Мудрый Юрист

Классификации принципов исполнительного права России и республики Армения

Авякян А.В., Главный судебный пристав Республики Армения, заместитель министра юстиции Республики Армения.

Выделение принципов исполнительного права Республики Армения является одной из необходимостей обоснования самостоятельности исполнительного права вместе с выделением его особого предмета и метода.

Можно согласиться с мнением профессора В.М. Шерстюка, который указал, что "проблема принципов исполнительного производства по существу совсем не исследована и вряд ли ее удастся решить с первого захода... Для кристаллизации принципа отрасли права нужно время, устоявшееся законодательство и сложившаяся практика его применения". По мнению В.М. Шерстюка, к числу таких принципов можно отнести, в частности, принцип законности, принцип равенства граждан и организаций перед законом, принцип государственного языка исполнительного производства, диспозитивности и некоторые другие <*>. Соглашаясь с данной позицией, необходимо указать, что действительно каждый принцип требует отдельного самостоятельного и полного исследования, поэтому мы выделим наиболее значимые и специфические характеристики принципов исполнительного права.

<*> Материалы заседания рабочей группы по разработке ИК РФ, состоявшегося 15 февраля 2002 г. в Москве. Цитата по: Улетова Г.Д. К вопросу о системе принципов исполнительного права // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Сб. Краснодар, 2002. С. 66 - 67.

Следует отметить большой разброс мнений в российской литературе по вопросу о классификации принципов и несогласованность в терминах, определяющих название того или иного принципа, однозначных между собой по содержанию. Наиболее полное исследование проблема принципов исполнительного права получила в работах М.К. Юкова, Д.Х. Валеева, Н.А. Панкратовой, О.В. Исаенковой, Г.Д. Улетовой, а также была озвучена в докладах руководителей рабочей группы по разработке ИК РФ 15 февраля и 1 ноября 2002 г. В.М. Шерстюка и В.В. Яркова <*>.

<*> См. также: Деревянко Т.Е. К вопросу о кодификации исполнительного законодательства. Источники (формы) права: вопросы теории и истории. Матер. всерос. науч. конф. Сочи, 2002. С. 230 - 233; Грицай О.В. Принципы современного исполнительного производства / Арбитражный и гражданский процесс. 2002. N 6. С. 35 - 43.

М.К. Юков, следуя общепринятой практически всеми вышеуказанными авторами классификации принципов, предложенной С.С. Алексеевым <*>, выделил три группы принципов: общеправовые, межотраслевые, специфические отраслевые. К общеправовым он отнес законность, справедливость, юридическое равенство, социальную свободу, а также принципы социального (гражданского) долга, объективной истины, ответственности за вину. К межотраслевым - принцип диспозитивности, национального языка. В качестве специфических отраслевых, сложность выделения которых связано с межотраслевым и комплексным характером самой отрасли, были выделены: сочетание отраслевой и территориальной организации исполнения; добровольность исполнения решения; участие органа, вынесшего решение, в его исполнении; полнота и справедливость удовлетворения требований, инициативность органа исполнения <**>.

<*> Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. Свердловск, 1963.
<**> Юков М.К. Теоретические проблемы системы гражданского процессуального права. Дис. ... д-ра юр. наук. Свердловск, 1982. С. 183 - 186.

Близка позиция Д.Х. Валеева, который к числу общеправовых принципов относит дополнительно принцип получения юридической помощи, а к числу специфических отраслевых - неприкосновенность личности должника; неприкосновенность минимума средств существования должника и его членов семьи; пропорциональное распределение взыскиваемых сумм между взыскателями <*>.

<*> Валеев Д.Х. Процессуальное положение лиц, участвующих в исполнительном производстве. Автореф. канд. юрид. наук. Казань, 1999. С. 12.

В учебно-методическом пособии по исполнительному производству, выпущенном под редакцией В.Д. Кайгородова, содержится следующая классификация принципов исполнительного производства. Общеправовые принципы: законность, демократизм, полнота и реальная гарантированность субъективных прав граждан и организаций. Отраслевые принципы: гласность, национальный язык, равенство субъектов перед законом, равноправие сторон, диспозитивность. Принципы института исполнительного производства: неприкосновенность личности судебного пристава-исполнителя, должника; защита минимума средств существования должника и его семьи; очередность и пропорциональность распределения взыскиваемых сумм между взыскателями <*>.

<*> Исполнительное производство: Учебно-методическое пособие / Под ред. В.Д. Кайгородова. Екатеринбург: Изд-во УрГЮА, 1998. С. 4.

Н.А. Панкратова также предлагает свой вариант классификации принципов исполнительного права, выделяя принципы исполнительного права исходя из их закрепления в Конституции РФ и Законе РФ "Об исполнительном производстве". Кроме того, самой Н.А. Панкратовой признается, что выделение того или иного из указанных ей принципов является не бесспорным, но целесообразным, а исследование каждого из них требует самостоятельного исследования <*>.

<*> Панкратова Н.А. Система принципов исполнительного права // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное состояние и перспективы развития: Сб. / Под ред. В.В. Яркова, М.А. Викут, Г.А. Жилина. Екатеринбург, 2000. С. 505

О.В. Исаенковой выделяются в качестве общеправовых принципов (конституционных) принцип законности и принцип равенства перед законом. Ко второй группе межотраслевых принципов ей отнесены принцип государственного языка исполнительного производства; принцип диспозитивности (который действует ограниченно в исполнительном производстве). В третью группу ей отнесены принцип неприкосновенности личности должника; принцип неприкосновенности минимума средств существования должника-гражданина; принцип пропорциональности распределения взыскиваемых сумм между взыскателями; принцип сочетания отраслевой и территориальной организации исполнения <*>.

<*> Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции. Саратов, 2003. С. 102 - 112.

Г.Д. Улетова, в основном разделяя вышеобозначенные классификации принципов исполнительного производства, предлагает свою классификацию отраслевых (специфических) принципов исполнительного права. Принцип федерализма в исполнительном производстве связывается ей с комплексным характером норм, составляющих новый элемент системы российского права, и закрепленной в Конституции РФ формулой разграничения полномочий между федерацией и ее субъектами <*>.

<*> См. также Бутько Л.В., Улетова Г.Д. Принцип федерализма в регулировании исполнительного производства // Проблемы исполнения решений Конституционного Суда Российской Федерации, судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Матер. круглого стола. Краснодар, 2001. С. 50 - 51.

Принцип гуманности основ исполнительного производства связывается ей также как и Н.А. Панкратовой с наличием закрепленного в нормах права перечня имущества должника, на которое не может быть обращено взыскание, и гарантиями сохранения определенного процента заработной платы независимо от количества исполнительных документов.

Принцип обязательного исполнения судебного решения и акта иного юрисдикционного органа, подлежащих принудительному исполнению, предлагается закрепить в Конституции РФ в качестве основного принципа.

Принцип сочетания активности (инициативности) взыскателя и активности (инициативности) органа принудительного исполнения (принцип сочетания взаимной активности (инициативности) взыскателя и органа принудительного исполнения) связывается с позицией о необходимости четкого закрепления в законе пределов усмотрения судебного пристава-исполнителя, а также отрицания возможности приобретения судебным приставом-исполнителем статуса "представителя" одной из сторон исполнительного производства с собственным материальным интересом.

Принцип приоритета добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований, что связано с ориентированием регламента исполнительного производства на добровольное исполнение исполнительных документов, - как наиболее эффективного и менее затратного способа принудительного исполнения <*>.

<*> Улетова Г.Д. К вопросу о системе принципов исполнительного права // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Сб. Краснодар, 2002. С. 67 - 68.

Подводя итог, можно сказать, что существенных различий в классификации и содержании выделяемых принципов указанными исследователями не приведено, разногласия же в большинстве случаев связаны с различным толкованием отдельных терминов и своеобразием взглядов на сущность самого исполнительного права, его составляющих предмета и метода, что и отражается в вышеуказанных классификациях. В завершении следует отметить, что кодифицированный акт позволит более точно определить не только основания классификации принципов исполнительного права, но и более точно определить их содержание. Если на настоящий момент сложно выделить даже отраслевые (специфические) принципы исполнительного права, то принятие Исполнительного кодекса Республики Армения позволит выделять и отдельные принципы институтов исполнительного права.

Из числа общеправовых принципов и основных начал исполнительного производства Республики Армения можно выделить и раскрыть следующие взаимосвязанные и взаимообразующие принципы исполнительного права.

Принцип законности, который определяется в силу комплексности исполнительного права как неукоснительное соблюдение всеми участниками исполнительного производства норм материального и процессуального права. Принцип законности раскрывается через установленные в исполнительном и ином действующем законодательстве Республики Армения гарантий его соблюдения, которые должны касаться как организационных начал, формы осуществления исполнительных действий, форм ответственности за ее нарушение, так и гарантий соблюдения прав участников исполнительного производства, связанных с возможностью обжалования действий (бездействия) представителей органов принудительного исполнения, нарушающих права и законные интересы участников исполнительного производства.

Принцип диспозитивности в отношении взыскателя раскрывается в двух составляющих его формах. Во-первых, взыскатель вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащими ему правами в исполнительном производстве. Во-вторых, никто кроме взыскателя, за исключением случаев, предусмотренных законом, не может распоряжаться указанными правами. В качестве гарантий соблюдения данного принципа может быть установлена дополнительная ответственность для лиц, нарушивших данный принцип.

Принцип реальности исполнения должен предусматривать не только неотвратимость принудительного исполнении в отношении неисправного должника, но и реальные возможности для его осуществления. Отсутствие возможных бюрократических препонов для исполнения, реальность сроков предъявления исполнительных листов и иных сроков, связанных с выполнением исполнительных действий. Учет интересов всех взыскателей при недостаточности взысканного имущества. Закон должен гарантировать, что принудительный исполнитель предпримет все предусмотренные исполнительным законодательством действия для принудительного исполнения требований, указанных в исполнительном листе. Пострадавшее лицо в результате совершения исполнительных действий должно быть реально восстановлено в своих правах и при необходимости получить соответствующую закону компенсацию от должника. Принцип реального исполнения находится в тесной взаимосвязи с принципом преимущественной защиты интересов взыскателя в исполнительном производстве.

Установление принципа языка исполнительного производства и отдельных исполнительных действий является реализацией конституционного принципа национального языка. Участникам исполнительного производства должно быть гарантировано адекватное восприятие всех совершаемых исполнительных действий. Незнание языка не должно приводить к дискредитации личности и нарушению личных или имущественных прав любого участника исполнительного производства. В качестве гарантии законом должен быть разработан механизм привлечения в исполнительное производство переводчика, установление возможности отвода (самоотвода) и оплаты его услуг. Целесообразно было бы предусмотреть в исполнительном законодательстве и критерии, предъявляемые к личности самого переводчика.

Принцип преимущественной защиты взыскателя связан с принципом реальности исполнения и вытекает из целей судебного разбирательства и исполнительного производства. Данный принцип необходимо рассматривать в двух аспектах. Во-первых, преимущество прав взыскателя перед другими участниками исполнительного производства и прежде всего в отношении должника. Это положение вытекает из сущности правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, когда само исполнительное производство возникает по воле взыскателя (что подтверждается волей государства в соответствующем исполнительном листе) и в интересах удовлетворения прав взыскателя и его законных интересов.

Во-вторых, никакие ведомственные интересы не могут перекрывать права и законные интересы взыскателя в исполнительном производстве, т.е. при принудительном исполнении должником обязанностей перед взыскателем, подтвержденных в судебном акте. Интересы взыскателя не могут быть подменены какими-либо другими интересами, в том числе и государственными. В противном случае эффективность исполнительного производства будет чрезвычайно низкой, взыскатели заинтересованы в поиске "альтернативных" вариантов, как принудительного исполнения, так и разрешения правового конфликта. Создание системы органов принудительного исполнения судебных актов только ради создания системы органов принудительного исполнения не позволит разрешить вопросы принудительного исполнения в стране. Более того, это может существенно понизить авторитет и органов принудительного исполнения, и судебных органов, и государства в целом. Таким образом, рассматриваемое положение не будет отвечать публичным интересам.

Поощрение добровольного исполнения влияет на эффективность исполнительного производства и может существенно снизить затраты, связанные с принудительным исполнением судебных актов. Всем участникам в исполнительном производстве должно быть выгодно добровольное исполнение обязанности должником, в том числе и самому должнику. Поощрение добровольного исполнения на самом деле может выражаться не только в применении каких-то поощрительных мер в отношении должника: снижение размера расходов по исполнительному производству, не начисление исполнительского сбора и т.д., но и в возможности применения определенных санкций к должнику. Санкции могут применяться непосредственно как к личности должника: арест, ограничение в дееспособности, ограничение в выезде за пределы страны и т.п., так и к имуществу должника: взыскание исполнительского сбора, отнесение расходов по исполнению на должника, наложение штрафов за неисполнение и т.п.

Принцип независимости и объективности принудительного исполнителя связан с принципом разделения властей в Республики Армения и независимости исполнительной власти, в структуру которой входит служба принудительного исполнения судебных актов, от законодательной и судебной власти. Принудительный исполнитель должен быть независим также от возможного негативного на него влияния участвующих в исполнительном производстве лиц. Для этого в действующем законодательстве устанавливаются система гарантий подобной независимости принудительных приставов, которые могут выражаться в подобающем имущественном обеспечении, предоставлении социальных льгот, обеспечении личной безопасности принудительных исполнителей и членов их семей, процессуальная независимость в пределах, определяемых действующим исполнительным законодательством, и др.

Оборотная сторона независимости принудительного исполнителя от негативных влияний - объективность его действий при осуществлении принудительного исполнения. Принудительный исполнитель только тогда может быть объективным и беспристрастным по отношению к сторонам исполнительного производства и совершаемым им исполнительным действиям, когда обеспечена в должной мере его независимость. Объективность принудительного исполнителя связана с принципом законности и защитой прав взыскателя, что позволяет включить в исполнительное законодательство института отвода принудительного исполнителя по аналогии с институтом отвода (самоотвода) судьи в гражданском процессе.

Обязательность требований принудительного исполнителя также является общеправовым принципом и вытекает из обязательности выполнения вынесенных и вступивших в законную силу судебных актов, т.к. принудительный исполнитель в исполнительном производстве является проводником воли судебных органов и государственной воли в целом.

Обязательность законных требований принудительного исполнителя должна распространяться не только на участников исполнительного производства, но и на всех физических и юридических лиц на территории страны. В качестве гарантий соблюдения данного принципа должна быть предусмотрена ответственность личного или имущественного характера к нарушителям законных требований принудительного исполнителя. В силу действия принципа преимущественной защиты взыскателя здесь можно предусмотреть взыскание части налагаемых имущественных санкций на нарушителя в пользу взыскателя в исполнительном производстве. Это будет являться уже дополнительной гарантией принципа преимущественной защиты взыскателя.