Мудрый Юрист

Слепая фемида

Чурилов Юрий, адвокат Адвокатской палаты Курской области.

Официальная статистика оправданных - это надводная часть айсберга, дающая представление об ошибках уголовной юстиции, а подводная его часть - ошибки, которые нам, возможно, никогда не станут известны. При современном уровне знаний нельзя поставить иную задачу, чем приблизительное установление статистики судебных просчетов. Для этого можно использовать ряд методов.

Анализ косвенных статистических данных

Анализ статистики осужденных дает представление о максимально возможных размерах скрытой невиновности.

 Год
 Число осужденных  
в РФ (тыс. человек)
2006
     910,0         
2007
     916,0         
2008
     914,0         
2009
     882,3         

Следующий важный показатель - это количество лиц, которым назначено наказание в виде реального лишения свободы. Почти половина заключенных (данные на 2009 год) всего мира приходится на три страны: США (2,19 млн.), Китай (1,55 млн.) и Россию (0,87 млн.) (см.: Страны с наибольшим количеством заключенных // www.zashita-zk.org/stats/1161183108.html26). Как правило, незаконному осуждению предшествует применение к обвиняемым недозволенных мер воздействия. Наиболее уязвимы в этом отношении молодежь, ранее судимые лица, а также лица без определенного рода занятий - они образуют группу риска и составляют значительное число осужденных (см.: сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ // www.cdep.ru/index.php?id=5&pg=5).

В судебной практике широко распространено вынесение так называемых компромиссных обвинительных приговоров. Этими приговорами фактически невиновные лица осуждаются к минимально возможному наказанию. "Компромисс" выражается в том, что приговоры не оспариваются обвинением, скрывающим "брак" в работе правоохранительных органов. С ними формально соглашаются и подсудимые, не признающие своей вины, которые под страхом ухудшения своего положения, как правило, не обжалуют обвинительный приговор.

Один из таких "компромиссов" - рассмотрение уголовных дел в особом порядке, который не предусматривает исследования доказательств. Широко распространены случаи, когда особый порядок избирается обвиняемым по "совету" следователя именно с целью исключения возможности вынесения оправдательных приговоров. Многие судьи также полагают, что признание обвиняемым своей вины в условиях особого порядка гарантирует стабильность вынесенного по делу обвинительного приговора, поскольку согласно ст. 317 УПК РФ такой приговор не может быть обжалован со ссылкой на его необоснованность. Статистические данные свидетельствуют о неуклонном росте количества дел, рассматриваемых в особом порядке (с 2004 по 2009 год их доля возросла с 16,4 до 50,3% (Там же)). На фоне достаточно низкого качества предварительного расследования подобный рост приводит к выводу и об увеличении числа невинно осужденных.

При наличии оснований для вынесения оправдательного приговора под видом устранения препятствий, на самом деле не имеющих никакого значения для дела и не влияющих на права участников судебного разбирательства, судьи нередко возвращают уголовные дела прокурору. Если мнение суда о "бесперспективности" обвинения разделяется и прокурором, дело не возвращается в суд, а направляется следователю для прекращения, в том числе по нереабилитирующим основаниям. Именно эта незаконная практика стала одним из оснований отмены института дополнительного расследования.

Статистические показатели свидетельствуют как минимум о том, что из года в год качество предварительного расследования не улучшается, а институт возвращения уголовного дела прокурору используется в тех же объемах, что и ранее - институт дополнительного расследования: с 2004 года процент дел, возвращенных прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, колебался от 2,53 до 4,87% (Там же).

Прекращение уголовного дела по причине примирения с потерпевшим - достаточно распространенная форма сокрытия следственно-судебных ошибок. В результате подсудимому не назначается наказание и он считается несудимым, тем не менее прекращение уголовного дела по ст. 25 УПК РФ не относится к числу реабилитирующих. По статистике, мировыми судьями ежегодно прекращается более 80% уголовных дел, из них половину и более составляют дела, прекращенные по ст. 25 УПК РФ (Там же).

Социологические опросы

Этот метод при определении реального числа жертв уголовного судопроизводства предполагает проведение опросов граждан. Так, исследования Серпуховского общества попечителей пенитенциарных учреждений подтверждают, что в места лишения свободы попадают в основном люди беззащитные перед правоохранительными и судебными органами: 96% заключенных признаются в своей полной правовой безграмотности, 91% - в том, что у них не было средств на оплату услуг адвоката, причем 83% полагают, что эти обстоятельства сыграли отрицательную роль при рассмотрении их уголовного дела, 38% не согласны с вынесенным в отношении их судебным приговором. Из них 33% считают свое дело сфабрикованным, 27% - приговор жестоким, 45% оспаривают квалификацию судом их преступления (см.: Межрегиональная общественная организация "Общество попечителей пенитенциарных учреждений и защиты прав человека" // http://index.org.ru/turma/st/020523-5.htm).

Показательны опросы, проводимые Аналитическим центром Ю. Левады. В частности, на вопрос "Доверяете ли вы правоохранительным органам?" на протяжении пяти последних лет более 60% респондентов дают отрицательный ответ. В 2009 году 57% опрошенных высказались о недоверии суду и лишь 6% - о доверии, у остальной части респондентов судебная система вызывает противоречивые чувства. Отсутствует какая-либо позитивная динамика за последние годы и по вопросам о том, можно ли надеяться на справедливый суд - только 3% ответили утвердительно. Много ли честных судей, которые подчиняются только закону? Лишь 2% указало, что все судьи честны, 25% - большинство, 48% - меньшая часть, 13% - практически нет, остальные затруднились ответить (см.: Общественное мнение-2009. М.: Левада-центр, 2009. С. 93 - 97).

Приведенные показатели говорят о том, что правоохранительная система страны дает сбои, а ее репрессивная деятельность вызывает обоснованное недоверие и недовольство значительной части населения.

Метод экспертных оценок

Достаточно объективные экспертные оценки дают юристы-практики (адвокаты, а также бывшие судьи, следователи, прокуроры), на мнение которых уже не может повлиять руководство. Наиболее распространено в экспертных оценках сравнение российских и зарубежных статистических данных. Судья Конституционного Суда РФ в отставке Тамара Георгиевна Морщакова отметила, что в Европе низкий процент оправдательных приговоров расценивается как свидетельство определенного непрофессионализма, в нормальной ситуации число оправданных должно составлять около 20%.

Статистика оправдательных приговоров за рубежом сведена в таблицу (см. подробнее: Барышева Е. Нет оправдания // Огонек. 2010. N 8).

Процент оправдательных приговоров за рубежом

Европа     
25 - 50%    
США        
17 - 25%    
Тайвань    
12%         
Япония     
менее 1%    

Сравнение отечественных и зарубежных статистических показателей условно, ведь мы имеем дело с различными правовыми системами. Однако отличие в пользу Запада вполне ощутимо. Ряд конкретных примеров из зарубежной судебной практики подтверждает: там более охотно исправляют судебные ошибки и в отношении лиц, которые отбыли длительные сроки лишения свободы либо были приговорены к смертной казни. Например, по целому ряду дел 1980-х годов за рубежом после отбытия осужденными длительных сроков лишения свободы приговоры были пересмотрены на основании данных ДНК-экспертизы. У нас подобных случаев практически не бывает, поскольку государство не хочет "платить" за ошибки (см.: Соболев М. Ошибки правосудия // Русский базар. 2006. N 45; Щербинина К. Наказание без преступления // Труд. 14.08.2008; Торжество справедливости // http://discussiya.com/2009/03/20/not-guilty; Жертве судебной ошибки выплатят $ 9,9 млн. // www.k2kapital.com/news/250780; Американец отсидел более 20 лет из-за судебной ошибки // www.msamoylov.ru; Прокуратура Токио через 18 лет призналась, что осудила невиновного на высшую меру. Япония в шоке // www.newsru.com/ world/ 04jun2009/ japshock.html).

Кроме того, можно сопоставить показатели оправданий российских судов в различных формах уголовного судопроизводства. Наименьшие значения латентной невиновности существуют по делам частного обвинения и по делам, рассмотренным судом с участием присяжных заседателей. Повышенная же латентность характеризует общий порядок судопроизводства.

Следующая таблица составлена по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ (www.cdep.ru/index.php?id=5&pg=5, а также см.: Чурилов Ю.Ю. Актуальные проблемы постановления оправдательного приговора в российском уголовном судопроизводстве. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 236 - 237).

Процент лиц, оправданных мировыми судьями, районными судами РФ и судами с участием присяжных заседателей от числа лиц по оконченным производством делам

 Годы 
  %  
  %  
  %  
2005  
 1,4 
 0,5 
17,36
2006  
 1,3 
 0,6 
14,45
2007  
 1,3 
 0,5 
20,5 
2008  
 1,4 
 0,4 
16,29
2009  
 1,4 
 0,3 
22,89

Дела частного обвинения отличаются от других тем, что предварительное расследование по ним не производится, потерпевший самостоятельно обращается в суд и поддерживает обвинение. Отсутствие по данной категории дел государственного обвинителя ослабляет "обвинительный уклон" со стороны суда, придает процессу в большей степени состязательный характер. Именно поэтому показатель оправданных лиц по делам частного обвинения значительно выше.

Реальное число жертв уголовного судопроизводства проявляется и в статистике дел, рассмотренных судом с участием присяжных заседателей. При оценке показателей оправдания необходимо учитывать, что предварительное расследование по уголовным делам, рассматриваемым судами присяжных и обычными судами, проводят одни и те же следственные органы. Между тем существенной особенностью суда присяжных следует назвать то, что последние руководствуются не нормами права, а жизненным опытом и здравым смыслом. По этой причине имеется принципиальное отличие между виновностью в совершенном преступлении, устанавливаемой в общем порядке судопроизводства (формально-юридической оценкой деяния) и при судопроизводстве с участием присяжных заседателей (морально-нравственной оценкой деяния). В качестве иллюстрации можно привести следующее известное в России дело о "ворошиловском стрелке".

Сын Т. погиб 21 мая 2001 года. Т. был недоволен результатами расследования уголовного дела и с целью мести лицам, которые, по его мнению, способствовали непривлечению к ответственности виновных в убийстве сына, им были незаконно приобретены два автомата, пистолет и боеприпасы. Гражданин Э., племянник которого задерживался по подозрению в причинении телесных повреждений сыну Т., был убит Т. 21 мая 2003 года. Спустя пять месяцев, 26 октября 2003 года, убит оперуполномоченный отдела уголовного розыска З., а 21 июня 2004 года - начальник криминальной милиции Ш.

От передозировки наркотиками 23 июня 1994 года умерла дочь Т. Полагая, что главный врач местной больницы Г. не оказал ей квалифицированную медицинскую помощь, Т. с целью мести 5 сентября 2003 года из автомата произвел два выстрела через окно в Г., находившегося на кухне своего дома.

Потерпевшему были причинены многооскольчатые переломы плечевой кости. Желая отомстить командиру ДПС ГИБДД Р., привлекшему Т. к административной ответственности за нарушение ПДД, он 27 ноября 2005 года произвел не менее четырех выстрелов. Р. была причинена слепая огнестрельная рана грудной клетки. Единодушным вердиктом присяжных заседателей Т. был признан невиновным в совершении указанных преступлений (Верховный Суд РФ по представлению прокуратуры отменил оправдательный приговор по делу о "ворошиловском стрелке" на Ставрополе // http://genproc.gov.ru/news/news-60895).

Безусловно, есть судебные ошибки, которые вскрываются раньше других, другие обнаруживаются позднее, а некоторые вообще остаются невыявленными. Так, до сих пор в связи с отсутствием достаточных и достоверных документальных данных существуют противоречивые сведения о численности жертв массовых репрессий, проводившихся в СССР с 1920-х до 1950-х годов. По оценкам Генеральной Прокуратуры РФ и Комиссии при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий, в СССР и РСФСР жертвами политических репрессий стали около 32 млн. человек, в том числе 13 млн. - в период Гражданской войны. Органами прокуратуры РФ с 1992 по 2004 год реабилитированы 634 165 человек, признаны пострадавшими от политических репрессий более 326 тыс. человек (см.: Петров А.Г. О некоторых проблемах органов прокуратуры по исполнению Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" // История государства и права. 2007. N 3).

Хрестоматийным примером служит также "Витебское дело", когда в период с 1971 по 1984 год в районе Витебска и Полоцка были изнасилованы и убиты 36 женщин. За это время в 11 судебных процессах, до того как преступника разоблачили, осудили 14 человек. Один из невинно осужденных был расстрелян, другой пытался покончить жизнь самоубийством, третий отсидел в тюрьме 10 лет, четвертый после шестилетнего заключения совершенно ослеп и был выпущен как "не представляющий опасности". Все эти люди признались в якобы совершенных ими убийствах из-за примененных к ним пыток и психологического давления (см.: Михасевич Г. "Витебское дело" // http://sairline.narod.ru/knigi/nauka/1/1/9.htm).

К сожалению, судебная практика продолжает пополняться вопиющими ошибками, в частности при расследовании уголовных дел о совершении убийств.

В сентябре 1998 года А. Михеев со своим другом познакомились с двумя девушками. Одну из них они довезли до дома, а вторая вышла на автобусной остановке, сказав, что пойдет к знакомым, но домой не вернулась. Родственники обратились в милицию, начался розыск. Почти сразу было установлено, что последним, с кем видели пропавшую, является Михеев. Два дня Михеева и его друга держали в ГОВД без оформления документов о задержании и принуждали сознаться в изнасиловании и убийстве девушки.

В это же время сотрудники милиции проводили обыски в квартирах и гаражах, принадлежавших родственникам задержанных. Некоторые из этих действий вообще не протоколировались. По истечении срока административного ареста по сфабрикованному делу о мелком хулиганстве Михеев был арестован по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ за якобы обнаруженные у него патроны. Он подвергался интенсивным допросам с применением пыток электротоком. После получения признания Михеева стал допрашивать заместитель прокурора области, которому он заявил, что невиновен. Затем пытки продолжались неоднократно с угрозами, что ток подключат к гениталиям. Михеев был вынужден оговорить себя. Ему предложили сознаться еще в нескольких нераскрытых убийствах, он согласился, а потом выбросился из окна кабинета, упал на милицейский мотоцикл, получил тяжелый компрессионный перелом позвоночника с размозжением спинного мозга. В этот же день "убитая" им девушка пришла домой.

Спустя несколько лет сотрудники милиции, виновные в применении недозволенных мер, были осуждены и в пользу Михеева состоялось решение Европейского суда по правам человека (см.: Постановление ЕСПЧ Михеев против России // www.srji.org/resources/search/5).

* * *

Приведенные данные со всей очевидностью свидетельствуют, что реальное число судебных ошибок гораздо выше статистических, причем речь идет о сотнях тысяч невинно осужденных. В этом отношении можно сделать вывод, что российская Фемида слепа и в буквальном смысле слова.