Мудрый Юрист

Изъятие и уничтожение игровых автоматов

Жаров Александр Владимирович, заместитель начальника отдела прокуратуры Республики Татарстан.

В статье рассматриваются проблемы обращения в собственность государства игрового оборудования, изъятого при производстве по делам об административных правонарушениях.

Ключевые слова: административное правонарушение; гражданское судопроизводство; игровое оборудование; конфискация; полномочия прокурора.

Seizure and demolition of game machines

A.V. Zharov

The article studies the problems of conversion of game equipment seized in the course of administrative offences proceedings into the ownership of the state.

Key words: administrative offence; civil proceedings; game equipment; forfeiture; powers of public prosecutor.

Повышение юридической грамотности населения - процесс естественный и прогрессивный. Если он усложняет работу правоохранительных органов, вынуждает подключать дополнительные отделы мыслительного аппарата, то ничего плохого в этом нет: на то и щука, чтобы карась не дремал. Главное - соблюдать правило, согласно которому недобросовестность отдельных граждан не освобождает должностных лиц от обязанности действовать строго в рамках закона.

При проверке исполнения требований ФЗ от 29 декабря 2006 г. "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" нередко случается так, что правонарушение вроде бы налицо: есть помещение, в нем игровые автоматы, но сам факт осуществления незаконной деятельности и вину конкретного лица в совершении административного правонарушения доказать не удается.

Это может произойти по причине нерасторопности проверяющих (не провели или не оформили так называемую контрольную закупку, необходимую по характеру административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, тем более когда помещение вскрывается силовым способом); из-за пороков процессуальных документов, которые не могут быть приняты в качестве допустимых доказательств; из-за неясности в вопросах принадлежности помещения, где были установлены игровые автоматы, и т.д.

Но главная причина - это "уход" причастных лиц "в несознанку", когда они открещиваются от всего, связанного с использованием игрового оборудования, поскольку санкция закона, кроме конфискации, предусматривает также крупный денежный штраф. Опровергнуть их возражение иногда невозможно, так как документы на приобретение игровых автоматов, как правило, скрываются, какая-либо бухгалтерия по предоставлению услуг не ведется.

Тем не менее игровое оборудование (автоматы, мониторы, системные блоки и прочее) изымается и помещается на хранение, как правило, в служебные помещения органов внутренних дел. А затем возникает вопрос: что с ним делать и как уничтожить законным способом, без оглядки на возможные в будущем претензии собственников или владельцев?

Прокурор одного из районов г. Казани при аналогичных обстоятельствах в интересах Российской Федерации подал в суд заявление о признании игрового оборудования бесхозяйным, обращении его в собственность государства и передаче для уничтожения территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в РТ.

Заявление подано по правилам ч. 1 ст. 290 ГПК, регламентирующей порядок признания бесхозяйной движимой вещи, изъятой федеральными органами исполнительной власти в соответствии с их компетенцией. В качестве заинтересованного лица по делу привлечено территориальное управление Росимущества по РТ, на которое согласно Положению о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, утвержденному Постановлением Правительства РФ от 5 июня 2008 г. N 432, возложены, помимо прочих, функции по реализации конфискованного, движимого бесхозяйного, изъятого и иного имущества, обращенного в собственность государства в соответствии с законодательством РФ, а в случае невозможности его реализации в силу утраты потребительских свойств - по его утилизации (уничтожению).

Однако, как представляется, алгоритм, или порядок действий правоохранительных органов должен быть несколько иным.

Во-первых, действительно, без судебного решения о признании изъятого игрового оборудования бесхозяйным и обращении его в собственность Российской Федерации не обойтись, это единственный законный путь для определения юридической судьбы имущества, от которого отказался собственник.

Поскольку игровое оборудование не изъято из гражданского оборота, оно не может быть передано для уничтожения в порядке п. 2 ч. 3 ст. 29.10 КоАП без привлечения конкретного лица к административной ответственности (см. п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях"). Его конфискация по нормам административного законодательства возможна лишь в качестве санкции при назначении наказания виновному лицу.

Если имущество изъято в порядке обеспечения производства по делу об административном правонарушении в качестве предмета административного правонарушения и вещественного доказательства, оно не может быть предметом спора в порядке гражданского судопроизводства до завершения производства по делу об административном правонарушении и при существующей перспективе все же привлечь виновное лицо к административной ответственности.

Согласно ст. 28.1 КоАП дело об административном правонарушении считается возбужденным с момента составления первого протокола о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусмотренных ст. 27.1 КоАП.

Поэтому обязательное предварительное условие обращения с заявлением в суд - вынесение постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении (за истечением срока давности либо за отсутствием состава административного правонарушения - неустановлением лица, подлежащего привлечению к административной ответственности).

Лишь после вступления в законную силу постановления органа административной юрисдикции о прекращении производства по делу об административном правонарушении может быть реализовано право на возбуждение гражданского дела.

Во-вторых, что касается полномочий органов прокуратуры. Гражданские дела о признании движимой вещи бесхозяйной и передаче ее в собственность государства рассматриваются в порядке особого производства. По общему правилу, сформулированному Верховным Судом РФ в некоторых своих разъяснениях, если специальная норма, регулирующая порядок возбуждения дел определенной категории, устанавливает конкретный перечень лиц, наделенных правом на обращение в суд, и прокурор в этот перечень не включен, правом на возбуждение дела он не обладает.

В этом случае, в силу ст. 290 ГПК, заявление о признании движимой вещи, изъятой федеральными органами исполнительной власти, бесхозяйной подается в суд финансовым органом по месту нахождения вещи.

Поскольку прокурор не указан в качестве инициатора возбуждения гражданских дел этой категории, он не уполномочен на обращение с заявлением в суд.

Кстати, была бы странной иная позиция законодателя. Прокурор наделен правом на обращение в суд в защиту законных интересов Российской Федерации. Игровое оборудование в ее собственности не находилось, поэтому обращение прокурора в суд не означало бы, что он выступил в защиту нарушенных прав и законных интересов государства.

Нельзя силой судебного решения принудить лицо, в том числе Российскую Федерацию, принять в собственность брошенную движимую вещь помимо его воли. Такое волеизъявление выражается в форме заявления в суд уполномоченного органа власти РФ. Прокурор соответствующими полномочиями в сфере указанных правоотношений не наделен.

И последнее. Правило ст. 290 ГПК относительно обращения финансового органа в суд с заявлениями этой категории уже не согласуется с действующим законодательством. В соответствии с п. 6.10 Положения, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 5 июня 2008 г. N 432, именно Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Росимущество), находящееся в ведении Минэкономразвития России, а не Минфина России, в лице территориальных органов имеет право от имени Российской Федерации обращаться в суды с заявлениями о признании движимого имущества бесхозяйным.

В эти органы и надлежит передавать материалы после прекращения производства по делу об административном правонарушении для определения судьбы игрового оборудования.

Высказанные в статье соображения несколько расходятся с задачами органов прокуратуры по активной реализации полномочий в гражданском судопроизводстве. Однако интересы обеспечения законности должны стоять на первом месте.