Мудрый Юрист

Внешние функции российского государства в условиях глобализации

Виприцкий Николай Николаевич, соискатель кафедры финансового, предпринимательского и информационного права Ставропольского государственного университета.

В статье рассмотрены проблемы внешних функций государства в условиях глобализации. Сделан вывод о необходимости усиления политико-правовых позиций России в глобализирующемся мире.

Ключевые слова: глобализация, внешние функции государства, национальное право, международное право.

The article contains overview the main issues of state external functions in globalization's conditions. The conclusion about necessity of enforcement of Russian political and legal positions in globalizing world has been done.

Key words: globalization, external functions of state, domestic law, international law.

Глобализация, преимущественно в экономической сфере, выдвигает на первый план серьезную проблему, которую так емко выразил Г.В. Мальцев, - проблему "юридического институтогенеза", в рамках которого государство, претендующее на демократизм, хочет оно или нет, объективно выступает в качестве представителя всего гражданского общества. По мнению Г.В. Мальцева, субъектами юридического институтогенеза "могут выступать государство и государственные органы, наделенные специальными полномочиями принимать законы, издавать нормативные правовые акты, содержание которых сводится к установлению того или иного института. Каких-либо теоретических неясностей на этот счет у юристов не существует, но они сегодня не могут оставаться в стороне от развертывающихся во всем мире дискуссий по поводу судьбы государства в эпоху глобализации..." [1. С. 488 - 489].

В условиях глобализации внешние функции государства обусловлены новыми вызовами в области образования (Болонский процесс) и культуры (проблемы сохранения культурной идентичности в условиях мультикультурных процессов), противоречиями развития информационного общества в условиях глобальной сети Интернет, модернизационными процессами, столкновением цивилизационных парадигм, экономических, политических интересов и военных интересов. Наконец, понимание внешних функций невозможно вне осознания важности международного сотрудничества в области транснациональной преступности, прежде всего в сфере борьбы с наркоманией и отмыванием незаконно полученных денежных средств.

Теоретики права в ряде работ высказывают определенную тревогу в связи с деформирующим влиянием глобализации на российскую правовую систему, правосознание, в связи с влиянием глобализации на правотворчество, разнонаправленным влиянием ее на правоприменительную деятельность [4. С. 98 - 99]. В современной правовой науке зафиксировано, что процесс интернационализации в национальном праве протекает неравномерно и весьма противоречиво.

По мнению Ю.А. Тихомирова, международный диктат опасен, предпочтительнее взвешенное восприятие международного права [3. С. 172]. Не секрет, что внутренние приоритеты внешних функций любого государства задаются не только правом общественного интереса, но господствующими цивилизационными парадигмами, доктринами национальной безопасности. Состояние правовой жизни, культурно-образовательная миссия государства формируют способы взаимодействия государства с другими субъектами при решении глобальных проблем человечества совместно с другими государствами и международными организациями. Вместе с тем в реальной плоскости правовые основы внешней политики отражают наличие угроз международного терроризма, проблем глобального потепления, противоречий в экономической, финансовой сфере, в сфере обеспечения национальной безопасности.

Многомерность, противоречивость данной проблематики выдвигают на первый план аспекты, связанные с теоретико-правовым пониманием направлений эффективной деятельности государства в международной сфере, с новыми приоритетами в системе внешних функций Российского государства.

"Россия - это абсолютно новое государство, новое хотя бы потому, что здесь с нуля зарождаются абсолютно новые для этого политического поля институты", - заявил в одном из своих интервью В.В. Путин [2]. На процесс переосмысления сущности и видов внешних функций, их соотношения в новых условиях влияют совершенно новые факторы, связанные с изменившейся общей ситуацией вокруг Российской Федерации.

Прежде всего, это новый спектр субъектов внешних отношений, сформировавшихся в последние годы. Так, в результате распада государств-метрополий в 50 - 90-х гг. прошлого века возникло более 100 новых государств в Азии, в Африке, в Латинской Америке [5. С. 3]. В изменившихся условиях Россия должна четко обозначить систему приоритетов и интересов сотрудничества с новыми государствами, провести соответствующие юридические мероприятия. Проблема актуализируется также динамикой становления и развития новых региональных стратегических союзов, в том числе в военной сфере.

Во-вторых, объем внешних функций объективно усиливается в связи с конституционным уровнем закрепления тезиса о значении норм, общепризнанных принципов международного права для российской правовой системы. Данное правовое положение не может не изменить теоретико-правовые подходы к пониманию роли и значения внешних функций с учетом данного фактора. Как справедливо писал Ю.А. Тихомиров, признавая известную позитивность интернационализации национального права, нельзя ее абсолютизировать и тем самым поощрять "глобализаторские аппетиты" крупных монополий и ряда государств [3. С. 172].

В-третьих, теоретико-правовая наука должна "переработать" эмпирические данные, связанные с возможностью и необходимостью участия России в международных организациях, с нарастанием дискуссий вокруг потенциального вступления России в ВТО и иные международные организации.

В-четвертых, Российское государство вынуждено учитывать не только позитивные тенденции, связанные с углублением международного сотрудничества, но и новые вызовы национальным интересам и национальной безопасности России. Речь идет об усилении тенденции к созданию однополярной системы мира с силовым и экономическим превосходством США, с возрастанием влияния глобализации на жизнь всех государств.

В-пятых, следует уточнить внутреннюю структуру подсистемы внешних функций в электронном государстве в условиях глобализации с учетом смены парадигмы формационного понимания государства на цивилизационный подход. Необходимо исследование внешних функций, в том числе в аспекте адекватной оценки состояния внешних функций, для выработки дальнейших политико-правовых решений, своеобразного правового мониторинга данного направления деятельности Российского государства. Как емко замечено, Россия и Европа ищут сейчас решение проблемы роли и функций государства. Не меняя качественно правил игры, глобализация заставляет государства искать новые инструменты эффективного осуществления своих функций.

Проблеме глобализации посвящено немало работ. Издаются специализированные журналы, проводятся международные конференции и симпозиумы. Проблемы взаимодействия права и глобализации под разными углами зрения рассматривались в трудах С.С. Алексеева, Д.А. Керимова, С.В. Полениной, Ю.А. Тихомирова, О.И. Цыбулевской и многих других авторов.

Внешние функции государства традиционно занимают второстепенное место в учениях о функциях Российского государства. В условиях закрытости системы общественных отношений при социализме теоретические приоритеты, связанные с изучением внутренних функций государства, были вполне объяснимы. Однако и в этот период активно работали политологи, политэкономы, дипломаты для обоснования внешних функций государства в иных плоскостях.

Становление понятийного аппарата исследования данной проблематики связано с развитием в рамках советского периода учения о функциях социалистического государства. Пространственный элемент в теории функций государства также понимается неоднородно. С одной стороны, присутствует географический ракурс понимания, с другой - попытка отграничить пределы вмешательства государства путем регулирования различных аспектов жизнедеятельности социальной системы. Географический аспект особенно ярко выражается в попытке обоснования правовых форм взаимодействия в рамках реализации внешних функций государства. Понятийный аппарат здесь также отличается неопределенностью, использованием терминологии типа "страны ближнего и дальнего зарубежья", "враждебные блоки" и т.д.

Акцент на правовом регулировании функций по критерию разделения властей приводит к актуализации проблемы систематизации и теоретического осмысления функционирования отдельных звеньев исполнительной, законодательной и судебной власти. Наибольшее развитие данный подход получил на стыке общей теории права и административно-правовой теории.

При примате формационного подхода в объяснении функций превалировал классовый подход, в иерархии функций на первый план выходили функции, сообщающие системе наибольшее свойство не только устойчивости, но и воспроизводства ее классовой сущности (экономическая, политическая, внутренние функции превалируют над внешними направлениями деятельности). В условиях цивилизационного подхода происходит определенная перегруппировка функций, осознается роль функций, направленных на придание цивилизационного качества всей системе отношений. Как следствие, экологическая, информационная и культурная функции перестают играть роль второстепенных, в потенции, детерминируя новое качество системы общественных отношений, образуют поле международного сотрудничества и решения общечеловеческих задач.

Глобализация, на наш взгляд, есть процесс усиления взаимозависимости различных стран и регионов мира и, как следствие, усиления противоречий между национальным и наднациональным по всему спектру проблем экономического, политического, правового, морального, религиозного, культурного, информационного плана. Сложность и неоднозначность глобализационных процессов, глубина развертывающихся преобразований в различных сферах жизнедеятельности человека приводят к появлению многочисленных конфликтов.

В данном контексте объективируется роль не только права как регулятора общественных отношений, но и суверенного государства, обеспечивающего баланс интересов, в том числе на международной арене. В сфере международных отношений главным субъектом выступает именно государство, что обусловливает необходимость формирования нового качества правовой культуры и ответственности самого государства как гаранта стабильности и сохранения мира. Доказано, что динамика внешних функций (внешнеэкономической и внешнеэкологической функций, функции обеспечения национальной безопасности, международного сотрудничества в культурной, образовательной, трудовой сферах и т.д.) современного Российского государства обусловлена не только кардинальными внутренними изменениями, но и динамикой внешних изменений. В результате распада СССР мир столкнулся со сложнейшей проблемой однополюсного развития. Новые вызовы в условиях глобализации (угроза международного терроризма, экспансия военно-политических блоков, динамика внешнеполитической доктрины США) обусловливают необходимость выработки политико-правового арсенала суверенной России в качестве сильного и конкурентоспособного партнера по всем ключевым направлениям функционирования ее государственного механизма.

Литература

  1. Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2007.
  2. Путин В.В. Интервью ОРТ, японской телекомпании "ЭН-ЭЙЧ-КЕЙ" и информационному агентству "Рейтер" // Российская газета. 2000. 14 июля.
  3. Тихомиров Ю.А. Интернационализация национального права // Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2004.
  4. Цыбулевская О. Взаимодействие права и морали в условиях глобализации // Глобализация: проблемы международного сотрудничества и решение общечеловеческих задач. Саратов, 2005.
  5. Цыцугин А.В. Современные виды объединения государств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.