Мудрый Юрист

Об имперском суде в австро-венгрии как конституционном суде (по страницам не переведенной в России книги г. Еллинека "конституционный суд австрии") *

<*> Еллинек Г. Конституционный Суд Австрии. Вена, 1885. 70 с.

Кровельщикова В.В., доцент кафедры конституционного и международного права Юридического института Томского государственного университета, кандидат юридических наук.

Митюков М.А., заслуженный юрист Российской Федерации, профессор.

В статье на основе малоизвестной работы Г. Еллинека проанализированы политико-правовые взгляды этого выдающегося государствоведа на природу Имперского Суда в Австро-Венгрии как конституционного суда.

Ключевые слова: Австро-Венгрия, Цислейтания, Имперский Суд, конституционная история, конституционное правосудие, конституционный контроль, сравнительное правоведение.

С XVI века Австрия - многонациональная монархия, в которую входили народы Чехии, Венгрии, Силезии и других территорий. Потерпев поражение в противоборстве с Пруссией за влияние среди германских государств, в 1867 году Австрия в союзе с Венгрией образует Австро-Венгерскую империю <1> и принимает так называемую Декабрьскую Конституцию, которая состояла из пяти законов (один из которых с изменениями действует и ныне):

<1> Невинский В.В. Вводная статья к разделу "Австрия. Австрийская Республика" // Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 1 / Под ред. Л.А. Окунькова. М.: Норма, 2001. С. 13.
  1. Закон от 21 декабря 1867 года, изменяющий Основной Закон от 26 февраля 1861 года об имперском представительстве <2>;
<2> Das Gesetz vom 21. Dezember 1867 wodurch das Grundgesetz uber die Reichsvertretung vom 26. Februar 1861 abgeandert wird // Reichsgesetzblatt (RGBl). 1867. N 141.
  1. Основной государственный закон от 21 декабря 1867 года об общих правах граждан королевств и земель, представленных в Рейхсрате (Имперском Совете) <3>;
<3> Das Staatsgrundgesetz vom 21. Dezember 1867 uber die allgemeinen Rechte der Staatsburger fur die im Reichsrathe vertretenen Konigreiche und Lander // RGBl. 1867. N 142.
  1. Основной государственный закон от 21 декабря 1867 года об учреждении Имперского Суда <4>;
<4> Das Staatsgrundgesetz vom 21. Dezember 1867 uber die Einsetzung eines Reichsgerichtes // RGBl. 1867. N 143. На русском языке см. три версии перевода закона: 1) Основной государственный закон от 21 декабря 1867 г. об учреждении Государственного Суда // Административные и полицейские учреждения Франции, Австрии и Пруссии. Ч. 1: Франция; Ч. 2: Австрия; Ч. 3: Германия. Ч. 1 - 3 / В.Э. Фриш. СПб., 1905. С. 97 - 99; 2) Конституционный закон от 21 декабря 1867 г. Об установлении Имперского Суда // Собрание конституционных актов. Вып. П. М.: Изд-во В.М. Саблина, 1905. С. 107 - 108; Хрестоматiя з iсторii держави i права Украiни: навч. посiбник для студентiв юридичних спецiальностей вищих навчальних закладiв / За ред. В.Д. Гончаренка. Уклад. В.Д. Гончаренко, О.Д. Святоцький. 3-е вид., перероб. К.: Видавничий дiм "Iн Юре", 2003. С. 230 - 231; 3) Основной государственный закон о создании Имперского Суда от 21 декабря 1867 г. // Современные Конституции. Сборник действующих конституционных актов: В 2 т. Т. 1: Конституционные монархии / Пер. под ред. и со вступ. очерками пр.-доц. В.М. Гессена и доц. бар. Б.Э. Нольде. СПб., 1905. С. 24 - 25.
  1. Основной государственный закон от 21 декабря 1867 года о судебной власти <5>;
<5> Das Staatsgrundgesetz vom 21. Dezember 1867 uber die richterliche Gewalt // RGBl. 1867. N 144.
  1. Основной государственный закон от 21 декабря 1867 года об осуществлении правительственной и исполнительной власти <6>.
<6> Das Staatsgrundgesetz vom 21. Dezember 1867 uber die Ausubung der Regierungs- und Vollzugsgewalt // RGBl. 1867. N 145.

Для рассмотрения споров о компетенции и разрешения вопросов публичного права в королевствах и областях Империи учреждался Имперский Суд (Reichsgericht, Рейхсгерихт). Как справедливо отмечалось в статье "Имперские суды" Энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, компетенция Суда распространялась только на территории Цислейтании (западной, "австрийской", части Империи), представленные в Рейхсрате. Таковыми являлись Богемия, Далмация, Галиция, Нижняя Австрия, Верхняя Австрия, Зальцбург, Штирия, Каринтия, Крайна, Буковина, Моравия, Силезия, Тироль с Форарльсбергом, Герц, Градиска, Истрия, город Триест.

Имперский Суд начал свою деятельность 21 июня 1869 года с местом нахождения в Вене.

В соответствии с Основным государственным законом от 21 декабря 1867 года Имперский Суд состоял из Председателя и заместителя Председателя, назначаемых Императором пожизненно; из двенадцати членов и четырех заместителей, назначаемых Императором также пожизненно по представлению Рейхсрата (по шесть членов и два заместителя от каждой из палат - Палаты депутатов и Палаты господ). При этом каждая палата должна была представлять Императору три кандидатуры на каждую подлежащую замещению должность. Требований относительно специальной квалификации не устанавливалось. Имперскому Суду был уже известен институт постоянных референтов, которые избирались из его состава сроком на три года (ст. 5).

Имперский Суд решал в окончательной форме споры (ст. 2):

а) между судебными и административными учреждениями по вопросу о том, подлежит ли данное дело разбирательству в судебном или административном порядке в указанных законом случаях;

б) между представителями какой-либо области и высшими правительственными учреждениями в отношении права издания административного распоряжения;

в) между автономными учреждениями разных областей по делам, подлежащим их управлению и ведению.

Кроме того, к компетенции Суда относились (ст. 3):

  1. притязания, предъявленные одним из королевств и областей, представленных в Рейхсрате, к государству и обратно; притязания, предъявленные одним из королевств или областей друг к другу; наконец, притязания, предъявленные какой-либо общиной, корпорацией или частным лицом к одному из королевств и областей или к государству в целом, если таковые притязания не подлежали разбирательству в обыкновенных судах;
  2. жалобы граждан по поводу нарушения какого-либо из гарантированных Конституцией публичных прав, после того как дело было решено административным порядком на основании закона.

Имперский Суд решал единолично и независимо вопрос о том, подлежит ли данное дело его компетенции; его решение исключало всякое дальнейшее движение и всякое обращение к суду. Если какое-либо дело передавалось Имперским Судом обыкновенному суду или органам административной власти, то те не могли отказаться от разбирательства под предлогом, что дело не подлежит их ведению (ст. 4).

Имперский Суд в Австро-Венгрии в литературе рассматривается в качестве предшественника Конституционного Суда Австрии <7>. Особое значение этого органа состоит в том, что некоторые институциональные особенности, которые отличают Конституционный Суд Австрии от органов конституционного контроля других стран, получили законодательное закрепление уже во второй половине XIX века.

<7> Funk B.-Ch. Einffihrung in das osterreichische Verfassungsrecht. 13. erg. Auflage. Graz: Leykam Verlag, 2007. S. 58.

Некоторые австрийские и русские авторы уже на рубеже XIX - XX веков именовали Имперский Суд даже Конституционным. Об этом по крайней мере имеются свидетельства в трудах Р. Шпрингера (псевдоним лидера австрийских социал-демократов К. Реннера) <8>, Ф.Ф. Кокошкина, Б.П. Вышеславцева <9> и др. <10>. Бесспорно, что на такую оценку повлияли работы Г. Еллинека, которые были известны российским ученым ввиду не только энциклопедичности знаний профессуры того времени, но и владения ими, как правило, несколькими иностранными языками.

<8> Шпрингер Р. Национальная проблема. Борьба национальностей в Австрии / Пер. с нем. М. Брагинского и А. Брумберга; Под ред. и с предисл. М.Б. Ратнера. М., 1909. 2-е изд. М.: КРАСАНД, 2010. 328 с. (Из наследия мировой политологии).
<9> Кокошкин Ф.Ф., Вышеславцев Б.П. Австро-Венгрия // Политический строй современных государств: Сб. статей. Т. 2. СПб.: Изд-во кн. П.Д. Долгорукова и И.И. Петрункевича, 1906. С. 125 - 219.
<10> Гачек Ю. Общее государственное право на основе сравнительного правоведения. Часть III: Право современного государственного соединения / Пер. с нем. М.Я. Лазерсона. Рига, 1912. С. 156 - 168.

Вопрос об истории возникновения Имперского Суда, его природе и полномочиях исследовался еще в 80-х годах XIX столетия в не переведенной у нас работе профессора государственного права Венского университета Георга Еллинека "Конституционный Суд Австрии" <11>.

<11> См.: Jellinek G. Ein Verfassungsgerichtshof fur Osterreich. Wien, 1885. 70 s.

Основой теоретических размышлений Г. Еллинека послужил доклад Конституционной комиссии Палаты депутатов о проекте Основного государственного закона об учреждении Имперского Суда. В нем указывалось на необходимость создания органа, который независимо от чуждых влияний по свободному убеждению применил бы право на деле там, где посредством превосходства административного влияния и учета государственной пользы право оказывалось в своем осуществлении в опасности <12>. При этом во внимание принимался опыт создания и функционирования таких учреждений, как Верховный Суд США, Федеральный Суд Швейцарии, Имперский Суд в древней Германской империи, Арбитражный и Федеральный Третейский Суд в Германском Союзе, Имперский Суд по Конституции Германской империи 1848 г., Имперский Суд по Кремзирскому проекту Конституции и Конституции Австрии от 4 марта 1849 года <13>.

<12> Ibid. S. 54.
<13> Для более точного перевода использовались опубликованные на русском языке тексты конституций. См.: Конституция Швейцарии / Пер. текстов Швейцарской конституции и избирательного закона; Под ред., с предисл. и прим. В. Водовозова. СПб., 1905; Современные Конституции. Сборник действующих конституционных актов. Т. 1: Конституции и законодательные акты буржуазных государств XVII - XIX вв.: Сб. документов / Под ред. П.Н. Галанзы. М., 1957.

Большинство указанных учреждений, по мнению Г. Еллинека, выполняли и функцию конституционной юстиции. Для получения подтверждения, что идейный круг, из которого возник Имперский Суд, также включал законодательные полномочия, рассматривалась их природа.

1. Конституция Соединенных Штатов Америки построена, как известно, по принципу полного равенства и независимости властей. Судебная власть стоит, следовательно, наряду с законодательной и исполнительной. Тем самым значение союзных судов, и в первую очередь Верховного Суда, является намного более важным, чем значение любого суда любого штата, тем более когда он самостоятельно решает вопрос о своей компетенции в отношении двух других властей.

Верховный Суд рассматривается в качестве высшего интерпретатора Конституции как Союза, так и отдельных штатов по отношению к союзной Конституции. Известный комментатор Конституции США Дж. Стори <14>, которого цитирует Г. Еллинек, писал: "Верховный Суд постоянно пользуется правом окончательной интерпретации не только Конституции и законов Союза, но и действий штатов, их конституций и законов, так как они затрагивают Конституцию, законы и договоры Союза".

<14> См.: Story J. Commentaries on the Constitution of the United States. 4th ed. with notes and additions by Th. Cooley. Boston, 1873.

По контролю конституционных форм при осуществлении законов ему также полагается решение. Особенно потому, что усложненные формы для изменяющих Конституцию законов в Союзе не причисляют к внутренним делам Конгресса, так как для конституционного закона необходимо либо решение специально созванного для этого конвента, либо согласие трех четвертей законодательных собраний штатов. Суд должен защищать конституцию и элементы союзного государства <15> - народ и штаты - от превышения полномочий Конгрессом, снабженным только делегированной властью. Верховному Суду может быть передано каждое спорное дело, если действительность изданного государством закона или манипулируемого от его имени полномочия, основанного на содержании Конституции, законов или договоров Союза, поставлена под вопрос и подтверждена; а также если велись споры о толковании положения Конституции, закона или государственного договора Союза либо исходящего от Союза полномочия и решение против существования права, вытекающего из этого положения, отменено <16>. Посредством этих определений вместе с конституционными законами о том, что Конституция США является высшим законом страны, Верховный Суд имеет характер конституционного суда в неограниченном смысле. Ни в каком другом государстве законы не подвергались таким широким способом судебной проверке на их конституционность. При строгой проверке принципа разделения властей в Союзе Суд не может никакое действие законодательства признать недействительным. Он может только отказать закону в применении в предписанных для него случаях. Хотя закон в наличии, но он "ничтожный". Это значит недействительный, что, разумеется, приравнивается к его уничтожению. Такие далеко идущие полномочия Верховного Суда, правда, в свое время подвергались ожесточенным нападкам со стороны представителей государственного суверенитета. "Однако на сегодняшний день, - писал Г. Еллинек, - никто, пожалуй, не сомневается, что учреждение и компетенция этого Суда образуют необходимое звено в процессе развития и укрепления Конституции" <17>.

<15> В немецкой литературе конца XIX - начала XX в. для исследования природы федеративного государства использовалось понятие "Bundesstaat" (союзное государство). См.: Горенберг М. Теория союзного государства в трудах современных публицистов Германии. СПб., 1891.
<16> Ср.: Ruttimann J. Das nordamerikanische Bundesstaatsrecht vergleichen mit den politischen Einrichtungen der Schweiz. Zurich, 1867 - 1876. Bd. I. S. 390.
<17> Jellinek G. Op. cit. S. 57.

2. Швейцарский Федеральный Суд в соответствии с Конституцией от 12 сентября 1848 года обладал правом рассматривать споры негосударственно-правовой природы между кантонами, между Союзом (Федерацией) и кантоном, о нарушении прав, гарантированных федеральной конституцией, а также жалобы кантонов, если в них указывалось Союзное (Федеральное) Собрание. Пересмотренная Конституция от 29 мая 1874 года значительно расширила публично-правовую компетенцию Федерального Суда, так как ему были подведомственны (ст. 113):

  1. споры о компетенции между федеральными и кантональными учреждениями;
  2. споры государственно-правового характера между кантонами;
  3. жалобы на нарушение конституционных прав граждан, а равно и жалобы частных лиц на нарушение конкордатов и государственных договоров.

3. Имперские суды древней Германской империи - во всяком случае в теории - до ликвидации имели такое же право самостоятельно рассматривать жалобы подданных на господ. Также Имперский Суд в средневековой Германии до XVIII века решал споры, в которых стороной был Император, споры общественно-правовой природы между Императором и отдельными имперскими сословиями.

30 октября 1834 года в Германском Союзе наряду с Арбитражным Судом для разрешения споров между членами союза был создан Третейский Суд для рассмотрения недоразумений и споров, которые могли возникнуть в союзном государстве между правительством и сословиями о толковании Конституции <18>.

<18> Zoepfl H. Grundsatze des gemeinen deutschen Staatsrechts. Bd. II. Leipzig, 1863. S. 427; ср. ст. 60 Венского заключительного акта 1815 г.

Конституция Германской империи 1848 года ввела в действие Имперский Суд, который был задуман в качестве Конституционного Суда как Империи, так и отдельных государств. К компетенции этого Суда должны были относиться (§ 126):

a) жалобы отдельных государств на имперскую власть за нарушение имперской Конституции изданием имперских законов и мероприятиями имперского правительства, точно так же жалобы имперской власти на отдельные государства за нарушение имперской Конституции;

b) разногласия между Палатой государств и Палатой народа, разногласия палат с имперским Правительством, касающиеся толкования Конституции, если спорящие стороны соглашаются обратиться в Имперский Суд;

c) политические и частноправовые разногласия всякого рода между отдельными германскими государствами;

d) разногласия между правительством отдельного государства и народным представительством в толковании конституции этого государства.

Кроме того, Имперскому Суду передавались споры о престолонаследии, способности к управлению и регентству в отдельных государствах; жалобы граждан отдельного государства на свое правительство на уничтожение или неконституционное изменение конституции этого государства; жалобы немецких граждан о нарушении их прав, гарантированных имперской Конституцией; жалобы на отказ или замедление в судопроизводстве, когда исчерпаны средства, установленные законами отдельных государств; уголовная подсудность имперских министров по жалобам, поскольку жалобы касались министерской ответственности; уголовная подсудность имперских министров отдельных государств по жалобам, поскольку жалобы касались министерской ответственности; уголовная подсудность в случае государственной измены; жалобы на имперский фиск; жалобы на немецкие государства, если обязательство удовлетворения вызывает пререкания между государствами или же когда в одной жалобе предъявляется общее требование к нескольким государствам <19>. Вопрос о подсудности того или иного случая Имперскому Суду должен был самостоятельно решать единственно и исключительно сам Имперский Суд (§ 127).

<19> Абз. 5 § 126 франкфуртского проекта Конституции от 28 марта 1849 г.

Положения проекта имперской Конституции, по мнению Г. Еллинека, являются очень интересными для обсуждаемого здесь предмета, потому что Учредительное Национальное Собрание стремилось распространить парламентские права так далеко, насколько это возможно, и между тем не сомневалось, чтобы ввести в действие судебную инстанцию, которая при необходимости будет судить деятельность палат. Само бьющее ключом стремление к свободе 1848 года не препятствовало в Германии созданию того, что в конституционных делах народные представительства являются сторонами и поэтому должны быть подчинены беспристрастному вердикту <20>.

<20> Jellinek G. Op. cit. S. 60.

Конституция Германии 1871 года, считает Г. Еллинек, показывала только умеренные подходы к судебной защите Конституции как империи, так и отдельных государств. Конфликты между различными государствами Союза, которые не имели частноправового характера и поэтому не входили в компетенцию обычных судов, по требованию одной из сторон представлялись на рассмотрение Союзного Совета. Конституционные конфликты тех государств, конституции которых не определяли, какая власть разрешает такие конфликты, по требованию одной из сторон передавались Союзному Совету для мирного улаживания дела; если же такое не удавалось, то они разрешались путем имперского законодательства (ст. 76). Здесь Г. Еллинек указывал на недостаток этих положений. Союзное государство без Конституционного Суда не является правовым государством в полном смысле <21>.

<21> Haenel A. Studien zum deutschen Staatsrechts. Bd. I. Leipzig, 1873. S. 255 ff.

4. В Австрии вопрос о Конституционном Суде обсуждался сначала в Учредительном Рейхстаге. В проекте Конституции определялось (§ 140):

Верховный Имперский Суд исполняет судейские функции как единственная инстанция:

  1. по жалобам о моральной компенсации в связи с нарушением конституционных прав действиями государственных служащих;
  2. об отстранении от должности, временном отстранении или перемещении по службе судьи;
  3. во всех спорах между имперскими землями между собой и в спорах о компетенции центральных и земельных правительственных властей;
  4. при обвинениях против министров, глав земель и советов резиденций наместников;
  5. при тайных заговорах или покушениях против персоны Главы государства, против Рейхстага или против Ландтага.

Согласно терминологии этого конституционного проекта под правительственными органами понимались и законодательные (§ 33 - 39 раздела III). Имперский Суд был задуман не в качестве суда по контролю за законодательством, а для разрешения конфликтов между Империей и землями.

Австрийская Конституция от 4 марта 1849 года предусматривала учреждение Имперского Суда. Однако по сравнению с предшествующим Кремзирским проектом Конституции сфера его действия была сужена. В главе 13 этой Конституции говорилось об Имперском Суде, в ней содержались следующие положения:

"§ 106. Должен быть введен в действие Верховный Имперский Суд, который принимает решения в служебном порядке или на поступившую жалобу в следующих случаях:

  1. В качестве третейского суда в спорных вопросах между Империей и отдельными коронными землями или между отдельными коронными землями, поскольку предмет не относится к сфере имперской законодательной власти.
  2. В качестве высшей инстанции при нарушении политических прав.
  3. В качестве расследующего и высшего судебного учреждения:

a) при обвинениях против министров и наместников;

b) при заговорах или покушениях против монархов или регентов и в случаях государственной измены и измены Родине.

§ 107. Местом нахождения Имперского Суда является Вена, и отдельным законом будет определено, как будет проходить назначение судьи с учетом отдельных коронных земель, насколько большим должно быть их количество и каким должно быть производство в Суде".

Этот обзор примеров, которые были представлены авторам Основного государственного закона об Имперском Суде, как полагал Г. Еллинек, свидетельствовал, что это были союзные учреждения иностранных государств, которые должны были быть скопированы. "На самом деле необходимо, - писал он, - чтобы в союзном государстве, где наряду с центральной властью Империи существует ряд властей государств-членов и где - как между центром и государствами-членами, так и между последними исключено решение спорных вопросов посредством оружия, были какие-нибудь положения о разрешении споров о компетенции конституционно-правовой природы. Для этого во все времена существовали учреждения, носящие более или менее судебный характер, для разрешения споров между союзными властями и властями государств-членов, а также между государствами-членами и даже в союзах государств" <22>.

<22> Ср.: Mohl R. v. von. Geschichliche Nachweisungen uber Bundesgerichte // Zeitschrift fur die gesammte Staatswissenschaft. 1870. Bd. XXVI. N 1. S. 1 - 56.

По мнению Г. Еллинека, в Австрии идея конституционного суда выступала при первых началах конституционной жизни, так как здесь коронные земли с их обособленными народными представительствами вызывали децентрализацию законодательства, которые политически, если даже не юридически, многократно напоминали о создании союзного государства. Названные союзно-государственные конституционные суды содержат, однако, и полномочия, которые не связаны союзными учреждениями и предназначены разрешать конфликты внутри центральной власти или власти государств-членов. По этим пунктам они являются образцами для унитарного государства Австрии. В связи с этим целесообразно рассматривать их не как суды с точки зрения действующего закона, а как третейский суд с точки зрения законодательного предположения. "Да, компетенция этих судов, - писал Г. Еллинек, - выходит отчасти далеко за предел желаемого, так как была попытка сами споры о компетенции между правительством и народным представительством подчинить судебной практике" <23>.

<23> Таковым он был коротко и ясно обозначен Министром Унгером на общих прениях Палаты господ относительно Закона об учреждении Административного Суда. Ср.: Kaserer J. Oesterreichische Gesetze mit Materialien. Nach Amtlichen Quellen. Wien, 1876. Bd. XXVI. S. 83.

Однако не только ссылка на конституционные суды других государств, а также вся история возникновения Имперского Суда доказывает, что он в первую очередь был задуман в качестве конституционного суда. Конституционная комиссия подробно обсудила вопрос о предоставлении Имперскому Суду дальнейшей компетенции в конституционных вопросах. Доклад Комиссии закреплял: "Нельзя не признать, что было бы желательно иметь независимый орган для разрешения определенных конституционных конфликтов между ландтагами и Рейхсратом или между представительными органами и Правительством по объему конституционных прав, по толкованию законов и т.п. При неготовности состояния нашей Конституции и с учетом печального опыта прошлого оказалось опасным всякое давление законодательной власти представительных органов, всякое их подчинение судейскому вердикту, и этот вопрос остается на будущее" <24>.

<24> Jellinek G. Op. cit. S. 63.

Если удалось доказать, что с помощью передачи судейских функций представительных органов в судебное учреждение "законодательная власть представительных органов" никоим образом не подвергается давлению, и если не имеется больше оснований для опасений о подавлении конституционализма в Австрии, то уже приближается будущее, в котором нужно решать вопрос о конституционной юстиции, тем самым помогая устранять "неготовность наших конституционных состояний" в одной из важнейших сфер.

Г. Еллинек полагал, что не только историческая идейная ассоциация и история возникновения, но и юридическое рассмотрение круга полномочий Имперского Суда позволяют представить этот суд в качестве подходящего конституционного суда.

Функции Имперского Суда уточнялись в мотивированном докладе к правительственному законопроекту относительно учреждения Административного Суда, они рассматривались в трех направлениях: 1) в качестве суда по разрешению споров; 2) в качестве каузального суда по определенным требованиям публичного права и 3) в качестве административного суда по жалобам на нарушения прав, гарантированных Конституцией.

Если бы судебная практика предписывалась Имперскому Суду к указанным случаям, то, следовательно, компетенция этого Суда претерпела бы только интенсивное и никакого экстенсивного изменения. По своей природе в качестве суда по разрешению споров он был бы призван разрешать споры о компетенции между конституционным и обычным законодательством, так же как и между имперским и земельным законодательством. По своей природе в качестве суда по защите гарантированных политических прав он был бы призван принимать решения об обжаловании выборов. Было бы неэкономно создавать для этого отдельный самостоятельный суд. Имперский Суд принимает решение о законности выборов. Отсюда было бы логично, делает вывод Г. Еллинек, предоставить ему также право принятия решения о праве избранных. Нужно только до конца продумать принципы, которые лежат в основе Имперского Суда, чтобы этот трибунал уже преобразованно нес в себе полномочия в конституционных делах.

Доклад Конституционной комиссии обозначил Основной государственный закон об Имперском Суде как заключительный элемент Конституции и одну из ее важнейших гарантий. С полным правом, полагает Г. Еллинек, эти слова подходят только тогда к данному институту, когда серьезно продвигают идею, которая с самого начала лежала в ее основе. "Имперский Суд - это инстанция, с которой Австрия является единственной в своем роде среди монархических государств. Развивать это, проращивая сформировавшиеся ростки, является задачей, которая была бы полезной не только для развития конституционной жизни нашего государства, но и имеет огромное значение для укрепления конституционной монархии. Со своим Имперским Судом Австрия идет впереди остальных монархических конституционных государств. Здесь есть редкая возможность продуктивно внедрить в государственную жизнь новую идею!" <25>.

<25> Jellinek G. Op. cit. S. 65 - 66.

С точки зрения экономического принципа в организации учреждений, по мнению Г. Еллинека, следует еще указать на то, что Имперскому Суду как суду по защите Конституции должны были быть предоставлены дела Государственного Суда. Как его задачи, так и его состав в соответствии с Кремзирским проектом Конституции и Конституцией 1849 года предписывали ему высшую конституционно-правовую судебную практику по обвинению министров. Уже в Конституционной комиссии подавалось ходатайство о расширении полномочий Государственного Суда до Имперского Суда. Однако сразу же решили, что Государственный Суд непригоден для постоянного конституционного трибунала.

Далее Г. Еллинек пытался ответить на вопрос, каким способом возможно преобразование Имперского Суда в Конституционный Суд. Он полагал, что ответ на этот вопрос очень простой - посредством изменения Основного государственного закона от 21 декабря 1867 года об учреждении Имперского Суда.

В заключение своей работы Г. Еллинек высказал пожелание, "чтобы в борьбе партий голос беспристрастной науки был услышан, так как речь идет о том, чтобы австрийское конституционное право существовало не только в кратком руководстве и системах, но и стало бы одной из великих сил, морально поддерживающих государство" <26>.

<26> Jellinek G. Op. cit. S. 70.

Комментируемая работа Г. Еллинека была положительно встречена либеральными кругами в России. Она в качестве иллюстративного и теоретического материала использовалась учеными-юристами и политиками при проектировании вариантов конституционного преобразования в начале XX века. Одновременно высказывались и опасения, что реализация предложенной Г. Еллинеком идеи о конституционном суде "равноценна вовлечению судебной власти в партийную борьбу", а поэтому в большей мере поддерживалась "концепция Верховного Суда в качестве инструмента разрешения конфликтов между палатами и правительством на почве применения и толкования Конституции" <27>.

<27> Шаланд Л.В. Верховный Суд и конституционные гарантии // Конституционное государство: Сб. статей. 2-е изд. СПб., 1905. С. 399 - 404.