Мудрый Юрист

Проблема определения выкупной цены в договоре лизинга

Тепкина Анна Васильевна, юрисконсульт ООО "Катерпиллар Файнэншл", аспирантка Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации.

Статья посвящена рассмотрению актуальной проблемы определения выкупной цены в договоре финансовой аренды. В настоящее время в судебной практике нет единого подхода к решению этой проблемы. В научно-практической работе даны рекомендации по минимизации возможных негативных последствий в сложившейся ситуации, а также акцентировано внимание на необходимость учета затрат лизингодателя на приобретение предмета лизинга в правоприменительной практике.

Ключевые слова: договор финансовой аренды, лизинг, выкупная цена, лизинговый платеж.

Problem of determination of buy-pack price in the contract of leasing

A.V. Tepkina

This article deals with the topical problem of a purchase price in a financial leasing agreement. There is no single approach to solving this problem these days. The recent changes in the court practice have obliged courts to identify the purchase price amount in the leasing payment by themselves. Lack of criteria, requirements and order of this identification destabilizes the economic turnover in leasing sphere. Practical recommendations on how to minimize possible negative consequences of the situation were given in this research. Also the author draws attention to the necessity of considering net investments of a lessor.

Key words: financial leasing agreement, leasing purchase price, leasing payment.

В настоящее время в России лизинг является одним из востребованных и эффективных способов инвестиций в основные средства <1>. За последнее время в правоприменительной деятельности был выявлен ряд проблем, требующих законодательного урегулирования. Одной из таких проблем, поднятой лизингополучателями, является определение выкупной цены в составе лизинговых платежей.

<1> Заславская О. В лизинг дадут всем // Российская бизнес-газета. 2010. N 765(32).

Суть доводов лизингополучателей сводится к тому, что при возврате предмета лизинга в результате досрочного расторжения договора, предусматривавшего переход права собственности на арендованное имущество к лизингополучателю, лизингодатель получает и предмет лизинга и оставляет за собой наступившие лизинговые платежи, в которых, по мнению лизингополучателей, заключается часть выкупной цены. Таким образом, лизингодатель, получив часть выкупной цены в составе лизинговых платежей и возвратив себе имущество, которое может продать по рыночной стоимости, в какой-то мере неосновательно обогащается.

Федеральный закон от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон о лизинге) в ст. 28 предусматривает под лизинговыми платежами общую сумму платежей по договору лизинга за весь срок действия договора лизинга, в которую входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя. В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена предмета лизинга, если договором лизинга предусмотрен переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю.

Обязанность лизингополучателя по уплате лизинговых платежей возникает с момента начала использования имущества, если иное не предусмотрено договором (п. 3 ст. 28 Закона о лизинге).

Согласно п. 5 ст. 15 Закона о лизинге по истечении срока действия договора лизинга лизингополучатель обязан возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором, либо приобрести его в собственность на основании договора купли-продажи.

На основании указанных норм Закона о лизинге можно прийти к выводу, что если договор лизинга не предусматривает переход права собственности, то по истечении срока лизинга предмет лизинга подлежит возврату, если иное не предусмотрено договором (например, продление срока). Если же договор лизинга предусматривает по истечении срока лизинга переход права собственности на предмет лизинга, а также сторонами согласована выкупная цена за него, то лизингополучателю для приобретения данного права необходимо уплатить и лизинговые платежи, и выкупную цену (что также соответствует п. 1 ст. 624 Гражданского кодекса Российской Федерации (часть вторая) от 30 ноября 1994 г. <2>, далее - ГК РФ).

<2> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2004. N 32. Ст. 3301.

На практике также встречаются сделки, в которых предусмотрен переход права собственности к лизингополучателю по истечении срока лизинга, но при этом выкупная цена отдельно не выделена, т.е. для перехода права лизингополучателю достаточно уплатить в течение срока предусмотренную договором сумму лизинговых платежей.

Вопрос определения в структуре лизингового платежа выкупной части обусловлен рядом факторов, например коэффициентом ускоренной амортизации, амортизационной группой арендованного имущества, сроком лизинга, балансовой стоимостью имущества на момент истечения срока и другими. Как правило, к окончанию срока лизинга арендованное имущество полностью самортизировано, благодаря применению коэффициента ускоренной амортизации (п. 1 ст. 31 Закона о лизинге), что позволяет сторонам либо не устанавливать выкупную цену, либо указывать символическую сумму (например, 1000 руб.) <3>. При таком подходе выкупную цену как плату за приобретение в собственность предмета лизинга в структуре каждого лизингового платежа не выделяют.

<3> Кузнецова В. Предметы лизинга // Расчет. 2007. N 12; Ковынев С.Л. Лизинговые сделки. Рекомендации по избежанию ошибок. М.: Вершина, 2006. С. 70 - 72.

Если же по каким-либо причинам имущество к окончанию срока лизинга не самортизировано полностью, то остаточная балансовая стоимость предмета лизинга может быть заложена в выкупную цену, которую лизингополучатель может уплачивать авансом в течение срока лизинга.

До недавнего времени судебная практика не проводила различий между сделками, предусматривающими переход права собственности на предмет лизинга с символической выкупной ценой или без нее. При досрочном расторжении договора лизинга и возврате предмета лизинга собственнику лизингополучатель был обязан уплатить наступившие лизинговые платежи в том объеме, который был согласован сторонами в графике лизинговых платежей. Обязательство по уплате наступившего лизингового платежа в полном объеме не зависело от того, что в структуру лизингового платежа входили разные составляющие. Для иллюстрации приведем Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 ноября 2007 г. по делу N КГ-А40/11579-07, в котором было указано, что "лизинговый платеж является единым платежом, производимым в рамках договора лизинга, и, хотя в его расчет входит несколько составляющих, лизинговый платеж нельзя рассматривать как несколько самостоятельных платежей" <4>.

<4> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 ноября 2007 г. N КГ-А40/11579-07 // Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

Исключение из данной практики составляли те случаи, когда стороны в договоре лизинга или графике платежей выделяли в структуре каждого платежа отдельно плату за пользование (лизинговый платеж) и выкупную цену (авансирование предстоящего выкупа) или же предусматривали перечисление единовременного аванса в счет предстоящего выкупа. При таких условиях досрочное расторжение договора лизинга и необходимость возврата арендованного имущества приводили к утрате возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю и соответственно оплаченные авансом платежи за выкуп подлежали возврату <5>.

<5> Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 1 февраля 2010 г. по делу N А56-47480/2009 // Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

В 2010 г. правоприменительная практика к сделкам, предусматривающим переход права собственности по окончании срока лизинга, в которых не определена выкупная цена, изменилась.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 мая 2010 г. по делу N 1729/10 было указано, что применение коэффициента ускоренной амортизации в целях бухгалтерского и налогового учетов не свидетельствует ни о повышенном естественном износе оборудования в процессе его эксплуатации лизингополучателем, ни о более быстрых темпах снижения текущей рыночной стоимости оборудования <6>.

<6> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 мая 2010 г. по делу N 1729/10 // Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

Соответственно по истечении срока лизинга полностью самортизированный по бухгалтерскому учету предмет лизинга в действительности имеет рыночную стоимость, отличную от нулевой. В силу презумпции возмездности всякого договора, закрепленной п. 3 ст. 423 ГК РФ, переход права собственности на оборудование обусловлен внесением выкупной цены, а если она в договоре не выделена в качестве самостоятельного платежа, значит, она вошла в состав лизинговых платежей. При этом к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга применяются нормы о купле-продаже, так как такая сделка носит смешанный характер, а также п. 3 ст. 424 ГК РФ, согласно которому при отсутствии соглашения о выкупной цене она подлежит определению по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные (в том числе и по сроку использования) товары. Суду было рекомендовано установить размер денежных средств, уплаченных лизингополучателем в счет выкупной цены в составе лизинговых платежей. В настоящее время по данному делу назначена судебная экспертиза.

Если следовать данному подходу, то после проведения экспертизы в целях определения рыночной стоимости возвращенного предмета лизинга полученное значение должно быть распределено на весь срок лизинга и та часть значения рыночной стоимости, которая приходится на период, когда имущество находилось во владении и пользовании, подлежит возврату лизингополучателю.

На данный момент официальных рекомендаций и разъяснений относительно условий и порядка определения выкупной цены для сделок лизинга, предусматривающих переход права собственности, расторгнутых досрочно, не выработано.

В итоге суды распространили выводы, содержащиеся в Постановлении Президиума ВАС от 18 мая 2010 г. по делу N 1729/10, также и на те сделки, в которых выкупная цена составляет символическую сумму.

Например, в одном деле Федеральный арбитражный суд Московского округа согласился с выводом апелляционной инстанции и указал, что "возможность сторон указать символический размер выкупной цены может быть обусловлена надлежащим выполнением предусмотренных договором обязательств... однако данная цена не может быть применена в случае досрочного расторжения договора лизинга и изъятия предмета лизинга до истечения предусмотренного договором срока..." <7>. Следует отметить, что аналогичной ситуации была дана противоположная оценка в Определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2010 г. N ВАС-12784/10, где было сказано, что лизингополучатель, действуя своей волей и в своем интересе, "принял условия договора финансовой аренды без замечаний, согласившись с тем, что выкупная цена составит 2000 рублей и не входит в состав лизинговых платежей... С учетом этого нельзя согласиться с утверждением заявителя о том, что какие-то денежные средства, перечисленные им в составе лизинговых платежей, уплачивались в счет возмещения выкупной цены" <8>. Таким образом, очевидно отсутствие единого мнения судов по проблеме выкупной цены в тех договорах лизинга, где она имеет символическое значение.

<7> Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 января 2011 г. по делу N КГ-А40/17770-10-2 // Справочная правовая система "КонсультантПлюс".
<8> Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2010 г. N ВАС-12784/10 об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации // Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

Отсутствие подробного законодательного регулирования вопроса выкупной цены в договоре лизинга и единообразия в правоприменительной практике не добавляет стабильности в гражданский оборот.

Например, требование лизингополучателей о возврате выкупной цены, уплаченной в составе лизинговых платежей, может быть заявлено одновременно в качестве встречного иска на требования лизингодателя возвратить предмет лизинга, но при этом само арендованное имущество может в это время продолжать находиться у лизингополучателя. Оценка рыночной стоимости предмета лизинга может быть проведена и до того, как предмет лизинга будет возвращен лизингодателю, что может привести к ситуации, когда лизингодатель, не получив фактически назад свое имущество, вынужден будет по решению суда возвратить лизингополучателю часть уплаченных лизинговых платежей. Решение суда, предписывающее лизингополучателю возвратить предмет лизинга, может быть исполнено спустя какое-то время, а за этот промежуток времени рыночная стоимость имущества может измениться.

Кроме того, развивая далее вышеописанную ситуацию, лизингодатель, получивший назад предмет лизинга и возвративший выкупную цену лизингополучателю, даже реализовав имущество по его рыночной стоимости, может не возместить в полном объеме затраты, понесенные им на приобретение и передачу предмета лизинга. Лизингодатель вправе в таком случае обратиться в суд с исковым требованием к лизингополучателю о взыскании убытков, но пока практика по такой категории споров незначительна и не в пользу лизингодателей <9>.

<9> Решение Арбитражного суда города Москвы от 29 ноября 2010 г. по делу N А40-350050/10-82-293 // URL: http://kad.arbitr.ru.

На наш взгляд, вопрос об условиях и порядке определения и возврата лизингополучателю выкупной цены должен решаться с учетом инвестиционной составляющей договора финансовой аренды (лизинга) <10>, а также при соблюдении принципа свободы договора, закрепленного в п. 1 ст. 1 и ст. 421 ГК РФ.

<10> Кашеварова Ю.Н. Финансовая аренда как форма инвестиций: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.03. Москва, 2008. С. 167.

На данном этапе, пока на законодательном уровне более подробно вопрос выкупной цены в договоре лизинга не урегулирован, представляется целесообразным руководствоваться в правоприменительной деятельности следующими рекомендациями. Во-первых, для решения вопроса о выкупной цене предмет лизинга должен быть фактически возвращен лизингодателю. Во-вторых, оценка рыночной стоимости предмета лизинга должна проводиться на момент возврата предмета лизинга. В-третьих, вопрос о возврате выкупной цены должен решаться в комплексе с проблемой компенсации лизингодателем понесенных затрат на приобретение и передачу предмета лизинга.

Вопрос выкупной цены в договоре лизинга лежит в одной плоскости с проблемой правовой природы договора лизинга и его места в российской системе гражданско-правовых договоров. До тех пор пока не будет четкого понимания правовой природы данного явления, сложно говорить о перспективах развития темы выкупных платежей. Данные вопросы, по нашему мнению, должны решаться в комплексе.

В настоящей статье была проанализирована проблема определения выкупной цены в договоре лизинга, предусматривающем переход права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю, а также актуальная судебная практика по этому вопросу. В рамках данного исследования были также приведены примеры возможных спорных ситуаций, с которыми могут столкнуться стороны договора лизинга, и даны рекомендации, позволяющие минимизировать последствия, вызванные отсутствием четкого законодательного регулирования и однозначной судебной практики по данной проблеме.