Мудрый Юрист

Отвод судьи, ведущего предварительное производство в суде надзорной инстанции

Илья Дикарев, доцент юридического факультета Волгоградского государственного университета, кандидат юридических наук.

Участники судебного разбирательства должны быть уверены, что решение дела происходит избранным в определенном законом порядке составом суда, не заинтересованным в исходе дела. Поэтому право отвода суда и судей является важным условием осуществления правосудия. В связи с этим непременным требованием отправления правосудия является разъяснение и обеспечение сторонам их права заявить отвод составу суда <1>.

<1> См.: Выдря М.М. Участники судебного разбирательства и гарантии их прав. Краснодар, 1979. С. 9.

Производство в суде надзорной инстанции включает в себя два этапа: 1) предварительное производство, в ходе которого судья единолично решает вопрос о возбуждении надзорного производства, и 2) надзорное производство, в рамках которого происходит пересмотр вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда. Такая конструкция стадии производства в надзорной инстанции порождает проблему, связанную с неопределенностью вопроса о том, допустимо ли участие в надзорном рассмотрении уголовного дела судьи, который принял решение о возбуждении надзорного производства либо ранее отказал в удовлетворении надзорного ходатайства.

Следует отметить, что значимость рассматриваемой проблемы многократно возросла в связи с принятием Федерального закона от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ <2>. По замыслу законодателя, реализованному в названном Федеральном законе, двухэтапная модель построения стадии, при которой вопрос о передаче жалобы (представления) на рассмотрение соответствующего суда решается единолично судьей, будет применяться не только в надзорной, но и в кассационной инстанции.

<2> См.: Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" // Российская газета. 2010. 31 декабря.

В настоящее время в юридической литературе по вопросу о возможности участия судьи, возбудившего надзорное производство, в рассмотрении уголовного дела судом надзорной инстанции по существу высказываются противоположные суждения. Ряд авторов придерживается того мнения, что принятие решения о возбуждении надзорного производства не является обстоятельством, исключающим участие судьи в дальнейшем рассмотрении уголовного дела судом надзорной инстанции.

Так, В.В. Демидов высказался по данному вопросу следующим образом: "В связи с применением положений ст. 407 УПК возникли вопросы о том, вправе ли участвовать в заседании суда надзорной инстанции судья либо председатель суда, вынесшие постановление о возбуждении надзорного производства по данному уголовному делу. Полагаю, что к участию указанных лиц в заседании суда надзорной инстанции препятствия нет, так как ранее они не принимали решения по существу рассматриваемого дела" <3>.

<3> Демидов В. Производство по уголовным делам в суде надзорной инстанции // Российская юстиция. 2003. N 3. С. 33.

Данная позиция представляется неверной. Не случайно среди ученых и практических работников значительно больше сторонников противоположной позиции, согласно которой судья, возбудивший надзорное производство, подлежит отводу и не может принимать участие в дальнейшем рассмотрении дела судом надзорной инстанции.

Еще в период действия УПК РСФСР 1960 г. В.Б. Алексеев писал, что судья, принесший протест в порядке надзора, определил свое отношение к делу уже до рассмотрения его надзорной инстанцией, оценивая доказательства до его разрешения в коллегиальном составе: оценка доказательств может оказаться предрешенной фактом принесения протеста <4>.

<4> См.: Алексеев В.Б. Оценка доказательств в стадии надзорного производства. М., 1971. С. 110.

Как справедливо отмечает Т.С. Османов, участие судьи, возбудившего надзорное производство, в рассмотрении уголовного дела по существу не согласуется с требованиями ст. 63 УПК РФ и положениями ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод о праве каждого на беспристрастный суд. Поэтому судья, вынесший постановление о возбуждении надзорного производства по данному уголовному делу, не вправе участвовать в заседании суда надзорной инстанции, а также принимать участие в голосовании, если он является членом президиума этого суда <5>.

<5> См.: Османов Т.С. Судья-докладчик в суде надзорной инстанции в уголовном процессе // Российский судья. 2006. N 2. С. 5.

Правда, рекомендация, которую на основе вышесказанного дает Т.С. Османов, представляется весьма дискуссионной. По его мнению, законодателю следовало бы запретить судьям, входящим в состав президиума, рассматривать надзорные жалобы и представления и докладывать по ним на заседании суда надзорной инстанции <6>.

<6> См.: Там же.

На наш взгляд, с таким предложением согласиться сложно. Действительно, участвовать в рассмотрении судом надзорной инстанции уголовного дела в порядке ст. 407 УПК РФ не должны ни судьи, возбудившие надзорное производство, ни судьи, докладывавшие дело президиуму, поскольку и те и другие неминуемо высказываются по вопросам, которые должны стать предметом обсуждения при пересмотре дела. Однако возложить функции по рассмотрению надзорных жалоб на судей, не входящих в состав президиума, нельзя, поскольку судья, ведущий предварительное производство, реализует полномочия суда надзорной инстанции, а значит (если дело подсудно президиуму), должен являться членом этого президиума. Думается, что если отвод судей, рассматривавших надзорные жалобы и представления в порядке предварительного производства, может осложнить работу президиумов (в связи с отсутствием кворума), то эта проблема должна решаться только за счет увеличения числа членов президиума.

Равным образом не вправе участвовать в рассмотрении уголовного дела в надзорном порядке руководители судов, возбудившие надзорное производство в порядке ч. 4 ст. 406 УПК РФ. По данному вопросу однозначно высказался Конституционный Суд РФ. И хотя правовая позиция Конституционного Суда сформулирована применительно к гражданскому судопроизводству, она в полной мере распространяется на аналогичные ситуации, возникающие в уголовном процессе.

Так, в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П Конституционный Суд РФ указал, что в случаях, когда Председатель Верховного Суда РФ либо его заместитель по обращениям заинтересованных лиц вносят соответствующее представление, основанное на сложившемся у них убеждении о нарушении вынесенными судебными постановлениями единства судебной практики и законности, они в дальнейшем не могут входить в состав суда, рассматривающего дело по существу. Их участие в рассмотрении дела Президиумом Верховного суда РФ ставило бы под сомнение беспристрастность суда и противоречило бы принципу независимости судей. Аналогичная позиция сформулирована Европейским Судом по правам человека, который в п. 97 Постановления от 9 ноября 2004 г. по делу "Светлана Науменко против Украины" указал, что практика, в соответствии с которой заместитель председателя суда в качестве члена президиума и заместителя председателя президиума рассматривает внесенный им же в президиум суда протест, несовместима с беспристрастностью судьи, рассматривающего конкретное дело, так как никто не может быть одновременно истцом и судьей в собственном деле <7>.

<7> См.: пункт 8 Постановления Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ "Нижнекамскнефтехим" и "Хакасэнерго", а также жалобами ряда граждан" // СЗ РФ. 2007. N 7. Ст. 932.

Основанием для отвода судей (в том числе председателя соответствующего суда и его заместителя), возбудивших надзорное производство, является то, что, принимая данное решение, они тем самым констатируют наличие в изученных материалах достаточных данных, указывающих на допущенное по делу фундаментальное нарушение закона, являющееся основанием для пересмотра вступившего в законную силу приговора, определения или постановления суда. Принятие такого решения является результатом сложившегося у судьи внутреннего убеждения. Вынося постановление о возбуждении надзорного производства, судья высказывает свою позицию относительно вопроса о законности, обоснованности и справедливости судебного решения, составляющих предмет судебного рассмотрения.

Согласно п. 7 ч. 3 ст. 3 Закона от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей Российской Федерации" <8> судье запрещается допускать публичные высказывания по вопросу, который является предметом рассмотрения в суде, до вступления в законную силу судебного акта по этому вопросу. Совершенно очевидно, что с данной нормой не совместимо участие в рассмотрении уголовного дела по существу того судьи, который уже выразил в письменной форме свою позицию по вопросам, являющимся предметом предстоящего рассмотрения в суде, и, более того, обосновал и аргументировал ее.

<8> См.: Российская газета. 1992. 29 июля.

Те же причины служат основанием для отвода судей, вынесших постановление об отказе в удовлетворении надзорных жалобы или представления в случаях, когда это постановление отменяется председателем соответствующего суда или его заместителем и принимается решение о возбуждении надзорного производства.

Мнение о том, что в подобных ситуациях судья не вправе участвовать в рассмотрении судом надзорной инстанции уголовного дела в порядке ст. 407 УПК РФ, находит поддержку среди исследователей <9>. Причем такой подход к решению рассматриваемой проблемы сформировался давно. Так, В.Б. Алексеев, рассматривая аналогичный вопрос в 1971 г., обратил внимание на то, что судья, отказавший ранее на основе анализа доводов жалобы в истребовании дела для проверки его в порядке надзора, как высказавший мнение о необоснованности такой же жалобы не должен участвовать в рассмотрении дела в надзорном порядке <10>.

<9> См.: Алиев М. Пути усовершенствования порядка рассмотрения надзорных жалоб и представлений // Российская юстиция. 2004. N 4. С. 60; Османов Т.С. Порядок рассмотрения уголовного дела судом надзорной инстанции. Комментарий к статье 407 УПК РФ // Российский судья. 2005. N 7. С. 17 - 20 и др.
<10> См.: Алексеев В.Б. Указ. соч. С. 111 - 112.

Вместе с тем высказываются в юридической литературе и противоположные суждения. Например, В.П. Смирнов ссылается на то, что рассмотрение надзорных жалоб (представлений) по правилам ст. 406 УПК РФ еще не является надзорным производством. Судья, пишет автор, решает только вопрос о наличии или отсутствии оснований, предусмотренных ст. ст. 409, 379 УПК РФ, для передачи надзорных жалоб (представлений) на рассмотрение президиума. Судья суда надзорной инстанции не вправе пересматривать судебные решения, вступившие в законную силу, или отказывать стороне в их пересмотре. Это вправе делать только суды надзорной инстанции, перечисленные в ст. 403 УПК РФ. В связи с этим В.П. Смирнов делает вывод, что судьи, вынесшие постановление об отказе в удовлетворении надзорной жалобы или надзорного представления, вправе участвовать в заседании суда надзорной инстанции, так как ранее они не принимали решения по существу рассматриваемого дела <11>.

<11> См.: Смирнов В. О судье-докладчике в надзорном производстве по уголовным делам // Уголовное право. 2006. N 2. С. 88.

Анализ правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом РФ, позволяет сделать вывод о том, что Конституционный Суд исходит из недопустимости участия в рассмотрении дела судом надзорной инстанции тех судей, которые принимали ранее процессуальные решения по результатам изучения надзорных жалоб или представлений.

В Постановлениях от 2 июля 1998 г. N 20-П <12> и от 23 марта 1999 г. N 5-П <13> Конституционный Суд, исходя из конституционного права каждого на рассмотрение его дела справедливым и беспристрастным судом, подчеркнул, что сделанные судьей в процессуальном решении до завершения рассмотрения уголовного дела выводы относительно наличия или отсутствия события преступления, виновности лица в его совершении, достаточности собранных доказательств, иных вопросов, которые могут стать предметом дальнейшего судебного разбирательства, могли бы определенным образом связывать судью при принятии по этим вопросам соответствующих итоговых решений.

<12> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан" // СЗ РФ. 1998. N 28. Ст. 3393.
<13> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью "Моноком" // СЗ РФ. 1999. N 14. Ст. 1749.

Следовательно, уголовно-процессуальный закон не допускает повторного участия судьи в заседании суда надзорной инстанции, в том числе в случаях, не связанных с отменой ранее вынесенного с его участием приговора, определения или постановления, если этим судьей уже принимались соответствующие решения по вопросам, подлежащим рассмотрению в данной инстанции <14>.

<14> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 г. N 733-О-П "По жалобе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Торкова Андрея Авенировича частью второй статьи 63 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2009. N 1. С. 40 - 41.

Отсутствие положения, прямо запрещающего участие в надзорном пересмотре судебных решений судей, выносивших по надзорным ходатайствам решения, указанные в ч. 3 ст. 406 УПК РФ, следует, по нашему мнению, признать недостатком действующего уголовно-процессуального законодательства. С целью исключения на практике противоречивых толкований закона УПК РФ следовало бы дополнить нормой следующего содержания: "Судья, вынесший решение, указанное в части третьей статьи 406 настоящего Кодекса, не может участвовать в рассмотрении этого уголовного дела судом надзорной инстанции в порядке, предусмотренном статьей 407 настоящего Кодекса". Думается, что такое дополнение закона могло бы существенно упростить деятельность правоприменителя, поскольку избавило бы его от необходимости при решении вопросов, связанных с отводом судей, принимавших предварительные решения по надзорным ходатайствам, прибегать к толкованию уголовно-процессуального закона, основанному на смыслах, выявленных в решениях Конституционного Суда РФ.

Пристатейный библиографический список

  1. Алексеев В.Б. Оценка доказательств в стадии надзорного производства. М., 1971.
  2. Алиев М. Пути усовершенствования порядка рассмотрения надзорных жалоб и представлений // Российская юстиция. 2004. N 4.
  3. Выдря М.М. Участники судебного разбирательства и гарантии их прав. Краснодар, 1979.
  4. Демидов В. Производство по уголовным делам в суде надзорной инстанции // Российская юстиция. 2003. N 3.
  5. Османов Т.С. Порядок рассмотрения уголовного дела судом надзорной инстанции. Комментарий к статье 407 УПК РФ // Российский судья. 2005. N 7.
  6. Османов Т.С. Судья-докладчик в суде надзорной инстанции в уголовном процессе // Российский судья. 2006. N 2.
  7. Смирнов В. О судье-докладчике в надзорном производстве по уголовным делам // Уголовное право. 2006. N 2.