Мудрый Юрист

Доказательственная деятельность следователя по установлению отставания несовершеннолетнего обвиняемого в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством *

<*> Khramtsova V.V. Evidentiary activity of the investigator on an establishment of backlog of the minor accused of the mental development, not connected with mental frustration.

Храмцова Василина Васильевна, старший следователь Преображенского межрайонного следственного отдела следственного управления по Восточному округу Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по городу Москве.

В статье рассмотрено одно из оснований прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетних - в связи с отставанием в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством; обоснована необходимость проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетнего обвиняемого для установления факта наличия или отсутствия такого отставания; проанализированы основные аспекты деятельности следователя по собиранию материалов, необходимых для установления этого факта, а также вопросы проверки и оценки экспертного заключения на предварительном следствии.

Ключевые слова: отставание в психическом развитии; не связанное с психическим расстройством; несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый); доказательства; комплексная психолого-психиатрическая экспертиза; заключение эксперта; прекращение уголовного преследования.

In this article are analized one of the bases of the termination of criminal prosecution concerning minors - in connection with backlog in the mental development, not connected with mental frustration is considered; necessity of carrying out of complex psihologo-psychiatric examination of the minor of the fact of presence accused for an establishment or absence of such backlog is proved; the basic aspects of activity of the investigator on collecting of the materials necessary for an establishment of this fact, and also questions of check and an expert judgement estimation on preliminary investigation.

Key words: backlog in the mental development; not connected with mental frustration; minor accused (suspect); proofs; complex psihologo-psychiatric examination; the expert's statement; the termination of criminal prosecution.

В 1996 г. в Российской Федерации впервые на законодательном уровне было закреплено новое основание прекращения уголовного преследования в отношении несовершеннолетнего обвиняемого - в связи с отставанием в психическом развитии, не связанным с психическим расстройством.

Если несовершеннолетний достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, то он согласно ч. 3 ст. 20 УК РФ не подлежит уголовной ответственности. Уголовное преследование в отношении такого лица должно быть прекращено в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

При расследовании уголовных дел в отношении несовершеннолетних наряду с обстоятельствами, подлежащими доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, в обязанности следователя входит установление уровня психического развития обвиняемого, иных особенностей его личности. Кроме того, ч. 2 ст. 421 УПК РФ закрепляет необходимость, при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливать также, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

В этой связи необходимо остановиться на способах установления уровня психического развития несовершеннолетнего, наличия или отсутствия у него психического расстройства, отставания в психическом развитии, особенностях собирания, проверки и оценки доказательств, на основании которых констатируется такое отставание.

Ранее ч. 2 ст. 392 УПК РСФСР закрепляла, что при наличии данных об умственной отсталости несовершеннолетнего, не связанной с душевным заболеванием, должно быть выявлено также, мог ли он полностью осознавать значение своих действий. Для установления этих обстоятельств должны быть допрошены родители несовершеннолетнего, его учителя, воспитатели и другие лица, могущие дать нужные сведения, а равно истребованы необходимые документы и проведены иные следственные и судебные действия. То есть законодатель закреплял своеобразный план исследования уровня психического развития несовершеннолетнего, однако не был охвачен важный вопрос о необходимости проведения судебной экспертизы для установления обстоятельств, указанных в ч. 3 ст. 20 УК РФ.

В научной литературе неоднократно выдвигалась идея предусмотреть в уголовно-процессуальном законе обязательное назначение комплексной психолого-психиатрической экспертизы. И.В. Гецманова указывает на необходимость закрепления в УПК РФ следующего положения: "Для установления отставания в психическом развитии, его причин и возможности несовершеннолетнего во время совершения инкриминируемого ему деяния в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими назначается комплексная психолого-психиатрическая экспертиза" <1>. По мнению А.П. Короткова и А.В. Тимофеева, всегда, когда устанавливаются данные, свидетельствующие об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, должна быть назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза для решения вопроса о наличии или отсутствии такого отставания, а также о степени умственной отсталости несовершеннолетнего, интеллектуальное развитие которого не соответствует его возрасту <2>.

<1> Гецманова И.В. Особенности предварительного следствия по делам о преступлениях несовершеннолетних: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 14.
<2> См.: Коротков А.П., Тимофеев А.В. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных органов по применению УПК РФ: Комментарий. М., 2004. С. 479 - 480.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства, научной литературы позволяет прийти к однозначному выводу, что для установления уровня психического развития несовершеннолетнего и его способности в момент совершения запрещенного уголовным законом деяния осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, требуется назначение судебной экспертизы. Это вытекает из ч. 4 ст. 196 УПК РФ, которая определяет, что установление психического состояния обвиняемого (подозреваемого) сопровождается обязательным назначением судебной экспертизы. Однако вид назначаемого экспертного исследования должен быть определен правоприменителем, исходя из сложившейся ситуации по конкретному уголовному делу.

Для констатации у несовершеннолетнего обвиняемого отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, необходимо в первую очередь исключить наличие психического расстройства (компетенция эксперта-психиатра), а затем установить наличие или отсутствие непатологического отставания в психическом развитии (компетенция эксперта-психолога). Это и предопределяет предпочтительность назначения не однородных судебно-психологической или судебно-психиатрической экспертиз, а комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Однако при невозможности организации комплексной экспертизы в исключительных случаях допускается последовательное проведение сначала судебно-психиатрической, а затем судебно-психологической экспертизы <3>.

<3> См.: Информационное письмо Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Министерства здравоохранения РФ "О применении ч. 3 ст. 20 УК РФ". М., 2004. С. 3 - 4.

Существенное значение для полноты и всесторонности экспертного исследования, объективности выводов экспертов, а в дальнейшем - и оценки экспертного заключения, имеет деятельность следователя по собиранию процессуально значимой информации в рамках подготовки судебной психолого-психиатрической экспертизы, материалов, подлежащих экспертному исследованию. Самостоятельно собирать материалы, необходимые для всестороннего исследования, эксперты неправомочны. Эти действия вправе совершать только орган, назначающий экспертизу.

Следователь запрашивает сведения из психиатрического и наркологического диспансеров (кабинетов) по месту жительства обвиняемого о состоянии его на учете у психиатра и нарколога. Кроме того, собираются сведения об оказании психиатрической и наркологической помощи в других лечебных учреждениях, включая стационарные. В отдельных случаях полезной для психиатра-эксперта бывает медицинская документация учреждений общесоматического профиля: поликлиник, больниц, медицинских пунктов и т.д. (в том случае, если в случае отсутствия психиатра первичную психиатрическую помощь оказывал врач другой специальности). Также обвиняемый мог госпитализироваться в общесоматическую больницу в связи с различными заболеваниями головного мозга - инсультом, травмой черепа, энцефалитом и др. <4>. Подлинники указанных медицинских документов изымаются следователем в полном объеме (история болезни, амбулаторная карта и т.п.) и предоставляются судебным экспертам. В исключительных случаях при объективной невозможности предоставления оригиналов указанных материалов истребуются их копии и выписки. Акты ранее проводимых в отношении обвиняемого судебных экспертиз предоставляются в копиях.

<4> См.: Шишков С.Н. Назначение и производство судебно-психиатрической экспертизы // Судебная психиатрия: Учебник / Под ред. проф. А.С. Дмитриева, проф. Т.В. Клименко. М.: Юристъ, 1998. С. 118.

Кроме того, в ходе производства допроса лиц, знавших обвиняемого, следователь выясняет характеризующую личность несовершеннолетнего информацию: сведения о задержке или искажении психического развития и развития речи в детстве, неадекватных замкнутости или расторможенности в поведении с суетливостью, приставучестью, нарушением произношения букв, многословием, чрезмерной боязливостью, дневными и ночными страхами, нарушениями сна, приступами головокружений, судорог, обмороков, непереносимостью духоты, жары, езды в транспорте. Важно обратить внимание на наличие беспричинных расстройств настроения, их длительность и частоту, появление склонности к садизму, жестокости, нелепым поступкам, безудержному фантазированию и лжи, попыткам самоубийства, сведений о внезапном изменении отношения подростка к близким, нежелании посещать школу и общаться со сверстниками <5>. Указанные сведения являются особенно значимыми в тех случаях, когда обвиняемый не обращался ранее за психиатрической помощью. Кроме того, необходимо устанавливать где, в каких жизненных и социокультурных условиях, кем воспитывался несовершеннолетний, уровень его образования, круг общения.

<5> См.: Дмитриева Т.Б., Гурьева В.А. Организация судебно-психиатрической экспертизы несовершеннолетних // Судебная психиатрия: Учебник / Под ред. проф. А.С. Дмитриева, проф. Т.В. Клименко. М.: Юристъ, 1998. С. 394 - 395.

В ходе проведения следственных действий с участием несовершеннолетнего обвиняемого (например, допросов, проверок показаний на месте, следственных экспериментов) следователь непосредственно может наблюдать особенности его личности: насколько несовершеннолетний контактен или подавлен, возбужден или безразличен, неспособен к абстрактному мышлению, анализу, плохо запоминает, не может сосредоточиться на теме разговора, обнаруживает малый словарный запас, плохо читает, стремится к общению с младшими по возрасту, обнаруживает детскость поведения, внушаемость, неспособность к самостоятельным решениям, нецеленаправленность поступков и т.п. Указанные сведения целесообразно отражать в протоколах следственных действий, производимых с участием несовершеннолетнего, а также в постановлении о назначении судебной экспертизы.

Собрав необходимые для производства экспертизы материалы, следователь оценивает их с точки зрения полноты, достоверности, точности, непротиворечивости. Основным недостатком подготовки материалов для судебной психолого-психиатрической экспертизы является их неполнота, которая ведет к затягиванию сроков производства экспертизы, а также сложности всестороннего исследования личности несовершеннолетнего.

Направление лица на психолого-психиатрическую экспертизу допускается при наличии достаточных данных, указывающих, что именно это лицо совершило общественно опасное деяние, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование. Это является своеобразной гарантией защиты лица от необоснованного направления на судебно-психиатрическую экспертизу. Кроме того, противоречивые данные следствия о совершенном деянии могут существенно затруднить экспертам решение исключительно психолого-психиатрических вопросов.

Заключение экспертов в соответствии с ч. 2 ст. 74 УПК РФ является одним из доказательств по уголовному делу, а значит, как и всякое доказательство, подлежит проверке и оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности, наряду с другими доказательствами. Проверка заключения эксперта производится путем сопоставления его с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, получения иных данных, подтверждающих или опровергающих выводы эксперта.

Оценивая заключение эксперта, следователь проверяет соблюдение процессуального порядка подготовки, назначения и проведения экспертизы, достаточность квалификации экспертов для ответа на поставленные вопросы, полноту экспертного заключения, научную обоснованность методов экспертного исследования и выводов экспертов, соответствие и непротиворечивость мотивировочной и заключительной частей акта судебной экспертизы. В ряде случаев оценить экспертное заключение, а также устранить возникающие в ходе его оценки противоречия помогает допрос эксперта (ст. ст. 80, 205 УПК РФ), который должен ограничиваться предметом экспертного исследования. По результатам оценки может быть также назначена новая экспертиза, которая, в зависимости от ее оснований, будет являться дополнительной или повторной (ст. 207 УПК РФ).

В результате оценки всей совокупности доказательств по уголовному делу следователь делает вывод о наличии или отсутствии медицинского и юридического критериев отставания несовершеннолетнего в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, их взаимосвязи между собой.

Представляется возможным сделать следующие выводы: