Мудрый Юрист

Особенности урегулирования споров с участием иностранных предпринимателей в арбитражных судах

Николюкин Станислав Вячеславович, заместитель заведующего кафедрой, доцент кафедры "Теория и история государства и права" ФГОБУ ВПО "Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации", член Ассоциации юристов России, руководитель Отдела исследования проблем международного частного права Центра международно-правовых исследований Евразийского научно-исследовательского института проблем права, кандидат юридических наук.

В статье рассмотрены материально-правовые и процессуальные характеристики споров с участием иностранных предпринимателей в арбитражных судах Российской Федерации. Выводы автора могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: национальный режим, реторсии, правоспособность, личный закон юридического лица, применимое право.

Features of the settlement of disputes involving foreign employers in arbitration

S.V. Nikolyukin

The article deals with the substantive and procedural characteristics associated with the peculiarities of the consideration of disputes involving foreign interests in arbitration courts of the Russian Federation.

Key words: national treatment, retorsion, legal, personal law of a legal entity, the applicable law.

В условиях рыночного хозяйства, когда расширяется торгово-экономическое сотрудничество, значительно возрастает число споров с участием иностранных компаний, которые не всегда можно предотвратить путем непосредственных переговоров. В связи с этим для правовой обеспеченности внешнеторговых контрактов большое значение приобретают выработка и создание условий, гарантирующих объективное, компетентное и своевременное разрешение возможных споров в судебных органах, а именно в судах общей юрисдикции, арбитражных и третейских судах. Если обратиться к ст. 11 ГК РФ, то именно эти органы и осуществляют защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав хозяйствующих субъектов независимо от их национальной принадлежности в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством. Как показывает практика, круг таких споров охватывается неисполнением международных торгово-экономических контрактов, осуществлением инвестиций на территории Российской Федерации, защитой интеллектуальной собственности и др.

Традиционно разрешение правовых споров осуществляется с помощью государственного правосудия, поскольку общепризнано, что судебная система, имея своим предназначением обеспечение стабильности и устойчивого прогресса в современных рыночных отношениях, является неотъемлемым и важным элементом хозяйственного механизма любой индустриально развитой страны мира.

В Российской Федерации в системе органов, деятельность которых направлена на обеспечение гарантированных Конституцией Российской Федерации основ конституционного строя, единого экономического пространства, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, поддержки конкуренции и свободы экономической деятельности на территории России, равной защиты всех форм собственности, арбитражным судам отводится важная роль.

Осуществляя правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, арбитражные суды оказывают непосредственное влияние на развитие экономики России, способствуют созданию условий для ее стабильного развития. Кроме того, сфера внешнеэкономической деятельности является одной из наиболее динамично развивающихся областей российской экономики. С обретением Россией государственного суверенитета на международной арене активизировались ее экономические связи, а именно устанавливаются деловые контакты с другими государствами, с союзами европейских государств, с иными международными организациями. Увеличивается и количество дел в судах Российской Федерации.

Так, с участием иностранных лиц рассмотрено 1792 дела (в 2009 г. - 1723 дела), исполнено 456 судебных поручений иностранных судов (в 2009 г. - 376 поручений). Из общего числа дел, рассмотренных арбитражными судами с участием иностранных лиц в 2010 г., 107 дел касалось внешнеэкономических сделок (в 2009 г. - 105 дел). Рассмотрение 16 дел связано с применением законодательства об иностранных инвестициях. Кроме того, арбитражными судами рассмотрено 130 заявлений иностранных лиц о применении обеспечительных мер <1>.

<1> Информация с сайта Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации // URL: http://www.arbitr.ru/.

По мнению В.Ф. Яковлева, тенденция к увеличению споров подобного рода, отражающая возросшую всеобщую потребность в судебной защите, кроме того, является в определенной мере плодом судебной реформы, в рамках которой осуществляется ее модернизация и одна из целей которой состоит в обеспечении допустимости правосудия <2>.

<2> См.: Яковлев В.Ф. О новом Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации // Вестник Арбитражного Суда РФ. 2002. N 8. Специальное приложение. С. 171 - 174.

Действительно, современный этап социально-экономических преобразований диктует необходимость перехода судов на качественно новый уровень деятельности, ставит новые задачи. Это обусловливает необходимость серьезной государственной поддержки и применения программно-целевого подхода для привлечения дополнительных ресурсов в целях повышения эффективности всей судебной системы. Как подчеркивает Т.Е. Абова, "каждая страна строит судебную систему, исходя из собственных потребностей. Но есть некие общечеловеческие ценности, которые не могут не учитываться в обществе, относящем себя к демократическому. Это право на судебную защиту" <3>.

<3> См.: Абова Т.Е. Арбитражный суд в судебной системе России // Государство и право. 2000. N 9. С. 9.

Следует отметить, что в России действует Федеральная целевая программа "Развитие судебной системы России" на 2007 - 2011 гг. <4>, которая призвана решить новые задачи, обусловленные стремлением России соответствовать мировым стандартам в области судопроизводства, а также развитием информационных технологий. Указанные задачи требуют комплексного подхода к их решению и существенных материальных затрат. Вложение необходимых для реализации Программы средств в приоритетные проекты, направленные на совершенствование судебной системы, способно оказать позитивное влияние на развитие экономических отношений в России в целом.

<4> Постановление Правительства Российской Федерации от 21 сентября 2006 г. N 583 "О Федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России" на 2007 - 2011 годы" // Российская газета. 2006. 1 ноября.

Программа предполагает комплексное решение проблем обеспечения доступности, открытости и прозрачности правосудия, повышения доверия общества к правосудию и эффективности рассмотрения дел, обеспечения независимости судей и повышения уровня исполнения судебных актов, а также проблем создания условий для осуществления правосудия.

Модернизация судебной системы, безусловно, является важной и очень актуальной, что неоднократно отмечал Президент РФ в своих посланиях Федеральному Собранию РФ. Так, в Послании 2010 г. Президент Российской Федерации указывает, что "необходимы новые стандарты в деятельности органов госуправления и оказании публичных услуг, высокое качество работы судебной и правоохранительной системы, современные формы участия граждан в развитии своего города и села, их большее влияние на деятельность муниципальных органов".

Иностранные предприниматели в силу "национального режима" вправе обращаться в арбитражные суды по правилам подведомственности и подсудности для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав и охраняемых законом интересов, что установлено АПК РФ, а именно согласно п. 1 ст. 254 АПК РФ иностранные лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности наравне с российскими организациями и гражданами. Распространение на иностранных хозяйствующих субъектов национального режима означает также, что они могут выступать в судебных процессах не только в качестве истцов и ответчиков, но также быть третьими лицами, заявляющими и не заявляющими самостоятельные требования на предмет спора, участвовать в делах о несостоятельности и об установлении фактов, имеющих юридическое значение, пользоваться услугами представителей.

Однако возможны ситуации, когда отдельные государства могут вводить ограничения процессуального статуса в отношении российских предпринимателей по сравнению со статусом предпринимателей из других государств. В этом случае Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения (реторсии) в отношении иностранных лиц тех иностранных государств, в которых введены ограничения в отношении российских организаций и граждан. Из этого следует, что реторсии:

Необходимо отметить, что в российском арбитражном законодательстве имеются особые правила рассмотрения дел с участием иностранных лиц.

Во-первых, согласно п. 1 ст. 254 АПК РФ иностранным лицам могут предоставляться льготы, если они предусмотрены международным договором Российской Федерации. Так, в соответствии со ст. 28 Договора между Российской Федерацией и Монголией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам (Улан-Батор, 20 апреля 1999 г.) граждане Российской Федерации на территории Монголии освобождаются от судебных расходов, а также пользуются правом бесплатного процессуального представительства на тех же условиях и в том же объеме, что и граждане Монголии на территории Российской Федерации. Причем эти льготы распространяются на все процессуальные действия по данному делу, включая исполнение решения.

Во-вторых, положениями ст. 253 АПК РФ установлены специальные сроки рассмотрения дел с участием иностранных предпринимателей: а) если иностранные лица или их органы управления, филиалы, представительства либо их представители, уполномоченные на ведение дела, находятся или проживают на территории Российской Федерации, рассматриваются в сроки, установленные АПК РФ; б) если иностранные лица, участвующие в деле, рассматриваемом арбитражным судом в Российской Федерации, находятся или проживают вне пределов Российской Федерации, такие лица извещаются о судебном разбирательстве определением арбитражного суда путем направления поручения в учреждение юстиции или другой компетентный орган иностранного государства. В этих случаях срок рассмотрения дела продлевается арбитражным судом на срок, установленный договором о правовой помощи для направления поручений в учреждение юстиции или другой компетентный орган иностранного государства, а при отсутствии в договоре такого срока или при отсутствии указанного договора не более чем на шесть месяцев.

В-третьих, в случае рассмотрения дела с участием иностранного предпринимателя арбитражный суд сталкивается с проблемой установления правового статуса этого лица, а именно определения его правоспособности.

В Российской Федерации согласно ст. 1202 ГК РФ гражданская правоспособность юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо (личным законом такого юридического лица). Это так называемый критерий инкорпорации, который означает, что за юридическим лицом признается национальность государства, на территории которого выполнены формальности по его учреждению, где оно организовано и зарегистрировано.

Российское законодательство, определяющее правила создания (учреждения) юридических лиц, включает в себя не только ГК РФ, но и принятые в соответствии с ним Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации), а также законы об отдельных видах юридических лиц и их организационно-правовых формах (об обществах с ограниченной ответственностью, об акционерных обществах, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях, о некоммерческих организациях и т.д.).

Согласно ст. 8 Закона о государственной регистрации государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего исполнительного органа, в случае отсутствия такого исполнительного органа - по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Государственная регистрация индивидуального предпринимателя осуществляется по месту его жительства.

При этом решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр, а моментом государственной регистрации признается внесение регистрирующим органом соответствующей записи в соответствующий государственный реестр.

Рассмотрим дело из практики арбитражного суда.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа рассмотрел в судебном заседании жалобу общества с ограниченной ответственностью "ПКФ "Грант" (далее - общество "Грант") на решение Арбитражного суда Пермского края от 30 июля 2008 г. по делу N А50-14729/2007-А11 и Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2008 г. по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа. В судебном заседании приняли участие представители: общества "Грант" - А.В. Николаев (доверенность от 06.04.2009); открытого акционерного общества "Азеркабель" (далее - общество "Азеркабель") - О.Г. Кыхалов (доверенность от 03.11.2006).

Общество "Грант" обратилось в Арбитражный суд Пермского края с исковым заявлением к обществу "Азеркабель" (Азербайджанская Республика) о взыскании 15 945 483 руб. 42 коп. штрафных санкций за нарушение сроков поставки кабельной продукции по контракту.

Решением суда от 30 июля 2008 г. в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2008 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В жалобе, поданной в Федеральный арбитражный суд Уральского округа, общество "Грант" просит решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении иска, ссылаясь на неправильное применение судами при разрешении спора положений ст. 1202 ГК РФ, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам. По мнению заявителя кассационной жалобы, факт наличия у С.Г. Борщевского полномочий на подписание спорного контракта от 3 ноября 2006 г. N 1 подтверждается ответом торгового представительства Российской Федерации в Азербайджанской Республике от 14 июля 2008 г.

Как следует из материалов дела, обращаясь в арбитражный суд с иском о взыскании неустойки, общество "Грант" сослалось на нарушение обществом "Азеркабель" сроков поставки кабельной продукции, предусмотренных в контракте от 3 ноября 2006 г. N 1, спецификации N 1 к нему.

Согласно разд. 9 контракта рассмотрение и разрешение возможных споров будет производиться по законодательству Российской Федерации в Арбитражном суде Пермской области (ныне - края), язык разбирательства - русский.

Судами установлено, что обществом "Азеркабель" в лице директора С.Г. Борщевского (поставщик) и обществом "Грант" в лице директора Д.В. Дуракова (заказчик) подписан контракт от 3 ноября 2006 г. N 1, по условиям которого поставщик обязался поставить, а заказчик - принять и оплатить кабельную продукцию в ассортименте, количестве и по ценам, согласованным в спецификации.

Обязательства сторонами по названному контракту не выполнялись.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции правомерно исходили из следующего.

В соответствии со ст. 15 Конституции РФ, ст. 7 ГК РФ к отношениям сторон, возникшим из контракта от 3 ноября 2006 г. N 1, подлежат применению положения Конвенции Организации Объединенных Наций "О договорах международной купли-продажи товаров" (1980 г.). Поскольку названная Конвенция не касается вопросов действительности самого контракта (ст. 4), суд первой инстанции пришел к выводу о том, что порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей в соответствии с положениями ст. 1202 ГК РФ подлежит регулированию на основании личного закона юридического лица, где оно учреждено.

Согласно п. 10.1, 10.4 Устава общества "Азеркабель" председатель совета правления осуществляет текущее руководство деятельностью данного общества, формирует структуру и штат совета правления и осуществляет свою деятельность на основании Положения, утвержденного общим собранием общества. Председатель совета действует от имени общества "Азеркабель" без доверенности, выступает как представитель его интересов в государственных и других органах.

На основании ст. 360.1 Гражданского кодекса Азербайджанской Республики при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица с условием, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

Данная норма соответствует положениям ст. 183 ГК РФ.

Поскольку в материалы дела не представлено доказательств того, что подписавший спорный контракт С.Г. Борщевский является лицом, имеющим право действовать от имени и в интересах общества "Азеркабель" без доверенности (ст. 65 АПК РФ), суды ввиду отсутствия доказательств последующего одобрения ответчиком контракта правомерно отказали в удовлетворении заявленного иска.

Представленные истцом светокопии письма торгового представительства Российской Федерации в Азербайджанской Республике от 14 июля 2008 г., выписки по отделу кадров общества "Азеркабель" не приняты судом апелляционной инстанции в силу ст. 71, 75 АПК РФ.

При этом судом первой инстанции указано на неисполнение истцом неоднократных требований суда, изложенных в определениях, о предоставлении выписки из государственного реестра юридических лиц, ведение которого предусмотрено § 5 гл. 1 Гражданского кодекса Азербайджанской Республики.

При таких обстоятельствах суды правомерно отказали в удовлетворении иска.

Доводы общества "Грант", изложенные в кассационной жалобе, подлежат отклонению на основании ст. 286 АПК РФ, поскольку были предметом исследования судов, им дана оценка.

Нарушений или неправильного применения судами при разрешении спора норм материального и процессуального права, являющихся основаниями для отмены судебных актов (ст. 288 АПК РФ), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения. Руководствуясь ст. 286, 289 АПК РФ, суд постановил решение Арбитражного суда Пермского края от 30 июля 2008 г. по делу N А50-14729/2007-АП и Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2008 г. по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "ПКФ "Грант" - без удовлетворения <5>.

<5> Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 апреля 2009 г. N Ф09-674/09-С5.

Если обратиться к международным соглашениям, к примеру, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) использует только критерий инкорпорации при определении личного статута юридического лица, утверждая, что правоспособность юридического лица определяется законодательством того государства-участника, по законам которого оно было учреждено (п. 3 ст. 23).

Критерий инкорпорации закреплен и в Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.), в соответствии с которым гражданская правоспособность и дееспособность юридических лиц и предпринимателей определяется по законодательству государства - участника СНГ, где учреждено юридическое лицо, зарегистрирован предприниматель (п. "а" ст. 11).

Важно отметить, что национальность или государственная принадлежность юридического лица выражается в юридической связи этого лица с определенным государством, в правовой системе которого оно основано, осуществляет свою деятельность и прекращает свое существование. В связи с чем от национальности юридического лица зависит несколько факторов: во-первых, может ли оно пользоваться определенными относительно доступными правами на основании принципа дипломатической или фактической взаимности; во-вторых, какое материальное право будет применяться при регулировании статусных и других отношений юридического лица (закон какого государства будет считаться личным законом юридического лица); в-третьих, какой суд компетентен регулировать статусные и другие отношения этого лица.

Так, согласно п. 2 ст. 1202 ГК РФ личным законом юридического лица определяются: статус организации в качестве юридического лица; организационно-правовая форма юридического лица; требования к наименованию юридического лица; вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства; содержание правоспособности юридического лица; порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей; внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками; способность юридического лица отвечать по своим обязательствам.

Данный подход к определению сферы действия личного статута юридического лица является преобладающим также в зарубежном законодательстве, судебной практике и доктрине. К примеру, в ст. 1596 ГК Республики Молдова национальным законом иностранного юридического лица считается закон государства, где учреждено это юридическое лицо.

Кроме того, на основе национального закона юридического лица определяются, в частности: a) правовой статус организации в качестве юридического лица; b) организационно-правовая форма юридического лица; c) требования к наименованию юридического лица; d) основания создания и прекращения деятельности юридического лица; e) условия реорганизации юридического лица, включая правопреемство; f) содержание гражданской правоспособности юридического лица; g) порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей; h) отношения внутри юридического лица, включая отношения юридического лица с его участниками; i) ответственность юридического лица.

Для того чтобы иностранные предприниматели могли участвовать в арбитражном процессе, они должны представить доказательства, подтверждающие их юридический статус и право на осуществление предпринимательской деятельности.

Согласно ст. 255 АПК РФ документы, выданные, составленные или удостоверенные по установленной форме компетентными органами иностранных государств вне пределов Российской Федерации по нормам иностранного права в отношении российских организаций и граждан или иностранных лиц, принимаются арбитражными судами в Российской Федерации при наличии легализации указанных документов или проставлении апостиля, если иное не установлено международным договором Российской Федерации. Так, в соответствии с Конвенцией, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (Гаага, 5 октября 1961 г.), каждое государство-участник освобождает от легализации следующие документы:

При этом под легализацией подразумевается только формальная процедура, используемая дипломатическими или консульскими агентами страны, на территории которой документ должен быть представлен, для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и в надлежащем случае подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ.

Единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и в надлежащем случае подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен.

Важным моментом при рассмотрении дел с участием иностранных предпринимателей является установление применимого права для разрешения конкретного спора. Речь идет не о процессуальном законодательстве, поскольку арбитражные суды Российской Федерации, как и суды других государств, руководствуются только национальным процессуальным законодательством при рассмотрении дел, в том числе с участием иностранных лиц, а о применении иностранных материальных норм.

Вопрос о том, какие нормы права следует применять к конкретному отношению, постоянно возникает перед судами, но по общему правилу ограничивается выбором надлежащих правовых актов и норм в пределах данного государства. В п. 1 ст. 1186 ГК РФ под определением права, подлежащего применению, понимается решение принципиально иных вопросов, во-первых, о том, должно ли применяться "свое", российское, либо иностранное право; во-вторых, о том, право какого именно иностранного государства подлежит применению.

Несмотря на то что отношение гражданско-правового характера осложнено иностранным элементом и в соответствии с п. 1 ст. 1186 ГК РФ для подчинения его иностранному праву есть формальные основания, применение иностранного права может быть исключено или ограничено в следующих случаях:

  1. отношение полностью или частично урегулировано материально-правовыми нормами российского гражданского права;
  2. отношение полностью или частично урегулировано материально-правовыми нормами, содержащимися в международном договоре Российской Федерации (п. 3 ст. 1186 ГК РФ);
  3. федеральным законом предусмотрено применение иностранного права на началах взаимности, которой в действительности не существует (см. ст. 1189 ГК РФ);
  4. к отношению применимы такие императивные нормы российского права, которые регулируют его "независимо от подлежащего применению права" (см. п. 1 ст. 1192 ГК РФ);
  5. последствия применения иностранного права "противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации" (см. ст. 1193 ГК РФ) <6>.
<6> См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья. Раздел VI "Международное частное право". Комментарий и постатейные материалы / Отв. ред. д-р юрид. наук Н.И. Марышева. М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", 2004. С. 11.

Как отмечает Н.И. Марышева, к особенностям применения иностранного гражданского права относится следующее:

<7> См.: Марышева Н.И. Принципы применения иностранного права российскими судами: процессуальный аспект // Журнал российского права. 1997. N 4. С. 103.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ содержит специальную ст. 14 "Применение норм иностранного права", в соответствии с которой при применении норм иностранного права арбитражный суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. Кроме того, в целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Министерство юстиции Российской Федерации и иные компетентные органы или организации Российской Федерации и за границей либо привлечь экспертов.

Если содержание норм иностранного права, несмотря на принятые меры, в разумные сроки не установлено, арбитражный суд применяет соответствующие нормы российского права.

Рассмотрим дело из практики арбитражного суда.

Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Государственного предприятия "Национальная атомная энергогенерирующая компания "Э", г. Киев, Республика Украина, на Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2008 г. по делу N А08-8004/02-10-22, установил: закрытое акционерное общество "Ч", г. Белгород (далее - ЗАО "Ч"), обратилось в Арбитражный суд Белгородской области с иском к Государственному предприятию "Национальная атомная энергогенерирующая компания "Э", г. Киев, Республика Украина (далее - ГП "НАЭК "Э"), и к обществу с ограниченной ответственностью "Многопрофильная производственно-коммерческая фирма "К", г. Курчатов Курской области (далее - ООО МПКФ "К"), о взыскании с ГП "НАЭК "Э" 52 500 гривен Украины основного долга, 25 269,33 гривны Украины убытков в виде инфляции, 4996,53 гривны Украины процентов за неосновательное пользование чужими денежными средствами, о взыскании в солидарном порядке с ГП "НАЭК "Э" и ООО "МПКФ "К" 49 гривен Украины основного долга.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 22 марта 2004 г. иск удовлетворен частично. Суд взыскал с ГП "НАЭК "Э" 52 500 гривен Украины основного долга. В остальной части иска отказано.

Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции от 25 января 2005 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 18 октября 2005 г. судебные акты отменены в части отказа во взыскании 49 гривен Украины основного долга, 25 269,33 гривны Украины в виде инфляции, 4996,53 гривны процентов с направлением дела для нового рассмотрения в указанной части в арбитражном суде первой инстанции.

При новом рассмотрении дела ЗАО "Ч" в порядке ст. 49 АПК РФ увеличило сумму иска и просило взыскать с ГП "НАЭК "Э" 49 гривен Украины основного долга, 59 410 гривен 53 копейки Украины в виде инфляции, 14 030 гривен 95 копеек Украины процентов, от иска к ООО "МПКФ "К" истец отказался.

Решением Арбитражного суда Белгородской области от 24 августа 2007 г. иск удовлетворен. Производство по делу в части требований к ООО "МПКФ "К" прекращено.

Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2008 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушение правила подсудности, пропуск срока исковой давности по заявленным требованиям, ГП "НАЭК "Э" обратилось в Федеральный арбитражный суд Центрального округа с кассационной жалобой, в которой просит об отмене Постановления Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2008 г. как незаконного.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, арбитражный суд кассационной инстанции считает необходимым Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2008 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в указанный суд по следующим основаниям.

Принимая решение по делу, арбитражный суд, руководствуясь положениями ст. 4, 11 Соглашения от 20 марта 1992 г. "О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности", условиями договора поручительства N 14/01/01-23/02-23/01-04/2000, пришел к выводу о том, что данный спор подлежит рассмотрению в Арбитражном суде Белгородской области, а к спорным правоотношениям подлежит применению законодательство Украины.

Суд кассационной инстанции считает данный вывод правильным.

Согласно ст. 4 Соглашения от 20 марта 1992 г. "О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности" компетентный суд государства - участника Содружества Независимых Государств вправе рассматривать упомянутые в ст. 1 настоящего Соглашения споры, если на территории данного государства - участника Содружества Независимых Государств ответчик имел постоянное место жительства или место нахождения на день предъявления иска. Если в деле участвуют несколько ответчиков, находящихся на территории разных государств - участников Содружества, спор рассматривается по месту нахождения любого ответчика по выбору истца.

В связи с тем что один из ответчиков - ООО "МПКФ "К" является российским предприятием, истец в соответствии с условиями договора поручительства N 14/01/01-23/02-23/01-04/2000 от 4 апреля 2000 г. правомерно обратился с настоящим иском в Арбитражный суд Белгородской области.

Ссылка заявителя кассационной жалобы на то, что, поскольку при новом рассмотрении дела истец отказался от исковых требований к ООО "МПКФ "К", указанное дело неподсудно Арбитражному суду Белгородской области, судом кассационной инстанции отклоняется.

Согласно ч. 1 ст. 253 АПК РФ дела с участием иностранных лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам АПК РФ с особенностями, предусмотренными гл. 33, если международным договором Российской Федерации не предусмотрено иное.

На основании ч. 1 ст. 247 АПК РФ дело, принятое арбитражным судом к своему рассмотрению с соблюдением правил, предусмотренных настоящей статьей, должно быть рассмотрено им по существу, хотя бы в ходе производства по делу в связи с изменением места нахождения или места жительства лиц, участвующих в деле, или иными обстоятельствами оно станет относиться к компетенции иностранного суда.

Удовлетворяя иск, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций исходили из обоснованности его по праву и размеру. При этом суд апелляционной инстанции рассмотрел дело в отсутствие представителя ГП "НАЭК "Э" при наличии ходатайства последнего о рассмотрении дела в его отсутствие.

В постановлении апелляционного суда указано, что дело рассмотрено в отсутствие ответчика, надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания.

Суд кассационной инстанции считает, что постановление апелляционной инстанции подлежит отмене на основании п. 2 ч. 4 ст. 288 АПК РФ, поскольку дело рассмотрено в отсутствие ответчика, не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

В соответствии с ч. 2 ст. 121 АПК РФ иностранные лица извещаются арбитражным судом по правилам, установленным в гл. 12 АПК РФ, если иное не предусмотрено АПК РФ или международным договором Российской Федерации.

Пунктом 5 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с хозяйственной деятельностью, предусмотрен особый порядок выполнения судебных поручений, направляемых, в частности, в Украину. Судебные поручения арбитражных судов Российской Федерации направляются в государства почтовой связью, без перевода, непосредственно в суды, компетентные разрешать экономические споры на территории этих государств.

Поскольку уведомление о дате и месте слушания дела в суде апелляционной инстанции было направлено непосредственно ГП "НАЭК "Э", минуя соответствующий суд Украины, судом апелляционной инстанции был нарушен установленный указанным международным соглашением порядок извещения участвующего в деле иностранного лица о времени и месте судебного заседания, что является основанием для безусловной отмены судебного акта в силу п. 2 ч. 4 ст. 288 АПК РФ.

Согласно ст. 11 указанного Соглашения гражданское законодательство одного государства - участника Содружества Независимых Государств применяется на территории другого государства - участника Содружества Независимых Государств согласно следующим правилам: права и обязанности сторон по сделке определяются по законодательству места совершения, если иное не предусмотрено соглашением сторон (подп. "е"); вопросы исковой давности разрешаются по законодательству государства, применяемому для регулирования соответствующего отношения (подп. "з").

Из дела следует, что рассматриваемый спор возник относительно исполнения обязательства по договору N 36 от 10 апреля 1997 г., заключенному между двумя украинскими предприятиями и исполненному на территории Украины. В связи с этим арбитражный суд обоснованно указал на необходимость при рассмотрении спора применять к отношениям сторон, в том числе в части вопроса о применении срока исковой давности, законодательство Украины.

Удовлетворяя иск в части дополнительных требований, арбитражный суд руководствовался выводами, содержащимися в решении Арбитражного суда Белгородской области от 22 марта 2004 г., оставленном без изменения в части взыскания с ГП "НАЭК "Э" 52 500 гривен Украины основного долга, о том, что требование о взыскании указанной суммы заявлено в пределах срока исковой давности, а также ст. 84 Гражданского кодекса Украины (1963 г.), согласно которой с окончанием срока исковой давности по главному требованию считается, что срок исковой давности миновал и по дополнительному требованию (неустойка, поручительство и т.п.). При этом суд исходил из того, что, поскольку срок исковой давности по главному (основному) требованию не истек, следовательно, не истек и срок исковой давности по дополнительным требованиям. Однако такой вывод арбитражного суда нельзя признать правомерным.

В соответствии со ст. 14 АПК РФ при применении норм иностранного права арбитражный суд устанавливает содержание этих норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве.

В нарушение указанной правовой нормы арбитражный суд надлежащим образом не установил содержание норм законодательства Украины об исковой давности. В частности, суд не учел, что в силу общих норм законодательства Украины течение срока исковой давности по каждому заявленному требованию, в том числе и дополнительному, идет самостоятельно, при этом перерыв течения срока исковой давности по основному требованию сам по себе не прерывает течения срока исковой давности по дополнительному требованию.

Арбитражный суд не учел также, что первоначально истцом заявлялись требования о взыскании указанных сумм за период с 1 сентября 1999 г. по 15 октября 2002 г. (том 1, л.д. 75), а при новом рассмотрении спора истец исчислил их за период с 13 декабря 1997 г. по 1 декабря 2003 г. (том 5, л.д. 2, 42), тогда как иск направлен в суд 18 октября 2002 г.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции считает необходимым Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2008 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд.

При новом рассмотрении дела суду необходимо устранить допущенные процессуальные нарушения, в соответствии с требованиями ст. 14 АПК РФ установить содержание норм законодательства Украины, регулирующих спорные правоотношения, и, дав надлежащую правовую оценку расчету исковых требований, проверить в порядке апелляционного производства правомерность выводов арбитражного суда первой инстанции в части исчисления и применения срока исковой давности и определения размера взыскания.

Руководствуясь ст. 287 - 289 АПК РФ, суд постановил Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 января 2008 г. по делу N А08-8004/02-10-22 отменить и дело направить в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд для нового рассмотрения <8>.

<8> Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 15 сентября 2008 г. N А08-8004/02-10-22.

Опираясь на действующее законодательство, можно сделать вывод о том, что применение иностранного права предусмотрено в трех случаях: во-первых, в силу принципа автономии воли; во-вторых, в силу международного договора; в-третьих, в силу коллизионной нормы, закрепленной во внутреннем законодательстве.

Итак, каждое государство, обладая суверенной властью, включая судебную форму ее реализации, предоставляет иностранным предпринимателям право на судебную защиту. Гражданско-правовые отношения с иностранным элементом связаны как минимум с двумя государствами, и от прочности этой взаимосвязи зависит, будет ли применяться при регулировании конкретного отношения действующее отечественное право или право иностранного государства и к компетенции суда или другого органа государства относится регулирование данного отношения (разрешение коллизий юрисдикций).