Мудрый Юрист

Зуитер а. Реалистичен ли подход "базеля III"? Шмитц а. Восстановление экономики набирает обороты. Шторбек о. Решения "базеля III" не могут ограничить банки *, **

<*> Зуитер А. Реалистичен ли подход "Базеля III"? // Die Bank. 03.2011.

Шмитц А. Восстановление экономики набирает обороты // Die Bank. 04.2011.

Шторбек О. Решения "Базеля III" не могут ограничить банки // Die Zeit. 29.03.2011.

<**> Suyter A. Ein realistisches Konzept in Basel III? // Die Bank - Zeitschrift fur Bankpolitik und Praxis, der Artikel ist erschienen in der Ausgabe. 03/2011. URL: http:// www.die-bank.de/ banking/ ein- realistisches- konzept- in- basel- iii.

Schmitz A. Die Erneuerung vorantreiben // Die Bank - Zeitschrift fur Bankpolitik und Praxis, der Artikel ist erschienen in der Ausgabe 04/2011. URL: http:// www.die-bank.de/ banking/ die-erneuerung-vorantreiben.

Storbeck O. Basel III bandigt Banken nicht // Die Zeit. 29.03.2011. URL: http:// www.zeit.de/ wirtschaft/ 2011-03/ basel-banken-auflagen-studien/ seite-1.

Потрясова Д., студентка юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова <1>.

<1> Научный консультант к.ю.н. Е.Б. Лаутс.

В начале XX в. мир столкнулся с одним из самых тяжелых финансовых кризисов, что заставило банковские системы всего мира пересмотреть требования к рынку банковских услуг, к банкам и их деятельности. Под руководством Базельского комитета по банковскому регулированию и надзору в конце прошлого года были приняты новые правила для банковского сектора, кратко именуемые "Базель III". Они вызвали неоднозначную реакцию среди ученых и практиков. В рассматриваемой статье показано, какую реакцию данные правила вызвали в Германии.

Андреас Шмитц, президент Федеральной ассоциации банков Германии и главный исполнительный директор HSBC Trinkaus & Burkhardt AG, пишет, что для того, чтобы финансовая система была стабильной и устойчивой, требуются такие же стабильные устойчивые банки: банки, у которых будет достаточная доходность, чтобы благополучно пережить кризис. Государство должно обеспечить эффективное регулирование, а банки должны закрепить устойчивую долговременную модель ведения бизнеса, приносящую успех, т.е. получение доходов. По его мнению, именно конкуренция должна вызвать к жизни эти новые деловые модели. Для их формирования необходимо учитывать желания клиентов, новые технологии, правила конкуренции и требования законодательства.

Репутация самой компании - ценнейший актив, даже если он не отображается в балансе. Она повышается или падает не только вследствие уровня эффективности корпоративного управления. Основой успеха и авторитета в бизнесе в конечном счете является прямая связь с клиентами - она лежит в основе предпринимательства.

Однако именно эти отношения с клиентами в розничном бизнесе банков, а также отношения клиентов со сберегательными банками прошли тяжелое испытание. Из-за финансовых потрясений рынка инвесторы понесли существенные потери от инвестиций в акции, сертификаты и фонды. Если они понимали, что их неправильно консультируют, это приводило к трещине в отношениях клиента и банка - доверие было утрачено, что отчасти было следствием необдуманных действий.

Исследователи утверждают, что инвестиционный консалтинг слишком мало ориентирован на клиентов. Однако эти упреки не всегда обоснованны, потому что данная консультационная услуга является сложным продуктом и не всегда удается вычислить и рассчитать, например, портфели рисков и прибыли. Поэтому банки, работающие в своих собственных интересах, чтобы восстановить утраченное доверие, должны сделать основной акцент на потребности и интересы клиентов. Для этого ассоциация банкиров не только разработала единый информационный лист о консультационном продукте, но также сформулировала десять принципов, которые призваны укрепить доверие инвесторов. Эти стандарты определяют требования к качеству обслуживания частных клиентов.

Усиление конкуренции приведет к тому, что удовлетворенность потребностей клиентов будет мыслиться в качестве основного компонента деловой модели. В этой связи хорошим примером из практики является должность менеджера или директора по работе с клиентами, который отвечает за защиту интересов потребителей в банке и ведет работу по учету изменяющихся потребностей клиентов для оптимизации оказания им консультационных и иных услуг.

Чтобы иметь возможность гарантировать высокое качество обслуживания клиентов, банки также могут установить внутренний контроль при помощи методики "тайного покупателя", суть которой состоит в том, что обученные наблюдатели выступают в качестве клиента банка.

Также А. Шмитц считает, что для ускорения темпов восстановления экономики необходимо избегать чрезмерного законодательного регулирования банковской деятельности. Особенно много вопросов встает в связи с законодательными требованиями к размеру собственных средств банков. Кредитование компаний, частных лиц и государства - это основная функция банков. Чтобы кредитные организации смогли успешно осуществлять эту деятельность, они должны иметь в распоряжении необходимые активы и, следовательно, иметь достаточный размер собственного капитала.

Поэтому, считает А. Шмитц, необходимо международное соглашение, которое обязывает банки постепенно повысить долю собственного капитала. "Базель III" призван стать механизмом, который будет регулировать многие основные моменты банковской деятельности, не допуская при этом излишней детализации.

Дело в том, что зарегулированность лишает банки возможности выполнять свою основную задачу - финансировать экономику. При этом речь не идет о том, чтобы возражать против необходимых и рациональных изменений. В конце концов, банки вынуждены подчиняться решениям Базельского комитета. Кредитные организации должны значительно увеличить размер своего основного капитала самое позднее к 2019 г. И начали они это делать не только вчера. Крупнейший немецкий банк, например, значительно увеличил размер собственного капитала в октябре 2010 г., его валовые поступления от размещения новых акций составили 10,2 млрд. евро. Банки смогут укреплять, наращивать их основной капитал, но только тогда, когда они получат прибыль. И достичь этого окажется тем сложнее, чем больше обременений и ограничений будет возлагаться на эти компании.

Новый Закон о реорганизации кредитных институтов содержит много положительных моментов. Он предусматривает введение специального банковского сбора. Но даже этот Закон имеет очевидные недостатки. Проблема системных рисков никак не учитывается, недостаточно внимания уделено определению круга лиц, на которых распространяется положения Закона, связанные с банковским сбором. Таким образом, на кредитный бизнес опять налагаются ограничения, в то время как маленькие, связанные с банками компании едва подпадают под его действие, а хедж-фонды и страховые компании вообще выведены из сферы его применения.

Не только круг этих организаций, но также и отсутствующее согласование на международном уровне по внедрению этого банковского сбора нужно оценивать критически. По меньшей мере, стоит избегать того, чтобы немецкие банки платили дважды еще за свои дочерние компании за границей. Чрезмерное регулирование такого рода могло бы повредить конкурентоспособности немецкого финансового сектора.

Еще больший ущерб может нанести чрезмерное налогообложение. Устрашающий пример - это попытка Швеции ввести налог с оборота на шведской бирже в середине 1980-х гг. Уже через одну неделю после объявления о запланированном введении этого налога торговля посредством облигаций (бондами), а также фьючерсами и опционами значительно снизилась. Тогда около 50% от общего объема торговли на шведской фондовой бирже проходили через Лондон. В конце концов, Швеция должна была снова упразднить этот налог в 1991 г.

Также А. Шмитц отмечает, что в Германии существуют внутренние проблемы в банковском секторе, такие, как остановившиеся в развитии рыночные структуры и ряд нарушений правил конкуренции. В подтверждение он приводит цитату из Новой цюрихской газеты, суть которой в том, что на немецком рынке банковских услуг слишком много конкурентов, часть из которых находится в более выгодном положении, например, половину рынка занимают сберегательные и кооперативные банки, на которые налагается меньше ограничений в сфере доходов, что приводит к уменьшению прибыли других конкурентов. К тому же региональные банки едва располагают достаточным количеством вкладов клиентов, их рентабельность находится под большим вопросом. Решение этой проблемы А. Шмитц видит в разработке качественно новых моделей ведения бизнеса для немецких банков и установлении одинаковых требований к частным и государственным банкам.

Другой исследователь, Александр Зуитер, уделяет внимание вопросу антициклического буфера (антикризисного фонда), предусмотренного Базелем III.

Он пишет, что во время кризиса в Германии обанкротились многие компании и что банки, которые финансировали эти компании, должны использовать свой капитал как резерв на возможные потери по ссудам. В результате чего, как правило, ужесточаются требования к собственному капиталу банков, что понижает кредитные рейтинги клиентов. Оба эффекта, увеличение числа банкротств и понижение рейтинга кредитоспособности клиентов приводят к снижению объемов кредитования и, соответственно, к снижению инвестиций в капитал банков вообще, тем самым создавая эффект, который может потенциально усилить кризис (проциклической эффект).

По этой причине организации, устанавливающие международные стандарты, в том числе Базельский комитет по банковскому регулированию и надзору, решили в результате реформы "Базеля II" ввести обязательные нормативные буферы капитала для банков в "Базеле III". В дополнение к так называемому буферу консервации капитала предусмотрен антициклический (антикризисный) буфер капитала. Оба буфера должны применяться комплексно, т.е. вместе они образуют так называемые пределы консервации капитала. По мысли "Базеля III" эти буферы относятся к будущему основному капиталу.

А. Зуитер пишет, что доля базового капитала выше 9,5% приводит к невозможности осуществления деятельности, а размер доли между 8,25 и 9,5% позволяет сохранить доходы и привлечь средства в капитал не менее чем на 40%. В крайнем случае если доля основного капитала будет установлена между 4,5 и 5,75%, то они будут сохранены в размере 100% в пользу банка.

Доля базового капитала ниже 4,5% угрожает кредитной организации ликвидацией вследствие нарушения нормативов. Приведенные выше показатели должны быть достигнуты банками к началу 2019 г. Хотя буфер консервации капитала должен позволить банку пережить кризис, антициклический буфер используется для поддержания стабильности банковской системы в целом.

Создание антициклического буфера основано на идее, что его надо создавать в период экономического роста и использовать во время спада. Таким образом, усиливающийся эффект от колебания циклов экономической активности должен нивелироваться путем финансирования предприятий банками.

Целесообразно анализировать экономическую ситуацию и выявлять индикаторы, такие, как превышение определенного уровня роста кредитования в сопоставлении с валовым национальным продуктом. Если превышение становится длительной тенденцией, то оно может рассматриваться как индикатор экономического подъема, и в этот момент в определенный срок должен быть создан антикризисный фонд. По представлению Базельского комитета, это должно происходить в течение 12 месяцев.

Объявление о создании буфера (фонда) капитала в рамках всей отрасли может заметно повлиять на состояние доверия, так как оно может пониматься как тревожный сигнал об угрозе скорого спада после экономического подъема. Кроме того, еще более сильное влияние это может оказать на ту часть финансового рынка, которая не подлежит банковскому регулированию.

В целом А. Зуитер характеризует некоторые положения "Базеля III" как неясные, неопределенные, в частности положение относительно процедуры взаимодействия международных органов между собой и национальными банками, положения об индикаторах, с учетом которых должен быть создан этот антициклический буфер. Вместе с тем А. Зуитер также обращает внимание на то, что могут быть невыясненные несоответствия с правилами, установленными для страховых организаций - Solvency II, поэтому концепции создания буферов капитала относительно финансовых конгломератов должны тщательно обдумываться, что является сложной, комплексной задачей.

Газета Zeit также не обошла вниманием решения Базельского комитета. В газете отмечается, что новые правила, по мнению авторов, являются слишком слабыми и надзорные органы требуют их ужесточения.

Вместе с тем глава ЕЦБ Жан-Клод Трише убежден, что эти правила представляют собой большой шаг вперед, они призваны повысить надежность банков путем повышения их капитализации. Он придерживается этой позиции уже семь лет, с тех пор как появился "Базель II".

Сегодня многие исследователи убеждены в том, что "Базель II", вероятно, создал возможность для развития финансового кризиса, потому что банкам было позволено совершать слишком много рискованных операций. "Кредитные организации были безнадежно не капитализированы", - говорит Филипп Дэвис, эксперт Лондонского мозгового центра национального института экономических и социальных исследований.

Теперь "Базель III" должен это исправить. В сентябре 2010 г. развитые промышленные государства договорились о более жестких правилах. Когда банки предоставляют кредиты, они должны отчислять по меньшей мере 7% в счет твердого собственного капитала. Пока есть лишь 2%. Это решение "Базеля III" Трише находит "очень важным". Кроме того, само понятие того, что является собственными средствами, заметно ужесточилось. "Для того чтобы понять последствия реформ, нужно рассматривать весь пакет реформ", - подчеркивает главный экономист Базельского банка по международным расчетам Стефан Чеккети.

Однако имеются факты, которые указывают на то, что Трише снова не прав. Все больше исследователей приходят к выводу, что правила "Базеля III" слишком слабые. Опасность новых банковских кризисов едва ли уменьшается. Тем более отчетливо видно: аргументы, с которыми выступает банковское лобби против более строгих правил, не выдерживают научной проверки.

"Чтобы финансовая система была более надежной, нужно, чтобы требование к собственному капиталу банков были явно строже, чем предусмотренные в Базеле III", - сказал Адэйр Тернер, глава британского финансового органа надзора FSA (управления по финансовому регулированию и надзору в Великобритании). Такие же аргументы приводят и Банк Англии, и Национальный институт экономических и социальных исследований в своих научных работах. Причем, по мнению Национального института, надзорные органы должны требовать не только увеличения, но и улучшения структуры собственного капитала. Например, резервный капитал (капитал 2-го уровня) - нереализованные доходы по ценным бумагам - больше не должен рассматриваться как собственный капитал.

Кредитные организации также не приветствуют данные требования. Их главный аргумент состоит в том, что, если банки должны резервировать больше капитала, они могут выдавать меньше кредитов и должны требовать более высоких процентных ставок. Это резко замедлит рост экономики.

Тем не менее этот аргумент не выдерживает научную перепроверку - к этому выводу приходят сразу несколько исследований. Специалисты британского центрального банка обнаружили следующее: между 1880 и 1960 гг. уровень задолженности банков в Великобритании и США составлял лишь половину от того, что имеется сегодня, а доля собственного капитала кредитных организаций была значительно больше. "В этот период экономические показатели не были значительно хуже", - говорится в исследовании. В последние 100 лет уровень задолженности банков также непрерывно растет. Также проценты, которые предприниматели и домашние хозяйства должны были платить тогда по кредитам, не выше, чем сегодня.

Банк Англии поддерживает вывод ученых из Стэнфордского университета и Института Макса Планка. Они уже отметили в сентябре 2010 г.: "Органы банковского надзора не должны быть чрезмерно обеспокоены тем, что существенное увеличение требований к собственному капиталу будет иметь значительные негативные последствия для экономики и экономического роста".

В силу того, что банковские кризисы становятся причиной огромного ущерба для всей экономики страны в целом, стоит сказать, что более строгие правила предотвращают только единственный тяжелый финансовый кризис для банков.

Таким образом, видно, что решения Базельского комитета не являются однозначными и вызывают столь же неоднозначную реакцию среди экономистов и исследователей. Кому-то меры, предусмотренные в "Базеле III", могут показаться чрезмерно жесткими, а кому-то, наоборот, слишком мягкими, третьи будут считать эти меры вполне удачными. Не стоит забывать, что банковский сектор функционирует не отдельно, а органично встроен во всю финансовую систему, поэтому важно просчитывать последствия не только для банковского сектора, но и для экономики отдельной страны и для стабильности мировой экономики в целом.