Мудрый Юрист

Представление документов и предметов участниками уголовного процесса на предварительном расследовании

Демурчев Леонид Геннадьевич, аспирант кафедры уголовного процесса Кубанского государственного аграрного университета.

Настоящая статья посвящена исследованию проблемы представления документов и предметов участниками уголовного процесса на предварительном расследовании. В ней анализируются различные точки зрения по данному вопросу, а также предлагаются пути решения указанной проблемы.

Ключевые слова: собирание доказательств, способы собирания доказательств, представление доказательств, представление документов, представление предметов, предварительное расследование.

This article is devoted to the research of documents and objects involved in criminal proceedings at the preliminary investigation. It will explore different perspectives on this issue, and suggests ways to solve this problem.

Key words: collection of evidence, methods of gathering evidence, introduction of evidence, view documents, submission of articles, preliminary inquiry.

В действующем УПК РФ, в отличие от предшествующих уголовно-процессуальных кодексов, закреплено в отдельной статье (ст. 86 УПК РФ "Собирание доказательств") право собирать и представлять письменные документы и предметы (но не доказательства) подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями. Несмотря на то что в статьях, посвященных процессуальному положению названных участников уголовного процесса, говорится об их праве представлять доказательства, в статье 86 УПК РФ речь идет уже не о доказательствах, а лишь о письменных документах и предметах, которые могут быть приобщены к делу в качестве доказательств.

В этом отношении интересную мысль выразил С.А. Шейфер, что в УПК РСФСР 1960 г., по его мнению, ничего не сказано о праве неофициальных участников процесса собирать доказательства. Ученый пишет, что "доказательства путем проведения следственных и иных процессуальных действий собирают только органы государства, т.е. дознаватель, следователь, прокурор и суд, подозреваемый же обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, а также любые граждане и организации могут лишь представлять доказательства управомоченным государственным органам. Право участников представлять доказательства было закреплено в УПК РСФСР как один из элементов их правового статуса (ст. ст. 46, 51 - 55). Никаких упоминаний о том, что эти лица вправе самостоятельно собирать доказательства либо участвовать по своей инициативе в следственных действиях, закон не содержал.

В новом УПК РФ вопрос о субъектах собирания доказательств решен существенно иначе" [1].

Напрашивается вопрос: а как именно иначе? В ч. 2 ст. 86 УПК РФ действительно содержится норма, согласно которой подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к делу в качестве доказательств. Однако надо заметить, что круг субъектов, которые могут представлять документы и предметы для приобщения их в качестве доказательств, в ст. 86 УПК РФ значительно сужен. К этой группе участников процесса необходимо отнести учреждения и организации, которые могут располагать документами или предметами, имеющими значение для дела, а также иных лиц и должностных лиц, органы, осуществляющие ОРД и административную юрисдикцию, а также защитника подозреваемого или обвиняемого.

Как верно заметил С.А. Шейфер, "право собирать доказательства не включено в процессуальный статус этих лиц (ч. 2 ст. 42, ч. 4 ст. 46, ч. 4 ст. 47 УПК РФ), который в познавательном аспекте исчерпывается лишь правом представлять доказательства и участвовать по их ходатайствам в проведении следственных действий. И только в норме, определяющей процессуальный статус гражданского ответчика, сказано, что он вправе собирать и представлять доказательства (п. 7 ч. 2 ст. 54 УПК РФ), что по-видимому, объясняется невнимательностью законодателя, как бы наделившего гражданского ответчика большим объемом прав в доказательственном процессе, нежели других его участников, для чего очевидно нет разумных оснований" [2].

Деятельность участников уголовного процесса, направленная на получение документов и предметов, которые могут стать доказательствами по делу, в случае их приобщения в качестве таковых, находится за пределами правового регулирования и не порождает никаких правовых последствий. Поэтому не совсем понятно, почему законодатель в статьях, определяющих процессуальное положение обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего, гражданского истца гражданского ответчика и их представителей, говорит об их праве представлять доказательства. Ведь в действительности речь идет не о доказательствах, а всего лишь о документах и предметах, которые могут стать таковыми в случае их приобщения.

УПК РФ не устанавливает процессуального порядка представления предметов и документов участниками процесса на стадии предварительного расследования. В связи с этим в науке и на практике, механизм приобщения представленных материалов к делу в качестве доказательств имеет различные толкования. Бесспорно, что для того, чтобы следователь или дознаватель стали решать вопрос о приобщении представляемых документов, предметов и заключения специалиста в качестве доказательств, необходимо, чтобы от участников процесса поступило ходатайство о их приобщении в качестве доказательства, в порядке, установленном главой 15 УПК РФ. Однозначно также то, что представляемые документы, предметы и заключение специалиста должны отвечать основным требованиям, предъявляемым ко всем доказательствам, а именно относимости, допустимости и достоверности. Хотя в науке уголовного процесса встречаются и другие мнения. Так, например, З.В. Макарова считает, что проверяются доказательства, а не фактические данные. Она считает, что "сначала надо представляемые документы и предметы, если они имеют значение для дела, процессуально оформить в соответствии с требованиями закона, чтобы появилось доказательство, а уже затем проверять и оценивать"[3].

Однако, как верно заметил Е. Доля, "представить следователю, суду можно то, что физически уже существует, например, предмет, документ, человека. Но доказательств как относимых к делу сведений, отвечающих требованию допустимости, в таком виде ни в природе, ни в обществе нет. Они могут быть сформированы властными субъектами только в условиях и в порядке осуществления ими предусмотренных законом следственных и судебных действий. Условия и порядок производства данных действий выступают важнейшей гарантией доброкачественности формируемых при этом доказательств, соблюдения прав и законных интересов участников процесса, надлежащего решения задач судопроизводства" [4].

Данное высказывание нам представляется верным, его поддерживают большинство ученых, считающих, что, для того чтобы сведения, выявленные и собранные заинтересованным участником, стали доказательствами, последний должен заявить ходатайство о приобщении к уголовному делу предметов или документов. Если дознаватель, следователь удовлетворяет заявленное ходатайство, то собранные сведения приобретают статус доказательства [5].

Однако, как свидетельствует практика, следователи (дознаватели) не всегда удовлетворяют ходатайства заинтересованных лиц о приобщении к материалам дела представляемых документов и предметов.

В ст. 119 УПК РФ действительно сказано, что "подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его законный представитель и представитель, частный обвинитель, эксперт, а также гражданский истец, гражданский ответчик, их представители вправе заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или представляемого им лица соответственно (ч. 1 ст. 119 УПК РФ)". В то же время сказанное вовсе не означает, что лицо, в производстве которого находится дело, обязано удовлетворить такое ходатайство.

По данным Р.В. Костенко, самым распространенным мотивом отказа в удовлетворении заявленных ходатайств являлось утверждение органов следствия о том, что в результате произведенного расследования были приняты все предусмотренные законом меры для всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела, и поэтому нет оснований для дополнения следствия [6]. При этом органы предварительного расследования далеко не всегда учитывают мнения заинтересованных участников процесса относительно того, достаточно ли доказательств для установления всех обстоятельств уголовного дела. Обзоры судебной практики по уголовным делам Верховного Суда РФ также свидетельствуют о том, что обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, не выяснялись, обоснованные ходатайства обвиняемых и их защитников не принимались во внимание, материалы предварительного следствия критической оценке не подвергались [7].

В научной литературе есть точка зрения о том, что "чтобы устранить вероятность отказа дознавателя, следователя, прокурора в приобщении к материалам дела сведений, представляется необходимым внести изменения в положения ст. 88 УПК РФ, оставив решение вопроса о недопустимости этих сведений в исключительной компетенции суда" [8].

Нам представляется, что такое мнение неверно. Оно в корне противоречит и принципу свободной оценки доказательств (ст. 17 УПК РФ), и другим положениям закона о доказательствах и доказывании в уголовном процессе России. Тем не менее, совершенствовать нормы, направленные на обеспечение возможности представления документов и предметов неофициальными участниками уголовного процесса, все же необходимо.

В ч. 2 ст. 159 сказано, что "подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела". Содержание этой статьи не учитывает положение ч. 2 ст. 86 действующего УПК РФ, согласно которому неофициальные участники уголовного процесса вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. В связи с этим, предлагаем ч. 2 ст. 159 УПК РФ представить в следующей редакции: "2. Подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в производстве следственных и иных процессуальных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела". Такая редакция статьи, в которой сказано не только о следственных, но и иных процессуальных действиях, к которым также относится представление доказательств, на наш взгляд, будет способствовать обеспечению права участников уголовного процесса представлять письменные документы, предметы и заключение специалиста для приобщения их в качестве доказательств на предварительном расследовании.

Литература

  1. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. М., 2009. С. 142.
  2. Там же. С. 143.
  3. Макарова З.В. Процессуальная форма представления доказательств по уголовным делам // Правоведение. 1998. N 3. С. 37.
  4. Доля Е. К вопросу о праве стороны защиты собирать и представлять доказательства // Уголовное право. 2007. N 4. С. 80.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского "Уголовный процесс" (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2008 (4-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Уголовный процесс / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М., 2002. С. 172; Лупинская П.А. Элементы доказательственной деятельности / Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М., 2004. С. 254; Смирнов А.В. Доказательства и доказывание // Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 2-е изд. СПб., 2005. С. 215; Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник для вузов. 2-е изд., изм. и доп. М., 2003. С. 224 - 225; Громов Н.А., Ивенский А.И., Тихонов А.К. Участие сторон в собирании доказательств // Следователь. 2003. N 8. С. 20; Пикалов И.А. О состязательности уголовного процесса // Закон и право. 2004. N 5. С. 57; Шалумов М. Собирание и оценка доказательств по уголовному делу // Законность. 2005. N 3. С. 5; и др.
  2. Костенко Р.В. Понятие и признаки уголовно-процессуальных доказательств. М., 2006. С. 175.
  3. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 11. С. 13 - 16.
  4. Семенцов В., Скребец Г. Формирование доказательств и участие защитника в этом процессе // Уголовное право. 2007. N 4. С. 96; Кондратова Т.С. Представление доказательств участниками уголовного судопроизводства: Дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. С. 102.