотрудник, задавая вопросы о несущественных событиях, всем своим поведением показывая заинтересованность ими, отвлекает внимание от важных событий, ослабляет сознательный контроль собеседника за своим поведением. И когда разговор вплотную подходит к интересующим событиям, он, зачастую не сознавая этого, может сообщить необходимые сведения.

Применение данного тактического приема облегчается тем, что в сознании человека, занимающего оборонительную позицию, "одновременно существуют два параллельных события (или два его варианта). Одно из них - действительно произошедшее, которое он хочет скрыть, другое вымышленное, о котором он, напротив, намерен рассказать. Таким образом, ему приходится как бы изгонять то, что произошло (и поэтому хорошо запомнилось), и запомнить то, что лишь придумано (и поэтому запоминается труднее); приходится лавировать между правдой, которую нельзя говорить, правдой, которую можно говорить, и ложью, которой надо заменять утаиваемую правду" <6>.

<6> Ратинов А.Р. Указ. соч. С. 208.

В-третьих, это ослабление сознательного контроля опрашиваемого за своими ответами путем создания стрессовой ситуации. Психологические исследования показывают, что в экстремальных (стрессовых) условиях у людей возникает сложное эмоциональное состояние, характеризующееся высокой напряженностью, которое снижает сознательный контроль за своим поведением.

Следует отметить, что само противодействие человека, его нежелание говорить правду, попытки скрыть истинные обстоятельства дела, опасение проговориться - все это приводит к возникновению эмоциональной напряженности.

Используя это психическое состояние, вызванное самой обстановкой общения, нужно умело воздействовать на собеседника, повышая уровень его эмоциональной напряженности и тем самым снижая оказываемое противодействие.

При разработке подобных тактических приемов следует основываться на некоторых экспериментальных данных психологической науки, выделяющей различные способы создания эмоциональной напряженности <7>.

<7> Наенко Н.И. Психологическая напряженность. М., 1976. С. 58 - 59.

Эффективны, например, приемы, основанные на факторах новизны и внезапности. Используя их, сотрудник неожиданно для собеседника задает ему тот или иной вопрос или сообщает неизвестные ранее факты.

В общении широко используются и такие приемы создания эмоциональной напряженности, как одновременное предъявление нескольких фактов, требование немедленного объяснения их, резкое изменение темпа беседы, перекрестный допрос (опрос), создание ситуации, в которой человек долгое время не понимает даже мнимую цель.

Рассмотренные группы стрессовых факторов относятся к внешним объективным условиям общения. Вместе с тем "экстремальность следует характеризовать не только по внешним формальным признакам, но и по психологическим, учитывая своеобразие психологического облика субъекта, его мотивации, установок и т.д." <8>. Поэтому при разработке тактических приемов следует учитывать личность собеседника. Ситуация общения должна быть связана с его доминирующими потребностями, т.е. быть эмоционально значимой для него, в противном случае она не вызовет психической напряженности. Нередко доминирующей у собеседника является потребность в самосохранении, поэтому разговор о его дальнейшей судьбе, о нежелательных последствиях, которые возможны при неоткровенности, повышает эмоциональную напряженность, способствует получению необходимых сведений.

<8> Там же. С. 57.

Вопрос о допустимости тактических приемов создания эмоциональной напряженности не получил однозначного решения в юридической литературе. На мой взгляд, создание эмоциональной напряженности не лишает человека свободы выбора той или иной позиции и даже не ограничивает ее, не вымогает сведений определенного содержания и поэтому является правомерным и допустимым воздействием. Вызывая эмоциональную напряженность, сотрудник лишь ослабляет противодействие, направленное на сокрытие истины.

Однако следует отметить, что использование приемов создания эмоциональной напряженности требует большой осторожности. Неумелое их применение может привести к психическому насилию, нарушению законных прав и интересов граждан.

Таким образом, для получения достоверной информации необходимо установить психологический контакт, умело сообщить мнимую или реальную цель общения, подвести разговор к событиям, представляющим интерес, а также преодолеть при необходимости противодействие собеседника. Не менее важным при этом является правильная формулировка вопросов - основных средств воздействия в рассмотренных тактических приемах общения.

Формулировка вопросов. Вопросы должны быть поставлены так, чтобы отвечающий:

Восприятие информации. Для того чтобы отвечающий обратил внимание на нужную информацию, отделил ее от другой информации, содержащейся в вопросе, сотрудник должен выделить ее голосом, мимикой, жестами.

Понимание информации. Вопросы нужно формулировать так, чтобы собеседник понимал, о чем его хотят спросить. Нельзя употреблять трудные и неясные формулировки, все слова должны быть понятны даже для человека с низким образовательным уровнем. Следует иметь в виду, что понятные для сотрудника юридические и иные профессиональные термины не всегда будут ясны отвечающему. В случае их использования значение терминов нужно обязательно объяснить. Понятия, связанные с профессией собеседника, а также местные выражения не вызовут у него затруднений.

Вопрос может быть плохо понят из-за системы категорий отвечающего, с которой он соотносит задаваемый вопрос. Одно и то же слово может иметь совершенно различное значение для разных людей. Так, для одних "часто употреблять спиртные напитки" означает "ежедневно", а для других один раз в неделю - это "часто". Поэтому по возможности следует избегать употребления неопределенных слов, таких, как "некоторые", "часто", "редко", "много", "мало", "высокий", "низкий" и т.д.

Воспроизведение необходимых сведений о событиях прошлого. Зачастую сведения, представляющие интерес, относятся к прошлому. Нередко общение проводится спустя длительное время после событий, интересующих сотрудника. В таких случаях нужно помочь отвечающему преодолеть трудности при воспроизведении нужной информации, например постараться восстановить в его памяти общие черты прошедших событий.

Предположим, что на вопрос о каком-то давнем событии он говорит "не помню". Тогда интересуемое событие следует связать с каким-то другим, близким во времени, но более ярким и значительным, например с праздником, воскресеньем, днем рождения и т.п. Такие события являются опорами памяти, воспроизведение их облегчит воспоминание интересуемых событий.



Выбор ответа на вопрос. Достоверность ответа во многом зависит от самого вопроса. Задаваемые вопросы не должны оказывать внушающего воздействия, быть наводящими. Это на первый взгляд простое правило не всегда соблюдается.

В зависимости от формулировки можно выделить две основные группы вопросов: содержащие возможные ответы и не содержащие их.

К первой группе относятся альтернативные и "да - нет" вопросы. Наиболее распространены последние. Это вопросы типа: "Была ли на преступнике шапка?", "Видели ли вы у проходящего мимо вас гражданина сверток?", "Не был ли он одет в синюю куртку?" и т.п. Каждый из подобных вопросов как бы предполагает положительный ответ. Такие вопросы являются наводящими, оказывают внушающее воздействие.

На первый взгляд может показаться, что эти рассуждения представляют собой теоретические тонкости, не имеющие практического значения. Однако обратимся к результатам психологического эксперимента <9>. Большой группе испытуемых предъявили фрагмент цветного кинофильма криминального характера. Затем им задали ряд вопросов по поводу его содержания. Исследование показало, что "да - нет" вопросы, заданные в отношении несуществующих (!) предметов и действий, оказали сильное внушающее воздействие. В зависимости от формулировки вопросов от 20,7 до 26,2% испытуемых поддались этому внушению.

<9> Эминов В.Е., Гаврилова Н.И., Сараль Т.В. Экспериментальные исследования некоторых факторов, влияющих на достоверность свидетельских показаний // Вопросы борьбы с преступностью. 1974. Вып. 21.

Альтернативные вопросы содержат как положительную, так и отрицательную возможности ответа. Например: "Была на преступнике шапка или ее не было?", "Держал он в руках сверток или нет?". Наличие двух возможных ответов несколько снижает, но не исключает полностью внушающего воздействия.

Преодолеть наводящий эффект можно, употребляя вопросы, не содержащие возможных ответов. Это вопросы типа: "Что...?", "Когда...?", "Почему...?" и т.п.

Однако их разработка также требует серьезного внимания со стороны инспектора. Неправильная формулировка таит в себе опасность подсказки. Так, например, вопрос "О чем говорили между собой преступники?" содержит в себе утверждение, что они о чем-то говорили. В случае если разговора между преступниками не было, подобная формулировка может оказать внушающее воздействие. Как показало описанное выше исследование, при ответах на подобные вопросы о несуществующих событиях внушению поддались 40,2% испытуемых (!). Избежать их внушающего воздействия можно путем обязательной постановки предварительного вопроса: перед тем как спрашивать потерпевшего, о чем говорили преступники, нужно выяснить, разговаривали ли они вообще.



Словесное выражение ответа. Способность к адекватному словесному выражению своих мыслей во многом обусловлена образовательным уровнем опрашиваемого. Если опрашиваемый испытывает затруднения при формулировании своих ответов, следует структурировать его сознание в нужном направлении, предложить ему выбор возможных ответов, например: "В какое время вы видели вчера своего соседа? До обеда или после обеда?" Особенно остро эта задача встает при выяснении у очевидцев признаков внешности преступника, так как обычно они оперируют житейской терминологией, не всегда пригодной для розыска.

Окончание общения. Завершать общение нужно постепенно, предоставляя собеседнику возможность выговориться до конца. Не рекомендуется резко обрывать разговор. Это может вызвать отрицательное отношение к состоявшейся беседе, что затруднит дальнейшее общение с данным человеком.

И наоборот, если для продолжения работы с фигурантом необходимо создать у него высокую эмоциональную напряженность, общение следует оборвать неожиданно.

Для того чтобы он не догадался, какие сведения представляли интерес, беседу нужно заканчивать разговором на отвлеченные темы, не связанные с реальными целями общения.

Подытоживая сказанное, необходимо отметить, что в настоящей статье рассмотрены лишь некоторые психологические приемы общения. Надеюсь, что мои коллеги продолжат обсуждение этих вопросов, выскажут много новых предложений по совершенствованию тактики общения в юридической деятельности.