Мудрый Юрист

Некоторые аспекты конституционно-правового статуса судов общей юрисдикции *

<*> Murzabekov M.R. Certain aspects of constitutional-law status of the courts of general jurisdiction.

Мурзабеков Марат Русланович, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин юридического факультета Минераловодского филиала Московской открытой социальной академии, кандидат юридических наук.

Участие органов правосудия в гражданско-правовых сделках требует дополнительного правового регулирования механизма подобного участия в соотношении с принципами осуществления судебной власти, с одной стороны, и установлением соответствующего статуса полноценного юридического лица, с другой стороны. При сложившихся обстоятельствах действующее законодательство Российской Федерации не позволяет в полной мере определить правоспособность органов судопроизводства в финансово-хозяйственном обороте. Данный вопрос рассматривается в предложенной научной работе.

Ключевые слова: суд, судебная система, юридическое лицо, сделка.

Participation of agencies of justice in civil-law transactions requires additional legal regulation of the mechanism of such participation in correlation with principles of effectuation of judicial power on the one hand and establishment of the relevant status of full-fledged juridical person on the other hand. In the present circumstances the current legislation of the Russian Federation does not allow to determine in full the working capacity of the agencies of judicial proceeding in financial-economy turnover. The said issue is considered in the present scientific work.

Key words: court, judicial system, juridical person, transaction.

В последние годы сложилась правоприменительная практика, указывающая на то, что суды общей юрисдикции являются юридическими лицами, обладающими полной правоспособностью участия в финансово-хозяйственной жизни страны.

Названные органы правосудия активно участвуют в гражданско-правовых сделках, получают различные формы материальных благ, помимо федерального бюджета, а также самостоятельно защищают свои права и законные интересы в арбитражных судах в качестве истца или ответчика.

Практически все верховные суды республик, краевые и областные суды зарегистрированы инспекциями Федеральной налоговой службы в качестве юридических лиц, причем в разных организационно-правовых формах. Например, Ставропольский краевой суд зарегистрирован в форме государственного учреждения, а Верховный Суд республики Ингушетия в графе "Организационно-правовая форма" Единого государственного реестра юридических лиц значится как "орган государственной власти".

Дело уже дошло до того, что органы правосудия, участвуя в гражданско-правовом обороте, признаются нарушителями законодательства Российской Федерации <1>, т.е. суд общей юрисдикции каким-то образом сочетает в себе статусы арбитра при разрешении правовых конфликтов и обычного правонарушителя при участии в предпринимательском обороте.

<1> Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 марта 2010 г. по делу N А40-128982/09-93-1040 // URL: www.arbitr.ru.

Данные обстоятельства порождают целый ряд трудностей как в осознании самого механизма конституционного устройства системы государственной власти, так и в педагогической концепции обучения будущих юристов принципам осуществления правосудия в нашей стране.

Судебная система Российской Федерации представляет собой целостную правовую категорию, определяющую специально уполномоченный государственный аппарат, структура и юридический статус которого закрепляются федеральным конституционным законом (ст. 118 Конституции РФ).

В соответствии с Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" <2> (далее - Закон) систему судебной власти в Российской Федерации образуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды, мировые судьи субъектов Российской Федерации и Судебный департамент при Верховном Суде РФ.

<2> Российская газета. N 3. 1997. 6 января.

Таким образом, система судебных органов - это императивно-определенное устройство государственной власти, основанное на единых принципах организации и деятельности, связанное единством целей и задач, с четко обозначенной компетенцией каждого звена.

Вопрос организационно-правового статуса органов судопроизводства не имеет однозначной оценки, в том числе и среди правоприменителей. По нашему мнению, в правовой системе Российской Федерации органы государственной власти могут иметь статус юридического лица только в случае прямого указания закона. Например, Счетная палата РФ является юридическим лицом, имеет печать с изображением Государственного герба Российской Федерации и со своим наименованием (ст. 1 Федерального закона от 11 января 1995 г. N 4-ФЗ) <3>; Министерство финансов Российской Федерации является юридическим лицом (п. 12 Постановления Правительства РФ от 30 июня 2004 г. N 329) <4>; "систему прокуратуры РФ составляют Генеральная прокуратура Российской Федерации... являющиеся юридическими лицами" (ст. 11 ФЗ от 17 января 1992 г. N 2202-1) <5> и т.д.

<3> Российская газета. N 9 - 10. 1995. 14 января.
<4> Собрание законодательства РФ. 2004. N 31. Ст. 3258.
<5> Российская газета. N 229. 1995. 25 ноября.

Однако для некоторых органов государственного аппарата статус юридического лица российским законодательством не предусмотрен. Эти структуры имеют особое правовое положение, например Государственная Дума РФ, Правительство РФ, Федеральная налоговая служба России и т.д.

Таким образом, для того чтобы государственный орган получил статус юридического лица, необходимо прямое указание закона.

При этом ни Конституция РФ, ни федеральный конституционный закон, ни какой-либо иной нормативный правовой акт не только не называют суд юридическим лицом, но и не указывают на его возможные признаки юридического лица, а именно: не установлена организационно-правовая форма, не определены способ и порядок государственной регистрации, формы учредительных документов, объем правоспособности и т.д.

Более того, суд как государственный орган власти, реализующий особые властно-распорядительные цели и задачи, наделен только одной функцией - осуществление правосудия (ст. 118 Конституции РФ, ст. 4 Закона). И комплекс прав и обязанностей органов судопроизводства определяется законодательством РФ только рамками этой функции. Правосудие подразумевает властно-распорядительное установление материально-правовой истины при разрешении каких-либо споров. Исключительную социальную значимость механизма осуществления правосудия трудно переоценить хотя бы потому, что гарантия защиты и восстановления прав и свобод, закрепленных законодательством РФ, обеспечивается правосудием, которое осуществляется только судом как носителем судебной власти. Именно поэтому государство уделяет особое внимание построению беспристрастной судебной модели с точки зрения эффективности ее функционирования. Для этого и Конституция РФ, и Федеральный конституционный закон о судебной системе устанавливают ряд основополагающих принципов осуществления судебной власти, среди которых принципы самостоятельности и независимости судов.

Суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону (ст. 5 Закона).

Законодательное признание независимости суда - одна из высших социальных ценностей, оно содействует повышению престижа всей государственной власти, формирует правосознание, уважение к закону и суду, т.е. необходимым компонентам для построения правового государства и гражданского общества. Принцип независимости органов правосудия подразумевает абсолютный суверенитет от воли и влияния как со стороны органов исполнительной и законодательной власти, так и со стороны иных организаций и политических систем. Именно поэтому законодатель максимально отделил суды от участия в любых сферах рыночной экономики, обеспечивая, таким образом, исключение самой возможности появления какого-либо источника влияния на органы судопроизводства.

Как нам кажется, этим и обусловлено отсутствие прямого указания закона на статус юридического лица в отношении судов и закрепление прав и обязанностей органов судопроизводства только в рамках функции правосудия, а не как возможного участника финансово-хозяйственного оборота.

Предполагая, что суд имеет статус юридического лица, мы ставим его на одну ступень с иными коммерческими и некоммерческими организациями, а значит, орган правосудия приобретает возможность выступать стороной в различных сделках, принимать на себя договорные обязательства, извлекать материально-правовой интерес, получать прибыль и т.д. При таких обстоятельствах, как нам кажется, рейтинг доверия судебной власти в глазах населения будет неуклонно снижаться.

Это проявляется хотя бы в том, что, во-первых, выступая стороной какого-либо гражданско-правового договора, суд становится зависимым от своего контрагента по меньшей мере в рамках принятых договорных обязательств. Во-вторых, как уже отмечалось выше, при осуществлении своей деятельности суды подчиняются только Конституции и закону. Данная норма является императивной, и никакие иные ограничения в функционировании органов правосудия не предусмотрены. Однако, вступая в обязательственные правоотношения, суд должен подчиняться и условиям принятых на себя обязательств, точнее, условиям договора. И наконец, в-третьих, заключая какой-либо договор, суд как юридическое лицо приобретает право выступать получателем материальных благ, что предполагает появление альтернативных источников финансирования органов судопроизводства, нежели федеральный бюджет, что также противоречит и Конституции РФ, и Федеральному конституционному закону о судебной системе.

Однако возникает вполне резонный вопрос: как же органам правосудия приобретать имущество, товарно-материальные ценности, необходимые для осуществления судопроизводства, платить работникам заработную плату и т.д., если суд не вправе участвовать в договорных отношениях?

Вот как раз для этого в рамках судебной системы Российской Федерации создан Судебный департамент при Верховном Суде РФ - единственная структура судебного механизма, которую Закон называет юридически лицом (ст. 31 Закона). Именно Судебный департамент наделен полной правоспособностью участвовать в обязательственных правоотношениях в интересах органов правосудия.

Являясь федеральным государственным органом, он осуществляет организационное обеспечение и финансирование деятельности судов (ст. 1 ФЗ от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ "О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации") <6>. Поэтому, если, например, у верховного суда какой-то республики в составе РФ возникла потребность в получении каких-либо материальных благ, они приобретаются и передаются органу судопроизводства Судебным департаментом. Он же осуществляет защиту, в том числе финансово-хозяйственных интересов судов в органах правосудия, при возникновении правовых споров.

<6> Собрание законодательства РФ. 1998. N 2. Ст. 223.

Аналогичная система правового механизма взаимодействия государственных органов действует в системе законодательной ветви власти федерального уровня, полномочия которой, так же как и судебной системы, обеспечиваются принципами самостоятельности и независимости. Например, Государственная Дума Российской Федерации не является юридическим лицом, соответственно, не подлежит государственной регистрации в качестве такового. При этом организационное, финансовое, материально-техническое и иное обеспечение деятельности депутатов Государственной Думы, фракций, комитетов и комиссий осуществляет Аппарат Государственной Думы, который формируется в соответствии с ФЗ от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и имеет статус юридического лица <7> (ст. 78 Регламента Государственной Думы РФ).

<7> Ведомости ФС РФ. 1998. N 6. Ст. 277.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, мы считаем, что суды общей юрисдикции не являются юридическими лицами, не подлежат государственной регистрации в качестве таковых, не могут заниматься какой-либо иной деятельностью, кроме осуществления правосудия, выступать стороной в сделках или в иных обязательственных правоотношениях, не могут выступать истцами или ответчиками в органах правосудия по гражданско-правовым спорам, так как все вышеозначенные действия в интересах суда осуществляет Судебный департамент при Верховном Суде РФ в соответствии с действующим российским законодательством.