Мудрый Юрист

Полномочия прокурора по рассмотрению и разрешению ходатайств в досудебном производстве

Любишкин Дмитрий Евгеньевич, кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовно-процессуального права Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний.

В статье рассматривается проблема невозможности разрешения ходатайств прокурором по уголовному делу в досудебном производстве; предлагается восстановить право прокурора на разрешение ходатайств участников досудебного производства.

Ключевые слова: ходатайство; разрешение прокурором; полномочие прокурора; обязательность; своевременность; обеспечение прав участников процесса.

The powers of public prosecutors to handle and settle requests in pretrial proceedings

D.E. Lyubishkin

The article deals with a problem of impossibility for a prosecutor to settle a petition in a criminal case in pretrial proceedings; it is proposed to restore the right of the prosecutor to settle petitions of the parties of the pretrial proceedings.

Key words: a petition; settlement by a prosecutor; the authority of a prosecutor; obligatoriness; timeliness; ensuring procedural rights.

Продолжающаяся реформа системы предварительного расследования в России кардинально изменила систему процессуальных полномочий и взаимоотношений между ключевыми участниками уголовного процесса, осуществляющими уголовное преследование в досудебной его части.

Федеральным законом от 5 июня 2007 г. <1> прокурор был лишен значительной части своих полномочий по надзору за органами предварительного следствия, что, по мнению профессора А. Кругликова, "...не позволяет говорить об осуществлении прокурором полноценного уголовного преследования... можно говорить лишь об участии прокурора в уголовном преследовании" <2>. Позиция законодателя, развивающего концепцию независимого и самостоятельного следствия, нашла воплощение в исключении прокурора из решения весьма важных для досудебного производства вопросов, что, по мнению профессора В. Божьева, "привело к независимости следственных органов от прокурора" <3>. Однако надзор за дознанием прокурору не только был оставлен практически в нетронутом виде, но и даже несколько расширен, что было вызвано увеличением регламентации порядка и сроков дознания <4>.

<1> См.: ФЗ от 5 июня 2007 г. "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации".
<2> Кругликов А. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве. Законность. 2008. N 8. С. 27.
<3> Божьев В.П. Процессуальное руководство производством предварительного следствия // Уголовное право. 2008. N 3. С. 65.
<4> См.: Халиулин А. Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия // Законность. 2007. N 9. С. 15 - 20.

Сейчас, по истечении определенного времени действия этого и других, последовавших за ним, законов <5>, направленных на укрепление власти следственной, можно сделать определенные выводы об их эффективности. Тем не менее приходится констатировать, что некоторые утраченные ранее функции прокурору возвращены. Это прежде всего коснулось возврата полномочия по отмене постановлений о приостановлении и прекращении уголовного дела <6>.

<5> См.: ФЗ от 6 июня 2007 г. "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" и др.
<6> См.: ФЗ от 28 декабря 2010 г. "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия".

Однако пока эта тенденция не охватывает возвращения прокурору права разрешения ходатайств в ходе досудебного производства. Как известно, ФЗ от 5 июня 2007 г. прокурор был исключен из числа тех процессуально властных участников уголовного процесса, которые имеют право реагировать на поступившие ходатайства, это право было попросту отобрано. Насколько это укрепило власть следственную - неизвестно, однако могут возникнуть проблемы на практике.

Вместе с тем хотелось бы отметить и определенную непоследовательность законодателя в принятом решении. Позднее, с введением в 2009 г. института досудебного соглашения о сотрудничестве, ключевая роль в заключении этого соглашения была отведена именно прокурору, и именно он был наделен правом рассматривать соответствующие ходатайства. Однако никуда не исчезали как обязанность прокурора участвовать в рассмотрении судом ходатайств следователя об избрании подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 4 ст. 108 УПК), так и право государственного обвинителя на заявление ходатайств в судебном разбирательстве (ч. 3 ст. 119 УПК). Учитывая сложившуюся ситуацию, на наш взгляд, представляется спорной норма о полномочии прокурора признавать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого или обвиняемого (ч. 3 ст. 88 УПК).

Негативно оценивая сложившуюся ситуацию, О. Максимов подчеркивает, что "законодатель, казалось бы, отразил имевшуюся реальность и предоставил право на разрешение ходатайства на досудебных стадиях только наиболее востребованным лицам - лицам, непосредственно ведущим процесс на данной стадии, - дознавателю и следователю. Право прокурора на разрешение ходатайства не перешло к руководителю следственного органа, как это произошло с большинством его полномочий по процессуальному руководству предварительным следствием, причем такое право исчезло у прокурора и по отношению к дознанию, которое до сих пор находится под его процессуальным руководством. Законодатель признает своевременность производства действий и принятия решений важной задачей уголовного процесса и гарантирует ее достижение, допуская при этом и существенные ограничения прав лиц, вовлеченных в процесс, и смешение процессуальных функций важнейших субъектов уголовного процесса" <7>.

<7> Максимов О.А. Модернизация ходатайства как элемента состязательности на досудебном производстве // Уголовная юстиция: связь времен: Материалы международной научной конференции. Санкт-Петербург, 6 - 8 октября 2010 г. http:// www.iuaj.net/ node/ 524.

Смоделируем ситуацию, когда, например, обвиняемый, находящийся под подпиской о невыезде и при надлежащем поведении (субъект, имеющий право заявлять ходатайства и получать на них ответ в установленный срок), заявляет следователю ходатайство о временном выезде в другую местность в связи с тяжелыми семейными обстоятельствами. Следователь вроде бы не против, однако уголовное дело производством окончено и находится у прокурора для принятия решения в порядке ст. 221 УПК. Следователь на этом этапе не вправе принять и рассмотреть ходатайство, поскольку дело уже не находится в его производстве, а прокурор не имеет права принять и разрешить ходатайство в силу законодательного запрета. Остается неясным, может ли прокурору перенаправить ходатайство соответствующий субъект, полномочный разрешать ходатайство. Соблюдаются ли в этом случае права обвиняемого? Или происходит укрепление следственной власти?

При этом уголовно-процессуальным законом предусмотрена обязательность рассмотрения и разрешения ходатайства в максимально короткие сроки (если невозможно сделать это незамедлительно, то в течение 3 суток - см. ст. 121 УПК), а также право определенных участников процесса заявлять ходатайства в любой момент производства по уголовному делу (ч. 1 ст. 120 УПК).

Как справедливо отмечает Л. Калинкина, "право на заявления и ходатайства предусмотрено в числе основополагающих прав участников уголовного судопроизводства как стороны защиты, так и стороны обвинения в ходе судебного разбирательства. При этом УПК не содержит каких-либо запретов на реализацию данного права. Характер возможных ходатайств УПК не конкретизирует, закон лишь закрепляет право потерпевшего (п. 5 ч. 2 ст. 42 УПК), гражданского истца (п. 4 ч. 4 ст. 44 УПК), обвиняемого (п. 5 ч. 4 ст. 47 УПК), защитника (п. 8 ч. 1 ст. 53 УПК), гражданского ответчика (п. 8 ч. 2 ст. 54 УПК) заявлять ходатайства" <8>.

<8> Калинкина Л.Д. Право стороны защиты на заявление ходатайств по УПК РФ не подлежит ограничению // Адвокатская практика. 2010. N 3. С. 31 - 35.

По мнению А. Алексеева, ходатайство - это обращение указанных в уголовно-процессуальном законе участников уголовного судопроизводства к дознавателю, следователю, прокурору и в суд с просьбой о предоставлении им возможности использовать то или иное их право либо о совершении этими органами и должностными лицами процессуальных действий или принятии ими процессуальных решений, направленных на установление обстоятельств, имеющих значение для дела, защиту прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства либо на ограничение этих прав и законных интересов, исходя из конкретных задач уголовного судопроизводства <9>. Закон по общему правилу не ограничивает круг процессуальных действий и процессуальных решений, о проведении которых могут ходатайствовать участники уголовного судопроизводства. Вместе с тем, регламентируя некоторые процессуальные действия и решения с учетом их значимости для уголовного судопроизводства, законодатель специально указывает на возможность заявления ходатайств участниками процесса. Цель ходатайства - не само по себе производство процессуального действия или принятие процессуального решения, а реализация с их помощью лицом прав и законных интересов, а также установление того или иного имеющего значение для уголовного дела обстоятельства, благоприятного для соответствующего участника судопроизводства <10>.

<9> Алексеев А.Г. Вопросы теории и практики заявления, рассмотрения и разрешения ходатайств в уголовном процессе Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Барнаул, 2005. С. 6.
<10> См.: Химичева О. Уголовно-процессуальная регламентация права заявлять ходатайства // Законность. 2004. N 2. С. 15 - 17.

Напомню, что в рассмотренной ситуации было заявлено ходатайство, а не подана жалоба, право на разрешение которой прокурор не утратил. Следует отметить и тот положительный факт, что Генеральный прокурор РФ в своем Приказе обратил внимание на щекотливость этой ситуации, рекомендовав подчиненным прокурорам, "...если в жалобе наряду с другими доводами содержатся ходатайства о производстве следственных действий, в постановлении о разрешении жалобы отражать свое мнение об обоснованности данных ходатайств. При уведомлении заявителя о принятом решении разъяснять ему право обратиться с такими ходатайствами к следователю или руководителю следственного органа в порядке, предусмотренном ст. ст. 119 и 120 УПК РФ" <11>.

<11> Приказ Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. N 136 "Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия".

Тем не менее какого-либо выхода из сложившейся ситуации уголовно-процессуальный закон не предусматривает, налицо пробел в законодательстве, и можно констатировать, что права участников процесса на этом этапе не соблюдаются в должной мере.

Вместе с тем такая ситуация противоречит уже состоявшимся решениям Конституционного Суда РФ по различным вопросам, касающимся применения УПК.

Конституционный Суд РФ подчеркнул, что, осуществляя от имени государства уголовное преследование по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, прокурор, а также следователь, дознаватель и иные должностные лица, выступающие на стороне обвинения, должны подчиняться предусмотренному УПК порядку уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1), следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным УПК: они обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (ст. 16), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения. Каких-либо положений, допускающих освобождение прокурора, следователя, дознавателя от выполнения этих обязанностей, УПК не содержит.

Положения ч. 2 ст. 15 УПК не исключают необходимости использования прокурором, следователем, дознавателем в процессе уголовного преследования всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

Исходя из предписаний ст. ст. 2, 18 и 45 Конституции РФ о том, что государственная защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется и что именно права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием, дознаватель, следователь, прокурор и суд, осуществляя доказывание, обязаны принимать в установленных процессуальных формах все зависящие от них меры к тому, чтобы были получены доказательства, подтверждающие как виновность, так и невиновность лица в совершении инкриминируемого ему преступления <12>.

<12> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы".

В другом решении Конституционный Суд разъяснил, что одной из важных гарантий конституционного права на судебную защиту и восстановление в правах является право обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, в том числе судов, чем предопределяется предоставление заинтересованным лицам возможности добиваться исправления допущенных ошибок, в частности создание в этих целях процедур проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, вынесенных нижестоящими судебными инстанциями.

Следующие из ст. 46 (ч. ч. 1 и 2) и ст. 50 (ч. 3) Конституции РФ, п. 5 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 2 Протокола N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод требования справедливого правосудия и эффективного восстановления в правах применительно к решениям соответствующих судебных инстанций предполагают обязательность фактического и правового обоснования принимаемых ими решений, в том числе обоснования отказа в отмене или изменении обжалуемого судебного акта, что невозможно без последовательного рассмотрения и оценки доводов соответствующей жалобы.

Приведенная правовая позиция в полной мере относится ко всем иным (выделено мной. - Д.Л.), помимо выносимых соответствующими судами по кассационным и надзорным жалобам на приговор, решениям, принимаемым в ходе уголовного судопроизводства компетентными органами и должностными лицами по любым обращениям граждан.

Конституция РФ гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33). Указанные права, по смыслу Конституции РФ, в частности ее ст. 21 (ч. 1), которая, как указал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 3 мая 1995 г. N 4-П, требует рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ <13>.

<13> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. N 42-О.

Таким образом, Конституционный Суд сформировал позицию, согласно которой прокурор не теряет права на обязательное и своевременное разрешение ходатайств в досудебном производстве. Представляется, что в дальнейшем законодатель учтет этот досадный пробел и примет меры к его устранению.

Пристатейный библиографический список

  1. Алексеев А.Г. Вопросы теории и практики заявления, рассмотрения и разрешения ходатайств в уголовном процессе Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Барнаул, 2005.
  2. Божьев В.П. Процессуальное руководство производством предварительного следствия // Уголовное право. 2008. N 3.
  3. Калинкина Л.Д. Право стороны защиты на заявление ходатайств по УПК РФ не подлежит ограничению // Адвокатская практика. 2010. N 3.
  4. Кругликов А. Роль прокурора в уголовном судопроизводстве // Законность. 2008. N 8.
  5. Максимов О.А. Модернизация ходатайства как элемента состязательности на досудебном производстве // Уголовная юстиция: связь времен: Материалы международной научной конференции. Санкт-Петербург, 6 - 8 октября 2010 г. http:// www.iuaj.net/ node/ 524.
  6. Халиулин А. Полномочия прокурора по надзору за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия // Законность. 2007. N 9.
  7. Химичева О. Уголовно-процессуальная регламентация права заявлять ходатайства // Законность. 2004. N 2.